• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 02 июня 2006 года Дело N А56-10295/2006

Полный текст решения изготовлен 02 июня 2006 г.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Кожемякиной Е.В., при ведении протокола судьей Кожемякиной Е.В.,

рассмотрев в судебном заседании дело по иску ООО «Торговый Дом «АЛТЕС» к ЗАО «Норд Вил» о взыскании ущерба от истца: юрисконсульт Конюхова Е.И. (дов. N б/н от 30.03.2006) от ответчика: представитель Игнатенко М.С. (дов. N б/н от 31.03.2006), представитель Ахинько И.В. (дов. N б/н от 31.03.2006), представитель Марков А.И. (дов. N б/н от 31.03.2006)

установил: истец обратился с исковыми требованиями, в которых просит взыскать с ответчика сумму ущерба и убытков в размере затрат, связанных со стоимостью ремонта в условиях завода-изготовителя, стоимости транспортировки, таможенных пошлин, потери товарного вида в размере 151.143 руб. 02 коп.

Определением от 09.02.2006 было принято исковое заявление к производству и назначено предварительное судебное заседание.

В заседании от 05.04.2006, учитывая достаточность собранных по делу материалов, суд назначил дело к судебному разбирательству.

В настоящем заседании от 12.05.2006 сторонами доведены до сведения суда основные доводы и возражения по заявленным требованиям.

Исследовав материалы дела, заслушав доводы сторон, арбитражный суд пришел к следующим выводам:

В статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации одним из способов защиты гражданских прав названо возмещение убытков, под которыми в соответствии с пункта 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества, а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Вместе с тем, одним из основных принципов гражданского законодательства является обеспечение восстановления нарушенных прав (п. 1 ст. 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), поэтому предусмотренные меры, принимаемые при нарушении гражданских прав, имеют целью восстановление имущественной среды потерпевшего лица.

Кроме того, для взыскания убытков, как понесенных, так и неполученных доходов (упущенной выгоды), истец в соответствии с действующим законодательством должен представить доказательства, подтверждающие:

-нарушение ответчиком принятых по договору обязательств;

-размер убытков (реальной и упущенной выгоды), возникших у истца в связи с нарушением ответчиком своих обязательств;

-причинную связь между убытками и неисполнением и ненадлежащим исполнением обязательств.

В соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Часть 4 этой же статьи предусмотрено, что каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами.

Понятие доказательств содержится в статье 52 указанного Кодекса, согласно которой доказательствами являются полученные в соответствии с установленным порядком сведения, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В соответствии со статьей 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут подтверждаться в арбитражном суде иными доказательствами.

В соответствии со статьей 67 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации Арбитражный суд вправе принимать к исследованию лишь те доказательства, которые могут либо подтвердить, либо опровергнуть юридические факты, имеющие непосредственное отношение к рассматриваемому делу. Относящиеся к рассматриваемому делу доказательства должны быть необходимы и достаточны для вынесения обоснованного судебного акта.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Как следует из материалов дела и на чем основывает свои исковые требования истец, между истцом и ответчиком заключен договор-заявка N б/н от 18.05.2005, в соответствии с которым перевозчик (ответчик по настоящему делу) принял на себя обязательство о перевозке груза для покупателя (ИП Ашарин В.Н.) с условиями погрузки на складе перевозчика (Санкт-Петербург) и с выгрузкой на складе «Норд Вил» (Москва).

В силу статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Сторонами не оспаривается факт принятия ответчиком груза к перевозке.

Основные возражения заключаются в порядке погрузки груза и его транспортировки, в результате которой груз - станок пришел в непригодное состояние.

Истец, обосновывая свои требования, указывает, что 19.05.2005 в соответствии с товарно-транпортной накладной на транспортно-экспедиционные услуги (ТТН) N б/н от 19.05.2005 заказчик (истец по настоящему делу) передал и осуществил погрузку на складе (склад ООО «Сайлент «Мастер Профиль» ПСК Ручьи - СПб, Пискаревский пр., 171-а), а Перевозчик принял к перевозке груз (гибочный станок LBX 310, массой 300 кг, в комплекте с навесным роликовым ножом).

