• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД КРАСНОЯРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 20 апреля 2012 года Дело N А33-21237/2011

Красноярск

Резолютивная часть решения объявлена в судебном заседании 13.04.2012. В полном объёме решение изготовлено 20.04.2012.

Арбитражный суд Красноярского края в составе судьи Медведевой О.И., рассмотрев в судебном заседании дело по иску товарищества собственников жилья «Жилье 21 века» (ИНН 2463208754, ОГРН 1082468044823), г. Красноярск,

к открытому акционерному обществу «Красноярскэнергосбыт» (ИНН 2463208754, ОГРН 1082468044823), г. Красноярск,

о признании недействительными пунктов 6.3, 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011,

при участии в судебном заседании:

от истца: Варфоломеева Е.А., по доверенности от 01.09.2011; Сыроежко Ю.П., по доверенности от 18.08.2011; Щепина К.А., по доверенности от 07.12.2011;

от ответчика: Головача А.Е., по доверенности N 230 от 01.08.2011,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Чернышевой Н.С.,

установил:

товарищество собственников жилья «Жилье 21 века» (далее - ТСЖ «Жилье 21 века»; истец) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к открытому акционерному обществу «Красноярскэнергосбыт» (далее - ОАО «Красноярскэнергосбыт»; ответчик) о признании недействительными пунктов 6.3, 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011.

Исковое заявление принято к производству суда. Определением от 26.12.2011 возбуждено производство по делу.

Протокольным определением от 28.03.2012 рассмотрение дела отложено в настоящее судебное заседание.

В судебном заседании 13.04.2012 представитель истца поддержал направленное в материалы дела уточнение исковых требований, согласно которому истец просит также признать недействительным Приложение N 3 к договору на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 в части расчета потребленной электроэнергии ТСЖ «Жилье 21 века» в следующем порядке:

от расхода по прибору учета N 01136168 т/т 100/5 т/н 6000/100 с показаний А.02109,88 R.01114,49 необходимо минусовать расход следующих потребителей:

Абонент N 1000091845 СНТ «Березка-2» прибор учета N 07477708028152273 с пок. 7179;

Абонент N 107070901700 Филиппов К.М. прибор учета N 03923268 с пок. 03631,0;

Абонент N 10707090670 Ткаченко Е.Г. прибор учета N 031480609 с пок. 007700,0;

Абонент N 102100725320 Липовка С.Л. прибор учета N 0008522020002012 с пок. 0040004,0;

Абонент N 1000091922 Абасова Д.С. прибор учета N 588227 с пок. 2684,0;

Абонент N 107070902340 Тимошенок Ю.В. прибор учета N 07882035000712 с пок. 2;

Абонент N 107070902550 Колобашкин К.В. прибор учета N 07882035000639 с пок. 4000;

Абонент N 1000062743 ООО «Жилье 21 века» прибор учета N 009072031009736 с пок. 003076,0.

Представитель ответчика возражал против принятия судом уточнения исковых требований со ссылкой на невозможность рассмотрения данного требования, которое является дополнительным к ранее заявленному в иске, и не может быть удовлетворено таким способом, как признание сделки недействительной.

На основании статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судом отказано в принятии уточнения исковых требований, поскольку истец фактически дополняет иск дополнительным требованием, которое не заявлялось изначально в иске, что недопустимо.

Представитель истца поддержал исковые требования в полном объеме со ссылкой на представленные в материалы дела уточнение к иску и возражения на отзыв ответчика, пояснив, что оспариваемые пункты договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 не соответствуют статье 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», пунктам 8, 15, 19, 20 Правил N 307 и Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 57 от 05.10.2007.

Представитель ответчика считает исковые требования не подлежащими удовлетворению по основаниям, изложенным в отзыве, а также в дополнении к нему, направленном в материалы дела до судебного заседания.

