• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 марта 2008 года Дело N А21-245/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 05 марта 2008 года Постановление изготовлено в полном объеме 12 марта 2008 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Л. П. Загараевой судей О. В. Горбачевой, В. А. Семиглазова

при ведении протокола судебного заседания: помощником судьи Ю. В. Пряхиной,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-1747/2008) Межрайонной ИФНС России N8 по Калининграду на решение Арбитражного суда Калининградской области от 21.12.2007 г. по делу N А21-245/2007 (судья Е. Ю. Приходько),

по иску (заявлению) ОАО "Прибалтийский Судостроительный завод "Янтарь"

к Межрайонной ИФНС России N8 по Калининграду о признании недействительным решения

при участии: от истца (заявителя): Е. Б. Павленко, доверенность от 14.02.2008 г. N 577/18/1; Е. М. Татаренко, доверенность от 15.01.2008 г. N 577/04; О. П. Кашковский, доверенность от 08.02.2008 г. N 577/13; от ответчика (должника): А. В. Лотогольц, доверенность от 27.04.07 г. N 04/8347;

установил:

Открытое акционерное общество "Прибалтийский Судостроительный завод "Янтарь" (далее - ОАО "Прибалтийский Судостроительный завод "Янтарь", Завод «Янтарь», общество, заявитель) обратилось в арбитражный суд Калининградской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 8 по Калининграду (далее - налоговый орган, инспекция, МИФНС РФ N 8 по Калининграду, ответчик) о признании частично недействительным решения от 29.12.2006 г. N 222 (с учетом уточнений).

Решением суда первой инстанции от 06.04.2007 г. требования удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа решение суда отменено, дело передано на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Решением суда первой инстанции от 21.12.2007 г. требования удовлетворены.

В апелляционной жалобе МИФНС РФ N 8 по Калининграду просит решение суда от 21.12.2007 г. отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на неправильное применение норм материального права и неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела.

Законность и обоснованность решения проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, по результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки и возражений на акт налоговым органом было вынесено решение N 222 от 29.12.2006 г. Указанным решением Обществу, в том числе, доначислен налог на прибыль за 2003 г. в сумме 34778572 руб., пени в размере 14262924 руб., НДС за 2003 г. в сумме 36384834 руб., пени в соответствующей сумме, Общество привлечено к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового Кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде штрафа по налогу на прибыль - 6955714 руб., по НДС - 7276966,30 руб.

Инспекция полагает, что Общество неправомерно включило в 2003 г. в состав внереализационных расходов, уменьшающих облагаемую базу по налогу на прибыль, 181924167 руб. - суммы комиссионного вознаграждения, уплаченного налогоплательщиком КБ «Риком» по договорам финансирования под уступку денежного требования от 15.04.2003 г. N Ф1/03, от 24.06.2003 г. N Ф2/03, от 28.07.2003 г. N Ф4/03, от 02.12.2003 г. N Ф8/03, в связи с чем налоговый орган отказал Обществу в вычете НДС, уплаченного организацией в составе комиссионного вознаграждения. Инспекция ссылается на то, что Общество приобрело права требования на сумму 1194777600 руб. и реализовало их, получив финансирование в той же сумме. Финансовый результат по данной сделке - ноль. Налоговый орган считает, что произведенные Обществом расходы по комиссионному вознаграждению КБ «Риком» не связаны с извлечением дохода и экономически не оправданы, кроме того, при проведении выездной налоговой проверки Обществом не были представлены документы, подтверждающие факт оказания услуг по договорам факторинга, содержащие полную и достоверную информацию.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о неправомерности решения налогового органа N 222 в оспариваемой части в связи со следующими обстоятельствами.

