• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 05 июля 2007 года Дело N А56-8108/2007

Резолютивная часть решения объявлена 28 июня 2007 года.

Полный текст решения изготовлен 05 июля 2007 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Пасько О.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Жуковской Я.Е. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению ООО "Стройинжтехника ХХI"

к Межрайонной ИФНС России N 16 по Санкт-Петербургу о признании недействительным решения, обязании возвратить налог на добавленную стоимость при участии

от заявителя - Шукшиной О.И., доверенность от 01.03.07г. N 06/2007

от ответчика - Иванова В.Г., доверенность от 18.12.06г. N 17-01/29309 установил:

Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения Межрайонной ИФНС России N 16 по Санкт-Петербургу от 10.01.07г. N 04-12/00120 «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения», а также об обязании Межрайонной ИФНС России N 16 по Санкт-Петербургу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем возврата из бюджета 8074127 руб. 00 коп. налога на добавленную стоимость по импорту за февраль, май и август 2003 года.

Ответчик против удовлетворения заявленных требований возражает по основаниям, изложенным в отзыве и оспариваемом решении, ссылаясь на недобросовестность заявителя, которая, по его мнению, заключается в том, что заявитель не преследует цели развития бизнеса ввиду отсутствия у заявителя кадрового состава производственного и вспомогательного характера, не имеет необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия на балансе ликвидного имущества, в том числе основных средств, необходимых для ведения предпринимательской деятельности, складских помещений, транспортных средств (как собственных, так и арендованных), ввиду разового характера операции, использования посредников для осуществления операции. По мнению ответчика, выявленная в ходе выездной проверки совокупность экономико-хозяйственных факторов, в том числе: систематическое возмещение налога на добавленную стоимость по импорту, наличие большой дебиторской задолженности и отсутствие мероприятий, направленных на ее взыскание, несоразмерность объемов возмещения налога на добавленную стоимость удельному весу иных налоговых отчислений, низкий уровень рентабельности продаж - свидетельствуют о том, что из содержания сделок и всех последующих действий участников взаиморасчетов усматриваются признаки умышленного совершения сделок лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия - извлечение прибыли, и совершенные заявителем сделки на основе вышеуказанных признаков недобросовестности и отсутствия экономического смысла следует квалифицировать как мнимые или притворные.

Спор рассмотрен судом по существу.

Учитывая, что:

По результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки от 08.12.06г. N 64/04 ответчиком было вынесено решение от 10.01.07г. N 04-12/00120, в соответствии с которым заявитель был привлечен к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за неполную уплату налога на добавленную стоимость в результате занижения налоговой базы (в том числе за февраль 2003 года, май 2003 года, август 2003 года) в виде штрафа в общей сумме 43805 руб. 00 коп., заявителю было предложено оплатить налог на добавленную стоимость в бюджет в сумме 219027 руб. 00 коп. и пени в сумме 126979 руб. 00 коп., заявителю был уменьшен исчисленный и предъявленный к налоговому вычету в завышенных размерах налог на добавленную стоимость, уплаченный таможенным органам при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в сумме 8074127 руб. 00 коп., в том числе: за февраль 2003 года - 133394 руб. 00 коп., май 2003 года - 4107918 руб. 00 коп. и август 2003 года - 3832815 руб. 00 коп.

Основаниями для принятия ответчиком оспариваемого решения послужили выводы налогового органа о недобросовестности заявителя, которая, по мнению ответчика, заключается в том, что заявитель не преследует цели развития бизнеса ввиду отсутствия у заявителя кадрового состава производственного и вспомогательного характера, не имеет необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду отсутствия на балансе ликвидного имущества, в том числе основных средств, необходимых для ведения предпринимательской деятельности, складских помещений, транспортных средств (как собственных, так и арендованных), ввиду разового характера операции, использования посредников для осуществления операции, а также потому что выявленная в ходе выездной проверки совокупность экономико-хозяйственных факторов, в том числе: систематическое возмещение налога на добавленную стоимость по импорту, наличие большой дебиторской задолженности и отсутствие мероприятий, направленных на ее взыскание, несоразмерность объемов возмещения налога на добавленную стоимость удельному весу иных налоговых отчислений, низкий уровень рентабельности продаж - свидетельствуют, по мнению ответчика, о том, что из содержания сделок и всех последующих действий участников взаиморасчетов усматриваются признаки умышленного совершения сделок лишь для вида, без намерения создать соответствующие им правовые последствия - извлечение прибыли, и совершенные заявителем сделки на основе вышеуказанных признаков недобросовестности и отсутствия экономического смысла следует квалифицировать как мнимые или притворные.

