• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


Верховный Суд Российской Федерации
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 7 февраля 2012 года N 74-В11-12


В случае, когда несовершеннолетний остался единственным зарегистрированным лицом в жилом помещении в связи со смертью нанимателя, с ним подлежит заключению договор социального найма на основании ст.82 ЖК РФ

(Извлечение)


О. обратилась в суд с иском к К., действующей также в интересах несовершеннолетнего В., о признании неприобретшими право пользования жилым помещением и выселении из квартиры, сославшись на следующее. На основании решения Мирнинского горсовета народных депутатов указанное жилое помещение предоставлено ей в 1990 году на состав семьи из трех человек, в том числе на ее детей Д. и Ю. В 1998 году Д. вступил в брак с К., от которого имеется несовершеннолетний ребенок - В. Брак между Д. и К. прекращен в 1999 году, место жительства ребенка определено с матерью. 18 августа 2010 года Д. умер. После его смерти стало известно, что в жилом помещении зарегистрирован несовершеннолетний В. Бывшая невестка К. сменила замки во входных дверях спорного жилого помещения и препятствует проживанию О. в квартире.

К. обратилась в суд со встречным иском, в обоснование которого указала, что несовершеннолетний В. с согласия своего отца был зарегистрирован в квартире и приобрел право пользования жилым помещением. После смерти Д. она несет бремя расходов по оплате жилья и коммунальных услуг, произвела в квартире ремонт.

Решением Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 14 февраля 2011 года иск О. удовлетворен, в удовлетворении встречного иска К. отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) 30 марта 2011 года решение суда оставила без изменения.

В надзорной жалобе К. просила об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 7 февраля 2012 года жалобу удовлетворила, указав следующее.

Согласно ст.387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Судом установлено, что спорная квартира была предоставлена О., Д. и Ю. на основании ордера от 31 августа 1990 года.

В соответствии с выпиской из протокола постановления администрации Мирнинского района от 13 июля 1994 года О. с дочерью Ю. было предоставлено другое жилое помещение - двухкомнатная квартира.

До 18 сентября 1999 года Д. и К. состояли в браке, 2 сентября 1997 года у них родился сын В.

По заявлению Д. от 11 марта 1998 года К. и несовершеннолетний В. были зарегистрированы в жилом помещении в качестве членов его семьи, вселены в квартиру и совместно с ним проживали.

Факт проживания несовершеннолетнего в жилом помещении не отрицался О. в судебном заседании и подтвержден показаниями свидетелей.

После расторжения брака между Д. и К. 18 сентября 1999 года В. оставался зарегистрированным в указанной квартире, но фактически проживал с матерью.

17 мая 2001 года К. снята с регистрационного учета в данном жилом помещении и в этот же день была зарегистрирована в предоставленной ей однокомнатной квартире.

На день смерти Д. 18 августа 2010 года и рассмотрения дела судом в жилом помещении остался зарегистрированным один несовершеннолетний В., что подтверждено справкой РКЦ от 31 января 2011 года.

Отказывая К. в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что несовершеннолетний ребенок не сохранил право пользования спорным жилым помещением, поскольку после прекращения родителями семейных отношений выехал вместе с матерью из квартиры и стал проживать по месту ее жительства.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Между тем в соответствии со ст.54 ЖК РСФСР, действовавшего на момент вселения несовершеннолетнего В. в квартиру, наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение в том числе своих детей, а на основании ст.53 названного Кодекса члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения.

Из приведенных правовых норм следует, что лицо приобретает право пользования жилым помещением в случае его вселения в качестве члена семьи нанимателя с соблюдением предусмотренных законом условий.

Исходя из положений п.1 ст.56 и п.1 ст.63 СК РФ родители несут ответственность за воспитание и развитие своих детей, обязаны заботиться о здоровье детей, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии, а расторжение между родителями брака или их раздельное проживание не влияют на права ребенка, в том числе на его жилищные права.

Таким образом, само по себе прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего с ними в одном жилом помещении, и их раздельное проживание не влекут утрату ребенком права пользования данным жилым помещением.

В случае, когда несовершеннолетний остался единственным зарегистрированным лицом в жилом помещении в связи со смертью нанимателя, с ним подлежит заключению договор социального найма на основании ст.82 ЖК РФ, которой предусмотрено право дееспособного члена семьи умершего нанимателя с согласия остальных членов своей семьи и наймодателя требовать признания себя нанимателем по ранее заключенному договору социального найма вместо первоначального нанимателя и с учетом положений ст.ст.26 и 28 ГК РФ.

Как установлено судом, несовершеннолетний В. с согласия отца был вселен в установленном порядке в жилое помещение и проживал в спорной квартире.

В силу своего малолетнего возраста В. после прекращения его родителями семейных отношений и расторжения брака не мог самостоятельно осуществлять свои права, в том числе право на выбор места жительства.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что мать несовершеннолетнего В. - К. как его законный представитель после смерти отца ребенка несет бремя расходов, связанных с содержанием жилого помещения, в котором зарегистрирован ребенок, и оплатой коммунальных услуг.

Факт предоставления К. другой квартиры по изложенным выше основаниям не свидетельствует об утрате несовершеннолетним В. права пользования спорным жилым помещением.

Также отсутствуют доказательства включения В. в договор социального найма предоставленного К. жилого помещения в качестве члена ее семьи.

Следовательно, В. и К. обладают правом пользованиям различными жилыми помещениями.

Однако это не было учтено судом при рассмотрении настоящего дела.

Кроме того, суд установил, что истице О. вместе с ее дочерью Ю. в 1994 году было предоставлено другое жилое помещение.

На момент разрешения спора в суде истица в спорной квартире не зарегистрирована. Право пользования О. названным жилым помещением в предусмотренном законом порядке не установлено.

Между тем суд не принял во внимание то обстоятельство, что истица О. обратилась в суд с иском о признании В. утратившим право пользования квартирой при том, что на момент разрешения спора за ней прав на данную квартиру установлено не было.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Мирнинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 14 февраля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2011 года отменила, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации,
N 11, ноябрь 2012 года

Номер документа: 74-В11-12
Принявший орган: Верховный Суд Российской Федерации
Дата принятия: 07 февраля 2012

Поиск в тексте