В 2003 году Завод «Янтарь» заключил с ООО «СТК Энерго Транс» договоры об уступке права требования исполнения обязательств (цессии) на общую сумму 1 194 777 600 руб.: N 2(Ц)- 2003 г. от 03.04.03г., N 4 (Ц)-2003 от 23.06.03 г., N 5-1 (Ц)-2003 от 25.07.03 г., N7(Ц)-2003 от 17.11.03г. в соответствии с которыми ООО «СТК Энерго Транс» переуступило Заводу «Янтарь» права требования на указанную сумму к ООО «Экспо-Трейд» и ООО «Лотос» по договорам поставки N 02-2003/м от 14.01.03 г., N 05-2003/м от 27.02.03 г., N 07-2003/м от 10.03.03 г., N 18-2003/м от 12.05.03 г.

Впоследствии Завод «Янтарь» заключил с КБ «Риком» договоры финансирования под уступку денежных требований (факторинга) к ООО «Экспо-Трейд» и ООО «Лотос», приобретенных по вышеуказанным договорам цессии на всю сумму приобретенных требований. Между Заводом «Янтарь» и КБ «Риком» были заключены договоры факторинга N Ф1/03 от 15.04.03 г., N Ф2/03 от 24.06.03 г., N Ф4/03 от 28.07.03 г. и N Ф8/03 от 02.12.03г.

В соответствии с условиями договоров факторинга Банк «Риком» перечислил заводу «Янтарь» денежные средства на всю сумму уступленных требований в размере 1 194 777 600 руб.

В соответствии с пунктами 2.5 договоров факторинга за предоставление услуг по этим договорам Завод «Янтарь» уплачивает Банку «Риком» комиссию в установленных договорами факторинга размерах, которая не включена в общую цену договоров.

За оказанные по перечисленным договорам факторинга услуги Завод «Янтарь» перечислил КБ «Риком» комиссионное вознаграждение в общей сумме 218 309 000 руб. (в т.ч. НДС - 36 384 834 руб.).

В соответствии со статьей 824 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

Согласно пункту 3 статьи 279 Налогового кодекса РФ при дальнейшей реализации права требования долга налогоплательщиком, купившим это право требования, указанная операция рассматривается как реализация финансовых услуг.

Таким образом, уступка прав требования Заводом «Янтарь» КБ «Риком» является договором факторинга.

В силу статьи 247 НК РФ объектом обложения налогом на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации для российских организаций признается полученный доход, уменьшенный на величину произведенных расходов, определяемых в соответствии с этой главой.

Доход (выручка) от реализации финансовых услуг определяется как стоимость имущества, причитающегося этому налогоплательщику при последующей уступке права требования или прекращении соответствующего обязательства. При этом при определении налоговой базы налогоплательщик вправе уменьшить доход, полученный от реализации права требования, на сумму расходов по приобретению указанного права требования долга.

Суд первой инстанции правомерно посчитал, что, поскольку Завод «Янтарь» приобрел права требования у ООО «СТК Энерго Транс» по той же стоимости, что и реализовал эти права требования КБ «Риком», дохода (выручки) у Завода «Янтарь» от реализации этих прав требования по договорам цессии не возникло, то есть у Завода «Янтарь» не возникло обязанности уплачивать налог на прибыль.

Согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода. Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направления деятельности организации подразделяются на расходы, связанные с производством и (или) реализацией, и внереализационные расходы.

Как следует из нормы пункта 4 статьи 252 НК РФ, если некоторые затраты с равными основаниями могут быть отнесены одновременно к нескольким группам расходов, налогоплательщик вправе самостоятельно определить, к какой именно группе он отнесет такие расходы. Перечень расходов, связанных с производством и (или) реализацией регламентируется статьями 253-264 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с подпунктом 3 пункта 1 статьи 264 НК РФ суммы комиссионных сборов и иных подобных расходов за выполненные сторонними организациями работы (предоставленные услуги) отнесены к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что вознаграждение, выплаченное Заводом «Янтарь» КБ «Риком» в соответствии с вышеуказанными договорами финансирования под уступку денежных требований (факторинга), может быть квалифицировано как комиссионное вознаграждение по смыслу подпункта 3 пункта 1 статьи 264 НК РФ.