Прием груза и вывоз со склада заказчика осуществлялся водителем перевозчика Шаткиным В.Г. на автомобиле, принадлежащем ООО «Норд-Вил» г/н 282 СА 98, что подтверждается ТТН N б/н от 19.05.2005, журналом учета выезда-въезда транспорта на территорию склада, а также пропуском на разрешение въезда-выезда, где фиксируется транспортное средство, наименование груза и ФИО водителя, осуществившего вывоз груза заказчика.

Станок был погружен на автомобиль в заводской упаковке, что отражено в ТТН от 19.05.2005. Заводской упаковкой являются деревянные брусья, установленные и закрепленные на нижнюю часть стоек станка, обеспечивающей устойчивость при транспортировке груза в 300 кг, а также станок был закреплен ремнями к стойкам кузова с указания водителя Шаткина В.Г.

Как указывает истец, после вывоза станка со склада заказчика, перегрузка станка с автомобиля перевозчика г/н В 282 СА 98 на автомобиль г/н В 185 ВА 98 производилась силами перевозчика без участия и уведомления заказчика, что является нарушением пункта 2 статьи 3 ФЗ «О транспортно-экспедиционном обслуживании».

По прибытии груза на склад ООО «Норд Вил» было установлено, что груз поврежден и был составлен Акт о повреждении груза от 23.05.2005. Груз был возвращен в Санкт-Петербург на склад заказчика и сторонами был повторно произведен осмотр и составлен акт от 25.05.2005 с участием эксперта ЗАО «СО «Прогресс-Нева».

По запросу ЗАО «СО «Прогресс-Нева» 21.06.2006 было сделано экспертное заключение N 17-0387 о характере повреждения и определении стоимости восстановительного ремонта в размере 2.400 ЕВРО, что на момент проведения оценки с учетом курса ЦБ РФ составляет 83.557 руб.

Исходя из объяснения водителя перевозчика а/м г/н В 185 ВА 98 Емельянова В.Н., осуществляющего перевозку из Санкт-Петербурга в Москву, груз был поврежден 22.05.2005 в ходе перевозки и в результате его падения, так как он был не закреплен и не упакован.

Таким образом, как считает истец, ответственность за перевозку, а также за ненадлежащее закрепление на транспортном средстве при его перегрузке несет перевозчик с момента принятия груза и до его выдачи получателю в соответствии со статьей 7 главы 3 ФЗ «О транспортно-экспедиционном обслуживании»

Учитывая, что проведение восстановительного ремонта поврежденного станка на отечественных заводах не представляется возможным ввиду отсутствия сверхточных инструментов для установки кромкогибочной поворотной штанги с выставлением высоты отбортовки металла до 0,50 мм, а также учитывая тот факт, что принятый к перевозке станок до момента повреждения являлся новым (стоимостью 161.077 руб. 02 коп.) и заводом-изготовителем установлен гарантийный срок, и до повреждения гарантийного срока при повреждении станка любой ремонт возможен только в заводских условиях, у истца возникают затраты в размере 151.143 руб. 02 коп., а именно:

-транспортные расходы со склада заказчика до завода-изготовителя и назад составят 1.450 ЕВРО, что составляет 49.284 руб. 05 коп. (согласно тарифам и расценкам, полученным от Агентства по международным перевозкас «Еврологистика»);

-оформление документов на таможенную очистку на территории России составляют минимально 250 ЕВРО, что составляет 8.497 руб. 25 коп.;

-ввозная пошлина и НДС (18% + 10% от стоимости груза) составят, с учетом стоимости груза 161.077 руб. 02 коп., в том числе НДС, составляют: 24.571,07 (НДС) + 16.107,70 (10%) _ 40.678 руб. 77 коп.;

-стоимость новой поворотной балки - 900 ЕВРО, что составляет 30.590 руб. 10 коп.;

-стоимость замены (демонтажа и монтажа) поворотной балки, а также ремонта механических повреждений на Заводе-изготовителе - 150 ЕВРО (исходя из тарифов Завод-изготовителя), что составляет 5.098 руб. 35 коп.;

-потеря товарного вида - 500 ЕВРО (исходя из определения экспертного заключения от 21.06.2005), что составляет 16.994 руб. 50 коп.

