• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 27 апреля 2011 года Дело N А33-3894/2011

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 20 апреля 2011 года. В полном объёме решение изготовлено 27 апреля 2011 года.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Л.К.Бычковой, рассмотрев исковое заявление акционерного общества «Российские железные дороги»в лице филиала Красноярская железная дорога (ИНН 7708503727 , ОГРН 1037739877295 )

к открытому акционерному обществу «РУСАЛ Красноярск» (ИНН 2465000141 , ОГРН 1022402468010)

о взыскании штрафа,

в присутствии:

от истца: Ситниковой Е.В. - представителя по доверенности от27.09.2010, по паспорту,

от ответчика: Никитина Е.В. - представителя по доверенности от 20.04.2010, по паспорту,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Евграшкиной Т.В.

установил:

открытое акционерное общество «Российские железные дороги»в лице филиала Красноярская железная дорога (ИНН 7708503727, ОГРН 1037739877295) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к открытому акционерному обществу «РУСАЛ Красноярск» (ИНН 2465000141, ОГРН 1022402468010) о взыскании штрафа по соглашению N Т-3/71 от 26.02.2004 за задержку вагонов в размере 1 144 000 руб.

Исковое заявление принято к производству суда. Определением от 24.03.2011 возбуждено производство по делу.

По ходатайству сторон завершено предварительное судебное заседание и рассмотрение дела продолжено в судебном заседании арбитражного суда первой инстанции, о чем вынесено определение от 20.04.2011.

Представитель истца поддержал исковые требования, по основаниям указанным в исковом заявлении.

Представитель ответчика исковые требования не признал по основаниям, изложенным в отзыве на исковое заявление, в котором открытое акционерное общество «РУСАЛ Красноярск» указало на необходимость применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снижении суммы штрафа за задержку вагонов с учетом несоразмерности предъявленного истцом штрафа за задержку вагонов последствиям нарушенного обязательства, отсутствия каких-либо доказательств наличия у истца негативных последствий, наступивших от надлежащего исполнения ответчиком обязательства по своевременной обработке вагонов.

В обоснование доводов, изложенных в отзыве, открытое акционерное общество «РУСАЛ Красноярск» указало следующие обстоятельства:

- время для расчета платы за пользование одним вагоном определяется из расчета 59 часов, что подтверждается ведомостями подачи и уборки вагонов;

- явная несоразмерность суммы начисленного штрафа за задержку вагона последствиями нарушения обязательства по возврату вагонов по истечению технологического срока оборота вагонов выражается в том, что сумма платы за пользование вагонами, указанными в ведомости подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540 в течение расчетного времени - 59 часов составляет 121 518 рублей, которая ОАО «РУСАЛ Красноярск» уплачена своевременно. При этом, в соответствии с постановление ФЭК от 19.06.2002 N35/12 «Об утверждении правил применения ставок платы за пользование вагонами, контейнерами федерального железнодорожного транспорта», плата за пользование вагонами за все время нахождения на подъездных путях необщего пользования, указанные в ведомости подачи и уборки вагонов N537 и N543 составила бы 782 747 руб. 10 коп. (Расчет платного пользования). Таким образом, оплатив 660 906 руб. 10 коп. платного пользования ОАО «РУСАЛ Красноярск» фактически возместил бы понесенные ОАО «РЖД» убытки.

Ответчик просит уменьшить сумму штрафа за задержку вагонов, указанных в ведомостях подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540, на 50%.

Истец представил письменные возражения против применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снижении суммы штрафа, указав, что последствия задержки вагонов для перевозчика выражаются не только в неполучении платы за пользование вагонами, но и в несвоевременном возврате вагонов после выгрузки, в связи с чем перевозчик не имеет возможности обеспечить других грузоотправителей необходимым количеством вагонов в соответствии с принятой заявкой на перевозку грузов. В обоснование данной позиции истцом представлен расчет провозной платы (в качестве примера наличия потерянных доходов), а также расчет экономической обоснованности начисленного штрафа. Истец полагает, что значительное снижение штрафа не оправдывает целей, для которых применяется штраф как способ обеспечения обязательств, поскольку не побуждает должника к исполнению обязательств по погрузке и выгрузке грузов в установленные законом и договором сроки. При этом следует учитывать, что в силу статьи 99 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, за время задержки вагонов плата за их пользование не начисляется.

