• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 05 августа 2008 года Дело N А56-17010/2007

Резолютивная часть постановления объявлена 30 июля 2008 года Постановление изготовлено в полном объеме 05 августа 2008 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего М. Л. Згурской судей Н. И. Протас, Н. О. Третьяковой

при ведении протокола судебного заседания: О. В. Енисейской

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-4977/2008 ) (заявление) Межрайонной ИФНС России N25 по Санкт-Петербургу на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.03.2008 по делу N А56-17010/2007 (судья С. П. Рыбаков), принятое

по иску (заявлению) Государственного образовательного учреждения среднего профессионального образования Санкт-Петербургский колледж управления и экономики "Александровский лицей"

к Межрайонной ИФНС России N 25 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения

при участии: от заявителя: Воронин С. Э. (доверенность от 06.12.2007 N44) от ответчика: Дронова Е. К. (доверенность от 01.04.2008 б/н)

Вертилецкая Н. И. (доверенность от 20.09.2007 N20-05/24357)

установил:

Государственное образовательное учреждение среднего профессионального образования Санкт-Петербургский колледж управления и экономики «Александровский лицей» (далее - Учреждение, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 25 по Санкт-Петербургу (далее - Инспекция, налоговый орган) от 15.05.2007 N 6150465 в части:

- привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде штрафа в сумме 90 847 руб. за неполную уплату налога на прибыль, штрафа в сумме 28 589 руб. за неполную уплату налога на добавленную стоимость, штрафа в сумме 2 292 руб. за неполную уплату единого социального налога;

- привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 2 статьи 120 НК РФ, в виде штрафа в сумме 15 000 руб.;

- доначисления налога на прибыль в сумме 454 232 руб. и пеней в сумме 70 224 руб.;

- доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 142 943 руб. и пеней в сумме 34 666 руб.;

- доначисления единого социального налога в Фонд социального страхования в сумме 11 462 руб. и пеней в сумме 653 руб.;

- начисления пеней по налогу на доходы физических лиц в сумме 5 727 руб.

При рассмотрении дела в суде первой инстанции Учреждение предмет заявленных требований не изменяло.

Решением от 25.03.2008 суд признал недействительным решение Инспекции от 15.05.2007 N 6150465 в полном объеме.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда отменить и отказать Учреждению в удовлетворении заявления, ссылаясь не нарушение норм материального и процессуального права.

В суде апелляционной инстанции представители Инспекции доводы апелляционной жалобы поддержали, а представитель Общества просил решение суда оставить без изменения по основаниям, изложенным в отзыве и письменных пояснениях.

Законность и обоснованность решения суда проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Учреждения по вопросам:

- правильности исчисления, уплаты и перечисления налога на прибыль, налога на имущество, единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, земельного налога, налога на операции с ценными бумагами, налога на добавленную стоимость, транспортного налога и соблюдения валютного законодательства за период с 01.01.2005 по 31.12.2005;

- правильности исчисления, удержания, полноты и своевременности перечисления в бюджет налога на доходы физических лиц за период с 01.01.2004 по 01.01.2007;

- полноты, достоверности и своевременности представления в налоговый орган сведений о доходах физических лиц за 2004 - 2005 годы;

- правильности определения, полноты, своевременности исчисления налоговой базы по единому социальному налогу и единого социального налога за период с 01.01.2004 по 31.12.2005;

- полноты, своевременности и достоверности представления расчетов и деклараций по единому социальному налогу и страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за 2004 - 2005 годы;

- правомерности применения налогового вычета (суммы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование) за 2004 - 2005 годы;

- правомерности применения регрессивных ставок налогообложения по единому социальному налогу в 2004 году и правомерности применения налоговых льгот за 2004 - 2005 годы;

- полноты уплаты страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за 2004 - 2005 годы;

- правильности исчисления страховых взносов на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2005 по 31.12.2005.

По результатам проверки составлен акт от 12.04.2007 N 6150465 и вынесено решение от 15.05.07 N 6150465 о привлечении Учреждения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением Учреждение привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 НК РФ, в виде штрафа в сумме 94 064 руб. за неполную уплату налога на прибыль, в виде штрафа в сумме 28 589 руб. за неполную уплату налога на добавленную стоимость, в виде штрафа в сумме 2 292 руб. за неполную уплату единого социального налога; предусмотренной пунктом 2 статьи 120 НК РФ, в виде штрафа в сумме 15 000 руб. Учреждению предложено уплатить в бюджет налоговые санкции; налог на прибыль в сумме 470 320 руб. и пени в сумме 72 712 руб.; налог на добавленную стоимость в сумме 142 943 руб. и пени в сумме 34 666 руб.; единый социальный налог в Фонд социального страхования в сумме 11 462 руб. и пени в сумме 653 руб.; пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 5 727 руб.; внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, сдать уточненный расчет по единому социальному налогу за 9 месяцев 2004 года и уточненную декларацию по единому социальному налогу за 2005 год. Не согласившись частично с законностью решения Инспекции, Общество обратилось с заявлением в суд. В ходе проверки налоговым органом установлено, что абитуриенты на основании заявления, как наличными, так и в безналичной форме путем зачисления на банковский счет образовательного учреждения, вносили денежные средства (благотворительный взнос), которые заявитель не включал в облагаемую базу при исчислении налога на прибыль. По мнению налогового органа, полученные образовательным учреждением денежные средства не могут быть отнесены к безвозмездно полученным, поскольку они перечислены лицами, являющимися потребителями образовательных услуг, оказываемых данным образовательным учреждением. Поэтому в силу пункта 2 статьи 248 НК РФ эти суммы не являются ни безвозмездно полученными, ни целевыми поступлениями и должны учитываться при определении налоговой базы.

