• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 19 января 2007 года Дело N А56-48782/2005

Резолютивная часть решения объявлена 19 января 2007 года. Полный текст решения изготовлен 19 января 2007 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Левченко Ю.П., при ведении протокола судебного заседания судьей Левченко Ю.П. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению: заявитель Государственное унитарное предприятие "Фабрика нетканых материалов"

ответчик Межрайонная ИФНС России N 19 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения при участии от заявителя: не явился от ответчика: представителя Голевой К.А.

представителя Елисеева Н.В. установил:

Санкт-Петербургское Государственное унитарное предприятие "Фабрика нетканых материалов" обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения от 22.08.2005 года N 5-10-1113, вынесенного инспекцией ФНС России по Кировскому району Санкт-Петербурга.

В заседание заявитель, уведомленный о времени и месте рассмотрения дела, представителя своего не направил.

Инспекция (в лице правопреемника) возражает против удовлетворения заявления, считая все доводы по оспариваемому решению правомерны.

Оспариваемое решение было вынесено по результатам выездной проверки, оформленным актом от 05.08.2005г. N 5-10-1113.

Предприятие было привлечено к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений нескольких видов:

-по п. 1 ст. 122 НК РФ за неуплату ЕСН;

-по п. 1 ст. 123 НК РФ за неправомерное неперечисление сумм НДФЛ, подлежащих удержанию и перечислению налоговым агентом;

-по п. 1 ст. 126 НК РФ за непредставление налоговому органу сведений, необходимых для осуществления налогового контроля.

Для выводов о неуплате ЕСН послужили два обстоятельства:

- занижение налоговой базы в результате неучета в ней выданных в подотчет денежных средств в сумме 121 111, 32 руб., расход которых не имел документального подтверждения; недоимка ЕСН в этом случае определена проверкой была в сумме 43 115, 62 руб.

-занижение сумм налога, подлежащих уплате, на начисленные, но не перечисленные фактически в Пенсионный фонд России суммы страховых взносов на обязательное пенсионное страхование; недоимка составила 19 307 руб. (пункт 2.3.6. акта налоговой проверки).

Заявитель опровергает выводы по акту проверки касательно непредставления документов, относящихся к подтверждению расхода выданных в подотчет сумм, сославшись в своем заявлении на то, что все необходимые документы (авансовые отчеты) были представлены.

К авансовым отчетам требуется прилагать документы, подтверждающие реальное расходование выданных в подотчет денежных средств. Инспекция не возражает против того, что авансовые отчеты были представлены.

Именно на основании сведений о суммах, выданных в подотчет, которые были названы в авансовых отчетах, и было определено занижение налоговой базы по ЕСН на конкретную величину.

Заявитель не представил доказательств того, что для налоговой проверки он представил вместе с авансовыми отчетами и документы, позволяющие признать обоснованность самих авансовых отчетов и реальные расходы подотчетных сумм.

То есть вывод инспекции о несоблюдении положений статей 236 и 237 НК РФ следует признать обоснованным, а доначисление в этой связи ЕСН в сумме 43 115, 62 руб. - правомерным, как и начисление в этом случае пени (до определенного момента) и штрафа.

Обоснованным признано также доначисление ЕСН в результате случая, описанного в п. 2.3.6. акта выездной налоговой проверки, как и начисление на нее пени (до определенного момента), поскольку неуплата страховых взносов в ПФР, согласно п. 3 ст. 243 НК РФ, образовывает разницу, которая признается недоимкой налога.

Но положение, которое содержится в п. 2 ст. 243 НК РФ, предусматривает включение в налоговые вычеты сумм исчисленных страховых взносов, а не уплаченных. Инспекция не проверяла обоснованность начисления страховых взносов и не имеет доказательств того, что они были начислены в завышенных размерах. Следовательно образование недоимки произошло не за счет безосновательного занижения суммы ЕСН, подлежащей уплате, а за счет неуплаты страховых взносов в полной сумме, которая была начислена.

Диспозиция п. 1 ст. 122 НК РФ не предусматривает подобный случай в качестве основания для применения мер налоговой ответственности, поскольку применение налогового вычета в размере начисленной суммы страховых взносов, не может быть отнесено к неправомерным действиям (бездействию). То есть возникновение недоимки произошло не вследствие неисполнения каких-либо требований законодательства о налогах и сборах, а из-за неисполнения обязанностей страхователем, которые вытекают из законодательства Российской Федерации об обязательном пенсионном страховании.

Таким образом, суд установил неправомерное привлечение инспекцией предприятия к налоговой ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ в отношении недоимки по ЕСН в размере 19 307, 26 руб.

Относительно выводов о выявлении занижения налоговой базы по НДФЛ, которые основаны на тех же случаях неподтверждения реального расхода денег подотчетными лицами, о которых упоминалось выше, арбитражный суд признал эти выводы обоснованными, на что уже было указано в данном судебном решении.

Обоснованным также признан вывод инспекции о выявлении фактов занижения сумм НДФЛ, подлежащих удержанию, за счет использования стандартных налоговых вычетов, поскольку в нарушение п. 3 ст. 218 НК РФ, они применялись без заявлений работников. Обратного предприятие не доказало. Для налоговой проверки такие заявления не представлялись. То есть вывод о выявлении недоимки по НДФЛ в сумме 18 455 руб., которую подлежало удержать с работников, является правильным.

