• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД г.САНКТ-ПЕТЕРБУРГА И ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

РЕШЕНИЕ

от 04 июля 2007 года Дело N А56-26483/2006

Резолютивная часть решения объявлена 27 июня 2007 года. Полный текст решения изготовлен 04 июля 2007 года.

Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области в составе: судьи Градусова А.Е., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Цымбалюк А.А. рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению: заявитель ООО " Гиппократ "

заинтересованное лицо Межрайонная ИФНС России N14 по Санкт-Петербургу третье лицо Межрайонная ИФНС России N7 по Ленинградской области о признании недействительным решения при участии

от заявителя: Жеребцов А.Ю. - доверенность от 12.01.2007 г.

от заинтересованного лица: Мухин А.А. - доверенность от 16.04.2007 г. N 03/9

от третьих лиц: Матвеева Е.Е. - доверенность от 11.01.2007 г. N 04-04/259 установил:

ООО "Гиппократ" просит (с учетом уточнения) признать недействительным решение МИ ФНС РФ N 14 по г. СПб от 28.03.2006 N 13-16/03662 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения и обязать МИФНС РФ N 7 по ЛО устранить допущенное нарушение прав и законных интересов налогоплательщика путем возврата на расчетный счет сумм излишне взысканного НДС и пени в размере 1 483 675 руб.

В связи с изменением местонахождения и постановкой на налоговый учет в МИФНС РФ N 7 по ЛО к участию в деле в качестве соответчика привлечена МИФНС РФ N 7 по ЛО.

В судебном заседании заявитель поддержал заявленные требования.

Налоговые органы заявленные требования не признали и просят заявление отклонить.

Арбитражный суд СПб и Ленинградской области рассмотрел и оценил материалы дела и доводы лиц, участвующих в деле.

Согласно материалам дела по результатам налоговой проверки налоговый орган принял решение от 28.03.2006 N 13-16/03662 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной ст. 122 п. 1 НК РФ, налогоплательщику предложено уплатить сумму НДС и пени. На основании данного решения налоговый орган предъявил инкассовые поручения, по которым частично были списаны либо уплачены суммы налога и пени.

В соответствии со ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации. В статье 172 НК РФ определен порядок и приведен перечень документов, необходимых для применения налоговых вычетов по НДС. Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ вычеты производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, после принятия на учет приобретенных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Налогоплательщик представил в налоговый орган все необходимые в силу Закона документы в обоснование права на налоговые вычеты, что подтверждается материалами дела.

Арбитражный суд считает, что с учетом обстоятельств дела налогоплательщик выполнил все условия, необходимые для принятия к вычету заявленной суммы НДС, а также понес реальные затраты по уплате НДС поставщику товара.

Согласно статье 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном НК РФ. Пунктом 2 этой же статьи установлено, что счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 данной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Невыполнение требований к счету-фактуре, не предусмотренных пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не может являться основанием для отказа принятия к вычету суммы налога, предъявленные продавцом. Пункт 5 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации устанавливает обязательные реквизиты, которые должны содержаться в счете-фактуре, а пункт 6 этой же статьи предусматривает порядок ее подписания.

Представленные счета-фактуры по формальным признакам соответствуют предъявляемым к ним требованиям. В соответствии со ст. 169 п. 6 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации. Такое заполнение счета-фактуры не является нарушением.

Спорные счета-фактуры фактически оплачены, в т.ч. НДС. Вывод налогового органа о не подтверждении факта оплаты налогоплательщиком НДС своему поставщику ООО «Квант-Фарм» в связи нарушением требований ст. 169 НК РФ при оформлении предъявленных счетов-фактур, противоречит материалам дела и является недоказанным. Факт оплаты поставки, включая сумму НДС, подтвержден платежными документами налогоплательщика, не опровергнутыми налоговым органом.

Вывод налогового органа о нарушении пунктов 2, 5, 6 ст. 169 НК РФ основан на протоколе допроса свидетеля от 22.02.2006 N 1, из которого следует, что директор ООО «Квант-Фарм» Кислов Максим Николаевич нигде официально не работает, никогда не являлся руководителем, учредителем и главным бухгалтером ООО «Квант-Фарм», не вел и никому не поручал вести хозяйственную деятельность ООО «Квант-Фарм», а, следовательно, сведения, содержащиеся в счетах-фактурах, выставленных ООО «Квант-Фарм» в адрес ООО «Гиппократ» являются недостоверными.

