• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 декабря 2020 года Дело N А41-24477/2020

Арбитражный суд Московского округа

в составе: судьи Петровой В.В. (единолично),

рассмотрев в судебном заседании в соответствии с частью 2 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

без вызова сторон

кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Голицынская управляющая компания" (ООО "ГУК")

на решение Арбитражного суда Московской области от 20 июля 2020 года

и на постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 03 сентября 2020 года,

принятые в порядке упрощенного производства,

по иску ООО "ГУК"

к обществу с ограниченной ответственностью "Московский областной единый информационно- расчетный центр" (ООО "МосОблЕИРЦ")

о взыскании денежных средств,

УСТАНОВИЛ:

ООО "ГУК" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Московской области с исковым заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к ООО "МосОблЕИРЦ" (далее - ответчик) о взыскании неосновательного обогащения в размере 46 403 руб. 76 коп. за период январь - февраль 2020 года, обязании прекратить производить начисления потребителям услуги "Обращение с ТКО", проживающих в обслуживаемых истцом многоквартирных домах по договору от 12.12.2018 N 812ТКО-1330, срок действия которого истек 31.01.2019, прекратить начисление и удержание денежных средств с истца за агентские услуги по договору от 12.12.2018 N 812ТКО-1330 срок действия которого истек 31.01.2019, расходов по уплате госпошлины в размере 8 000 руб.

Решением Арбитражного суда Московской области от 20.07.2020, оставленным без изменения постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 03.09.2020, в удовлетворении исковых требований отказано.

Дело рассмотрено в порядке упрощенного производства по правилам главы 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Истец обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные судебные акты и принять новый судебный акт об удовлетворении иска, указывая на неправильное применение судами норм материального права, ошибочность вывода судов об отсутствии оснований у истца для одностороннего отказа от исполнения договора со ссылкой на императивный запрет, установленный статьей 1010 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку указанная норма права не может толковаться как императивная, ограничивающая право сторон на одностороннее расторжение договора по неуказанным в ней основаниям; истцом был соблюден предусмотренный договором отказ от его продления, расторжение договора в данном случае связано с истечением срока договора, а уведомление направлено истцом не с целью досрочного расторжения, а во избежание пролонгации договора. Также заявитель жалобы указывает на то, что ответчик не справлялся со своими обязанностями по договору, нанес истцу прямой материальный ущерб, поскольку с истца в судебном порядке взыскана по вине ответчика задолженность, таким образом, истец в период действия договора не выполнял в полном объеме обязанности истца, возложенные на него в силу статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ответчик представил отзыв на кассационную жалобу, согласно которому возражает относительно доводов заявленной кассационной жалобы, ссылаясь на соблюдение норм материального и процессуального права при принятии судебных актов.

В соответствии с частью 2 статьи 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба рассмотрена без вызова сторон.

Проверив в соответствии со статьями 284, 286, 287, 288.2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность принятых судебных актов, обоснованность доводов, изложенных в кассационной жалобе и отзыва на нее, суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов ввиду следующего.

Как установлено судами, между истцом (управляющая организация), ответчиком и ООО "РУЗСКИЙ РО" заключен договор об организации расчетов за жилищно-коммунальные услуги от 12.12.2018 N 812ТКО-1330.

Согласно условиям договора ответчик производит начисления и взимает плату с жильцов многоквартирных домов (МКД), обслуживаемых истцом за услугу "Обращение с ТКО" и перечисляет собранные деньги ресурсоснабжающей организации - ООО "РУЗСКИЙ РО".

В соответствии с пунктом 13.1. договора (в редакции протокола разногласий), он вступил в силу с 01.01.2019, срок его действия определен до 31.12.2019. При этом договор каждый раз пролонгируется на 1 (один) год, в случае, если ни одна из сторон не заявит о прекращении действия договора в срок не позднее 30 (тридцати) календарных дней до истечения срока его действия.

Истцом 01.11.2019 в адрес ответчика и ООО "РУЗСКИЙ РО" направлено уведомление о расторжении договора. Уведомление получено ответчиком - 09.12.2019, что подтверждается отчетом об отслеживании почтовых отправлений.

Как полагает истец, договор прекратил свое действие 31.12.2019.

Вместе с тем ответчик продолжает производить начисления за услугу "Обращение с ТКО", в связи с чем потребители данной услуги, проживающие в обслуживаемых истцом МКД получают квитанции на оплату данной услуги, как от ответчика, так и от истца.

