• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 июня 2010 года Дело N А13-10406/2008

Резолютивная часть постановления объявлена 10 июня 2010 года. Полный текст постановления изготовлен 17 июня 2010 года.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего Кудина А.Г., судей Осокиной Н.Н. и Чельцовой Н.С. при ведении протокола секретарем судебного заседания Мазалецкой О.О.,

при участии представителя общества Соловьева А.И. по доверенности от 11.01.2010, представителя налогового органа Малышевой И.М. по доверенности от 01.07.2009 N 37,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Вологодской области на решение Арбитражного суда Вологодской области от 19 марта 2010 года по делу N А13-10406/2008 (судья Ковшикова О.С.),

у с т а н о в и л:

общество с ограниченной ответственностью «Сухона» (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Вологодской области (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 22.10.2008 N 40 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области от 06.03.2009 N 11-09/002409@ о привлечении к налоговой ответственности в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в виде штрафа в сумме 502 437 руб., за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в сумме 20 988 руб., за неполную уплату единого социального налога в виде штрафа в сумме 15 334 руб., за неполную уплату акцизов в виде штрафа в сумме 64 516 руб., по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ) в виде штрафа в сумме 18 228 руб. 80 коп., по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление документов в виде штрафа в сумме 4400 руб., а также в части предложения уплатить НДС в сумме 2 512 186 руб. и пени в сумме 457 428 руб. 86 коп., налог на имущество в сумме 133 743 руб. и пени в сумме 64 224 руб. 49 коп., акцизы в сумме 322 579 руб. 55 коп. и пени в сумме 9717 руб. 80 коп., единый социальный налог в сумме 120 931 руб. 18 коп. и пени в сумме 45 978 руб. 60 коп., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 64 100 руб. 84 коп. и пени в сумме 20 620 руб. 74 коп., пени в сумме 28 559 руб. 82 коп. за неисполнение обязанности по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ, а также в части уменьшения убытка при исчислении налога на прибыль за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 7026 руб. 20 коп. и в части предложения удержать НДФЛ в сумме 91 144 руб. из доходов налогоплательщиков при очередной выплате доходов, а также о снижении размера штрафа по статье 123 НК РФ в сумме 159 279 руб. 23 коп. за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по перечислению в бюджет НДФЛ с учетом смягчающих обстоятельств.

Решением Арбитражного суда Вологодской области от 19 марта 2010 года требования общества удовлетворены: признано недействительным оспариваемое решение инспекции от 22.10.2008 N 40 в части предложения обществу уплатить НДС в сумме 1 154 641 руб. и пени в соответствующей сумме, акцизы в сумме 322 579 руб. 55 коп. и пени в сумме 9717 руб. 80 коп., налог на имущество в сумме 102 543 руб. и пени в соответствующей сумме, единый социальный налог в сумме 120 931 руб. 18 коп. и пени в сумме 45 978 руб. 60 коп., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 64 100 руб. 84 коп. и пени в сумме 20 620 руб. 74 коп., пени в сумме 28 559 руб. 82 коп. за неисполнение обязанности по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ, в части уменьшения убытка при исчислении налога на прибыль за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 7026 руб. 20 коп., предложения удержать НДФЛ в сумме 91 144 руб. из доходов налогоплательщиков при очередной выплате доходов, а также в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде соответствующей суммы штрафа, за неполную уплату акцизов в виде штрафа в сумме 64 516 руб., за неполную уплату налога на имущество в виде соответствующей суммы штрафа, за неполную уплату единого социального налога в виде штрафа в сумме 15 334 руб., по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ в виде штрафа в сумме 18 228 руб. 80 коп., за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по перечислению в бюджет НДФЛ в виде штрафа в сумме 143 351 руб. 23 коп., по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление документов в виде штрафа в сумме 4400 руб. В удовлетворении остальной части требований общества отказано. Тем же решением суда на налоговый орган возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав общества. Также суд постановил отменить принятое определением суда от 18 марта 2009 года приостановление действия решения инспекции от 22.10.2009 N 40 в части, в удовлетворении которой отказано. С ответчика в пользу заявителя взысканы расходы по госпошлине в размере 2000 руб.

Ответчик с данным судебным актом не согласился и обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение Арбитражного суда Вологодской области от 19 марта 2010 года отменить, по делу принять новый судебный акт. В жалобе приводит доводы в отношении признания недействительным оспариваемого решения налогового органа по эпизоду доначисления НДС в отношении поставщика ООО «Стрид» и по эпизоду доначисления сумм акцизов, пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

Общество в нарушение статьи 262 АПК РФ отзыв на жалобу налогового органа не представило.

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель инспекции поддержал доводы и требования, изложенные в жалобе, представитель общества заявил возражения относительно проверки законности и обоснованности решения суда первой инстанции только в части, обжалуемой инспекцией, в порядке части 5 статьи 268 АПК РФ просил пересмотреть решение Арбитражного суда Вологодской области от 19 марта 2010 года по делу N А13-10406/2008 в полном объеме.

Заслушав объяснения представителей общества и налогового орана, исследовав представленные доказательства, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения оспариваемого судебного акта первой инстанции.