Представитель ответчика также пояснил, что нормы законодательства, которым, по мнению истца, противоречат оспариваемые пункты договора, не регулируют отношения сторон по договору, поэтому не подлежат применению к ним. Фактически оспариваемые пункты договора полностью соответствуют требованиям действующего законодательства (специальным нормам, подлежащим применению), т.к. дублируют положения пунктов 3, 17, 19, 20 Правил N 530, подлежащих применению в данном случае к отношениям сторон по договору.

Представитель ответчика настаивал на отказе в удовлетворении исковых требований, поскольку истцом не представлены доказательства, подтверждающие противоречие оспариваемых пунктов договора Правилам N 530.

Представитель истца считает, что методика расчета, предусмотренная оспариваемыми пунктами договора, нарушает права и законные интересы истца, выступающего в интересах жильцов, не соответствует статье 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», пунктам 8, 15, 19, 20 Правил N 307 и Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 57 от 05.10.2007, поэтому иск подлежит удовлетворению.

Исследовав представленные доказательства, оценив доводы лиц, участвующих в деле, арбитражный суд пришел к следующим выводам.

Согласно статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов.

В соответствии со статьей 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных законом и иными правовыми актами, а также из действий граждан и юридических лиц, которые хотя и не предусмотрены законом или такими актами, но в силу общих начал и смысла гражданского законодательства порождают гражданские права и обязанности. В соответствии с этим гражданские права и обязанности возникают, в том числе - из договоров и иных сделок.

Статьями 9, 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено право граждан и юридических лиц по своему усмотрению осуществлять принадлежащие им гражданские права, в том числе - самостоятельно избирать способ защиты нарушенного права. Защита гражданских прав осуществляется, в том числе - путем признания ничтожной сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В соответствии со статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

В силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В пункте 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. При этом следует учитывать, что такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные пунктом 1 статьи 181.

При удовлетворении иска в мотивировочной части решения суда о признании сделки недействительной должно быть указано, что сделка является ничтожной. В этом случае последствия недействительности ничтожной сделки применяются судом по требованию любого заинтересованного лица либо по собственной инициативе.

В связи с тем, что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения.

Таким образом, условием предоставления судебной защиты лицу, обратившемуся в суд с соответствующим требованием, является установление наличия у истца принадлежащего ему субъективного материального права или охраняемого законом интереса и факта его нарушения.

Из материалов дела следует, что между истцом (абонентом) и ответчиком (гарантирующим поставщиком) заключен договор на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011, предмет которого - обязанность гарантирующего поставщика поставлять абоненту электрическую энергию, а также обязанность абонента оплачивать поставленную электроэнергию.

При этом, основанием для обращения истца с иском в суд послужило его мнение о том, что пункты 6.3 и 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011, заключенного между истцом и ответчиком, являются ничтожными в силу их несоответствия статье 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», пунктам 8, 15, 19, 20 Правил N 307 и Постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 57 от 05.10.2007.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Истец не доказал обоснованность исковых требований, поскольку его позиция о несоответствии оспариваемых пунктов договора на электроснабжение требованиям закона основана на неверном толковании норм действующего законодательства, регулирующего отношения в сфере энергоснабжения и подлежащего применению к рассматриваемым правоотношениям.

Из содержания пунктов 6.3 и 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011, заключенного между ОАО «Красноярскэнергосбыт» и ТСЖ «Жилье 21 века», следует, что при установке расчетных приборов учета не на границе балансовой принадлежности электрических сетей абонента и сетевой организации, количество учтенной ими электроэнергии корректируется на величину потерь электроэнергии в сети от места установки приборов учета до границы балансовой принадлежности электрической сети; в случае установки прибора учета на границе балансовой принадлежности данный прибор считается расчетным, а прибор учета, установленный в электрических сетях абонента (не на границе балансовой принадлежности), используется для контроля исправности и точности расчетного прибора учета.