Ответчик, не признавая исковых требования, считает, что перевозка груза производилась не по товарно-транспортной накладной от 19.05.2005, на которую ссылается истец, а по товарно-транспортной накладной от 22.05.2005 N 2703/1, на которой имеется подпись и печать руководителя общества Поповой И.Л.

В графе - вид упаковки указано: без упаковки, что означает, что груз был представлен к перевозке без соответствующей упаковки, что противоречит положениям п. 2.2.3. договора, где указано, что клиент обязан упаковывать груз таким образом, чтобы обеспечивать его сохранность при транспортировке наземным транспортом.

В соответствии с пунктом 2 статьи 802 Гражданского кодекса Российской Федерации в качестве дополнительных услуг договором транспортной экспедиции может быть предусмотрена обязанность экспедитора по погрузке и выгрузке груза. Договор от 11.01.2005 не содержит такой обязанности экспедитора, а следовательно обязанность по погрузке и закреплению груза, как считает ответчик, возлагается на истца. Это же требование закреплено и статьей 57 Устава автомобильного транспорта.

Также ответчик полагает, что истцом не доказано то, что станок на данный момент имеет длящийся гарантийный срок ремонта, в связи с чем не доказана необходимость его вывоза в Германию.

Из представленных доказательств следует, что между истцом и ответчиком заключен договор транспортной перевозки N 230/1 от 11.01.2005, в соответствии с которым перевозчик (ответчик) обязуется за вознаграждение и за счет клиента (истец) выполнить или организовать выполнение определенных договором услуг, связанных с перевозкой грузов, согласно договору-заявке.

18 мая 2005 года в адрес ответчика поступил договор-заявка N 1, на основании которой истец просил организовать отправку гибочного станка на склад «Норд Вил» г. Москва.

Истцом была оформлена накладная на транспортно-экспедиционные услуги за N б/н от 19.05.2005, на которую он и ссылается как на средство для транспортировки груза.

Действительно, в данной накладной имеется отметка о том, что груз приняла компания: ЗАО «Норд Вил». Однако, как следует из текста данной накладной в обязанности отправителя входит: предоставить достоверную информацию о количестве, содержании, характере и свойствах груза, за которую несет ответственность согласно актам законодательства в случае недостоверности такой информации. Отправитель обязан представить все документы, необходимые для перевозки груза и документы, свидетельствующие об особых свойствах груза. Также обязан сдать груз в исправной таре (упаковке), обеспечивающей полную сохранность груза. Груз, требующий специальной упаковки (хрупкий, бьющийся и т.д.) должен быть сдан в жесткой (деревянной) упаковке. В накладной отражено: 1 место, весом 300 кг и объемом 1,5 мЗ, что и было указано в договоре-заявке, кроме длины груза - 3,5 м.

Из разрешения на въезд выезд от 19.05.2005 следует, что в пункт загрузки была направлена автомашина г/н В 282 СА, где также указано, что по накладной значится станок.

Из объяснительной грузчика склада Апполонова В.П. следует, что 19.05.2005 им была произведена погрузка гибочного станка со склада путем подачи погрузчика через задние двери фургона. Станок был привинчен к брусьям и закреплен ремнями к стойкам кузова.

23 мая 2005 года в г. Москва был составлен коммерческий акт, из которого следует, что по накладной N 49 от 18.05.2005 с автомашины VOLVO грузовой фургон В 185 ВА 98 был выгружен без упаковки станок LBX 310 с повреждениями, отраженными в тексте акта.

