• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 06 июля 2006 года Дело N А56-16458/2006
(Извлечение)

Резолютивная часть решения объявлена 29 июня 2006 года.

Полный текст решения изготовлен 06 июля 2006 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Пасько О.В., при ведении протокола судебного заседания судьей Пасько О.В. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ЗАО "Мегамарт"

к Межрайонной ИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения и требования при участии от заявителя: Говорушина И.А., дов. от 11.01.2006г.

от ответчика: Винарского Д.В., дов. от 01.11.2005г. установил:

Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения МИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу от 24.03.2006г. N 13-16/03598 «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения» и о признании недействительным требования МИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу от 27.03.2006г. N 843 об уплате налога и требования N 84 об уплате налоговой санкции.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражает по основаниям, изложенным в отзыве и дополнении к отзыву, ссылаясь на то, что его выводы о неправильном начислении и неуплате заявителем единого социального налога основаны не только на материалах уголовного дела, но и на показаниях шести свидетелей - бывших работников заявителя. Ответчик полагает, что материалы, представленные органами внутренних дел налоговому органу, могут быть использованы последним в качестве доказательств, и при этом, по мнению ответчика, Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит норм, согласно которым материалы, полученные налоговым органом от органов внутренних дел, требуют обязательного подтверждения путем проведения мероприятий налогового контроля. Ответчик полагает, что, избрав выборочный метод проверки всех представленных первичных бухгалтерских и иных документов, он вправе сделать вывод в отношении всей суммы заниженного, по его мнению, единого социального налога. Ответчик признает, что выводы о налоговом правонарушении заявителя сделаны им по результатам проверки не официальной части бухгалтерского и управленческого учета заявителя. Возражая на дополнительный довод заявителя о противоречии оспариваемого решения положениям стать 236 Налогового кодекса Российской Федерации, ответчик ссылается на то, что к перечню расходов, не учитываемых при определении налоговой базы по налогу на прибыль, статья 270 Налогового кодекса Российской Федерации не относит расходы, противоправно не учитываемые в бухгалтерском учете и налоговой отчетности, при определении налоговой базы. Ответчик также полагает недопустимым принятие и рассмотрение судом сделанных заявителем в процессе рассмотрения спора дополнений основания своих требований относительно противоречия оспариваемого решения статье 236 Налогового кодекса Российской Федерации. При этом ответчик ссылается на то, что представитель заявителя не подтвердил свое право на изменение основания заявленных требований.

Спор рассмотрен по существу.

Учитывая, что:

Право представителя заявителя на изменение основания или предмета иска в числе прочих прав прямо оговорено доверенностью от 11.01.2006г., копия которой имеется в материалах дела, а оригинал представлялся суду для обозрения в судебных заседаниях, поэтому довод ответчика о невозможности оценивать уточненные заявителем основания его требований в связи с отсутствием у представителя заявителя надлежащих полномочий - несостоятелен. Суд при вынесении решения оценил все доводы и возражения сторон. При этом суд полагает необходимым принять во внимание то обстоятельство, что в доверенностях представителей сторон специально указываются только права, прямо перечисленные в статье 41 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в то время как право на изменение основания или предмета иска в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации имеет любой представитель истца даже при отсутствии указания этого права в его доверенности.

В период с 13.12.2005г. по 13.02.2006г. МИФНС России N 14 по Санкт-Петербургу была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления, удержания, полноты и своевременности уплаты и перечисления единого социального налога за период с 01.01.2003г. по 31.12.2003г.

По результатам указанной проверки ответчиком был составлен акт N 1-1 от 20.02.2006г. и вынесено оспариваемое решение N 13-16/03598 от 24.03.2006г. о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения. В соответствии с данным решением заявитель был привлечен к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неуплату (неполную уплату) сумм единого социального налога за 2003г. в результате занижения налоговой базы, иного неправильного исчисления налогов в виде штрафа в сумме 495 861 руб. 00 коп. Тем же решением заявителю было предложено уплатить налоговые санкции, неуплаченный единый социальный налог в сумме 2 479 303 руб. 00 коп., пени за несвоевременную уплату единого социального налога в сумме 1 091 577 руб. 00 коп. и внести необходимые исправления в бухгалтерский и налоговый учет.