В соответствии с подпунктом 49 пункта 1 статьи 264 Налогового кодекса РФ к числу прочих расходов, связанных с производством и реализацией, могут быть отнесены и другие расходы. При этом, такие расходы должны отвечать требованиям, установленным пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса РФ об их обоснованности и документальной подтвержденности.

Согласно пункту 1 статьи 265 Налогового кодекса РФ в состав внереализационных расходов, не связанных с производством и реализацией, включаются обоснованные затраты на осуществление деятельности, непосредственно не связанной с производством и (или) реализацией.

К таким внереализационным расходам, в частности, относятся расходы на услуги банков, в том числе связанные с установкой и эксплуатацией электронных систем документооборота между банком и клиентами, в том числе, систем "клиент-банк".

В соответствии с подпунктом 16 пункта 2 статьи 290 НК РФ к доходам банков от осуществления банковской деятельности непосредственно отнесены доходы от факторинговых операций.

Кроме того, в соответствии с подпунктом 20 пункта 1 статьи 265 НК РФ к внереализационным расходам также относятся и другие обоснованные расходы, прямо не перечисленные в НК РФ, отвечающие критериям обоснованности и документальной подтвержденности.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что расходы по оплате комиссионного вознаграждения финансовому агенту могут быть учтены в составе прочих расходов, если они связаны с производством и реализацией товаров (работ, услуг), или в составе внереализационных расходов, непосредственно не связанных с производством и реализацией, если эти расходы экономически оправданны и документально подтверждены.

Таким образом, суд первой инстанции правильно посчитал, что в данном случае, комиссионное вознаграждение, выплаченное Заводом «Янтарь» КБ «Риком» по вышеуказанным договорам факторинга, правомерно отнесено к затратам, уменьшающим налогооблагаемую базу.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ расходы могут быть признаны таковыми в целях главы «Налог на прибыль организаций», если они экономически оправданны, выражены в денежной форме, а также документально подтверждены. Расходы должны быть произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Суд первой инстанции правомерно указал, что правовая природа договора факторинга не предполагает безусловное извлечение прибыли. Кроме того, критерий доходной направленности расходов не является единственным при признании расхода налогоплательщика обоснованным. Экономическая оправданность расходов может определяться необходимостью, а иногда и обязательностью для налогоплательщика. Отдельные виды расходов в хозяйственной деятельности организации не связаны с целью получения прибыли, прямо ею не обусловлены.

Таким образом, экономически оправданными затратами считаются затраты (расходы), не только непосредственно связанные с извлечением доходов, но и удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.

Как обоснованно указал суд первой инстанции, по смыслу статьи 252 НК РФ экономическая обоснованность понесенных налогоплательщиком расходов определяется не фактическим получением доходов в конкретном налоговом (отчетном) периоде, а направленностью таких расходов на получение дохода, то есть их обусловленностью экономической деятельностью налогоплательщика.

Как следует из нормы пункта 8 статьи 274 НК РФ, принятие расходов для целей налогообложения не исключается и в случае получения налогоплательщиком убытка как результата финансовой деятельности за отчетный (налоговый) период.

Согласно указанным выше договорам уступки прав требования, заключенным Заводом «Янтарь» с ООО «СТК Энерго Транс», Завод «Янтарь» обязан был выплатить в установленные этими договорами сроки денежные суммы в оплату полученных прав требования.

В случае просрочки платежа в соответствии с пунктом 4.5 этих договоров Завод «Янтарь» уплачивает ООО «СТК Энерго Транс» штраф в размере 0,1 % от неперечисленной суммы за каждый день просрочки.

Завод «Янтарь», заключив договоры факторинга с КБ «Риком», получил возможность исполнить свои обязательства по оплате за приобретенные права требования перед ООО «СТК Энерго Транс».

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 04.06.07 г. N 320-О-П, указал, что налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (часть 1 статьи 8 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность.