Как видно из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества по вопросам соблюдения правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты в бюджет ряда налогов и других обязательных платежей.

По результатам проверки инспекцией составлен акт от 19.08.2008 N 28 и с учетом возражений налогоплательщика заместителем начальника налогового органа вынесено решение от 22.10.2008 N 40. Данным решением общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде штрафа в сумме 506 164 руб., за неполную уплату налога на имущество в виде штрафа в сумме 20 988 руб., за неполную уплату единого социального налога в виде штрафа в сумме 15 334 руб., за неполную уплату акцизов в виде штрафа в сумме 64 516 руб.; по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ в виде штрафа в сумме 18 228 руб. 80 коп., за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по перечислению в бюджет НДФЛ в виде штрафа в сумме 159 279 руб. 23 коп.; по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление документов в виде штрафа в сумме 4400 руб. Заявителю предложено уплатить НДС в сумме 3 389 900 руб. и пени в сумме 834 191 руб. 78 коп., налог на имущество в сумме 133 743 руб. и пени в сумме 64 224 руб. 49 коп., транспортный налог в сумме 168 руб. и пени в сумме 31 руб. 31 руб., акцизы в сумме 322 579 руб. 55 коп. и пени в сумме 9717 руб. 80 коп., единый социальный налог в сумме 120 931 руб. 18 коп. и пени в сумме 45 978 руб. 60 коп., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 64 100 руб. 84 коп. и пени в сумме 20 620 руб. 74 коп., задолженность по НДФЛ в сумме 796 396 руб. 17 коп., пени в сумме 181 360 руб. 83 коп. за несвоевременную уплату НДФЛ и пени в сумме 28 559 руб. 82 коп. за неисполнение обязанности по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ. Кроме того, в решении уменьшены убытки общества при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2005 год на сумму 214 087 руб. и за 2006 год на сумму 1 523 151 руб. 08 коп., а также заявителю предложено удержать из доходов налогоплательщиков при очередной выплате дохода НДФЛ в сумме 91 144 руб.

Не согласившись с таким решением ответчика, общество обратилось в вышестоящий налоговый орган - Управление Федеральной налоговой службы по Вологодской области, решением от 06.03.2009 N 11-09/002409@ которого решение инспекции от 22.10.2008 N 40 изменено: штраф за неполную уплату НДС составил 502 437 руб., доначисленная сумма НДС - 2 512 186 руб., пени по НДС - 457 428 руб. 86 коп., уменьшение убытков при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2005 год составило 178 087 руб., за 2006 год - 1 456 151 руб. 08 коп.; в остальной части решение ответчика оставлено без изменения.

Решение инспекции от 22.10.2008 N 40 в редакции решения Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области от 06.03.2009 N 11-09/002409@ обжаловано заявителем в судебном порядке в вышеназванной части.

Судом принято решение о частичном удовлетворении заявленных требований.

Апелляционная коллегия не находит оснований для отмены или изменения решения суда первой инстанции с учетом следующего.

Оспариваемым решением инспекции (пункт 1.2.3) общество привлечено к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неправомерное включение в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, затрат на обучение и выплату стипендии Малышеву Д.Е. за 2005 год в сумме 36 000 руб. и за 2006 год - 69 972 руб. 20 коп., заявителю доначислен налог на прибыль, начислены пени по налогу.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области от 06.03.2009 N 11-09/002409@ признан необоснованным вывод ответчика в части стоимости обучения за 2005 год в сумме 36 000 руб. и за 2006 год - 67 000 руб., а вывод о неправомерном включении в состав расходов за 2006 год суммы 2972 руб. 20 коп. (расходы по оплате стоимости проживания Малышева Д.Е. в общежитии в период обучения) - правомерным.

Расходы по оплате стоимости проживания Малышева Д.Е. в общежитии в период обучения неразрывно связаны с обучением работника, в связи с чем подлежат включению в состав расходов, уменьшающих полученные доходы, на основании пункта 3 статьи 264 НК РФ. Решение инспекции в части пункта 1.2.3 неправомерно.

Кроме того, решением инспекции (пункт 1.2.5) указано на неправомерное включение в состав расходов, уменьшающих налогооблагаемую прибыль, стоимости технологических потерь спирта сверх установленного норматива, за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 4054 руб.

Налоговым органом в ходе проверки установлено превышение определенного Производственным технологическим регламентом норматива технологических потерь; отсутствие документального подтверждения и доказательств экономической обоснованности по списанию технологических потерь, превышающих норматив потерь при ректификации, установленный самим обществом исходя из особенностей производственного цикла.