Одним из оснований для признания данных пунктов договора ничтожными истец считает их несоответствие статье 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 07.02.1992 N 2300-1 (далее - Закон N 2300-1), согласно которой условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Вместе с тем, в Законе N 2300-1 указано, что он регулирует отношения, возникающие между потребителями и изготовителями, исполнителями, импортерами, продавцами при продаже товаров (выполнении работ, оказании услуг), устанавливает права потребителей на приобретение товаров (работ, услуг) надлежащего качества и безопасных для жизни, здоровья, имущества потребителей и окружающей среды, получение информации о товарах (работах, услугах) и об их изготовителях (исполнителях, продавцах), просвещение, государственную и общественную защиту их интересов, а также определяет механизм реализации этих прав.

Кроме того, в Законе N 2300-1 предусмотрено, что потребитель - это гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности; изготовитель - организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, производящие товары для реализации потребителям; исполнитель - организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору; продавец - организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, реализующие товары потребителям по договору купли-продажи.

Следовательно, Закон N 2300-1 распространяет свое действие на правоотношения, возникающие между продавцом, исполнителем, изготовителем (юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем) и потребителем (физическим лицом).

Исходя из предмета регулирования Закона N 2300-1 и обстоятельств дела, арбитражный суд приходит к выводу о том, что товарищество собственников жилья не является потребителем в смысле данного Закона, поэтому на отношения между ТСЖ «Жилье 21 века» и ОАО «Красноярскэнергосбыт» по договору на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 не могут распространяться требования Закона N 2300-1.

При таких обстоятельствах отсутствуют основания считать оспариваемые пункты договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011, заключенного между истцом и ответчиком, не соответствующими статье 16 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей».

Не имеется оснований и для признания оспариваемых пунктов договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 противоречащими пунктам 8, 15, 19, 20 Правил N 307.

Согласно пункту 1 статьи 157 Жилищного кодекса Российской Федерации размер платы за коммунальные услуги определяется на основании показаний приборов учета, а при их отсутствии - нормативов потребления коммунальных услуг, утверждаемых органами местного самоуправления.

В соответствии со статьей 8 Постановления Правительства РФ от 23.05.2006 N 307 «"О порядке предоставления коммунальных услуг гражданам» (далее - Правила N 307) условия договора о приобретении коммунальных ресурсов и водоотведении (приеме (сбросе) сточных вод), заключаемого с ресурсоснабжающими организациями с целью обеспечения потребителя коммунальными услугами, не должны противоречить настоящим Правилам и иным нормативным правовым актам Российской Федерации.

Согласно пункту 15 Правил N 307 размер платы за холодное водоснабжение, горячее водоснабжение, водоотведение, электроснабжение, газоснабжение и отопление рассчитывается по тарифам, установленным для ресурсоснабжающих организаций в порядке, определенном законодательством Российской Федерации.

В случае если исполнителем является товарищество собственников жилья, жилищно-строительный, жилищный или иной специализированный потребительский кооператив либо управляющая организация, то расчет размера платы за коммунальные услуги, а также приобретение исполнителем холодной воды, горячей воды, услуг водоотведения, электрической энергии, газа и тепловой энергии осуществляются по тарифам, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации и используемым для расчета размера платы за коммунальные услуги гражданами.

В силу пункта 19 Правил N 307 при отсутствии коллективных (общедомовых), общих (квартирных) и индивидуальных приборов учета размер платы за коммунальные услуги в жилых помещениях определяется, в том числе: для электроснабжения - в соответствии с подпунктом 3 пункта 1 приложения N 2 к настоящим Правилам, т.е. по нормативам потребления.