Из объяснительной водителя автомобиля VOLVO г/н В 185 ВА 98 ЗАО «Норд Вил» Емельянова В.Н. - следует, что он осуществлял грузоперевозку по маршруту Санкт-Петербург - Москва гибочного станка, который во время перевозки опрокинулся, так как не был закреплен и упакован.

Из имеющейся в материалах дела товарно-транспортной накладной N 2703/1 от 22.05.2005 следует, что водитель Емельянов В.Н. по доверенности N 69 от 18.05.2005 получил от ООО «Торговый Дом «Алтес» станок гибочный Schechtl LBX 310 для доставки грузополучателю ИП Ашариной В.Н. Отпуск осуществлен от ООО «Торговый Дом «Алтес» Поповой, на чьей подписи имеется печать общества.

При указанных обстоятельствах, суд может принять как соответствующее доказательство по отправке указанную накладную, так как в коммерческом акте указано, что груз прибыл именно на автомашине г/н В 185 ВА 98.

В соответствии с п. 4.1. договора N 230/1 от 11.01.2005 перевозчик принимает груз от клиента по количеству мест по доверенности (данный элемент отсутствует при накладной N б/н от 19.05.2005. В соответствии с п. 4.3. договора именно клиент, а не перевозчик осуществляет прием груза по количеству мест, проверяя целостность упаковки.

Таким образом, даже, если и была осуществлена перегрузка станка с одной автомашины на другую, то за целостность упаковки несет ответственность клиент. Истцом не доказано, что перегруз был осуществлен в их отсутствие, так как основанием для погрузки на автомашину г/н В 185 ВА 98 является оформленная со стороны истца накладная.

Из инструкции по эксплуатации гибочного станка следует, что полезная длина его марки LBX 310 составляет 3.100 мм, производительность отбортовки 1.00 мм. В свою очередь габариты автомобиля ГАЗ-2705, на котором собирались осуществлять вывоз станка первоначально, составляет 3.140 мм. Таким образом, истцом не представлено доказательств того, что габариты станка позволяют осуществить погрузку станка с упаковкой в автомобиль ГАЗ, если упаковка имело место быть. Наоборот, как следует из коммерческого акта следует, что станок прибыл без упаковки, в связи с чем в силу п. 4.3. договора ответственность за упаковку лежит на истце и как правильно указывает ответчик, в силу п. 5.2.5. договора ответственность перевозчика не наступает, если неисполнение или ненадлежащее исполнение данного договора произошло по вине клиента, либо грузополучателя.

Статьей 7 Закона «О транспортно-экспедиционной деятельности» устанавливаются основания и размер ответственности экспедитора за утрату, недостачу или повреждение (порчу) груза. Ответственность выражается в возмещении клиенту реального ущерба, вызванного указанными причинами, а также упущенной выгоды

Ответственность за сохранность груза экспедитор несет с момента его принятия до выдачи грузополучателю, указанному в договоре транспортной экспедиции или уполномоченному получателем лицу (по доверенности).

Экспедитор освобождается от ответственности, если докажет, что утрата, недостача или повреждение груза произошли вследствие обстоятельств, которые экспедитор не мог предотвратить, и устранение которых от него не зависело.

Таким образом экспедитор освобождается от ответственности, если указанные последствия явились результатом действия непреодолимой силы, или при отсутствии его вины. Бремя доказывания этих обстоятельств в соответствии с пунктом 1 и 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации возлагается на экспедитора. Указанное правило означает применение презумпции виновности нарушителя.

Размер ответственности установлен Законом дифференцированно, в зависимости от характера нарушения и условий принятия груза к перевозке.

Если груз принят экспедитором с объявленной ценностью, то:

за повреждение (порчу) груза - в сумме, на которую понизилась объявленная ценность, а при невозможности восстановления груза - сумме объявленной ценности.