Показания, на которые ссылается налоговый орган, сами по себе не могут служить доказательством недостоверности сведений, указанных в счетах-фактурах. Согласно сведениям государственной регистрации, не признанными недействительными в установленном порядке, в соответствии с которыми Кислов М.Н. является учредителем и руководителем ООО «Квант-Фарм».

Между тем, из нотариально заверенной объяснительной записки (подлинник обозрен в судебном заседании) Кислова М. Н. от 28.04.2006 г. следует, что Кислов М. Н. являлся учредителем и директором ООО «Квант-Фарм» и подписывал документы, которые ему приносил Лукьянов Дмитрий Леонидович, фактически занимавшийся хозяйственной деятельностью ООО «Квант-Фарм» по доверенности от Кислова М.Н. Сведения, изложенные в протоколе допроса, составлявшегося в СПб НИИ «Скорой помощи им. Джанелидзе», Кислов М.Н. отрицает, указывая на то, что был в тяжелом состоянии, не читал и не понимал то, что было написано в протоколе допроса.

Ссылка налогового органа на Справки о результатах оперативного исследования ЭКЦ ГУВД СПб и ЛО от 18.04.2006 N 5/2-0932-06 и от 19.04.2006 N 5/2-0933-06 является необоснованной. Данные экспертные заключения выполнены вне рамок налоговой проверки, выводы, изложенные в указанных экспертных заключениях, не были отражены в решении о привлечении налогоплательщика к ответственности. Также Арбитражный суд учитывает, что отраженные в них сведения не подтверждают вывод налогового органа и не исключают право налогоплательщика на применение налоговых вычетов, поскольку иная принадлежность подписей на спорных счетах-фактурах не влечет недействительность заключенных и фактически исполненных сделок.

В соответствии с положениями ст. 169 НК РФ счета-фактуры могут быть подписаны и иными лицами, налоговый орган не доказал, что спорные документы подписаны неуполномоченными лицами.

Кроме того, Арбитражный суд учитывает, что согласно ст. 172 НК РФ налоговые вычеты производятся как на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), так и документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

Конституционный Суд РФ в Определении от 2 октября 2003 г. N 384-О и от 16.11.2006 N 467-О указал, что счет-фактура не является единственным документом для предоставления налогоплательщику вычетов по налогу на добавленную стоимость. Налоговые вычеты могут предоставляться и на основании иных документов, подтверждающих уплату налога на добавленную стоимость. Такой подход согласуется с конституционно-правовым смыслом вычетов по налогу на добавленную стоимость, выявленных Конституционным Судом Российской Федерации.

Факт уплаты налога подтвержден материалами дела, и налогоплательщик представил налоговому органу документы об оплате поставки, включая НДС, которые налоговый орган не оспаривает.

В соответствии с п. 1 статьи 40 НК РФ, для целей налогообложения принимается цена товаров, работ или услуг, указанная сторонами сделки. Пока не доказано обратное, предполагается, что эта цена соответствует уровню рыночных цен. В пункте 2 названной статьи приведен исчерпывающий перечень случаев, когда налоговые органы при осуществлении контроля за полнотой исчисления налогов вправе проверять правильность применения цен по сделкам:

1) между взаимозависимыми лицами;

2) по товарообменным (бартерным) операциям;

3) при совершении внешнеторговых сделок;

4) при отклонении более чем на 20 процентов в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Пунктом 3 статьи 40 НК РФ предусмотрено, что если налоговый орган выявит наличие одного из вышеприведенных случаев, и, в результате последующей проверки правильности применения цен установит, что цены товаров, работ, услуг, примененные сторонами сделки, отклоняются в сторону повышения или понижения более чем на 20 процентов от рыночной цены идентичных (однородных товаров) работ (услуг), он вправе вынести мотивированное решение о доначислении налога и пеней, рассчитанных таким образом, как если бы результаты этой сделки были оценены исходя из применения рыночных цен на соответствующие товары, работы или услуги.

В оспариваемом решении налогового органа не указано, какое именно из указанных оснований послужило поводом для проверки правильности применения цен в ходе данной проверки. В данном случае налоговый орган не доказал наличие таких оснований.