Из материалов дела усматривается, что убыточность совершаемых заявителем сделок налоговым органом документально не подтверждена.

Суд первой инстанции правомерно посчитал, что нормы пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли, причем бремя доказывания необоснованности расходов налогоплательщика возлагается на налоговые органы.

В соответствии с пунктом 1 постановления Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 12 октября 2006 г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды» судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщиков, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Налоговым органом не представлено надлежащих и достаточных доказательств, подтверждающих экономическую необоснованность понесенных Заводом «Янтарь» расходов по выплате комиссионного вознаграждения КБ «Риком».

Как следует из материалов дела, все вышеуказанные договоры были в действительности заключены, работы по ним произведены, денежные средства перечислены, что не отрицается налоговым органом. Соответствующие документы составлены в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 824 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства финансового агента по договору финансирования под уступку денежного требования могут включать ведение для клиента бухгалтерского учета, а также предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Согласно пунктам 2.5 договоров факторинга Завод «Янтарь» уплачивает Банку «Риком» комиссию в установленных договорами факторинга размерах за предоставление услуг по этим договорам, в том числе анализ финансовой устойчивости и платежеспособности должника-плательщика, обработку документации, мониторинг платежей и контроль задолженности должника- плательщика.

Инспекция в оспариваемом решении указала, что Заводом «Янтарь» не выполнено требование о предоставлении заключения по анализу финансовой устойчивости и платежеспособности должника-плательщика и отчета по обработке документов, мониторингу платежей и платежеспособности должника-плательщика, соответственно, налогоплательщик документально не подтвердил произведенные затраты.

Однако, предоставление Заводу «Янтарь» указанных документов договорами факторинга не предусмотрено.

КБ «Риком» был ликвидирован на основании определения суда о признании его банкротом, определением арбитражного суда был утвержден отчет конкурсного управляющего со всеми приложениями.

В соответствии с пунктом 3 статьи 129 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» N 127-ФЗ от 22.10.2002 г. конкурсный управляющий предъявляет иски о признании недействительными сделок, совершенных должником, об истребовании имущества должника у третьих лиц, о расторжении договоров, заключенных должником, в случае, если выявляет незаконность данных сделок.

Факт получения дополнительных услуг по договорам факторинга ОАО ПСЗ «Янтарь» оспорен не был, равно, как не были оспорены факт получения комиссионного вознаграждения - КБ «Риком» и договоры факторинга, а также вышеуказанные обстоятельства, - конкурсным управляющим.

Суд первой инстанции правомерно сослался на статью 2 закона о банкротстве и абзац второй пункта 1 Положения о федеральной налоговой службе, утвержденного постановлением Правительства РФ от 30 сентября 2004 г. N 506, в соответствии с которыми при проведении процедур банкротства ФНС РФ является уполномоченным органом на представление требований об уплате обязательных платежей и требований Российской Федерации. Договоры факторинга не были оспорены или поставлены под сомнение ФНС.

Налоговый орган в обоснование своей позиции ссылается также на то, что КБ «Риком» 20.04.2006 г. признан банкротом и был ликвидирован, в 2003 г. ООО «СТК Энерго Транс» не представило декларацию по НДС, а также на объяснения генеральных директоров ООО «Экспотрейд» и ООО «СТК Энерго Транс».

В соответствии с пунктом 10 постановления Пленума ВАС РФ N 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Таких доказательств налоговым органом представлено не было.

Суд первой инстанции правомерно отклонил ссылки Инспекции на материалы оперативно-розыскной деятельности, поскольку указанные материалы не свидетельствуют о недобросовестности Завода «Янтарь» при заключении договоров с КБ «Риком» и направленности действий Общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Кроме того, как правильно посчитал суд первой инстанции, представленные Инспекцией материалы оперативно-розыскных мероприятий не отвечают принципу относимости, закрепленному статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В материалах дела имеются объяснения г-на Букреева и г-на Соловьева, между тем, как усматривается из представленных документов, ни г-н Букреев, ни г-н Соловьев не совершали сделок с участием Завода «Янтарь».