Суд первой инстанции правомерно признал позицию Инспекции по данному эпизоду необоснованной.

В соответствии со статьей 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций является прибыль, полученная налогоплательщиком. Для российских организаций прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, определяемых главой 25 НК РФ. У бюджетных учреждений налоговая база определяется согласно статье 321.1 НК РФ как разница между полученной суммой доходов от реализации товаров, выполненных работ, оказанных услуг, суммой внереализационных доходов (без учета налога на добавленную стоимость, акцизов по подакцизным товарам) и суммой фактически осуществленных расходов, связанных с ведением коммерческой деятельности. Поэтому на этих налогоплательщиков (бюджетные учреждения, финансируемые за счет средств бюджетов всех уровней, выделяемых по смете доходов и расходов бюджетного учреждения, и получающие доходы от иных источников) возложена обязанность в целях налогообложения вести раздельный учет доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования и за счет иных источников.

В целях главы 25 НК РФ иными источниками - доходами от коммерческой деятельности признаются доходы бюджетных учреждений, получаемые от юридических и физических лиц по операциям реализации товаров, работ, услуг, имущественных прав, и внереализационные доходы.

Согласно пункту 2 статьи 321.1 НК РФ в составе доходов и расходов бюджетных учреждений, включаемых в налоговую базу, не учитываются доходы, полученные в виде средств целевого финансирования и целевых поступлений на содержание бюджетных учреждений и ведение уставной деятельности, финансируемой за счет указанных источников, и расходы, производимые за счет этих средств. Факт ведения раздельного учета доходов (расходов), полученных (произведенных) в рамках целевого финансирования и за счет иных источников, Инспекция не оспаривает.

В пунктах 8 и 14 статьи 250 НК РФ указано, что внереализационными доходами налогоплательщика признаются доходы в виде безвозмездно полученного имущества (работ, услуг) или имущественных прав, за исключением случаев, указанных в статье 251 НК РФ, а также доходы в виде использованных не по целевому назначению имущества (в том числе денежных средств), работ, услуг, которые получены в рамках благотворительной деятельности (в том числе в виде благотворительной помощи, пожертвований), целевых поступлений, целевого финансирования, за исключением бюджетных средств. В отношении бюджетных средств, использованных не по целевому назначению, применяются нормы бюджетного законодательства Российской Федерации.

В силу положений статьи 251 НК РФ при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются доходы в виде имущества, безвозмездно полученного государственными и муниципальными образовательными учреждениями, а также негосударственными образовательными учреждениями, имеющими лицензии на право ведения образовательной деятельности, на ведение уставной деятельности, и целевые поступления. К целевым поступлениям на содержание некоммерческих организаций и ведение ими уставной деятельности относятся целевые поступления, поступившие безвозмездно от других организаций и (или) физических лиц и использованные указанными получателями по назначению.

Из материалов дела следует, что физическими лицами на основании заявлений Учреждению перечислены денежные средства в различных суммах, имеющие различное целевое назначение, например, на установку охранной сигнализации, текущий ремонт здания. Вместе с тем, в нарушение части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации налоговым органом не представлены какие-либо доказательства, подтверждающие нецелевое использование указанных спорных средств.

На основании изложенного следует признать обоснованным вывод суда первой инстанции о неправомерном включении Инспекцией в качестве доходов в налоговую базу по налогу на прибыль спорных сумм, перечисленных Учреждению физическими лицами.

В ходе проверки Инспекцией сделан вывод о занижении Учреждением внереализационных доходов в 2005 году на 299 472 руб., в том числе: на 158 556 руб. по договору от 24.10.2002, заключенному с Санкт-Петербургским туристическим профессиональным лицеем ресторанного и гостиничного сервиса (далее - Лицей); на 140 916 руб. в связи с безвозмездным предоставлением ЗАО «СофтБаланс» помещений общей площадью 63,9 кв.м. без заключения договора.

Признавая решение Инспекции по данному эпизоду недействительным, суд указал на то, что Инспекцией не доказано необоснованного получения Учреждением налоговой выгоды в рамках договора от 24.10.2002, неправомерно применена статья 40 НК РФ при расчете полученного Учреждением внереализационного дохода.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда по данному эпизоду отменить, ссылаясь на нарушение статьи 40, пункта 1 статьи 248, статьи 250 НК РФ, статьи 614 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Апелляционная инстанция не находит оснований для удовлетворения жалобы налогового органа в указанной части.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 249 НК РФ в целях налогообложения прибыли доходом от реализации признается выручка от реализации товаров (работ, услуг). Выручка от реализации определяется исходя из всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (работы, услуги), выраженных в денежной и (или) натуральной формах.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 24.10.2002 между Учреждением и Лицеем заключен договор, предметом которого является организация горячего питания, продажи полуфабрикатов, буфетной продукции и мелкорозничной торговли для студентов, преподавателей, сотрудников и посетителей столовой Учреждения; предоставление помещений для осуществления производственного обучения и производственной практики учащихся Лицея.

Поскольку вышеуказанные помещения предоставлялись Лицею на безвозмездной основе, и выручку от реализации услуг по предоставлению помещений Учреждение не получало, следует признать, что в данном случае, у Учреждения отсутствовал объект обложения по налогу на прибыль.