В соответствии с пунктом 20 Правил N 307 при отсутствии индивидуальных приборов учета холодной воды, горячей воды, электрической энергии, газа и тепловой энергии в нежилых помещениях многоквартирного дома размер платы за коммунальные услуги в нежилом помещении рассчитывается по соответствующим тарифам, установленным в соответствии с законодательством Российской Федерации, а также исходя из объемов потребленных коммунальных ресурсов, которые определяются при отсутствии в многоквартирном доме коллективного (общедомового) прибора учета газа и (или) электрической энергии - расчетным путем, согласованным ресурсоснабжающей организацией с лицом, заключившим с ней договор, исходя из мощности и режима работы установленных в этих помещениях потребляющих устройств. При оборудовании многоквартирного дома коллективным (общедомовым) прибором учета и отдельных помещений в таком доме индивидуальными и (или) общими (квартирными) приборами учета размер платы за коммунальные услуги определяется в соответствии с подпунктом 1 пункта 3 приложения N 2 к настоящим Правилам, т.е по показаниям приборов учета.

Следовательно, условия договора о приобретении коммунальных ресурсов (в том числе электроснабжения) заключаемого с ресурсоснабжающими организациями с целью обеспечения потребителя коммунальными услугами, не должны противоречить Правилам N 307 и иным нормативным правовым актам Российской Федерации. При этом, размер платы устанавливается исходя из условия наличия либо отсутствия коллективных (общедомовых), общих (квартирных) и индивидуальных приборов учета: либо по приборам учета, либо по нормативам потребления энергоресурсов.

Из материалов дела следует, что на границе балансовой принадлежности ТСЖ «Жилье 21 века» установлен прибор учета N 01136168 (Меркурий 230 АКТ-00 5-7,5 А), а также установлено два прибора учета N/N 009072032000711, 009072032000757 (ЦЭ 6803ВМ) не на границе балансовой принадлежности.

Поскольку, исходя из паспортных данных, прибор учета Меркурий 230 АЯТ-00 5-7,5 А имеет класс точности 0,58, а прибор учета ЦЭ 6803ВМ - класс точности 1, прибор учета, установленный на границе балансовой принадлежности, имеет более высокий класс точности, что в соответствии с пунктом 138 Постановления Правительства N 530 от 31.08.2006 позволяет использовать его показатели в качестве расчетного прибора, а показатели приборов учета, установленных не на границе балансовой принадлежности, - в качестве контрольных приборов учета.

По мнению истца, расчет за потребляемую истцом электроэнергию необходимо производить по установленным не на границе балансовой принадлежности приборам учета, т.к. помимо истца, по общим сетям с истцом ответчик оказывает услуги по электроснабжению иным абонентам, что делает невозможным для истца контролировать объемы энергоснабжения данных абонентов, с целью проверки необоснованного предъявления данных объемов к оплате истцу.

Вместе с тем, данный довод является необоснованным с учетом наличия в материалах дела документов, подтверждающих согласование сторонами расчетной схемы в отношениях между истцом и ответчиком с учетом минусовок показаний приборов по иным абонентам.

Следовательно, оспариваемые пункты договора не противоречат положениям пунктов 8, 15, 19, 20 Правил N 307, поскольку фактически показания приборов учета, установленных не на границе балансовой принадлежности, используются ответчиком в качестве контрольных приборов учета, что не противоречит Правилам N 307.

Необоснованным является и довод истца о несоответствии спорных пунктов договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Пленума N 57 от 05.10.2007.

По существу, цель принятия данного Постановления - обеспечение правильного и единообразного применения арбитражными судами Закона при разрешении дел, касающихся взимания налога на добавленную стоимость при определении размера платы за коммунальные услуги, исчисленную ресурсоснабжающими организациями, исходя из утвержденного уполномоченными органами тарифа с НДС и без него.

В связи с этим и поскольку спорные пункты договора на электроснабжения не затрагивают вопросов начисления НДС, а также не противоречат общей позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в данном Постановлении, нет оснований считать оспариваемые пункты договора не соответствующими положениям данного Постановления и нарушающими права и законные интересы истца.