В соответствии с пунктом 1 статьи 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, которая представляет собой полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

Согласно пункту 1 статьи 252 данного Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, произведенные налогоплательщиком. При этом под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. В силу названной нормы (в редакции, действовавшей в 2005 году) под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. С 01.01.2006 в силу пункта 1 статьи 252 НК РФ в редакции Федерального закона от 06.06.2005 N 58-ФЗ под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации и (или) документами, косвенно подтверждающими произведенные расходы (в том числе таможенной декларацией, приказом о командировке, проездными документами, отчетом о выполненной работе в соответствии с договором). Кроме того, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

На основании подпункта 1 пункта 2 статьи 253 НК РФ в состав расходов, связанных с производством и (или) реализацией, включаются материальные расходы, к которым в силу подпункта 3 пункта 7 статьи 254 НК РФ приравниваются технологические потери при производстве и (или) транспортировке. С 01.01.2006 в редакции Федерального закона от 06.06.2005 N 58-ФЗ подпунктом 3 пункта 7 статьи 254 НК РФ также предусмотрено, что технологическими потерями признаются потери при производстве и (или) транспортировке товаров (работ, услуг), обусловленные технологическими особенностями производственного цикла и (или) процесса транспортировки.

Инспекцией установлено, что Производственным технологическим регламентом на спирт этиловый, вырабатываемый из головной фракции этилового спирта, полученной при производстве спирта из пищевого сырья, в 2005 и 2006 годах общество установило норматив потерь спирта в размере 0,7%.

Вместе с тем, в подпункте 3 пункта 7 статьи 254 НК РФ и иных нормативных правовых актах о налогах и сборах не содержится указаний на то, что технологические потери принимаются в состав расходов в пределах каких-либо норм.

Как правильно указано судом первой инстанции, названные расходы документально подтверждены, они возникают при осуществлении обществом основной деятельности в целях получения прибыли. Доказательств обратного ответчиком не представлено. Следовательно, данные потери являются экономически обоснованными. При таких обстоятельствах выводы инспекции о завышении обществом расходов за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 4054 руб. не соответствуют требованиям НК РФ.

Оспариваемое решение ответчика в части уменьшения убытка при исчислении налога на прибыль за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 7026 руб. 20 коп. (из расчета 2972 руб. 20 коп. + 4054 руб.) является неправомерным. В апелляционной жалобе каких-либо доводов в отношении указанного эпизода не приведено.

В апелляционной жалобе инспекция оспаривает решение суда в части признания недействительным решения ответчика по эпизоду доначисления НДС, начисления пеней по налогу, привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ.

В данном случае налоговым органом не приняты заявленные обществом налоговые вычеты по НДС в общей сумме 2 512 132 руб. в отношении следующих поставщиков: ООО «Маркет-ВиА», ООО «Стрид», ООО «Глобал-Джи», ООО «Вымпелтехника», ООО «Метаком», ООО «Электрон», ООО «Вега-Текс», ООО «МастерСтройПроект», ООО «СтройКонтинент» и ЗАО «Ивекс» со ссылкой на получение обществом необоснованной налоговой выгоды.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со статьей 166 НК РФ, на установленные данной статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при ввозе товаров на территории Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 названного Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и документов, подтверждающих уплату сумм налога.

Вычетам подлежат, если иное не установлено статьей 172 НК РФ, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) и фактически уплаченные им при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, при документальном подтверждении заявителем факта уплаты НДС поставщикам при приобретении товарно-материальных ценностей, принятия на учет данных товаров (работ, услуг) и наличия соответствующих первичных документов налогоплательщик вправе предъявить к вычету суммы налога.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53) разъяснено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны. Под налоговой выгодой для целей настоящего постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 20.02.2001 N 3-П и определении от 25.07.2001 N 138-О, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат по уплате налога поставщикам товаров.

В рассматриваемой ситуации общество ссылается на то, что им представлены все необходимые документы, подтверждающие дальнейшую реализацию товаров, полученных от вышеназванных поставщиков, а также использование товаров в производстве в качестве материалов или основных средств. По мнению общества, факты дальнейшей реализации или использования товаров подтверждают факты их приобретения от вышеназванных поставщиков.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном настоящей главой. При этом счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 указанной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В пункте 5 статьи 169 НК РФ определен перечень обязательных для счета-фактуры реквизитов и сведений.

Кроме того, согласно пункту 9 Порядка учета доходов и расходов и хозяйственных операций для индивидуальных предпринимателей, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации и Министерства Российской Федерации по налогам и сборам от 13.08.2002 N 86н/БГ-3-04/430 (далее - Порядок), выполнение хозяйственных операций, связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, должно подтверждаться первичными учетными документами. Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, утвержденных Государственным комитетом Российской Федерации по статистике по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации и Министерством экономического развития и торговли Российской Федерации. Документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты, обеспечивающие возможность проверки достоверности сведений, указанных в первичных документах: наименование документа (формы); дату его составления; при оформлении документа от имени юридических лиц - наименование организации, от имени которой составлен документ, ее ИНН; от имени индивидуальных предпринимателей - фамилию, имя, отчество, номер и дату выдачи документа о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, ИНН; содержание хозяйственной операции с измерителями в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления (для юридических лиц); личные подписи указанных лиц и их расшифровки, включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники.

В силу пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон N 129-ФЗ) первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. Документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа; дату составления документа; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции в натуральном и денежном выражении; наименование должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления; личные подписи указанных лиц.

Альбом унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденный постановлением Госкомитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132, содержит такой первичный учетный документ, как товарная накладная. На основании этой накладной передающая сторона списывает товар, а получающая приходует.