Аналогичная позиция изложена в пункте 2 Информационного письма Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2005 N 98 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации», который указал, что при предоставлении помещений в безвозмездное пользование экономическая выгода в виде внереализационного дохода, подлежащего учету при исчислении налога на прибыль, возникает у лица, пользующегося помещением безвозмездно.

По тем же основаниям следует сделать вывод о том, что Учреждение не получило внереализационного дохода от ЗАО «СофтБалт» в сумме в сумме 140 916 руб.

Кроме того, Инспекция не представила в материалы дела допустимых доказательств, подтверждающих передачу ЗАО «СофтБалт» в 2005 году помещений площадью 63,9 кв.м. в безвозмездное пользование.

При таких обстоятельствах основания для начисления Учреждению налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафа у налогового органа отсутствовали.

В ходе проверки Инспекция установила нарушение Учреждением условий, указанных в подпункте 14 пункта 2 и пункте 6 статьи 149 НК РФ. Налоговый орган сделал вывод о неправомерном использовании Учреждением льготы по налогу на добавленную стоимость при отсутствии в лицензии такого вида образовательной деятельности как занятия по курсам «Сметное дело», «Сметное дело по строительству», «Управляющий ТСЖ», «Офис-менеджер с навыками работы на ПК», «Подготовка к сдаче Единого государственного экзамена по русскому языку». Указанное обстоятельство явилось основанием для начисления Учреждению налога на добавленную стоимость за 2005 год в сумме 89 039 руб.

Признавая недействительным решение суда по данному эпизоду, суд исходил из того, что Учреждением получены лицензии на реализацию образовательных программ, в содержание которых входят вышеуказанные курсы, в связи с чем, обязанность по получению отдельной лицензии на ведение этих курсов отсутствует. При этом суд сослался на Приложение N 4 к лицензии Б 476454, Приложение N 1 к лицензии серии А N 101791.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда по данному эпизоду отменить, ссылаясь на пункт 6 статьи 149 НК РФ, пункт 6 статьи 33 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 «Об образовании» (далее - Закон об образовании), пункты 2, 10, 28 Положения о лицензировании образовательной деятельности, утвержденного постановлением Правительства РФ от 18.10.2000 N 796 (далее - Положение).

Апелляционная инстанция считает, что жалоба Инспекции в указанной части подлежит удовлетворению.

Согласно абзацу 1 подпункта 14 пункта 2 статьи 149 НК РФ не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации услуг в сфере образования по проведению некоммерческими образовательными организациями учебно-производственного (по направлениям основного и дополнительного образования, указанным в лицензии) или воспитательного процесса, за исключением консультационных услуг, а также услуг по сдаче в аренду помещений.

Из приведенных нормативных положений следует, что от обложения налогом на добавленную стоимость освобождаются лишь услуги по проведению учебно-производственного или воспитательного процесса по направлениям основного и дополнительного образования, указанным в лицензии.

В соответствии с пунктом 6 статьи 149 НК РФ перечисленные в данной статье операции не подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения) при наличии у налогоплательщиков, осуществляющих эти операции, соответствующих лицензий на осуществление деятельности, лицензируемой в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее - Закон N 128-ФЗ) действие Закона N 128-ФЗ не распространяется на перечисленные в нем виды деятельности. Эти виды деятельности лицензируются каждый в особом порядке, определенном группой соответствующих нормативных правовых актов.

Среди перечисленных в пункте 2 статьи 1 Закона N 128-ФЗ отдельных видов деятельности указана и «образовательная деятельность».

В соответствии с Законом об образовании Правительство Российской Федерации разработало и утвердило постановлением от 18.10.2000 N 796 Положение о лицензировании образовательной деятельности.

Пунктом 6 статьи 33 Закона об образовании установлено, что право на ведение образовательной деятельности и льготы, установленные законодательством Российской Федерации, возникают у образовательного учреждения с момента выдачи ему лицензии (разрешения).

В соответствии с пунктом 10 Положения лицензия на осуществление образовательной деятельности имеет приложение, в котором указываются: а) перечень образовательных программ, направлений и специальностей подготовки, по которым предоставляется право ведения образовательной деятельности, их уровень (ступени) и направленность, нормативные сроки освоения; б) квалификация, которая будет присваиваться по завершении образования выпускникам образовательным учреждением, имеющим свидетельство о государственной аккредитации; в) контрольные нормативы и предельная численность обучающихся, воспитанников, рассчитанные применительно к нормативам очной формы обучения.

При этом в силу подпункта "а" пункта 2 Положения образовательная деятельность в форме разовых лекций, стажировок, семинаров и других видов обучения, не сопровождающихся итоговой аттестацией и выдачей документов об образовании и (или) квалификации, лицензированию не подлежат.

Делая вывод о том, что налогоплательщик имеет право на льготу, предусмотренную подпунктом 14 пункта 2 статьи 149 НК РФ, суд указал на то, что в соответствии с Приложением N 4 к лицензии Б 476454, Приложением N 1 к лицензии серии А N 101791 Учреждение имеет право на реализацию образовательных программ, в содержание которых входят курсы «Сметное дело», «Сметное дело по строительству», «Управляющий ТСЖ», «Офис-менеджер с навыками работы на ПК», «Подготовка к сдаче Единого государственного экзамена по русскому языку».

Ссылка суда на Приложение N 4 к лицензии Б 476454, Приложение N 1 к лицензии серии А N 101791 в качестве доказательств правомерности применения Учреждением спорной льготы в 2005 году является необоснованной.

Указанные доказательства не имеют никакого отношения к осуществлению Учреждением образовательной деятельности в 2005 году.