При рассмотрении дела установлены следующие, имеющие значение для рассмотрения спора, обстоятельства.

20.09.2000 между Федеральным государственным унитарным предприятием «Красноярска железная дорога МПС России» и открытым акционерным обществом «В-Сибпромтранс» (владелец) заключен договор N5, связанный с эксплуатацией железнодорожного подъездного пути открытого акционерного общества «В-Сибпромтранс», примыкающего к станции Красноярск - Северной Красноярской железной дороги, предметом которого является обслуживание принадлежащего владельцу железнодорожного пути, примыкающего через стрелку N23 к 3-му пути станции Красноярск-Северный, обслуживаемого собственными локомотивами владельца.

Открытое акционерное общество «Российские железные дороги» является правопреемником Федерального государственного унитарного предприятия «Красноярская железная дорога».

В параграфе 1 данного договора предусмотрено, что в соответствии с Федеральным законом Транспортный устав железнодорожных дорог РФ, Правилами обслуживания железнодорожных путей, Правилами перевозок грузов и на условиях настоящего договора осуществляется обслуживание принадлежащего владельцу железнодорожного пути, примыкающего через стрелку N23 к 3-му пути станции Красноярск-Северный, обслуживаемого собственными локомотивами владельца.

Параграфом 3 договора предусмотрено, что сдаваемые на подъездной путь владельца вагоны убираются с 3 и 7 приемоотправочных путей станции Красноярск - Северный локомотивом владельца. Возвращаемые с подъездного пути владельца вагоны доставляются локомотивом владельца на 3 и 7 приемоотправочные пути станции Красноярск - Северный.

В параграфе 10 данного договора предусмотрено, что на условиях настоящего договора и при наличии у владельца доверенности от контрагентов на получение вагонов в адрес этих контрагентов и выполнение транспортно-экспедиционных операций подаются вагоны контрагентам владельца согласно перечня - Приложение N 1 к настоящему договору.

В приложении N1 к договору от 20.09.2000 N5 открытое акционерное общество «РУСАЛ Красноярский алюминиевый завод» назван среди прочих предприятий - контрагентов открытого акционерного общества «В-Сибпомтранс».

Во исполнение условий договора (параграф 10 и приложение N1 к договору) истцом производится подача вагонов для открытого акционерного общества «РУСАЛ Красноярск».

26.02.2004 между открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» (перевозчик), открытым акционерным обществом «В-Сибпромтранс» (владелец) и открытым акционерным обществом «Красноярский алюминиевый завод» (контрагент) заключено соглашение NТ-3/71 об условиях и порядке внесения платы за пользование вагонами и контейнерами.

Согласно пункту 1 соглашения от 26.02.2004 NТ-3/71, открытое акционерное общество «КрАЗ» является контрагентом владельца по договору от 20.09.2000 N5.

В пункте 2 данного соглашения предусмотрено, что контрагент оплачивает перевозчику согласно статьи 39 Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» плату за пользование вагонами и несет ответственность в соответствии со статьями 62 и 99 Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» в виде штрафа за задержку вагонов, принадлежащих перевозчику, под погрузкой-выгрузкой более 24 часов по истечению технологического срока оборота вагонов, который составляет для маршрутов с глиноземом 32 часа, для фитинговых платформ и контейнеров - 35 часов, крытых вагонов под погрузку и прочих грузов - 41 час.

В оплачиваемое время включается все время нахождения вагона на подъездных путях владельца и контрагента с момента передачи вагонов владельцу на железнодорожных выставочных путях станции Красноярск - Северный до момента их возвращения на эти же выставочные пути (пункт 4 соглашения).