Истец также продолжает получать от ответчика финансовые документы по договору, срок действия которого истек.

За период с января 2020 года по февраль 2020 года ответчик произвел начисления и удержал с истца агентское вознаграждение из полученных и оплаченных частью потребителей услуги "Обращение с ТКО" денежных средств на общую сумму 46 403 руб. 76 коп., что подтверждается платежными поручениями, а также направленными в адрес истца финансовыми документами.

Таким образом, по мнению истца, поскольку срок действия спорного договора истек, размер неосновательного обогащения ответчика за указанный выше период составил 46 403 руб. 76 коп.

Поскольку инициированный и реализованный истцом досудебный порядок урегулирования спора не принес положительного результата, истец обратился с настоящим иском в суд.

Разрешая спор, суды учли, что спорный договор по своей природе является агентским договором, регулируемым нормами пункта 1 статьи 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которым по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 1010 Гражданского кодекса Российской Федерации агентский договор прекращается вследствие отказа одной из сторон от исполнения договора, заключенного без определения срока окончания его действия.

Статьей 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусмотрено право на односторонний отказ от договора (исполнения договора), которое может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора). Договор прекращается с момента получения данного уведомления, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами, иными правовыми актами или договором.

Согласно статье 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, соглашение об изменении или расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых, договора или обычаев не вытекает иное (часть 1).

В силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Из содержания данной статьи следует, что для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие одновременно двух обстоятельств: факт неосновательного получения (сбережения) ответчиком имущества или денежных средств, а также то, что неосновательное обогащение ответчика имело место за счет истца.

При этом наличие указанных обстоятельств в совокупности должно доказать лицо, обратившееся в суд с соответствующими исковыми требованиями.

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства в соответствии с требованиями статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь нормами статей 450, 450.1, 452, 1005, 1010, 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходили из того, что для расторжения договора сторонам необходимо соблюсти порядок, предусмотренный пунктом 13.3. договора и статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Установив, что направленное истцом письмо о расторжении договора, не может считаться предложением о его расторжении (из содержания письма как было установлено судами, вытекает предусмотренный статьями 450.1, 782 Гражданского кодекса Российской Федерации безусловный односторонний отказ от исполнения договора; в то время как для расторжения договора сторонам необходимо было соблюсти порядок предусмотренный пунктом 13.3 договора и статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации; однако истцом доказательства направления ответчику предложения - проекта письменного соглашения о расторжении договора представлено не было), суды обеих инстанций пришли к выводу о том, что договор в силу условия пункта 13.1 был пролонгирован на один год до 31.12.2020, при этом ответчик, продолжая оказание услуг, предусмотренных договором и производя удержание агентского вознаграждения за оказанные им услуги в порядке, предусмотренном пунктом 8.1 договора, действовал в спорный период в соответствии с условиями пролонгированного договора.

Принимая во внимание, что договор является действующим, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований, исходя из недоказанности истцом возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения.

В кассационной жалобе истец воспроизводит свою позицию по настоящему делу, которая исследована судами и получила надлежащую правовую оценку. Соответствующие выводы судов нашли отражение в содержании судебных актов. Оснований для несогласия с ними не имеется.

У суда кассационной инстанции отсутствуют процессуальные основания для переоценки доказательств, исследованных судами (часть 2 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении дела и вынесении обжалуемых судебных актов суды первой и апелляционной инстанций установили все существенные для дела обстоятельства и дали им надлежащую правовую оценку, выводы судов основаны на всестороннем и полном исследовании доказательств по делу в их совокупности, в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, нормы материального права применены правильно. Нарушений норм процессуального права, которые могли явиться основанием для отмены обжалуемых судебных актов, кассационной инстанцией не установлено.

Поскольку выводы судов первой и апелляционной инстанций соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся доказательствам, а нормы материального и процессуального права применены правильно, оснований для отмены принятых по делу судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы у суда кассационной инстанции не имеется.

Нарушений норм процессуального права, являющихся безусловным основанием для отмены решения суда первой и постановления суда апелляционной инстанций (часть 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), при принятии указанных судебных актов не допущено.

Руководствуясь статьями 176, 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Московской области от 20 июля 2020 года, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 03 сентября 2020 года по делу N А41-24477/2020 оставить без изменения, кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью "Голицынская управляющая компания" - без удовлетворения.

Судья В.В. Петрова


Электронный текст документа
подготовлен АО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А41-24477/2020
Ф05-18220/2020
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 25 декабря 2020

Поиск в тексте