Согласно оспариваемому решению и высказанным в ходе судебного разбирательства возражениям вывод о занижении заявителем налоговой базы по единому социальному налогу сделан ответчиком на основании переданных ему от органов внутренних дел материалов проверки, а также свидетельских показаний шести бывших работников заявителя и платежных ведомостей.

Суд не может согласиться с доводом ответчика о том, что в Налоговом кодексе Российской Федерации не сдержится норм об обязательном подтверждении мероприятиями налогового контроля материалов, полученных налоговым органом от органов внутренних дел.

Как правильно указал ответчик в своем отзыве, налоговым законодательством прямо предусматривается возможность использования при проведении выездных и камеральных проверок материалов встречных проверок, а статьей 36 Налогового кодекса Российской Федерации установлен порядок взаимодействия и использования налоговыми органами данных, выявленных органами внутренних дел. Однако при этом ответчик сознательно искажает смысл статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации без учета положений статьи 31 и главы 14 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 36 Налогового кодекса Российской Федерации при выявлении обстоятельств, требующих совершения действий, отнесенных настоящим Кодексом к полномочиям налоговых органов, органы внутренних дел обязаны в десятидневный срок со дня выявления указанных обстоятельств направить материалы в соответствующий налоговый орган для принятия по ним решения. Из смысла указанной нормы Закона не следует, что налоговый орган обязан вынести решение на основании полученных от органов внутренних дел материалов, но при этом налоговому органу этой же нормой Закона вменяется обязанность по совершению действий, отнесенных к полномочиям налоговых органов.

Оспариваемое решение фактически вынесено ответчиком по результатам опроса шести из двухсот семидесяти трех бывших работников заявителя и на основании переданных из органов внутренних дел материалов проверки с показаниями тех же шести бывших работников заявителя. При этом у остальных работников заявителя какие-либо объяснения не требовались, почерковедческие экспертизы подписей на ведомостях не назначались и не проводились.

При осуществлении налогового контроля налоговые органы наделены самостоятельным полномочиями по допросу свидетелей, по осмотру территорий, помещений налогоплательщика, по назначению экспертиз, результаты которых могут иметь доказательственное значение для привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения.

В данном случае представленные следственными органами ответчику при расследовании уголовного дела по статье 160 часть 4 Уголовного кодекса Российской Федерации (присвоение или растрата совершенные организованной группой лиц в особо крупном размере), возбужденного в отношении бывшего директора, главного бухгалтера и подотчетных лиц заявителя, копии платежных ведомостей и свидетельские показания шести бывших сотрудников заявителя могут свидетельствовать лишь о попытке завладения преступным способом денежными средствами заявителя (юридического лица) шестью конкретными сотрудниками, в отношении которых было возбуждено уголовное дело, но никак не о незаконной выплате доходов всем двухстам семидесяти трем сотрудникам заявителя и, тем более не о занижении заявителем налоговой базы по единому социальному налогу. Доказательством совершения заявителем налогового правонарушения в виде занижения налоговой базы по единому социальному налогу является прямой обязанностью налогового органа, которая должна быть им реализована с использованием предоставленных главой 14 Налогового кодекса Российской Федерации полномочий, а не путем вынесения решения на основании полученных от органов внутренних дел материалов, особенно если учесть, что уголовное дело в отношении бывшего генерального директора заявителя Константинова Л.И. было прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, а материалы проверки были переданы ответчику для проведения последним мероприятий в порядке главы 14 Налогового кодекса Российской Федерации. Однако ответчик вопреки требованиям налогового законодательства вынес решение в отношении исполнения заявителем обязательств по уплате единого социального налога в полном объеме лишь на основании полученных от органов внутренних дел сведений и очень незначительного выборочного допроса свидетелей (шесть из двухсот семидесяти трех).