Пунктом 6 соглашения от 26.02.2004 NТ-3/71 предусмотрен следующий порядок расчета платы за пользование вагонами.

Расчет платы за пользование вагонами и начисление штрафов производится по ведомостям подачи и уборки вагонов, составленным на основании памяток приемосдатчика, подписываемых уполномоченным лицом перевозчика и уполномоченным лицом контрагента или представителем владельца по доверенности, выданной ему контрагентом.

Размер платы определяется в соответствии с действующими Правилами применения ставок платы за пользование вагонами и контейнерами федерального железнодорожного транспорта (Тарифным руководством N2), утвержденным постановлением ФЭК России от 19.06.2002 N35/12. Величина штрафа определяется в соответствии со статьями 99 и 100 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Расчеты за платное пользование производятся централизованным порядком путем списания с лицевого счета предприятия в Красноярском ТехПД.

Оплата штрафов производится отдельными платежными поручениями на основании счета-фактуры с приложением обосновывающих начисление штрафов документов.

Соглашение от 26.02.2004 NТ-3/71 заключено на срок действия договора от 20.09.2000 N5 (пункт 18 соглашения).

Представленными в материалы дела памятками приемосдатчика N752, N669, N670, N662, N777, N575, N741, N386, N644, N619 на уборку вагонов, подтверждаются факты нахождения у ответчика вагонов, указанных в расчете истца, свыше сроков, установленных соглашением и частью 2 статьи 99 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации.

Расчет времени задержки вагонов представлен истцом в материалы дела.

На основании памяток приемосдатчика составлены ведомости подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540, в которых начислен штраф за задержку вагонов в размере 1 144 000 руб.

Из материалов дела следует, что представитель открытого акционерного общества «РУСАЛ Красноярск» ведомости подачи и уборки вагонов подписал с разногласиями, с суммой штрафа не согласился, от подписи в ведомостях с указанием суммы штрафа отказался, о чем составлены акты общей формы NN40, 41, 42, 43, 44, 45, 46, 47, 49. Доверенности на представителей открытого акционерного общества «РУСАЛ Красноярск», подписавших вышеуказанные ведомости и памятки, содержащие необходимый объем полномочий, представлены в материалы дела.

Открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» в лице филиала - Красноярская железная дорога ответчику направлены уведомления NN 40,41,42,43,44,46,47,48 о начисленных суммах штрафа по ведомостям N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540.

В связи с неоплатой ответчиком суммы штрафа за задержку вагонов в размере 1 144 000 рублей, истец обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Исследовав представленные доказательства, оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гражданские права и обязанности возникают из оснований предусмотренных законом и иных правовыми актами, а также из действия граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности.

Согласно статье 307 Гражданского кодекса Российской Федерации в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. В качестве основания возникновения обязательств статья 307 Гражданского кодекса Российской Федерации называет договоры и сделки.

В силу статьи 309 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требован

иями.

Между истцом (перевозчиком) и владельцем пути необщего пользования заключен договор от 20.09.2000 N 5 на обслуживание пути необщего пользования.

26.02.2004 между открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» (перевозчик), открытым акционерным обществом «В-Сибпромтранс» (владелец) и открытым акционерным обществом «РУСАЛ Красноярск» (контрагент) заключено соглашение от 26.02.2004 N Т-3/71 об условиях и порядке внесения платы за пользование вагонами и контейнерами.

Из материалов дела следует, что правоотношения сторон регулируются главой 40 Гражданского кодекса Российской Федерации и Уставом железнодорожного транспорта Российской Федерации.

В соответствии со статьей 784 Гражданского кодекса Российской Федерации, перевозка грузов, пассажиров и багажа осуществляется на основании договора перевозки. Общие условия перевозки определяются транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. На основании статьи 791 Гражданского кодекса Российской Федерации, погрузка (выгрузка) груза осуществляется транспортной организацией или отправителем (получателем) в порядке, предусмотренном договором, с соблюдением положений, установленных транспортными уставами и кодексами и издаваемыми в соответствии с ними правилами. Погрузка (выгрузка) груза, осуществляемая силами и средствами отправителя (получателя) груза.