Лицензия Б 476454 выдана Учреждению Комитетом по образованию Санкт-Петербурга 22.08.2003 и была действительна до 22.08.2006. При этом Приложение N 4 к данной лицензии было выдано Учреждению на основании распоряжения Комитета образования от 28.02.2006 N 165-р и к образовательной деятельности, осуществляемой в 2005 году, не относится.

Лицензия серии А N 101791 с Приложением N 1 не имеет отношения к проверяемому периоду, поскольку выдана Учреждению Комитетом по науке и высшей школе Правительства Санкт-Петербурга только 20.06.2006 и действительна до 20.07.2009.

Согласно подпункту 3 пункта 1 статьи 21 НК РФ налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы только при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах. По смыслу данной нормы, а также положений статьи 52 НК РФ именно налогоплательщик должен доказать наличие у него права на льготу. Таким образом, налогоплательщик обязан представить как в налоговый орган, так и в суд документы, необходимые не только для подтверждения обоснованности расчета налоговых платежей, но и для применения льготы по конкретному налогу.

Апелляционная инстанция считает, что ни при проведении проверки, ни в материалы дела Учреждение не представило доказательств, подтверждающих его право на льготу, предусмотренную подпунктом 14 пункта 2 статьи 149 НК РФ.

В материалы дела Учреждением представлены Тематические планы по различным дисциплинам для специальностей 230105, 080106, 080504, 030503, 080501, 080504, утвержденные заместителями директора Учреждения, и учебные планы по специальностям 080501, 080504, 230105, 080106, 030503, согласованные с Комитетом по образованию Санкт-Петербурга и утвержденные директором Учреждения в мае - ноябре 2005 года. Вместе с тем, право ведения образовательной деятельности по указанным кодам специальностей было предоставлено Учреждению только Приложением N 4 к лицензии Б 476454, выданному на основании распоряжения Комитета образования от 28.02.2006 N 165-р. При таких обстоятельствах, указанные документы доказательственного значения в рамках настоящего эпизода не имеют.

Из материалов дела не следует и налогоплательщиком не доказано, что курсы «Сметное дело», «Сметное дело по строительству», «Управляющий ТСЖ», «Офис-менеджер с навыками работы на ПК», «Подготовка к сдаче Единого государственного экзамена по русскому языку» проводились в рамках образовательных программ, указанных в Приложениях N 2 и N 3 к лицензии Б 476454, действовавших в 2005 году, выданных на основании распоряжений Комитета образования соответственно от 17.11.2004 N 493-р и от 21.10.2005 N 746-р.

При таких обстоятельствах вывод суда первой инстанции о правомерном применении Учреждением льготы, предусмотренной подпунктом 14 пункта 2 статьи 149 НК РФ, не подтвержден доказательствами и является неверным.

Учитывая изложенное, у суда отсутствовали правовые основания для признания решения Инспекции по данному эпизоду недействительным.

Проверкой установлено, что Учреждением в нарушение пункта 1 статьи 146 НК РФ не исчислен за 2005 год и не уплачен налог на добавленную стоимость в сумме 53 905 руб., в том числе, по договору от 24.12.2002, заключенному с Лицеем (в тексте решения допущена опечатка в дате договора - 24.10.2002), а также в связи с безвозмездным предоставлением ЗАО «СофтБаланс» помещений общей площадью 63,9 кв.м. без заключения договора.

Суд признал недействительным решение Инспекции в указанной части по основаниям, указанным при рассмотрении эпизода о доначислении налога на прибыль по договору от 24.10.2002, заключенному с Лицеем.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда в указанной части отменить, ссылаясь на нарушение пункта 1 статьи 146 НК РФ.

Апелляционная инстанция считает, что налог на добавленную стоимость начислен Учреждению к уплате в размере 53 905 руб. при отсутствии законных оснований.

В силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ оказание услуг на безвозмездной основе признается объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

При этом пунктом 2 статьи 154 НК РФ установлено, что при реализации товаров (работ, услуг) на безвозмездной основе база, облагаемая налогом на добавленную стоимость, определяется как стоимость указанных товаров (работ, услуг), исчисленная исходя из цен, определяемых в порядке, аналогичном предусмотренному статьей 40 НК РФ, с учетом акцизов (для подакцизных товаров) и без включения в них налога, то есть исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

В статье 40 НК РФ содержатся критерии для признания рыночной цены товаров (работ, услуг), рынка товаров (работ, услуг), их идентичности и однородности, а также правила определения рыночных цен.

Согласно пункту 4 статьи 40 НК РФ рыночной ценой товара (работы, услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

При этом пунктом 11 статьи 40 НК РФ установлено, что при определении и признании рыночной цены товара, работы или услуги используются официальные источники информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках.

Как следует из материалов дела, Инспекция установила, что Обществом допущено отклонение более чем на 20% в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени и не исчислен налогооблагаемый оборот по договору от 24.10.2002, заключенному с Лицеем, а также при безвозмездном предоставлении ЗАО «СофтБаланс» помещений общей площадью 63,9 кв.м. без заключения договора.

Как было указано выше, 24.10.2002 между Учреждением и Лицеем заключен договор, предметом которого является организация горячего питания, продажи полуфабрикатов, буфетной продукции и мелкорозничной торговли для студентов, преподавателей, сотрудников и посетителей столовой Учреждения; предоставление помещений для осуществления производственного обучения и производственной практики учащихся Лицея. На основании указанного договора Лицею предоставлено на безвозмездной основе помещение общей площадью 71,9 кв.м.