Вышеуказанные выводы налогового органа в оспариваемом решении со ссылкой на имеющиеся признаки недобросовестности заявителя является необоснованными как потому, что Инспекция обязана доказать недобросовестность налогоплательщика, а не указывать на ее возможность, так и потому, что сами «признаки», перечисленные Инспекцией, не могут рассматриваться как признаки недобросовестности.

Налогоплательщики, действующие в соответствии с требованиями, установленными законодателем в гражданско-правовых и налоговых отношениях, не могут быть признаны недобросовестными.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории, а также в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Таким образом, налоговым законодательством предусмотрено отличие в представлении документов, подтверждающих право на применение налоговых вычетов: - для предъявления к вычету сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных на территории Российской Федерации, необходимо представление счетов-фактур, документов, подтверждающих уплату сумм налога на добавленную стоимость и принятие на учет товаров (работ, услуг); - для предъявления к вычету сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных таможенному органу при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, необходимо лишь подтвердить уплату сумм налога на добавленную стоимость таможенному органу, а также принятие на учет импортированного товара.

Исходя из смысла названных норм, право налогоплательщика на возмещение из бюджета налога на добавленную стоимость обусловлено фактом уплаты им суммы налога на добавленную стоимость таможенным органам при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации и фактом принятия этого товар на учет, а правовое значение такого возмещения - заключается в компенсации налогоплательщику затрат по уплате установленного законом налога.

В соответствии с пунктами 1, 2 и 3 статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации в случае, если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения, в соответствии с подпунктами 1-2 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации, то полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями статьи 176 Налогового кодекса Российской Федерации. Указанная сумма направляется в течение трех календарных месяцев, следующих за истекшим налоговым периодом, на исполнение обязанностей налогоплательщика по уплате налогов или сборов, включая налоги, уплачиваемые в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, на уплату пени, погашение недоимки, сумм налоговых санкций, присужденных налогоплательщику, подлежащих зачислению в тот же бюджет.

Налоговые органы производят зачет самостоятельно, а по налогам, уплачиваемым в связи с перемещением товаров через таможенную границу Российской Федерации, по согласованию с таможенными органами и в течение десяти дней после проведения зачета сообщают о нем налогоплательщику.

По истечении трех календарных месяцев, следующих за истекшим налоговым периодом, сумма, которая не была зачтена, подлежит возврату налогоплательщику по его письменному заявлению.

Налоговый орган в течение двух недель после получения указанного заявления принимает решение о возврате указанной суммы налогоплательщику из соответствующего бюджета и в тот же срок направляет это решение на исполнение в соответствующий орган Федерального казначейства. Возврат указанных сумм осуществляется органами Федерального казначейства.

Ссылаясь на недобросовестность заявителя как налогоплательщика, ответчик не обосновал нормами права каким образом указанные им в качестве оснований отказа в применении заявителем налоговых вычетов обстоятельства в силу норм главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации влияют на возникновение у налогоплательщика права на применение налоговых вычетов и возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета, связанного с фактической уплатой налога на добавленную стоимость при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации.

Между тем, в определении Конституционного суда Российской Федерации от 16.10.03г. N 329-О разъяснено, что анализ положений Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод о том, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации в сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности. Налоговые органы не вправе истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики», как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Поэтому на право налогоплательщика возместить налог на добавленную стоимость из бюджета не могут влиять нарушения, допущенные его контрагентами, низкая рентабельность заключаемых сделок, недостаточная численность сотрудников, отсутствие складских помещений, отсутствие основных средств, наличие дебиторской задолженности, а также иные, не предусмотренные налоговым законодательством, обстоятельства, в том числе: неполная оплата товара, низкая прибыль налогоплательщика, небольшой кадровый состав и т.п.

В соответствии со статьей 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг в установленном законом порядке.

Постановлением Государственного Комитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998г. N 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» в качестве унифицированной формы первичной учетной документации при перевозке товара предусмотрена не только товарно-транспортная накладная, но и унифицированная форма Торг-12 «товарная накладная», которая является доказательством передачи груза от продавца к покупателю и основанием для оприходования товара.

Поставка заявителем импортированного товара своим покупателям осуществлялась, путем отгрузки товаров непосредственно со складов временного хранения либо складов поставщиков заявителя.