В соответствии с п. 4 ст. 40 НК РФ, рыночной ценой товара (работы или услуги) признается цена, сложившаяся при взаимодействии спроса и предложения на рынке идентичных (а при их отсутствии - однородных) товаров (работ, услуг) в сопоставимых экономических (коммерческих) условиях.

Налоговым органом не обеспечено выполнение положений НК РФ о необходимости сравнения цен на идентичные (однородные) товары по сопоставимым сделкам. Налоговый орган произвел начисление суммы налога расчетным путем на основании цен по договору, заключенному с ЗАО «Бакстер», не обосновав, избрание такого метода и применения цен именно этого договора. В целях определения рыночной цены в соответствии со ст. 40 НК РФ, налоговый орган производил сравнение цен за товар, приобретенный у ЗАО «Бакстер» и товаров, приобретенных у ООО «Квант-Фарм, не учитывая, что товары данных организаций не идентичны по стране производителю, условиям поставки и иным характеристикам, влияющим на формирование цены.

Таким образом, уровень рыночных цен налоговым органом надлежаще не исследовался и суммы доначисленного налога по данному эпизоду являются недоказанными.

Кроме того, в пункте 13 совместного постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.99 N 41/9 "О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации" разъяснено, что при разрешении споров, связанных с определением цены товаров, работ, услуг для целей налогообложения, суду следует исходить из того, что указанная сторонами сделки цена может быть оспорена налоговым органом в этих целях только в случаях, перечисленных в пункте 2 статьи 40 НК РФ. В иных случаях налоговый орган не вправе оспаривать для целей налогообложения цену товаров, работ, услуг, указанную сторонами в сделке.

Налоговый орган не доказал наличие в данном деле оснований оспаривать для целей налогообложения цены товара, установленные продавцами приобретенного Обществом товара - ООО «Квант-Фарм» и ЗАО «Компания Бакстер». Инспекцией не учтено, что положения подпункта 4 пункта 2 статьи 40 НК РФ касаются цен, применяемых налогоплательщиком, который реализует товары (работы, услуги). В данном же случае налоговым органом проверено соотношение цен приобретения товара, установленных продавцами приобретенного Обществом товара, а не примененных Обществом при реализации им товаров. Подпункт 4 пункта 2 статьи 40 НК РФ не регулирует вопросы, связанные с проверкой налоговыми органами соотношения цен приобретения товаров, установленных поставщиками товаров (работ, услуг) и примененных при реализации товаров покупателям-налогоплательщикам.

Отношения между ООО «Гиппократ» и ООО «Дорекс», осуществлялись в соответствии с договором N 067 от 26.03.2004, подтверждаются счетами-фактурами, актами выполненных работ, талонами к путевым листам, наличие которых налоговый орган не опровергает. Вывод налогового органа о том, что приобретенные ООО «Гиппократ» работы (услуги) у ООО «Дорекс» не связаны с осуществлением операций признаваемых объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость, счета-фактуры содержат не достоверные сведения о поставщике и в соответствии с пунктом 2 статьи 169 и пунктом 2 статьи 171 Налогового кодекса не могут являться основанием для принятия сумм налога на добавленную стоимость к вычету или возмещению является необоснованным и не доказанным. Указанные налоговым органом обстоятельства не доказывают отсутствие реальности осуществления сделки.

Вопросы лицензирования деятельности применительно к спорным правоотношениям не связаны с правом налогоплательщика на применение налоговых вычетов.

Пленум ВАС РФ в постановлении от 12 октября 2006 г. N 53 разъяснил, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с письмом Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 апреля 2002 г. N С5-5/уп-342 отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков о возмещении уплаченного налога на добавленную стоимость, предъявляемых с соблюдением порядка, определенного НК РФ, возможен лишь в случае установления в ходе судебного разбирательства факта недобросовестности конкретного лица. При этом в соответствии с правилами судопроизводства доказывание указанного факта является обязанностью налогового органа.

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал в своих решениях на то, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Вследствие этого правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, что предполагает обязанность налоговых органов доказывать обнаружившуюся недобросовестность налогоплательщиков в порядке, установленном Налоговым кодексом Российской Федерации.