Никаких иных договоров, свидетельствующих о том, что в проверяемых периодах Учреждение передавало принадлежащие ему на каком-либо праве помещения другим лицам Инспекцией в материалы дела не представлено, нет на них ссылки и в оспариваемом заявителем решении. Из решения Инспекции не представляется возможным установить, каким образом налоговым органом сделан вывод о необходимости применения в данном случае положений статьи 40 НК РФ.

При определении рыночной стоимости аренды спорных помещений налоговый орган в своих расчетах использовал цену, указанную в договоре аренды от 04.11.1999 N15-В004667. Указанный договор заключен между Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга (Арендодатель) и ЗАО «СофтБаланс» (Арендатор).

Вместе с тем, в соответствии с пунктом 11 статьи 40 НК РФ при определении и признании рыночной цены услуги Инспекция обязана была использовать официальные источники информации о рыночных ценах на данные услуги в проверяемом периоде - 2005 году.

Таким образом, налоговая база определена Инспекцией с нарушением требований статьи 40 и пункта 2 статьи 154 НК РФ.

Довод Инспекции о том, что примененный ею метод определения налоговой базы исходя из условий договора аренды, заключенного ЗАО «СофтБаланс» с Комитетом по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга , соответствует требованиям статьи 40 НК РФ, подлежит отклонению, поскольку в силу прямого указания пункта 11 статьи 40 НК РФ рыночная цена товара, работы или услуги подлежит установлению на основании официальных источников информации о рыночных ценах на товары, работы или услуги и биржевых котировках.

Инспекция считает, что Обществом в нарушение пункта 1 статьи 252, пункта 4 статьи 170 НК РФ в 2005 году завышены расходы, связанные с производством и реализацией, на сумму налога на добавленную стоимость в размере 847 194 руб. Проверкой установлено, что Учреждением осуществляются операции как облагаемые, так и не облагаемые налогом на добавленную стоимость. Учитывая отсутствие раздельного учета сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), используемым для осуществления операций как облагаемых, так и не облагаемых налогом на добавленную стоимость, данный налог в сумме 847 194 руб., по мнению Инспекции, не должен учитываться в составе расходов при исчислении налога на прибыль.

Решение Инспекции по данному эпизоду признано в соответствии с резолютивной частью решения суда недействительным.

Судом при вынесении решения установлено, что Учреждение не осуществляет операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость, в связи с чем, обязанности по ведению раздельного учета у него не возникло.

Апелляционная инстанция не может согласиться с данным выводом суда.

Согласно пункту 1 статьи 170 НК РФ суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) либо фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, если иное не установлено положениями настоящей главы, не включаются в расходы, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (налога на доходы физических лиц), за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи.

Подпунктом 1 пункта 2 указанной статьи установлено, что суммы налога, предъявленные покупателю при приобретении товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, либо фактически уплаченные при ввозе товаров, в том числе основных средств и нематериальных активов, на территорию Российской Федерации, учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, в случае приобретения (ввоза) товаров (работ, услуг), в том числе основных средств и нематериальных активов, используемых для операций по производству и (или) реализации (а также передаче, выполнению, оказанию для собственных нужд) товаров (работ, услуг), не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения).

В соответствии с пунктом 4 статьи 170 НК РФ суммы налога, предъявленные продавцами товаров (работ, услуг) налогоплательщикам, осуществляющим как облагаемые налогом, так и освобождаемые от налогообложения операции:

учитываются в стоимости таких товаров (работ, услуг) в соответствии с пунктом 2 настоящей статьи - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, используемым для осуществления операций, не облагаемых налогом на добавленную стоимость;

принимаются к вычету в соответствии со статьей 172 настоящего Кодекса - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, используемым для осуществления операций, облагаемых налогом на добавленную стоимость;

принимаются к вычету либо учитываются в их стоимости в той пропорции, в которой они используются для производства и (или) реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождаются от налогообложения), - по товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций.

Указанная пропорция определяется исходя из стоимости отгруженных товаров (работ, услуг), операции по реализации которых подлежат налогообложению (освобождены от налогообложения), в общей стоимости товаров (работ, услуг), отгруженных за налоговый период.

При этом налогоплательщик обязан вести раздельный учет сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций.

При отсутствии у налогоплательщика раздельного учета сумма налога по приобретенным товарам (работам, услугам), в том числе основным средствам и нематериальным активам, вычету не подлежит и в расходы, принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль организаций (налога на доходы физических лиц), не включается.

Действительно, Учреждением не велся в 2005 году раздельный учет налога на добавленную стоимость по приобретенным товарам (работам, услугам) в связи с тем, что, по мнению Учреждения, оно не осуществляло операций, подлежащих налогообложению.

Вместе с тем, как было установлено выше, операциями, подлежащими налогообложению, являются в силу подпункта 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ оказание услуг на безвозмездной основе по договору от 24.10.2002, заключенному между Учреждением и Лицеем; оказание образовательных услуг по курсам «Сметное дело», «Сметное дело по строительству», «Управляющий ТСЖ», «Офис-менеджер с навыками работы на ПК», «Подготовка к сдаче Единого государственного экзамена по русскому языку».

В связи с отсутствием у Учреждения раздельного учета сумм налога по приобретенным товарам (работам, услугам), используемым для осуществления как облагаемых налогом, так и не подлежащих налогообложению (освобожденных от налогообложения) операций, основания для включения налога на добавленную стоимость в расходы при исчислении налога на прибыль у Учреждения отсутствовали в силу пункта 4 статьи 170 НК РФ.