Вместе с тем, поскольку договор на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 в силу статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации относится к публичным, на него распространяются требования пункта 3 статьи 539 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающего применение к отношениям по договору энергоснабжения, не урегулированным Кодексом, законов и иных правовых актов об энергоснабжении, а также обязательных правил, принятых в соответствии с ними.

Статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что граждане и юридические лица свободны в заключении договора.

В соответствии с пунктом 1 статьи 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим на момент заключения.

Статьей 426 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что публичным договором признается договор, заключенный коммерческой организацией и устанавливающий ее обязанности по продаже товаров, выполнению работ или оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится (розничная торговля, перевозка транспортом общего пользования, услуги связи, энергоснабжение, медицинское, гостиничное обслуживание и т.п.).

В случаях, предусмотренных законом, Правительство Российской Федерации, а также уполномоченные Правительством Российской Федерации федеральные органы исполнительной власти могут издавать правила, обязательные для сторон при заключении и исполнении публичных договоров (типовые договоры, положения и т.п.). Условия публичного договора, не соответствующие требованиям, установленным пунктами 2 и 4 настоящей статьи, ничтожны.

Согласно статье 21 Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» Правительство Российской Федерации в соответствии с законодательством Российской Федерации об электроэнергетике утверждает примерные договоры купли-продажи электрической энергии (энергоснабжения) с потребителями, утверждает правила заключения и исполнения публичных договоров на оптовом и розничных рынках.

В соответствии с абзацем 13 пункта 6 Федерального закона от 26.03.2003 N 36-ФЗ (в редакции от 26.07.2010) «Об особенностях функционирования электроэнергетики в переходный период и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «Об электроэнергетике» утверждаемые Правительством Российской Федерации основные положения функционирования розничных рынков и иные регулирующие функционирование (ценообразование) оптового и розничных рынков нормативные документы обязательны для сторон публичного договора со дня их вступления в силу и распространяются также на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров, если указанными нормативными документами не установлен иной срок их вступления в силу.

Правила функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 N 530 (далее по тексту - Правила N 530).

Следовательно, Правила N 530 носят обязательный характер для сторон публичного договора со дня их вступления в силу, а также распространяются на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров.

В соответствии со статьей 2 Правил N 530 покупателями электрической энергии являются, в том числе исполнители коммунальных услуг, приобретающие электрическую энергию на розничном рынке для собственных нужд и (или) в целях перепродажи (оказания коммунальных услуг), а также сетевые организации, приобретающие электрическую энергию для собственных нужд и для компенсации потерь электрической энергии в принадлежащих им на праве собственности или на ином законном основании электрических сетях.

Согласно пункту 143 Правил N 530 в случае если расчетный прибор учета расположен не на границе балансовой принадлежности электрических сетей, объем принятой в электрические сети (отпущенной из электрических сетей) электрической энергии корректируется с учетом величины нормативных потерь электрической энергии, возникающих на участке сети от границы балансовой принадлежности электрических сетей до места установки прибора учета, если соглашением сторон не установлен иной порядок корректировки. Величина нормативных потерь определяется в соответствии с методикой выполнения измерений, согласовываемой сторонами по договору и аттестованной федеральным органом исполнительной власти по техническому регулированию и метрологии.

В пункте 138 Правил N 530 предусмотрено, что для учета электрической энергии используются приборы учета, типы которых утверждены федеральным органом исполнительной власти по техническому регулированию и метрологии и внесены в государственный реестр средств измерений. Классы точности приборов учета определяются в соответствии с техническими регламентами и иными обязательными требованиями, установленными для классификации средств измерений.

При наличии приборов учета у обеих сторон по договору в качестве прибора учета, показания которого принимаются для целей определения обязательств сторон (далее - расчетный прибор учета), применяется прибор учета с более высоким классом точности, если его использование позволяет осуществлять более точное измерение объема электрической энергии с учетом ее потерь, возникающих на участках электрических сетей от границы их балансовой принадлежности до мест установки соответствующих приборов учета. Прибор учета другой стороны по договору используется для контроля исправности и точности расчетного прибора учета (далее - контрольный прибор учета). При равенстве класса точности указанных приборов учета выбор расчетного V контрольного приборов учета осуществляется по соглашению сторон.