Как обоснованно отмечено судом перовой инстанции, из вышеперечисленных норм не следует, что факты приобретения товаров могут подтверждаться только перечисленными документами, а также иными документами, отвечающими требованиям статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» и подтверждающими факты передачи товаров.

В отношении поставщика ООО «Маркет-ВиА» (пункт 2.2.1 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договоры от 23.03.2007 N 66 и от 28.03.2007 N 68, счет-фактуру от 23.03.2007 N 69 с товарной накладной от 23.03.2007 N 66 (форма ТОРГ-12) и счет-фактуру от 28.03.2007 N 75 с товарной накладной от 28.03.2007 N 75, предъявив налог к вычету в размере 442 483 руб. (форма ТОРГ-12).

Инспекция в ходе проверки установила, что заявитель осуществлял сделки до момента регистрации указанного поставщика в качестве юридического лица; в договорах, счетах-фактурах и товарных накладных содержится недостоверная информация о руководителе и адресе поставщика; договоры, счета-фактуры и товарные накладные подписаны неустановленным лицом; заявителем не представлены товарно-транспортные накладные; в товарных накладных отсутствует ряд реквизитов; уплата налога поставщиком не производилась.

Из пунктов 2.2.1 названных договоров следует, что общество (покупатель) обязано в течение 1 - 5 дней после подписания договора обеспечить приемку и транспортировку товара. Доказательства изменения сторонами условий договоров в ходе их исполнения обществом не представлены.

Суд, принимая во внимание характер и количество груза (3473,78 кг листа нержавеющего, станок заточной, 3 теплообменника, холодильник спирта, 2 дефлегматора спиртовой колонны и емкость), пришел к обоснованному выводу о том, что для обеспечения его транспортировки общество должно было использовать транспортные средства.

Вместе с тем, доказательств направления собственных транспортных средств (путевые листы) в г. Белгород (место нахождения грузоотправителя в соответствии с представленными первичными документами) либо заключения договоров перевозки с иными лицами (транспортные накладные в силу пункта 1 статьи 785 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ)) общество не представило, в связи с чем представленные товарные накладные не являются достаточными доказательствами, подтверждающими факт приобретения перечисленных товаров у ООО «Маркет-ВиА».

По данным, полученным ответчиком в ходе встречной проверки, установлено, что заявление о регистрации ООО «Маркет-ВиА» подано 27.03.2007, названное общество зарегистрировано в качестве юридического лица 29.03.2007, то есть после заключения договоров, выставления счетов-фактур и дат отгрузки товаров.

На основании пункта 2 статьи 51 ГК РФ юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации.

Из пункта 3 статьи 49 указанного Кодекса следует, что правоспособность юридического лица возникает с момента его государственной регистрации.

Следовательно, на дату отгрузки товаров ООО «Маркет-ВиА» не существовало как юридическое лицо, в связи с чем не обладало правоспособностью и не могло поставлять товары налогоплательщику.

Ссылка общества на то, что первичные документы, представленные им в ходе налоговой проверки, от имени ООО «Маркет-ВиА» подписаны Слободчиковым А.А., являющимся в силу выписки из Единого государственного реестра юридических лиц учредителем и директором ООО «Маркет-ВиА», обоснованно отклонена судом первой инстанции. В объяснениях, изложенных в протоколе от 20.06.2008, Слободчиков А.А. свою причастность к деятельности данного поставщика отрицал, указав, что весной 2007 года оставлял паспорт для оформления на работу. Кроме того, в соответствии со справкой эксперта от 08.08.2008 N 359 подписи от имени Слободчикова А.А., выполненные в договорах от 23.03.2007 N 66 и от 28.03.2007 N 68, в счетах-фактурах от 23.03.2007 N 69, от 28.03.2007 N 75, товарных накладных от 23.03.2007 N 66, от 28.03.2007 N 75 выполнены не им, а другим лицом.

С учетом приведенных обстоятельств налоговый орган правомерно отказал обществу в применении налогового вычета по НДС в сумме 442 483 руб. в отношении указанного поставщика. В удовлетворении требований общества в указанной части судом первой инстанции отказано правомерно.

Доводов в отношении данного эпизода представителями общества в судебном заседании не заявлено.

В отношении поставщика ООО «Стрид» (пункт 2.2.2 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договоры купли-продажи от 23.04.2007, от 25.04.2007, от 27.04.2007 и от 30.08.2007, счета-фактуры от 23.04.2007 N 63, от 25.04.2007 N 68 и от 27.04.2007 N 79, товарные накладные (форма ТОРГ-12) от 23.04.2007 N 63, от 25.04.2007 N 68 и от 27.04.2007 N 79, заявив вычет по налогу в размере 800 000 руб.

Инспекция в ходе проверки установила отсутствие в товарных накладных ряд реквизитов; указание в них реквизитов расчетного счета, открытого после составления товарных накладных; непредставление товарно-транспортных накладных; наличие дебиторской задолженности на конец проверяемого периода; отсутствие поставщика по адресу, указанному в учредительных документах; несоответствие данных о выручке в представленной за 2 квартал 2007 года декларации по НДС ООО «Стрид» данным о реализации товаров в адрес общества; отсутствие разумной деловой цели в деятельности указанного поставщика; перечисление денежных средств, поступивших от общества на счет ООО «Стрид», обществу с ограниченной ответственностью «Канфар», которое является взаимозависимым лицом по отношению к обществу; продолжение взаимоотношений между обществом и ООО «Стрид» после смерти руководителя ООО «Стрид»; наличие в компьютере главного бухгалтера общества счета-фактуры, по форме, шрифту и порядку заполнения соответствующего счетам-фактура

м, представленным обществом на проверку.