При таких обстоятельствах, решение суда по данному эпизоду подлежит отмене.

В ходе налоговой проверки, в частности, установлено, что Учреждение при оформлении платежных поручений на уплату налога на доходы физических лиц ошибочно указало в нем неправильный код бюджетной классификации. Вместо кода бюджетной классификации 18210102020011000110 налогоплательщик указал код бюджетной классификации 18210102020010000110. Кроме того, Учреждением допущены случаи несвоевременного перечисления в бюджет удержанного налога на доходы физических лиц. Указанные нарушения послужили основанием для начисления Учреждению пеней в сумме 5 272 руб.

Суд первой инстанции признал недействительным решение Инспекции в части начисления Учреждению 5 272 руб. пеней, сделав вывод о том, что неправильное указание налогоплательщиком в платежных документах кода бюджетной классификации не является основанием для начисления пеней, поскольку обязанность по уплате налога на доходы физических лиц исполнена надлежащим образом.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда по данному эпизоду отменить, ссылаясь на то, что факт признания обязанности налогоплательщика (налогового агента) по уплате налога исполненной ставится в зависимость от правильности указания в платежном поручении кода бюджетной классификации, поскольку уплатой налога является его уплата в соответствующий бюджет в установленные законодательством сроки.

Апелляционная инстанция считает, что решение суда по данному эпизоду подлежит изменению.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 75 НК РФ пеней признается установленная названной статьей денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

Пеня начисляется за каждый календарный день просрочки исполнения обязанности по уплате налога или сбора, начиная со следующего за установленным законодательством о налогах и сборах дня уплаты налога или сбора.

Согласно пункту 2 статьи 45 НК РФ и в силу пункта 4 статьи 24 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной налоговым агентом с момента предъявления в банк поручения на уплату соответствующего налога при наличии достаточного денежного остатка на счете налогового агента.

Ошибку Учреждения в указании кода бюджетной классификации нельзя приравнять к неисполнению или ненадлежащему исполнению обязанности по уплате налога, поскольку из имеющихся в материалах дела копий платежных поручений видно, что Учреждение указывало, что производится текущий платеж по налогу на доходы физических лиц за конкретные месяцы проверяемых налоговых периодов, что дает возможность идентифицировать платеж.

Положениями статьи 75 НК РФ не предусмотрено начисление пеней налогоплательщику (налоговому агенту) за период, исчисляемый со дня уплаты налога до дня его зачисления на соответствующий код бюджетной классификации и отражения в карточке лицевого счета.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что неверное указание Учреждением кода бюджетной классификации не может являться в рассматриваемом случае основанием для начисления пеней является правильным.

Вместе с тем, судом не учтено, что Учреждением допущены случаи несвоевременного перечисления в бюджет удержанного налога на доходы физических лиц.

В соответствии со статьей 207 НК РФ плательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет налога на доходы физических лиц возложена пунктом 1 статьи 226 НК РФ на российские организации, от которых или в результате отношений с которыми налогоплательщик получил доходы, облагаемые названным налогом. Эти организации в Российской Федерации признаются налоговыми агентами.

В силу подпункта 1 пункта 3 статьи 24 НК РФ налоговые агенты обязаны правильно исчислять, удерживать из денежных средств, выплачиваемых налогоплательщикам, и перечислять в бюджеты (внебюджетные фонды) соответствующие суммы налога.

Согласно пункту 6 статьи 226 НК РФ налоговые агенты перечисляют в бюджет суммы исчисленного и удержанного налога не позднее дня фактического получения в банке наличных денежных средств на выплату дохода.

Факт нарушения пункта 6 статьи 226 НК РФ, что послужило основанием для начисления 1 706 руб. пеней, Учреждением не оспаривается. Разногласий по расчету пеней между сторонами нет.

Таким образом, основания для признания недействительным решения Инспекции в данной части у суда первой инстанции отсутствовали.

Учитывая изложенное, решение Инспекции по данному эпизоду подлежит признанию недействительным в части начисления и предложения Учреждению перечислить в бюджет 4 021 руб. (5 727 руб. - 1 706 руб.) пеней. В ходе проверки Инспекцией сделан вывод о занижении Учреждением единого социального налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования на сумму полученного от Фонда социального страхования возмещения расходов на государственное социальное страхование в размере 10 010 руб. по платежному поручению от 15.10.2004 N 93.

Признавая решение Инспекции по данному эпизоду недействительным, суд пришел к выводу о том, что неотражение в налоговой декларации по строке 0820 возмещения расходов на государственное социальное страхование в размере 10 010 руб. не привело к неполному исчислению единого социального налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования.

В апелляционной жалобе налоговый орган просит решение суда по данному эпизоду отменить, ссылаясь на нарушение Учреждением пунктов 1, 2 статьи 80 НК РФ и положений Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 10.02.2005 N 21н.

Апелляционная инстанция не находит оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции по данному эпизоду.

Как следует из материалов дела, Инспекцией при проведении проверки установлено, что Учреждению в октябре 2004 года территориальным исполнительным органом Фонда социального страхования было возмещено 10 010 руб., и она посчитала, что данная сумма подлежит включению в сумму единого социального налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования.

В соответствии с пунктом 1 статьи 243 НК РФ сумма налога исчисляется и уплачивается налогоплательщиком отдельно в федеральный бюджет и каждый фонд и определяется как соответствующая процентная доля налоговой базы.

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 237 НК РФ налоговая база налогоплательщиков, указанных в абзацах втором и третьем подпункта 1 пункта 1 статьи 235 НК РФ, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 настоящего Кодекса, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 настоящего Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в его интересах, уплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 настоящего Кодекса).