Условия договоров поставки, по которым импортированный товар поставлялся контрагентам заявителя (покупателям), не противоречат требованиям легального гражданского оборота, что освобождает заявителя от обязанности осуществлять перевозку товара, а, следовательно, и исключает наличие транспортной первичной документации и соответствующих расходов, связанных с перевозкой и хранением товара. В случаях возврата товара иностранному поставщику (реэкспорт статьи 239-242 Таможенного кодекса Российской Федерации) таможенные платежи подлежат возврату, то есть вычет не влияет на дальнейшую судьбу налога на добавленную стоимость (косвенного налога).

Надлежащим образом оформленные, подписанные и заверенные товарные накладные, грузовые таможенные декларации и документы, подтверждающие оплату приобретенного товара (финансовые отчеты комиссионера - Общества с ограниченной ответственностью «Юнекс Максима» и акты сдачи-приемки векселей при оплате товара), были представлены заявителем налоговому органу. Кроме того, заявителем были представлены ответчику дополнительные соглашения по договорам купли-продажи векселей, в соответствии с которыми сроки оплаты проданного заявителем своим российским покупателям импортированного товара были увеличены. Соответственно, на дату вынесения оспариваемого решения сроки оплаты товара, в том числе и векселями, еще не наступили, и поэтому ссылка ответчика на отсутствие действий по взысканию дебиторской задолженности, несоразмерность объемов возмещения налога на добавленную стоимость удельному весу иных налоговых отчислений является несостоятельной.

В соответствии с Постановлением Президиума ВАС РФ N 9841/05 от 13.12.05г. если налоговым органом представлены доказательства того, что в действительности хозяйственные операции производителями (поставщиками) продукции, отправленной впоследствии на экспорт, не осуществлялись и налоги в бюджет ими не уплачивались, в систему поставок и взаиморасчетов вовлечены юридические лица, зарегистрированные по подложным или утерянным документам или несуществующим адресам, либо схема взаимодействия производителя, поставщика продукции и экспортера указывает на недобросовестность участников хозяйственных операций, суду рекомендуется оценить все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними, а не ограничиваться проверкой формального соответствия представленных налогоплательщиком-экспортером документов налоговому Кодексу.

Изложенные в данном Постановлении рекомендации Президиума ВАС РФ подлежат применению не только при оценке добросовестности экспортеров, но и при импорте продукции и при возмещении налога на добавленную стоимость по внутреннему рынку.

Вопреки вышеуказанному Постановлению Президиума ВАС РФ, ответчик не счел нужным принять во внимание, что ВАС РФ в вышеуказанном Постановлении указал на необходимость обоснования вышеперечисленных признаков недобросовестности надлежащими доказательствами, причем представлять эти доказательства обязан налоговый орган. Налоговый орган обязан доказать документально, что хозяйственные операции производителями (поставщиками) продукции, отправленной впоследствии на экспорт или хозяйственные операции импортеров продукции не осуществлялись в действительности (а не по субъективному мнению налогового органа), что вовлеченные в систему поставок и взаиморасчетов юридические лица зарегистрированы по подложным или утерянным документам или несуществующим адресам (при этом понятие несуществующего адреса следует толковать буквально - адрес, который не существует, а не адрес, по которому юридическое лицо не находится или который не соответствует адресу, указанному в уставе), что схема взаимодействия производителя, поставщика продукции и экспортера, направленная на незаконное возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета, должна быть выявлена и обоснована налоговым органом допустимыми доказательствами, а не предположениями. Высший арбитражный суд Российской Федерации, указывая на необходимость представления налоговым органом надлежащих доказательств недобросовестности (полученных в установленном законом порядке) и оценке судом представленных доказательств в совокупности и во взаимосвязи, не имел в виду возможность произвольного и субъективного толкования налоговыми органами оснований недобросовестности налогоплательщика путем указания в качестве оснований недобросовестности собственных выводов налогового органа, сделанных за пределами предоставленных налоговым органам полномочий.

Не входит в компетенцию налоговых органов также произвольное толкование недобросовестности налогоплательщика путем субъективной оценки степени экономического риска заключаемых налогоплательщиком сделок (экономический риск является неотъемлемой частью предпринимательской деятельности любого хозяйствующего субъекта), путем не основанного на законе установления возможного периода заключения сделок с иностранными партнерами после постановки налогоплательщика на учет. Налоговым органам также не предоставлено право ограничивать хозяйствующим субъектам предусмотренный статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации принцип свободы договора (договор может быть заключен на любых, не противоречащих закону условиях, которые участники гражданского оборота сочтут для себя наиболее выгодными на момент заключения договора).