Из пунктов 2.3 названных договоров следует, что погрузка и транспортировка товара производится за счет продавца, в связи с чем инспекция полагает, что налогоплательщиком должны быть представлены товарно-транспортные накладные.

Вместе с тем, указанные договоры не устанавливают обязанности общества по доставке товаров от ООО «Стрид», следовательно, обязанность по составлению товарно-транспортных накладных у заявителя отсутствует.

Суд первой инстанции с учетом анализа представленных заявителем первичных документов пришел к выводу о доказанности налогоплательщиком факта приобретения товаров от ООО «Стрид». Данный вывод, по мнению апелляционной инстанции, является обоснованным ввиду следующего.

В товарных накладных имеются сведения о передаче груза представителем поставщика и приеме груза директором общества и заведующим складом.

В апелляционной жалобе налоговый орган ссылается на то, что расчетный счет ООО «Стрид» N 40702810900510100773 в филиале ОАО «Национальный банк «Траст», указанный в товарных накладных, открыт после составления таких товарных накладных. В обоснование этого инспекция указывает на выписку из Единого государственного реестра юридических лиц, составленную в отношении ООО «Стрид», по состоянию на 10.06.2008 (т. 8, л. 60-67).

Данный довод ответчика апелляционная коллегия признает обоснованным.

Из названной выписки (строка 120) действительно следует, что рублевый счет ООО «Стрид» N 40702810900510100773 открыт 11.05.2007 в филиале ОАО «Национальный банк «Траст». Следовательно, представленные налогоплательщиком товарные накладные от 23.04.2007 N 63, от 25.04.2007 N 68 и от 27.04.2007 N 79 с указанием в них в составе банковских реквизитов поставщика названного расчетного счета, оформлены по времени до открытия такого расчетного счета.

Вместе с тем, названное обстоятельство не опровергает реальности осуществления хозяйственных операций общества с его поставщиком. Товарные накладные составлены по форме ТОРГ 12, соответствующей Альбому унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций, утвержденному постановлением Госкомитета Российской Федерации по статистике от 25.12.1998 N 132. В решении инспекции не изложено претензий к содержанию самой хозяйственной операции в рамках спорных накладных.

Отсутствие поставщика в 2008 году по адресу, указанному в учредительных документах, не свидетельствует об отсутствии его по этому адресу в период совершения хозяйственных операций по отгрузке товаров обществу (2007 год).

Из справки эксперта от 18.08.2008 N 388 также не следует однозначный вывод о том, что представленные на исследование документы до и после смерти руководителя ООО «Стрид» подписаны одним и тем же лицом либо выполнены не руководителем ООО «Стрид».

Наличие дебиторской задолженности на конец проверяемого периода, несоответствие данных о выручке в представленной за 2 квартал 2007 года декларации по налогу на добавленную стоимость ООО «Стрид» данным о реализации товаров в адрес общества, отсутствие разумной деловой цели в деятельности ООО «Стрид», перечисление денежных средств, поступивших от общества на счет ООО «Стрид», обществу с ограниченной ответственностью «Канфар», которое является взаимозависимым лицом по отношению к обществу, продолжение взаимоотношений между обществом и ООО «Стрид» после смерти руководителя ООО «Стрид», наличие в компьютере главного бухгалтера общества счета-фактуры, по форме, шрифту и порядку заполнения соответствующего счетам-фактурам, представленным обществом на проверку, а также показания свидетеля об образе жизни руководителя ООО «Стрид» Лазаревой Л.В. не опровергают фактов совершения хозяйственных операций и не свидетельствуют о согласованных действиях общества с кем-либо в целях необоснованного получения налоговой выгоды.

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности обществом факта приобретения товаров у ООО «Стрид», в связи с чем правомерно признал оспариваемое решение инспекции в части доначисления НДС в сумме 800 000 руб. по счетам-фактурам ООО «Стрид» недействительным.

В отношении поставщика ООО «Глобал-Джи» (пункт 2.2.3 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договор купли-продажи от 24.09.2007, счета-фактуры от 24.09.2007 N 95, от 28.09.2007 N 108 и от 26.10.2007 N 129, товарные накладные от 24.09.2007 N 95, от 28.09.2007 N 108 и от 26.10.2007 N 129, предъявив налог к вычету в сумме 505 326 руб.

Инспекция в ходе проверки установила, что ООО «Глобал-Джи» на требования налоговых органов не отвечает, находится в розыске; руководитель и учредитель данного поставщика является массовым руководителем и учредителем; вид деятельности, указанный в учредительных документах ООО «Глобал-Джи», не имеет отношения к реализации лакокрасочных изделий. Также указала на отсутствие у поставщика возможности приобрести и реализовать 30 тонн краски; на подтверждение руководителем общества в протоколе допроса факта создания формального документооборота по поставке лакокрасочных изделий; на несоответствие данных о выручке в представленных декларациях по НДС ООО «Глобал-Джи» данным о реализации товаров в адрес общества, на недостоверные сведения об идентификационном номере поставщика в счетах-фактурах.