Согласно пункту 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания законности принятия оспариваемого решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для его принятия, возлагается на орган или лицо, которые приняли данное решение.

Обязанность по доказыванию предполагает представление налоговым органом доказательств, бесспорно подтверждающих, что действия налогоплательщика не имели экономического основания и были направлены исключительно на искусственное создание оснований для необоснованного возмещения НДС из бюджета.

Налоговый орган не представил таких доказательств, свидетельствующих об искусственном создании налогоплательщиком совместно с его контрагентами оснований для необоснованного возмещения НДС.

Арбитражный суд оценил доводы налогового органа в их совокупности и взаимной связи и считает недоказанными выводы налогового органа.

В данном случае налоговый орган не представил доказательств того, что налогоплательщик является недобросовестным и совместно с контрагентами создавал схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что приводило бы к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков. В частности, налоговый орган не доказал, что налогоплательщик фактически не осуществляет предпринимательской деятельности, заявленный товарооборот отсутствует, представленные налогоплательщиком документы недействительны в силу их фальсификации либо по иным причинам, и отраженные в них сведения недостоверны. Приведенные налоговым органом доводы не позволяют утверждать о недобросовестности налогоплательщика, поскольку выводы налогового органа основаны на предположениях и не подтверждаются материалами дела.

В соответствии с Определением Конституционного Суда РФ от 4 ноября 2004 г. N 324-О отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате налога на добавленную стоимость в бюджет в денежной форме. В данном случае уплата НДС в бюджет в денежной форме подтверждается материалами дела и не оспаривается налоговым органом.

Налоговая добросовестность третьих лиц не влияет на права налогоплательщика и не является доказательством недобросовестности налогоплательщика, поскольку не доказана согласованность действий налогоплательщика и его контрагентов, направленных исключительно на искусственное создание оснований для возмещения налога.

При недоказанности согласованных действий налогоплательщика и его контрагентов, направленных исключительно на искусственное создание оснований для необоснованного налогообложения, указанные в оспариваемом решении налогового органа обстоятельства, сами по себе не являются подтверждением недобросовестности налогоплательщика при реализации предоставленного ему законом права.

На основании ст. 108 п. 6 НК РФ неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к ответственности, толкуются в пользу этого лица. Лицо считается невиновным в совершении налогового правонарушения, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке. Лицо, привлекаемое к ответственности, не обязано доказывать свою невиновность в совершении налогового правонарушения. Обязанность по доказыванию обстоятельств, свидетельствующих о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении, возлагается на налоговые органы.

Арбитражный суд, оценив письменные доказательства и объяснения сторон по делу с соблюдением положений статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации признает, что налоговый орган достоверно и бесспорно не доказал наличие законных оснований для привлечения налогоплательщика к ответственности, предусмотренной ст. 122 п. 1 НК РФ, и обязания налогоплательщика уплатить сумму налога и пени.

Решение налогового органа противоречит положениям главы 21 Налогового Кодекса РФ и нарушает предоставленное законом налогоплательщику право на налоговые вычеты. Суммы, взысканные и уплаченные на основании данного решения, подлежат возврату налоговым органом по месту налогового учета налогоплательщика в порядке, предусмотренном ст. 79 НК РФ.

С учетом изложенного заявленные требования являются обоснованными и подлежат удовлетворению.

Руководствуясь статьями 110, 167, 170, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд СПб и Ленинградской области Р Е Ш И Л:

1. Признать недействительным решение МИ ФНС РФ N 14 по г. СПб от 28.03.2006 N 13-16/03662 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

2. Обязать МИФНС РФ N 7 по ЛО устранить допущенные нарушения прав и законных интересов налогоплательщика путем возврата на расчетный счет сумм излишне взысканного НДС и пени в размере 1 483 675 руб. в порядке, предусмотренном ст. 79 НК РФ.

3. Возвратить ООО "Гиппократ" за счет средств соответствующего бюджета госпошлину по делу в сумме 2 000 руб.

На решение может быть подана апелляционная жалоба в Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в течение месяца со дня принятия решения или кассационная жалоба в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления решения в силу.

     Судья
Градусов А.Е.

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-26483/2006
Принявший орган: Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Дата принятия: 04 июля 2007

Поиск в тексте