Согласно статье 793 Гражданского кодекса Российской Федерации, в случае неисполнения либо ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную настоящим Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.

В соответствии с частью 6 статьи 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации (далее - Устав), за задержку вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчику, под погрузкой, выгрузкой на местах общего и необщего пользования, в том числе на железнодорожных путях необщего пользования, более чем на двадцать четыре часа по истечении установленных договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов технологических сроков оборота вагонов, контейнеров либо по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов под погрузку, выгрузку локомотивами, принадлежащими перевозчику, грузоотправители, грузополучатели, владельцы железнодорожных путей необщего пользования несут перед перевозчиком ответственность в соответствии со статьей 99 Устава.

Согласно статье 99 Устава, за задержку вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчикам, под погрузкой, выгрузкой грузов в местах общего и необщего пользования, включая железнодорожные пути необщего пользования, более чем на двадцать четыре часа по истечении технологических сроков оборота вагонов, контейнеров, установленных договорами на подачу и уборку вагонов или договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования, либо по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов, контейнеров под погрузку, выгрузку грузов локомотивами перевозчика грузоотправители, грузополучатели, владельцы железнодорожных путей необщего пользования уплачивают перевозчику в десятикратном размере штрафы, установленные статьями 100 и 101 настоящего Устава, без внесения при этом платы за пользование вагонами, контейнерами. При этом задержка вагонов менее чем на пятнадцать минут в расчет не принимается, задержка вагонов от пятнадцати минут до одного часа принимается за полный час.

Статьей 100 Устава предусмотрено, что за задержку вагонов в случаях, предусмотренных статьями 47 и 99 настоящего Устава, с грузоотправителя, грузополучателя перевозчиком за каждый час простоя каждого вагона взыскивается штраф в размере 0,2 размера минимального размера оплаты труда. За задержку цистерн, цементовозов, бункерных полувагонов, минераловозов и других специализированных вагонов (к которым относятся также фитинговые платформы) размер штрафа, предусмотренный в настоящей статье, увеличивается в два раза, за задержку рефрижераторных вагонов и транспортеров - в три раза.

Согласно пункту 7 Правил оформления и взыскания штрафов при перевозках грузов железнодорожным транспортом, утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18.06.2003 N43, расчет штрафов, установленных статьями 100 и 101 Устава, производится по ведомостям подачи и уборки вагонов, составленным на основании памяток приемосдатчика.

В соответствии с пунктом 4.3 Правил эксплуатации и обслуживания железнодорожных путей необщего пользования, утвержденных приказом Министерства путей сообщения Российской Федерации от 18.06.2003 N26, время нахождения вагонов на железнодорожных путях необщего пользования, обслуживаемых локомотивом владельца, исчисляется с момента передачи вагонов на железнодорожные выставочные пути согласно памятке приемосдатчика до момента их возвращения на железнодорожные выставочные пути и сдачи их перевозчику на основании книги регистрации уведомлений и памятки приемосдатчика.

Согласно Инструкции по ведению станционной и коммерческой отчетности, в пункте3.5 в графе «время выполнения операции» указывается: при подаче вагонов локомотивом железной дороги - время подачи к месту грузовых операций; а при подаче к месту грузовых операций локомотивом грузоотправителя, владельца путей необщего пользования - время передачи вагонов на выставочном пути. Таким образом, применительно к ситуации, когда вагоны подаются локомотивом, принадлежащим владельцу железнодорожного пути необщего пользования, законодатель определил понятие времени нахождения вагонов под погрузкой, выгрузкой как время с момента передачи вагонов на выставочные пути владельцу железнодорожного пути необщего пользования до момента возвращения этих вагонов перевозчику на выставочные пути.