В данном случае в счетах-фактурах от 24.09.2007 N 95, от 28.09.2007 N 108 и от 26.10.2007 N 129 указан ИНН ООО «Глобал-Джи» 772214595.

Согласно выписке из Единого государственного реестра налогоплательщиков ООО «Глобал-Джи» имеет ИНН 7722614595.

Применительно к положениям статьи 169 НК РФ названные счета-фактуры, содержащие недостоверные сведения в отношении идентификационного номера налогоплательщика, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету.

Кроме того, из объяснений генерального директора ООО «Глобал-Джи» Лапшиной Н.А., изложенных в протоколе допроса от 05.11.2009, следует, что она руководителем и учредителем ООО «Глобал-Джи» не являлась, документов от имени ООО «Глобал-Джи» не подписывала, доверенностей на подписание документов не оформляла, печатью не распоряжалась, когда работала курьером, передавала копию паспорта для перерегистрации фирмы на другого человека, какая фирма, ей не говорили, ООО «Сухона» ей не знакомо.

Принимая во внимание то, что представленные обществом в обоснование правомерности применения налогового вычета по НДС счета-фактуры в отношении названного поставщика оформлены с нарушением пункта 5 статьи 169 НК РФ, а руководитель ООО «Глобал-Джи» Лапшина Н.А. отрицает свою причастность к деятельности названной организации, инспекция правомерно отказала заявителю в возмещении НДС в сумме 505 326 руб. Решение суда первой инстанции по данному эпизоду является законным и обоснованным.

Ссылку общества на то, что неверное указание ИНН ООО «Глобал-Джи» вызвано технической ошибкой, допущенной продавцом, апелляционная коллегия находит надуманной, поскольку доказательств устранения данной ошибки обществом в суд не представлено.

Указание общества на противоречивость объяснений Лапшиной Н.А. не установлено, данный свидетель однозначно указала на то, что фактически генеральным директором ООО «Глобал-Джи» не являлась, никаких документов от имени названной организации не подписывала, о деятельности поставщика представления не имеет.

В отношении поставщика ООО «Вымпелтехника» (пункт 2.2.4 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договор купли-продажи от 14.04.2006 N 23, счет-фактуру от 26.06.2006 N 146/06, товарную накладную от 26.06.2006 N 314, заявив налоговый вычет в размере 278 550 руб.

Ответчик в ходе налоговой проверки установил отсутствие ООО «Вымпелтехника» по юридическому адресу; отсутствие перерегистрации данной организации в качестве юридического лица в соответствии со статьей 26 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»; содержание в договоре, счете-фактуре и товарной накладной недостоверной информации о руководителе, главном бухгалтере и адресе поставщика; подписание договора, счета-фактуры и товарной накладной неустановленными лицами; непредставление обществом товарно-транспортных накладных; отсутствие в товарных накладных ряда реквизитов.

Из пунктов 2.3 названных договоров следует, что погрузка и транспортировка товара производится за счет продавца, в связи с чем инспекция полагает, что налогоплательщиком должны быть представлены товарно-транспортные накладные.

Вместе с тем, указанные договоры не устанавливают обязанности общества по доставке товаров от ООО «Вымпелтехника», следовательно, обязанность по составлению товарно-транспортных накладных у заявителя отсутствует.

Товарная накладная от 26.06.2006 N 314 не содержит расшифровки подписи лица, отпустившего груз обществу, следовательно, от имени поставщика отпуск груза произведен неустановленным лицом. Подпись от имени генерального директора, разрешившего отпуск груза, не свидетельствует о его фактическом отпуске.

Счет-фактура от 26.06.2006 N 146/06 от имени поставщика подписан руководителем Вямзиным А.Г., тогда как согласно полученной налоговой инспекцией выписке из Единого государственного реестра налогоплательщиков руководителем ООО «Вымпелтехника» является Гамзин А.Г.

Принимая во внимание то, что представленные налогоплательщиком товарная накладная и счет-фактура имеют пороки в их содержании, судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что такие документы не могут служить достаточными доказательствами получения обществом товара от ООО «Вымпелтехника». В связи с этим налоговый орган правомерно отказал обществу в возмещении НДС в сумме 278 550 руб. по данному контрагенту. Решение суда первой инстанции в данной части является законным и обоснованным.

Довод общества о том, что в счете-фактуре от 26.06.2006 N 146/06 допущена опечатка в указании фамилии руководителя ООО «Вымпелтехника», апелляционная коллегия находит надуманным, поскольку доказательств устранения данной ошибки обществом в суд не представлено.

В отношении поставщика ООО «Метаком» (пункт 2.2.5 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договоры купли-продажи от 09.08.2005 и от 10.08.2005, счет-фактуру от 10.08.2005 N 0000437, товарную накладную от 10.08.2005 N 167, заявив налоговый вычет в размере 12 203 руб.