За нарушения в отношении груза, принятого к перевозке без объявленной ценности, ответственность определяется в следующих размерах:

за повреждение (порчу) груза - сумма, на которую понизилась документально подтвержденная стоимость груза, а при невозможности его восстановления - полная документально подтвержденная стоимость груза.

Согласно пункта 3 статьи 7 Закона договором может быть предусмотрено, кроме возмещения реального ущерба, возвращение экспедитором клиенту полученного вознаграждения пропорционально стоимости утраченного, недостающего или поврежденного (испорченного) груза.

В соответствии с пунктом 4 статьи 7 при наличии вины экспедитора возмещается также упущенная выгода в полном объеме.

Истец обратился с требования о взыскании убытков, которые он должен понести для восстановления своего нарушенного права, что соответствует и положениям п. 5.1.1. договора, в котором указано, что за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору перевозки перевозчик несет ответственность, которая определяется в соответствии с правилами главы 25 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Однако, в рассматриваемом случае, суд не может не согласиться с доводами ответчика о том, что п. 5.2.4. договора стороны предусмотрели, что, если клиент не уплатил своевременно расходы и комиссионное вознаграждение перевозчику, последний имеет право не рассматривать претензию и в таком случае стороны теряют право на получение суммы по претензии.

Ответчиком представлена оборотная ведомость, из которой следует, что истец не оплатил ответчику комиссионное вознаграждение и расходы. Истцом также не представлено доказательств того, что расчеты произведены. При указанных обстоятельствах истец не вправе требовать возмещения ущерба. Данный пункт соответствует положениям статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации и не противоречит действующему законодательству, так как истцом заявлены требования, которые не относятся ни к реальному ущербу, ни к упущенной выгоде.

Как правомерно также указывает ответчик, истцом не доказано, что для станка продлен гарантийный срок ремонта, что предоставляет истцу возможность отремонтировать станок в Германии, так как указывает сам истец срок установлен в 12 месяцев, который исчисляется от Инструкции и Дилерского договора N 053 от 20.05.2004. Таким образом, на момент рассмотрения спора, гарантийный срок истек. И как правильно указывает ответчик, истец не доказал необходимость вывоза станка в Германию, так как не подтверждена данная необходимость документально.

Как следует из статьи 9 Правил перевозок грузов автомобильным транспортом, утвержденных на основании Устава автомобильного транспорта, грузы должны быть уложены в подвижном составе и надежно закреплены так, чтобы не было сдвига, падения или повреждения груза при перевозке, а также обеспечивалась сохранность подвижного состава в пути следования.

Как правомерно отражено ЗАО «СО «Прогресс Нева», на основании статьи 57 Устава автомобильного транспорта погрузка груза на автомобиль на закрепление обеспечивается грузоотправителем, что возложено на истца и п. 4.3. договора.

Также суд полагает, что истцом не подтвержден и размер убытков, так как пунктом 3 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было - в день предъявления иска.

Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств и т.п. Если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей (товаров) или выполнения работ (оказания услуг), стоимость соответствующих вещей (товаров), работ или услуг должна определяться по правилам указанного пункта 3 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Учитывая, что в настоящее время между организациями существуют договорные расценки на оказание тех или иных услуг, то невозможно за основу принять данные одной организации, так как необходим сравнительный анализ цен на аналогичные услуги или товары.

При указанных обстоятельствах суд полагает, что требования истца подлежат отклонению, так как истцом не доказана вина ответчика в повреждении станка, не доказан размер, а также причинно-следственная связь.

Принимая во внимание вышеуказанное, расходы по госпошлине в силу статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации остаются на истце.

Руководствуясь ст. 167-170, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, -

АРБИТРАЖНЫЙ СУД РЕШИЛ: В удовлетворении исковых требований отказать.

Решение может быть обжаловано в тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения.

     Судья
Кожемякина Е.В.

     Текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А56-10295/2006
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 02 июня 2006

Поиск в тексте