Следовательно, штраф исчисляется не за то время, когда вагон находился непосредственно под погрузкой и выгрузкой, а за время нахождения вагона на принадлежащем ветвевладельцу железнодорожном подъездном пути, учет указанного времени должен производиться по ведомостям подачи и уборки вагонов, оформленных перевозчиком.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.10.2005 N30 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации», время нахождения вагонов, контейнеров на железнодорожных путях необщего пользования, обслуживаемых локомотивом владельца или пользователя этих путей (технологический срок оборота вагонов), исчисляется с момента передачи владельцу таких путей вагонов, контейнеров на выставочных путях до момента их возвращения на железнодорожные выставочные пути. В отношениях, урегулированных договором на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, обслуживаемого локомотивом владельца пути, или договором на подачу и уборку вагонов, ответственность, предусмотренная частью 6 статьи 62, частью 2 статьи 99, статьями 100 и 101 Устава, наступает в случае задержки возврата вагонов, контейнеров владельцем железнодорожных путей необщего пользования на выставочные пути более чем на двадцать четыре часа сверх технологических сроков оборота вагонов, контейнеров, установленных договором. Взыскание штрафа по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов под погрузку и выгрузку производится в случае подачи их к местам погрузки и выгрузки локомотивом перевозчика.

Статьей 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации установлено нормативное время пользование вагонами и контейнерами - 24 часа, исчисляемое по истечении установленных договорами на эксплуатацию железнодорожных путей необщего пользования или договорами на подачу и уборку вагонов технологических сроков оборота вагонов, контейнеров либо по истечении тридцати шести часов с момента подачи вагонов под погрузку, выгрузку локомотивами, принадлежащими перевозчику.

Факт задержки проданных ответчику железнодорожных вагонов свыше сроков, установленных частью 2 статьи 99 Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации, с учетом установленного соглашением сторон времени технологического оборота вагонов, подтвержден представленными в материалы дела памятками приемосдатчика 010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540.

Представленные в материалы дела памятки приемосдатчика, а также ведомости подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540, содержат сведения о номерах вагонов, о времени их подачи, уборки и нахождения на путях необщего пользования. При этом номера вагонов и время подачи и уборки, зафиксированные в памятках приемосдатчика, соответствуют номерам вагонов и времени подачи и уборки вагонов в ведомостях подачи и уборки вагонов. Указанные памятки подписаны ответчиком без возражений, а ведомости - без возражений, за исключением начисления штрафа. По факту отказа от подписи представителя ответчика в части начисления штрафа составлены акты общей формы, представленные в материалы дела. В ведомостях подачи и уборки вагонов содержится отметка о составлении актов общей формы.

Таким образом, указанными документами надлежащим образом подтверждается факт превышение сроков, установленных статьями 62 и 99 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации и договором от 20.09.2000 N5, то есть факт задержки под погрузкой, выгрузкой вагонов, контейнеров, принадлежащих перевозчику.

Исходя из требований статей 62, 99 Устав железнодорожного транспорта следует, что ответственность контрагента наступает при наличии факта пользования вагонами по истечении технологических сроков оборота вагонов, контейнеров, установленных договором. Нарушение указанных сроков влечет наступление ответственности контрагента перед перевозчиком в соответствии со статьями 62, 99 Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации. Внесение платы за пользование вагонами, начисленной в соответствии со статьей 39 Устава, не является основанием освобождения от ответственности за нарушение сроков пользования вагонами.

Сведения, содержащиеся в памятках и ведомостях, являются достаточными для установления как оснований начисления штрафа за задержку вагонов, так и для расчета размера штрафа.

Расчет размера штрафа произведен для каждого вагона по формуле: количество часов задержки каждого вагона (общее время нахождения вагонов на железнодорожных путях необщего пользования за вычетом 24 час. - часть 6 статьи 62 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации и технологического времени согласованного сторонами в пункте 2 соглашения от 26.02.2004 N Т-3/71) х 10 (десятикратный размер штрафа, установленный статьями 100, 101 УЖТ РФ - часть 2 статьи 99 УЖТ РФ) х (0,2 х 100 руб. - 0,2 от размера минимальной оплаты труда - статья100 УЖТ РФ).