Заявитель представил налоговому органу и суду доказательства оплаты импортированного товара в соответствии с условиями контракта и с договором комиссии, что также подтверждает реальность совершаемых сделок, их направленность на получение заявителем прибыли, хотя и не имеет никакого отношения к праву заявителя на возмещение понесенных им затрат по уплате налога на добавленную стоимость при ввозе товара на таможенную территорию Российской Федерации.

Несостоятельной является и ссылка налогового органа на наличие у заявителя большой дебиторской задолженности. Вопросы взаимоотношений заявителя с иностранными, а также с российскими покупателями импортированного товара в части исполнения обязательств по оплате товара находятся вне сферы регулирования налогового законодательства. Поскольку наличие дебиторской и кредиторской задолженности характеризует деятельность подавляющего большинства юридических лиц, то данный факт не может рассматриваться в качестве препятствия для заявителя применить положения статей 171-172 Налогового кодекса Российской Федерации. Кроме того, из акта выездной проверки и оспариваемого решения следует, что в проверяемом периоде контрагенты заявителя систематически производили частичную оплату за поставленные товары, следовательно, заявитель ведет работу по погашению дебиторской задолженности. Отсутствие судебных притязаний заявителя к своим дебиторам на дату рассмотрения спора не лишает заявителя права в будущем воспользоваться судебной защитой своих экономических интересов. Предусмотренный Гражданским кодексом Российской Федерации трехлетний общий срок исковой давности по всем обязательствам дебиторов не истек. Более того, контрагенты заявителя (дебиторы) не отказываются от факта наличия долга и его размера.

Согласно пунктам 1, 5, 6, 9 Постановления Пленума ВАС Российской Федерации от 12.10.06г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» следует, что при разрешении налоговых споров суды должны исходить из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. Поэтому предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Для целей Постановления ВАС Российской Федерации понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, не полны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом ВАС Российской Федерации указал, что следующие обстоятельства сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной: создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции; взаимозависимость участников сделок; неритмичный характер хозяйственных операций; нарушение налогового законодательства в прошлом; разовый характер операций; осуществление операций не по месту нахождения налогоплательщика; осуществление расчетов с использованием одного банка; осуществление транзитных платежей между участниками взаимосвязанных хозяйственных операций; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций. Однако эти обстоятельства могут быть признаны свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды только в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности указанными в пункте 5 Постановления.

Ответчик не обосновал никакими допустимыми доказательствами невозможность реального осуществления заявителем совершенной сделки, отсутствие у заявителя необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет заявителем для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды (заявитель предпринимает меры для погашения кредиторской задолженности, товар реализован); совершение заявителем операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен. Ответчик не доказал также экономическую неразумность применяемых заявителем расчетов и сроков платежей.

Таким образом, оценив доводы налогового органа относительно недобросовестности заявителя и доводы заявителя о правомерности заявленного им налогового вычета, исследовав представленные сторонами и имеющиеся в деле документы, а также оценив представленные налоговым органом и заявителем доказательства в их совокупности и взаимной связи, и руководствуясь нормами материального и процессуального права, суд пришел к выводу о невозможности отнесения заявителя к категории недобросовестных налогоплательщиков и о необоснованности и неправомерности оспариваемого решения.

При таких обстоятельствах требования заявителя следует признать обоснованными и правомерными в полном объеме.

Руководствуясь статьями 167-170, 176, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд решил:

Признать недействительным решение Межрайонной ИФНС России N 16 по Санкт-Петербургу от 10.01.07г. N 04-12/00120 «О привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения».

Обязать Межрайонную ИФНС России N 16 по Санкт-Петербургу устранить допущенные нарушения прав и законных интересов Общества с ограниченной ответственностью «Стройинжтехника ХХI» путем возврата из бюджета в установленном статьей 176 Налогового кодекса Российской Федерации порядке 8074127 руб. 00 коп. налога на добавленную стоимость по импорту за февраль, май и август 2003 года. Выдать Обществу с ограниченной ответственностью «Стройинжтехника ХХI» справку о возврате из федерального бюджета 2000 руб. 00 коп. госпошлины.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

     Судья
Пасько О.В.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-8108/2007
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 05 июля 2007

Поиск в тексте