Инспекция в ходе проверки установила, что ООО «Метаком» с идентификационным номером 3500461784 не существует, а ООО «Метаком» с другим идентификационным номером 3528055300 прекратило деятельность в форме преобразования с 15.12.2002. По мнению ответчика, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что данный поставщик мог совершать сделки по продаже товаров обществу.

Товарная накладная от 10.08.2005 N 167 не содержит сведений об отпуске груза покупателю. При этом подписи руководителя предприятия, разрешившего отпуск груза, а также подпись бухгалтера не свидетельствуют о фактическом отпуске груза.

В счете-фактуре от 10.08.2005 N 0000437 указан идентификационный номер ООО «Метаком» 3500461784. Между тем в соответствии с письмом Управления Федеральной налоговой службы по Вологодской области от 19.06.2008 N 1007/007367@ данный ИНН не присваивался организациям Вологодской области; ООО «Метаком» с другим идентификационным номером 3528055300 прекратило деятельность путем реорганизации в форме преобразования 15.12.2002. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что в счете-фактуре от 10.08.2005 N 0000437 содержатся недостоверные сведения об идентификационном номере поставщика, что в силу пункта 2 статьи 169 НК РФ является основанием для отказа в принятии предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению, либо о том, что на дату отгрузки товаров ООО «Метаком» не существовало как юридическое лицо, в связи с чем не обладало правоспособностью и не могло поставлять товары заявителю.

Принимая во внимание изложенное судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что инспекция правомерно установила получение обществом необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям с ООО «Метаком», в связи с чем требования общества в указанной части оставлены без удовлетворения.

Общество каких-либо доводов по взаимоотношениям с названным поставщиком не привело.

В отношении поставщиков ООО «Электрон» и ООО «Вега-Текс» (пункты 2.2.6 и 2.2.7 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договоры купли-продажи от 28.11.2006 N 56 и 57, счета-фактуры от 30.11.2006 N 286 и 287, товарные накладные от 30.11.2006 N 286 и 287 (по взаимоотношениям с ООО «Электрон»), а также договоры купли-продажи от 10.02.2006, от 16.02.2006, от 20.02.2006 и от 24.02.2006, счета-фактуры от 10.02.2006 N 12, от 17.02.2006 N 13, от 20.02.2006 N 14, от 24.02.2006 N 49, товарные накладные от 10.02.2006 N 15, от 17.02.2006 N 28, от 20.02.2006 N 25, от 24.02.2006 N 53 (по взаимоотношениям с ООО «Вега-Текс»).

Инспекция в ходе проверки установила отсутствие в Едином государственном реестре юридических лиц и Едином государственном реестре налогоплательщиков сведений о данных организациях, из чего сделала вывод, что представленные заявителем документы содержат недостоверные сведения и не соответствуют требованиям статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Согласно письму Управления Федеральной налоговой службы по г. Москве от 03.07.2008 N 26-10/063218@ ООО «Электрон» и ООО «Вега-Текс» отсутствует в Едином государственном реестре юридических лиц.

Ввиду этого суд первой инстанции обоснованно установил, что указанные контрагенты являются несуществующими организациями, в связи с чем нет оснований считать, что эти организации вступали в какие-либо гражданские правоотношения, влекущие налоговые последствия. С учетом таких обстоятельств в удовлетворении требований общества в данной части отказано правомерно.

Ссылку общества на то, что реальность сделок с указанными контрагентами подтверждена наличием самого товара, апелляционная коллегия находит несостоятельной, поскольку ввиду отсутствия организаций с наименованиями ООО «Электрон» и ООО «Вега-Текс» и указанными в первичных документах, предъявленных в ходе проверки, их идентификационными номерами оформленные данными поставщиками счета-фактуры и товарные накладные не могут являться надлежащими доказательствами, подтверждающими получение заявителем товара именно от ООО «Электрон» и ООО «Вега-Текс».

В отношении поставщика ЗАО «Ивекс» (пункт 2.2.8 решения) общество в ходе налоговой проверки представило счета-фактуры от 08.12.2005 N 00160026 и от 20.12.2005 N 0016598, накладные от 08.12.2005 N 00160026 и от 20.12.2005 N 0016598, заявив налоговый вычет в размере 18 305 руб.

Инспекция в ходе проверки установила непредставление обществом договора купли-продажи и товарно-транспортных накладных; непредставление ООО «Ивекс» документов в рамках встречной проверки; отсутствие регистрации контрольно-кассовой техники ООО «Ивекс» при наличии кассовых чеков при расчетах за товары; подписание счетов-фактур главным бухгалтером при отсутствии в налоговом органе сведений о нем; отсутствие в представленных накладных сведений о должности и расшифровки подписи лиц, производивших отпуск и получение груза, а также информации о транспортных накладных и даты отпуска и принятия груза. Налоговая инспекция также сослалась на непредставление поставщиком декларации по налогу на добавленную стоимость за 4 квартал 2005 года (период совершения сделок с обществом).