При этом представленные ответчиком в процессе рассмотрения спора в обоснование его возражений и приобщенные судом к материалам дела доказательства крайне противоречивы. Так в протоколе допроса свидетеля Т-ко Ф. от 30.01.2006г. отмечено, что свидетель подтвердил свою подпись на платежных ведомостях, при этом какую именно подпись и в какой ведомости подтвердил свидетель в протоколе не указано. Свидетель К-ч Б. согласно протоколу допроса от 10.02.2006г. работал в ЗАО «Мегамарт» с марта по май 2003г., но при этом ответчик в своем расчете приводит неучтенную заработную плату Коскевича Б.С. за январь, февраль 2003г. и суммы, указанные в расчете не соответствуют суммам по ведомостям. Из показаний свидетеля К-ва А. следует, что он работал в ЗАО «Мегамарт» с февраля по октябрь 2003г., заработная плата составляла в феврале 3500 руб. 00 коп., а с марта - 6000 руб. 00 коп., в то время как по данным ответчика неучтенная заработная плата Коренкова А.Н. в феврале составила 2511 руб. 00 коп., в марте - 2029 руб. 00 коп., в апреле - 2258 руб. 00 коп. Аналогичные неточности содержатся и в протоколах допроса трех других свидетелей.

В соответствии со статьями 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении споров о признании недействительными актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов обязанность доказывания законности принятия оспариваемого акта, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия указанных актов, возлагается на орган или лицо, которые приняли акт. Поэтому доводы, положенные ответчиком в основание оспариваемого решения, не подтверждены надлежащими и допустимыми доказательствами, полученными в ходе проведения мероприятий налогового контроля, либо выводами суда, содержащимися в приговоре по уголовному делу.

Однако оспариваемое решение налогового органа не может быть признано законным и обоснованным и по другим причинам.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения для плательщиков единого социального налога признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лицу по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых индивидуальным предпринимателям), а также по авторским договорам.

В соответствии с пунктом 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации указанные в пункте 1 настоящей статьи выплаты и вознаграждения (вне зависимости от формы, в которой они производятся) не признаются объектом налогообложения если у налогоплательщиков-организаций такие выплаты не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль организаций в текущем отчетном (налоговом) периоде.

В соответствии с пунктом 1 статьи 54 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением. При этом под данными бухгалтерского учета налоговое законодательство и ФЗ «О бухгалтерском учете» понимают только официально представляемые в налоговый орган сведения.

В соответствии с оспариваемым решением и отзывом в обоснование факта неотражения заявителем расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль ответчик ссылается на незаконный (двойной) бухгалтерский учет, то есть на то, что расходы противоправно не были учтены в официальной бухгалтерской отчетности заявителя.

Однако, ссылаясь на то, что заявитель не учитывал свои расходы (факты выплаты зарплаты фактически не установленному кругу лиц) в официальной бухгалтерской отчетности, ответчик не может утверждать, что указанные расходы учитывались заявителем в составе затрат при расчете налога на прибыль за 2003г.

Таким образом, не обосновав допустимыми доказательствами факт выплаты заявителем зарплаты своим сотрудникам в завышенном объеме и не устранив сомнения относительно фактических обстоятельств дела (имел ли место факт выплаты зарплаты или факт присвоения денежных средств группой лиц), ответчик, согласно пунктам 1 и 3 статьи 236 Налогового кодекса Российской Федерации, не вправе вменять заявителю налоговое правонарушение в виде неполной уплаты единого социального налога, поскольку отсутствуют доказательства официального отнесения заявителем недоказанных выплат к расходам, уменьшающим налоговую базу заявителя по налогу на прибыль в 2003г. Соответственно, ответчик неправомерно доначислил заявителю единый социальный налог и привлек к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации.

При таких обстоятельствах требования заявителя следует признать обоснованными и правомерными в полном объеме.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции ФНС России N 14 по Санкт-Петербургу от 24.03.2006г. N 13-16/03598 «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения».

Признать недействительными требование Межрайонной инспекции ФНС России N 14 по Санкт-Петербургу от 27.03.2006г. N 843 об уплате налога и требование от 27.03.2006г. N 84 об уплате налоговой санкции.

Выдать ЗАО «Мегамарт» справку на возврат из федерального бюджета 6000 руб. 00 коп. госпошлины.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

     Судья
Пасько О.В.

Текст документа сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-16458/2006
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 06 июля 2006

Поиск в тексте