• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 июня 2012 года N 44-О12-53


Действия осужденного, направленные на завладение квартирой потерпевшего путем обмана и злоупотребления доверием, правильно квалифицированы как покушение на мошенничество в особо крупном размере

(Извлечение)



По приговору Пермского краевого суда от 13 апреля 2012 года И. осужден в числе прочего по ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ.

И. признан виновным в покушении на мошенничество в особо крупном размере при следующих обстоятельствах. Решив незаконно обогатиться путем обращения в свою собственность квартиры, принадлежащей С., осужденный установил с ним доверительные отношения, предложив заняться совместным бизнесом. Реализуя свой умысел, действуя из корыстных побуждений, злоупотребляя доверием потерпевшего и обманывая его, И. предложил С. оформить на него доверенность на распоряжение принадлежащей С. квартирой с целью получения кредита на ведение совместного бизнеса. Введенный в заблуждение потерпевший выдал нотариально удостоверенную доверенность на И. с правом распоряжаться своей квартирой.

Затем И. убедил С. оформить договор купли-продажи квартиры, принадлежащей потерпевшему. Используя выданную ему доверенность, И. передал договор купли-продажи указанной квартиры для регистрации сделки и оформления на себя права собственности на квартиру. Умысел И. по завладению квартирой С. (стоимостью более 1 млн. рублей, что является особо крупным размером) не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить, указывая, что его вина в покушении на мошенничество не доказана.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 28 июня 2012 года приговор оставила без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения, указав следующее.

Из показаний И. усматривается, что у него возник умысел на завладение квартирой потерпевшего путем обмана последнего и злоупотребления его доверием. С этой целью, пользуясь доверительными отношениями с потерпевшим, И. уговорил С. оформить на него доверенность на распоряжение квартирой и подписать с ним договор купли-продажи жилого помещения. После этого И. сдал в регистрационную палату документы, необходимые для перерегистрации права собственности на квартиру потерпевшего на себя.

Согласно показаниям потерпевшего С. И., с которым у него были дружеские отношения, предложил заняться совместным бизнесом, для чего требовался кредит. По предложению И. он оформил на него доверенность на принадлежащую ему (С.) квартиру. Также по предложению И. С. заключил с ним договор купли-продажи этого жилого помещения. Затем И. уговорил его написать в договоре, что деньги за квартиру С. от И. получены, что не соответствовало действительности. И. пообещал, что после получения кредита он уничтожит доверенность и договор купли-продажи, но не сделал этого и, обманув С., подал документы в регистрационную палату для оформления квартиры в свою собственность. После этого потерпевший обратился в регистрационную палату с заявлением о запрете всех действий по распоряжению своей квартирой и отменил свою доверенность на И.

Выводы о виновности И. в покушении на мошенничество в особо крупном размере также основаны на показаниях свидетелей, материалах регистрационного дела по заявлению И. об оформлении квартиры потерпевшего в свою собственность и других доказательствах.

С учетом изложенного суд первой инстанции правильно квалифицировал действия осужденного И. как покушение на мошенничество в особо крупном размере по ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 УК РФ.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации,
N 3, март 2013 года

Номер документа: 44-О12-53
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 28 июня 2012

Поиск в тексте