Отмечено также в акте налоговой проверки неперечисление предприятием удержанного НДФЛ, который составил по состоянию на 05.08.2005 г. (по день составления акта) сумму в размере 13 717, 05 руб. Доказательств обратного предприятие также не представило.

Доводы заявителя о том, что инспекция не указала в своем решении документы и обстоятельства выявления налоговых правонарушений, а это, в свою очередь, должно служить основанием для отмены решения налогового органа, отклоняются.

Действительно, текст решения не имеет ссылок на то, каким образом выявлялось то или иное налоговое правонарушение, но, во-первых, имеется акт выездной налоговой проверки, в приложениях к которому отмечены сведения о тех физических лицах, заявления которых о применении стандартных вычетов при уплате НДФЛ не были представлены на проверку, или не было подтверждено расходование ими подотчетных сумм. Во-вторых, выводы основаны на отсутствии требующихся документов, а не наоборот.

Правило, установленное п. 6 ст. 101 НК РФ не является безусловным основанием для признания решения налогового органа недействительным.

В отношении штрафа, начисленного с применением п. 1 ст. 126 НК РФ, арбитражный суд считает начисление это неправомерным.

В обоснование необходимости привлечь предприятие к налоговой ответственности по этой норме кодекса, инспекция сослалась на то, что для проверки не был представлен налоговым агентом документ, подтверждающий государственную регистрацию физического лица, которому был выплачен доход, в качестве индивидуального предпринимателя. Поэтому, как считает инспекция, предприятие должно было представить в налоговый орган сведения о доходе этого лица, по форме 2-НДФЛ, но не представило их.

Обязанность снимать копии со свидетельства о регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя или требовать представления ее самим предпринимателем, а также доказывать налоговому органу причину несообщения ему же сведений о доходах лица, являющегося предпринимателем, налоговый агент не обязан. Исчисление и уплата налога, предпринимателями осуществляется самостоятельно, как это следует из п. 2 ст. 226 и ст. 227 НК РФ. Поэтому предприятие не может рассматриваться в отношении индивидуальных предпринимателей как налоговый агент и не обязано сообщать налоговому органу сведения о доходах, которые были получены предпринимателем.

Очевидно, что инспекция в данном случае имела претензии не столько к вопросу о непредставлении сведений о доходах физического лица, сколько о том, что предприятие не имело документ, подтверждающий регистрацию его в этом качестве. То есть инспекция, по существу, имела подозрение на то, что физическое лицо не обладало статусом индивидуального предпринимателя. Но для этого необходимо обладать не подозрениями, а доказательствами, которых инспекция не имеет. В результате установлено судом, что вывод инспекции о выявлении факта неисполнения предприятием обязанности налогового агента, вытекающей из п.п. 4 п. 3 ст. 24 НК РФ, не имеет документального подтверждения.

При рассмотрении настоящего дела также учтено следующее обстоятельство.

Как следует из дополнительно поступившей в предварительное заседание информации предприятия, оно было признано 07 июня 2005 года банкротом. Инспекция знала об этом обстоятельстве, поскольку в некоторых приложениях к актам упоминается конкурсный управляющий в лице Гуртового В.Ф.

С даты принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства прекращается начисление неустоек (штрафов, пеней), согласно п. 1 ст. 126 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

Такое решение в отношении предприятия было принято арбитражный судом 07 июня 2005 года, как это следует из представленной копии решения, принятого по арбитражному делу N А56-43352/2004. Следовательно, начисление пени с этой даты противоречит закону, тогда как инспекция произвела начисление пени на недоимки по НДФЛ и по ЕСН по состоянию на 22 августа 2005 года.

Начисление пени за период с 07.06.2005 г. по 22.08.2005г. признано незаконным.

Исходя из вышеизложенного арбитражный суд признает заявление предприятия подлежащим удовлетворению, но только в отдельных частях заявленного требования.

Руководствуясь статьями 104, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

1. Решение от 22 августа 2005 года N 5-10-1113, вынесенное инспекцией ФНС России

по Кировскому району Санкт-Петербурга, как не соответствующее положениям

Налогового кодекса РФ и Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»,

признать недействительным в следующих частях:

-в части вывода о выявлении налогового правонарушения, влекущего налоговую

ответственность, установленную п. 1 ст. 126 НК РФ;

-в части вывода о выявлении налогового правонарушения, предусмотренного п. 1 ст.

122 НК РФ, по эпизоду, который назван в п. 2.3.6. Акта выездной налоговой

проверки от 05 августа 2005 г. N 05-10-1113;

- в части начисления пеней на недоимки по НДФЛ и ЕСН, начиная с 07 июня 2005 г. и

по 22 августа 2005 г.

2. В удовлетворении заявления в остальной части отказать.

3. Возвратить заявителю часть уплаченной госпошлины в сумме 1500 руб.

4. Остальную часть судебных расходов отнести на заявителя.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

     Судья
Левченко Ю.П.

Текст документа сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-48782/2005
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 19 января 2007

Поиск в тексте