Согласно пункту 2 статьи 243 НК РФ сумма налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования Российской Федерации, подлежит уменьшению налогоплательщиком на сумму произведенных ими самостоятельно расходов на цели государственного социального страхования, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

В рассматриваемом споре 10 010 руб. составляют возмещение, полученное налогоплательщиком в налоговом периоде от Фонда социального страхования, то есть не являются в любой форме выплатами в пользу работников, в связи с чем, никаким образом не могут влиять на формирование налоговой базы по единому социальному налогу. Налогоплательщик ранее за счет собственных средств понес на цели государственного социального страхования расходы в размере 10 010 руб. которые были ему компенсированы, в связи с чем, увеличение суммы налога, подлежащего уплате в Фонд социального страхования на равную сумму возмещения расходов из этого же фонда, не имеет никакого экономического обоснования, в противном случае налогоплательщик вынужден за счет собственных средств нести расходы по обязательствам государства.

При таких обстоятельствах ссылка налогового органа на положения пунктов 1, 2 статьи 80 НК РФ и Приказа Министерства финансов Российской Федерации от 10.02.2005 N 21н несостоятельна.

В ходе проверки Инспекцией сделан вывод о занижении Учреждением налоговой базы по единому социальному налогу, подлежащему уплате в Фонд социального страхования, на 36 300 руб. - суммы выплат по неправомерно заключенным договорам гражданско-правового характера в пользу физических лиц.

Признавая недействительным решение Инспекции по данному эпизоду, суд исходил из того, что спорные работы выполнены физическими лицами не в рамках своих трудовых обязанностей как сотрудников Учреждения, а в рамках договоров гражданско-правового характера. Указанный вывод суда апелляционная инстанция считает правильным.

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 235 НК РФ плательщиками единого социального налога признаются лица, производящие выплаты физическим лицам, в том числе организации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 НК РФ объектом налогообложения для организаций, производящих выплаты физическим лицам, признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

Пунктом 1 статьи 237 НК РФ предусмотрено, что налоговая база налогоплательщиков (организаций, производящих выплаты физическим лицам) определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных пунктом 1 статьи 236 НК РФ, начисленных налогоплательщиками за налоговый период в пользу физических лиц.

При определении налоговой базы учитываются любые выплаты и вознаграждения (за исключением сумм, указанных в статье 238 названного Кодекса), вне зависимости от формы, в которой осуществляются данные выплаты, в частности, полная или частичная оплата товаров (работ, услуг, имущественных или иных прав), предназначенных для физического лица - работника или членов его семьи, в том числе коммунальных услуг, питания, отдыха, обучения в их интересах, оплата страховых взносов по договорам добровольного страхования (за исключением сумм страховых взносов, указанных в подпункте 7 пункта 1 статьи 238 НК РФ).

В соответствии с пунктом 3 статьи 238 НК РФ в налоговую базу (в части суммы налога, подлежащей уплате в Фонд социального страхования Российской Федерации), помимо выплат, указанных в пунктах 1 и 2 этой статьи, не включаются также любые вознаграждения, выплачиваемые физическим лицам по договорам гражданско-правового характера, авторским и лицензионным договорам.

Из материалов дела следует, что Учреждение в проверяемый период заключило договоры подряда с физическими лицами - Ванюшкиным В.И., Заплатиным С.А., Карасевым А.В. - на выполнение работ. По условиям этих договоров физические лица принимали на себя обязанности по производству ремонтных и электромонтажных работ.

Оценив предмет и содержание условий заключенных договоров, апелляционная инстанция считает, что эти договоры по своей природе являются гражданско-правовыми договорами.

Статьей 421 ГК РФ установлен принцип свободы заключения договора.

Исходя из положений статьи 431 ГК РФ, буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Само по себе наименование договора не может служить достаточным основанием для причисления его к трудовым или гражданско-правовым договорам, основное значение имеет смысл договора, его содержание.

Как установлено пунктом 1 статьи 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно пункту 1 статьи 779 ГК РФ по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик - оплатить эти услуги.

Общие положения о подряде и положения о бытовом подряде применяются к договору возмездного оказания услуг, если это не противоречит статьям 779 - 782 ГК РФ, а также особенностям предмета договора возмездного оказания услуг (статья 783 ГК РФ).

В силу статьи 16 Трудового кодекса Российской Федерации трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого в соответствии со статьями 57 - 62 названного Кодекса.

В соответствии со статьей 56 Трудового кодекса Российской Федерации под трудовым договором понимается соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные названным Кодексом, законами и иными нормативными правовыми актами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, содержащими нормы трудового права, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать действующие в организации правила внутреннего трудового распорядка.

Таким образом, основными признаками, позволяющими разграничить трудовой договор от гражданско-правовых договоров, являются:

личностный признак (выполнение работы личным трудом и включение работника в производственную деятельность предприятия);

организационный признак (подчинение работника внутреннему трудовому распорядку; его составным элементом является выполнение в процессе труда распоряжений работодателя, за ненадлежащее выполнение которых работник может нести дисциплинарную ответственность);

выполнение работ определенного рода, а не разового задания;

гарантия социальной защищенности.

Из материалов дела следует, что по условиям договоров, заключенных между Учреждением и физическими лицами, исполнители обязуется выполнить определенную работу к определенному сроку, а Учреждение принять и оплатить ее.

Выполненные физическими лицами работы приняты комиссией по акту приемки выполненных работ и оплачены Учреждением.