Арбитражный суд, проверив представленный истцом расчет размера штрафа, пришел к выводу, что расчет произведен с учетом положений статей 62, 99, 101 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, договора от 20.09.2000 N5, в связи с чем, сумма штрафа истцом рассчитана верно.

Согласно представленному расчету, всего за задержку вагонов под погрузкой, выгрузкой, по ведомостям подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540, истцом начислен штраф в размере 1 144 000 рублей. Уведомления о начислении суммы штрафа за задержку вагонов вручены истцом ответчику - открытому акционерному обществу «РУСАЛ Красноярск».

Доказательств уплаты ответчиком штрафа за задержку вагонов, начисленного по ведомостям подачи и уборки вагонов N010496, N010497, N010498, N010499, N010500, N020569, N 020539, N 020540, в материалы дела не представлено.

В судебном заседании установлен факт нахождения спорных вагонов под грузовыми операциями свыше сроков, определенных частью второй статьи 99 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, в связи с чем, арбитражный суд пришел к выводу, что требование о взыскании 1 144 000 рублей штрафа за задержку вагонов заявлено обоснованно.

Ответчиком заявил ходатайство об уменьшении размера начисленного штрафа на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, в силу статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 N263-О следует, что согласно части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Таким образом, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации установлены пределы осуществления гражданских прав, а именно не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

Таким образом, применяя статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации в совокупности со статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд должен установить реальное соотношение предъявленной неустойки и последствий невыполнения должником обязательства по договору, дабы соблюсти правовой принцип возмещения имущественного ущерба, согласно которому не допускается применения мер карательного характера за нарушение договорных обязательств.

При этом, Конституционный Суд Российской Федерации также пришел к выводу, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, т.е., по существу, на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

В пункте 23 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.11.2008 N18 «О некоторых вопросах судебной практики арбитражных судов в связи с введением в действие Транспортного устава железных дорог Российской Федерации» указано, что согласно статье 133 Транспортного устава участники перевозочного процесса не вправе ограничить или устранить имущественную ответственность, возложенную на них Транспортным уставом или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Это ограничение не распространяется на арбитражные суды, рассматривающие споры, связанные с взысканием установленных Транспортным уставом штрафов. Если арбитражный суд при рассмотрении конкретного спора установит явную несоразмерность подлежащего уплате штрафа последствиям нарушения обязательства, он вправе в соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации уменьшить его размер.

В соответствии с Постановлением Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 01.07.1996 N6/8, при решении вопроса об уменьшении неустойки (статья 333) необходимо иметь в виду, что размер неустойки может быть уменьшен судом только в том случае, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства. Критерием для установления несоразмерности процентов последствиям ненадлежащего исполнения обязательства может быть, в том числе, установленный договором процент, чрезмерно высокий по сравнению с установленной Банком России ставкой рефинансирования.

При определении размера неустойки, подлежащей взысканию суд учитывает специфику связанных с перевозкой грузов железнодорожным транспортом правоотношений, а также и оправданность дифференциации в имущественной ответственности перевозчиков и грузоотправителей (грузополучателей) в процессе железнодорожных перевозок, отмеченную Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 02.02.2006 N17-О.

В то же время, исходя из необходимости соблюдения баланса имущественных интересов сторон, арбитражный суд учитывает также и отсутствие доказательств фактического причинения (либо возникновения угрозы причинения) ущерба имущественным интересам истца в связи с неисполнением ответчиком обязательств и невыполнением заявки на перевозку груза, равно как и доказательств возникновения угрозы причинения истцом какого-либо ущерба иным лицам вследствие неисполнения ответчиком заявки на перевозку грузов в собственных вагонах (не принадлежащих истцу).

При изложенных обстоятельствах, доводы истца о необходимости сравнения суммы начисленного штрафа с провозной платой за перевозку, являющуюся основным видом открытого акционерного общества «Российские железные дороги», отклоняются судом, учитывая следующее.

На основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, соразмерность определяется применительно к последствиям нарушения спорного обязательства.