Кроме того, налоговым органом не представлено доказательств того, что вышеуказанные граждане вызывались в налоговый орган для дачи показаний в качестве свидетелей в порядке, предусмотренном статьей 90 НК РФ, и предупреждались об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний либо за дачу заведомо ложных показаний. Следовательно, суд первой инстанции обоснованно посчитал, что при данных обстоятельствах их объяснения не имеют доказательственного значения при разрешении судом вопросов, связанных с установлением недобросовестности Общества.

Более того, уголовное дело N 040126/07, возбужденное в отношении генерального директора ОАО ПСЗ «Янтарь» Волова Н.Ф. по факту уклонения от уплаты налогов в 2003г., 28 августа 2007г. было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Апелляционный суд полагает, что в случае принятия решения о прекращении уголовного дела налогоплательщику не может быть вменена недобросовестность. Иное (применительно к организации) означало бы вменение недобросовестности юридическому лицу, когда его должностные лица недобросовестными не признаны. Вменение недобросовестности юридическому лицу без доказательств прямого умысла его должностных лиц является неправомерным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 Налогового кодекса Российской Федерации расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений главы 25 указанного Кодекса, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактически выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 Кодекса.

В подпункте 13 пункта 1 статьи 265 НК РФ расходы в виде признанных должником или подлежащих уплате должником на основании решения суда, вступившего в законную силу, штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также расходы на возмещение причиненного ущерба относятся к внереализационным расходам.

В соответствии с подпунктом 8 пункта 7 статьи 272 НК РФ датой осуществления внереализационных и прочих расходов признается дата признания должником либо дата вступления в законную силу решения суда - по расходам в виде сумм штрафов, пеней и (или) иных санкций за нарушение договорных или долговых обязательств, а также в виде сумм возмещения убытков (ущерба).

Из заключенного между ЗАО АКБ «Межрегиональный инвестиционный банк» и ОАО ПСЗ «Янтарь» мирового соглашения от 19 мая 2003 г. по делу N 3/2000, следует, что Должник подтвердил наличие перед Кредитором задолженности по Контракту на строительство серии Многоцелевых сухогрузных судов от 19.03.1992 г., заключенного между компанией «Эстонское морское пароходство» и ОАО ПСЗ «Янтарь», в размере 9000000 немецких марок.

Мировое соглашение утверждено Морской арбитражной комиссией при Торгово-промышленной палате Российской Федерации 20 мая 2003 г.

В связи с тем, что признание убытка со стороны ОАО ПСЗ «Янтарь» произошло в 2003 г., и мировое соглашение было заключено и вступило в законную силу в 2003 г., дата признания убытка и дата вступления в законную силу соответствующего решения считаются датой осуществления внереализационных расходов в виде выплат по мировому соглашению.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что ОАО ПСЗ «Янтарь» вправе учесть затраты по выплате денежных средств в соответствии с указанным мировым соглашением в 2003 г. и уменьшить налогооблагаемую базу на суммы этих денежных средств в 2003 г.

Кроме того, суд первой инстанции правомерно указал, что согласно пункту 1 статьи 54 НК РФ при обнаружении ошибок (искажений) в начислении налоговой базы, относящихся к прошлым налоговым (отчетным) периодам, в текущем (отчетном) налоговом периоде перерасчет налоговых обязательств производится в периоде совершения ошибки, то есть, вышеуказанные затраты должны быть отнесены на 2003 г.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции находит, что при рассмотрении спора суд первой инстанции применил нормы материального и процессуального права в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и имеющимися в деле доказательствами, в связи с чем обжалуемый судебный акт отмене не подлежит.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Калининградской области от 21 декабря 2007 года по делу N А21-245/2007 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме

     Председательствующий
Л.П. Загараева

Судьи
О.В. Горбачева
В.А. Семиглазов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А21-245/2007
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 12 марта 2008

Поиск в тексте