Содержание представленных в материалы дела договоров, в частности о характере и специфике выполняемых работ, не подтверждает наличие трудовых взаимоотношений в рамках их предмета между Учреждением и физическими лицами. В спорных договорах нет условия о соблюдении определенного режима работы и отдыха, не предусмотрена выплата сумм по временной нетрудоспособности и травматизму, предоставление физическим лицам иных гарантий социальной защищенности. Работы, исполняемые по данным договорам, не предполагают подчинение физических лиц правилам внутреннего распорядка в организации; по данным договорам для организации важен не сам процесс работы, а результат.

Учитывая изложенное, заключенные Учреждением с физическими лицами договоры не относятся к трудовым договорам.

Более того, Инспекцией не представлено доказательств, что спорные работы производились Ванюшкиным В.И., Заплатиным С.А., Карасевым А.В. в рабочее (по основному месту работы) время.

При таких обстоятельствах, довод Инспекции о том, что электромонтажные работы по договорам подряда выполнены Заплатиным С.А. и Карасевым А.В., которые являются штатными работниками Учреждения и выполнение данных работ входит в их должностные обязанности, в ремонтные работы - Ванюшкиным В.Н., который занимает должность механика и получает 50% надбавку за выполнение обязанностей плотника, как доказательства фактического заключения и исполнения трудовых договоров, отклоняется судом апелляционной инстанции.

Перечисленные налоговым органом обстоятельства не изменяют гражданско-правовую природу спорных договоров.

При таких обстоятельствах, судом сделан правильный вывод об отсутствии у налогового органа оснований для включения в налоговую базу по единому социальному налогу, подлежащему перечислению в Фонд социального страхования, выплат по договорам подряда.

Правовых оснований для удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа по рассмотренному эпизоду и отмены принятого по данному эпизоду решения суда не имеется.

Оспариваемым решением Учреждение привлечено к ответственности в виде штрафа в размере 15 000 руб. по пункту 2 статьи 120 НК РФ.

Суд, признавая решение Инспекции в данной части недействительным, сделал вывод о том, что неполное заполнение форм декларации не попадает под понятие грубого нарушения организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения и не образует состава правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 120 НК РФ.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда по указанному эпизоду отменить, ссылаясь на то, что Учреждением допущено систематическое неправильное отражение в отчетности по единому социальному налогу хозяйственных операций и денежных средств.

Апелляционная инстанция не находит оснований для отмены решения суда и удовлетворения жалобы налогового органа.

В силу пункта 1 статьи 108 НК РФ никто не может быть привлечен к ответственности за совершение налогового правонарушения иначе, как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

Согласно пункту 2 статьи 120 НК РФ грубое нарушение организацией правил учета доходов и (или) расходов и (или) объектов налогообложения, если эти деяния совершены в течение более одного налогового периода, влекут взыскание штрафа в размере пятнадцати тысяч рублей.

В соответствии с абзацем 3 пункта 3 статьи 120 НК РФ под грубым нарушением правил учета доходов и расходов и объектов налогообложения для целей настоящей статьи понимается отсутствие первичных документов, или отсутствие счетов-фактур, или регистров бухгалтерского учета, систематическое (два раза и более в течение календарного года) несвоевременное или неправильное отражение на счетах бухгалтерского учета и в отчетности хозяйственных операций, денежных средств, материальных ценностей, нематериальных активов и финансовых вложений налогоплательщика.

Проверкой установлено неправильное отражение в разделе 1 деклараций исчисленного единого социального налога в Фонд социального страхования по строкам 030, 040, 050, подлежащего уплате за 9 месяцев 2004 года, по строке 060, подлежащего уплате за 2005 год, что привело к неправильному начислению данного налога в карточке расчетов с бюджетом.

Вместе с тем, выявленные налоговым органом нарушения не попадают под понятие грубых нарушений правил учета доходов, расходов и объектов налогообложения, а следовательно, не образуют состав налогового правонарушения, предусмотренного пунктом 2 статьи 120 НК РФ.

Учитывая изложенное, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы Инспекции по данному эпизоду не имеется.

При рассмотрении дела суд вышел за пределы заявленных Учреждением требований, признав решение Инспекции от 15.05.2007 N 6150465 недействительным полностью. Вместе с тем, требование о признании недействительным решения Инспекции в части доначисления налога на прибыль в сумме 16 088 руб., соответствующих пеней и штрафа по эпизоду, связанному с арифметической ошибкой бухгалтера при включении в состав расходов затрат в сумме 67 033 руб., налогоплательщик не заявлял. В указанной части решение суда подлежит отмене как вынесенное с нарушением норм процессуального права.

Учитывая изложенное, решение суда первой инстанции подлежит изменению.

Руководствуясь статьями 269 п.2, 270 п.п.4 ч.1, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 25.03.2008 по делу N А56-17010/2007 изменить.

Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России N25 по Санкт-Петербургу от 15.05.2007 N6150465 в части доначисления налога на прибыль в сумме 250 905 руб. 44 коп., налога на добавленную стоимость в сумме 53 905 руб., единого социального налога в сумме 11 462 руб., соответствующих пеней и налоговых санкций по пункту 1 статьи 122 НК РФ, пени по налогу на доходы физических лиц в сумме 4 021 руб., привлечения к ответственности по пункту 2 статьи 120 НК РФ.

В остальной части в удовлетворении заявления отказать.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий
М.Л. Згурская

Судьи
Н.И. Протас
Н.О. Третьякова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-17010/2007
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 05 августа 2008

Поиск в тексте