В целях определения соразмерности начисленного штрафа открытое акционерное общество «Российские железные дороги» в лице филиала - Красноярская железная дорога представило суду расчет платы за перевозку грузов, произведенный по тарифам (прейскурант N10-01), утвержденным Постановлением Федеральной энергетической комиссией Российской Федерации от 17.06.2003 N47-т/5.

В соответствии со статьей 8 Федерального закона Российской Федерации «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации», указанные тарифы, сборы и плата устанавливаются на основе себестоимости и уровня рентабельности, обеспечивающего безубыточность деятельности организаций железнодорожного транспорта и индивидуальных предпринимателей на железнодорожном транспорте.

Таким образом, плата за выполняемые открытым акционерным обществом «Российские железные дороги» перевозки определяется исходя из экономически обоснованных тарифов, установленных уполномоченным органом с учетом не только оправданного уровня доходов перевозчика, но и необходимых дополнительных расходов, связанных с организацией перевозочного процесса и непосредственно самой перевозкой груза железнодорожным транспортом. Однако, на время задержки вагонов у ответчика, истец таких дополнительных расходов, как при непосредственном осуществлении перевозки груза либо самих порожних вагонов, не несет.

Кроме того, предложенный истцом расчет платы за перевозку произведен исходя из расстояния перевозки, в то время как штраф начисляется за время задержки вагонов. Таким образом, исходные данные предложенных расчетов также не могут быть положены в основу сравнения соразмерности начисленной неустойки.

Следовательно, определение соразмерности штрафа за задержку вагонов на определенное время путем сравнения с платой за перевозку тех же самых вагонов на определенное расстояние не может быть признано допустимым и достоверным.

В то же время, не может быть признано и предложенное ответчиком сравнение начисленной суммы штрафа с размером платы за пользование вагонами.

В силу статьи 329 Гражданского кодекса Российской Федерации, неустойка является одним из способов обеспечения исполнения обязательств. Как следует из определения Конституционного Суда Российской Федерации от 14.03.2001 N80-О, неустойка является также и мерой имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение.

В Постановлении от 26.12.2002 N17-П Конституционный суд Российской Федерации прямо указал, что неустойка (штраф, пеня) как способ обеспечения исполнения обязательств и мера имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, по смыслу статей 12, 330, 332 и 394 Гражданского кодекса Российской Федерации, стимулирует своевременное исполнение обязательств, позволяя значительно снизить вероятность нарушения прав кредитора, предупредить нарушение.

Плата за пользование вагонами, взимается в случае надлежащего и правомерного использования вагонов в пределах, установленных в соответствии с Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, сроков, за сам факт использования соответствующего имущества. Соответственно, снижение суммы штрафа до размера основного обязательства не обеспечивает цели установления законной неустойки и не побуждает должника к своевременному исполнению своих обязанностей.

На основании изложенного, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела и исходя из необходимости соблюдения баланса имущественных интересов сторон, определяемых с учетом требований статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, арбитражный суд считает необходимым уменьшить размер подлежащего взысканию штрафа до 858 000 рублей.

Согласно пункта 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 20.03.1997 N6 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами законодательства Российской Федерации о государственной пошлине», при уменьшении арбитражным судом размера неустойки на основании статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации расходы истца по государственной пошлине подлежат возмещению ответчиком исходя из суммы неустойки, которая подлежала бы взысканию без учета ее уменьшения.

На основании выше изложенного, руководствуясь статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины подлежат отнесению на ответчика.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 171 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

Иск удовлетворить частично.

Взыскать с открытого акционерного общества «РУСАЛ Красноярск», г. Красноярск в пользу открытого акционерного общества «Российские железные дороги» в лице филиала Красноярская железная дорога, г. Красноярск 858 000 рублей штрафа, 24 440 руб. государственной пошлины.

В остальной части иска отказать.

Разъяснить лицам, участвующим в деле, что настоящее решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путём подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд.

     Судья

Л.К.Бычкова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-3894/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Красноярского края
Дата принятия: 27 апреля 2011

Поиск в тексте