Исходя из изложенных норм и обстоятельств дела, а также при существующей схеме электроснабжения и разграничении балансовой принадлежности сетей и эксплуатационной ответственности, пункты 6.3, 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 не противоречат пунктам 138, 143 Правил N 530, поскольку полностью дублируют содержащиеся в них положения.

В соответствии с пунктом 19 Постановления Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 «Правила технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям» (далее - Правила N 861) по окончании осуществления мероприятий по технологическому присоединению стороны составляют акт разграничения балансовой принадлежности электрических сетей, акт разграничения эксплуатационной ответственности сторон и акт об осуществлении технологического присоединения.

Исходя из положений Правил N 861, акт разграничения балансовой принадлежности электросетей - документ, составленный в процессе технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) физических и юридических лиц к электрическим сетям (далее - энергопринимающие устройства), определяющий границы балансовой принадлежности; акт разграничения эксплуатационной ответственности сторон" - документ, составленный сетевой организацией и потребителем услуг по передаче электрической энергии в процессе технологического присоединения энергопринимающих устройств, определяющий границы ответственности сторон за эксплуатацию соответствующих энергопринимающих устройств и объектов электросетевого хозяйства.

Следовательно, по договору электроснабжения обязанность по содержанию и обеспечению безопасности эксплуатации находящихся в его ведении энергетических сетей лежит на абоненте. При этом, балансовая принадлежность сетей определяется между сетевой организацией и потребителем услуг на этапе технологического присоединения и фиксируется в акте разграничения балансовой принадлежности электросетей, а также акте эксплуатационной ответственности сторон.

Согласно материалам дела (акт разграничения балансовой принадлежности сетей эксплуатационной ответственности сторон от 29.09.2010, договоры на электроснабжение) истец является балансодержателем сетей и линий электропередач, по которым происходит электроснабжение объектов ТСЖ «Жилье 21 века», а также электроснабжение иных абонентов, имеющих самостоятельные договоры на электроснабжение с ответчиками. При этом, прибор учета, используемый ответчиком в качестве расчетного, установлен на границе балансовой принадлежности принадлежащих истцу сетей.

Следовательно, на истце, как на балансодержателе сетей, лежит обязанность по их обслуживанию и эксплуатации, а также по иным обязанностям, связанным с их содержанием. Кроме того, доказательства передачи данных сетей в пользу иной организации, изменения границ балансовой принадлежности с исключением сетей, снабжающих иных абонентов, либо недействительности акта разграничения балансовой принадлежности истцом в материалы дела не представлены.

При таких обстоятельствах ссылка истца на несоответствие пунктов 6.3 и 6.4 договора на электроснабжение N 11795 от 24.02.2011 действующему законодательству не принимается судом, как не соответствующая нормам законодательства, подлежащего применению к рассматриваемым правоотношениям.

С учетом изложенного в удовлетворении исковых требований следует отказать.

В связи с отказом в удовлетворении исковых требований в полном объеме на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за подачу иска относятся на истца, как на проигравшую сторону.

Руководствуясь статьями 110, 167 - 170 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Красноярского края

РЕШИЛ:

в удовлетворении исковых требований отказать.

Разъяснить лицам, участвующим в деле, что настоящее решение может быть обжаловано в течение месяца после его принятия путём подачи апелляционной жалобы в Третий арбитражный апелляционный суд.

Апелляционная жалоба на настоящее решение подаётся через Арбитражный суд Красноярского края.

     Судья

О.И.Медведева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А33-21237/2011
Принявший орган: Арбитражный суд Красноярского края
Дата принятия: 20 апреля 2012

Поиск в тексте