В данном случае ответчиком не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих, что на общество возлагались обязанности по доставке товаров от ЗАО «Ивекс». В отсутствие таких обязанностей у налогоплательщика отсутствует обязанность составлять товарно-транспортные накладные, в связи с чем вывод налогового органа об обязанности общества представить транспортные документы не основан на нормах законодательства.

Предъявленные заявителем в ходе проверки накладные от имени поставщика и покупателя подписаны неустановленными лицами, то есть отсутствуют расшифровки подписей лиц, сдавших и принявших товар. Ввиду этого указанные накладные не могут служить доказательствами фактов приобретения обществом товаров от ЗАО «Ивекс». Данные обстоятельства являются достаточным основание для отказа в принятии вычетов по НДС.

С учетом таких обстоятельств апелляционная коллегия находит обоснованным вывод суда первой инстанции о непредставлении общество достаточных доказательств, подтверждающих факт приобретения товаров от ООО «Ивекс». При таких обстоятельствах в удовлетворении требований общества в указанной части отказано правомерно.

По взаимоотношениям с указанным контрагентом обществом в суде апелляционной инстанции доводов не приведено.

В отношении поставщика ООО «МастерСтройПроект» (пункт 2.2.9 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договоры купли-продажи от 29.04.2005 и от 02.06.2005, счета-фактуры от 29.04.2005 N 216 и от 02.06.2005 N 256, товарные накладные от 29.04.2005 N 216 и от 02.06.2005 N 256, заявив налоговый вычет в размере 45 763 руб.

Инспекция в ходе проверки указала на недостоверную информацию о руководителе поставщика в договоре, счете-фактуре и товарной накладной; на непредставление товарно-транспортных накладных; отсутствие в товарных накладных сведений о лицах, производивших отпуск груза и их подписей, а также информации о транспортных накладных, а также на то, что ООО «МастерСтройПроект» имеет признак фирмы-однодневки и адрес массовой регистрации, налоговую отчетность в налоговый орган не представляет, налоги не уплачивает.

Из представленных договоров не следует, что на общество возлагались обязанности по доставке товаров от ООО «МастерСтройПроект». Каких-либо доказательств того, что на заявителя возлагались обязанности по доставке товаров, инспекция не представила. С учетом этого у налогоплательщика отсутствует обязанность составлять товарно-транспортные накладные.

В предъявленных товарных накладных отсутствуют подписи лиц, отпустивших товары обществу. Подписи лица, разрешившего отпуск груза, а также подпись бухгалтера не свидетельствуют о фактическом отпуске груза. Следовательно, данные товарные накладные не могут служить достаточным доказательством получения обществом товаров от ООО «МастерСтройПроект».

Счета-фактуры от 29.04.2005 N 216 и от 02.06.2005 N 256 от имени поставщика подписаны руководителем Зихановым А.А. Вместе с тем, согласно письму Инспекции Федеральной налоговой службы N 28 по г. Москве от 04.08.2008 N 23-19/015979с руководителем названного общества является Азовский О.В. Ввиду этого названные счета-фактуры не соответствуют требованиям пункта 6 статьи 169 НК РФ и в силу пункта 2 указанной статьи Кодекса не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению. Данные обстоятельства являются достаточными основаниями для отказа в принятии вычетов по НДС в отношении ООО «МастерСтройПроект».

Решение суда первой инстанции в указанной части является законным и обоснованным. Обществом каких-либо доводов по данному эпизоду в суде апелляционной инстанции не приведено.

В отношении поставщика ООО «СтройКонтинент» (пункт 2.2.10 решения) общество в ходе налоговой проверки представило договор купли-продажи от 24.08.2007, счета-фактуры от 30.08.2007 N 103 и от 24.08.2007 N 87, товарные накладные (форма N ТОРГ-12) от 30.08.2007 N 103 и от 24.08.2007 N 87, заявив налоговый вычет в размере 354 587 руб.

Инспекция в ходе проверки установила невозможность проведения встречной проверки и проведения опроса руководителя в связи с отсутствием ООО «СтройКонтинент» по адресу, указанному в учредительных документах; несоответствие подписей руководителя ООО «СтройКонтинент», выполненных в представленных на проверку документах, подписи, содержащейся в заявлении на выдачу паспорта; невозможность реального осуществления ООО «СтройКонтинент» операций по реализации строительных материалов, указание в счетах-фактурах сведений о недостоверном адресе поставщика и грузоотправителя.

Доводов в отношении формы товарных накладных, составленных по форме ТОРГ-12, инспекция не заявляла, в связи с чем обществом представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о фактах приобретения товаров от ООО «СтройКонтинент».

Остальные перечисленные налоговым органом обстоятельства не опровергают фактов совершения хозяйственных операций по поставке товаров, в связи с чем ее выводы о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды в отношении названного поставщика не соответствуют требованиям НК РФ. Следовательно, оспариваемое решение инспекции в этой части обоснованно признано судом недействительным, а требования общества в указанной части удовлетворены.

В апелляционной жалобе инспекции не приведено доводов в отношении указанного эпизода.

В пункте 2.2.13 оспариваемого решения инспекции указано на неправомерное предъявление к вычету НДС за октябрь 2006 года в сумме 54 руб. по счету-фактуре ГОУ ВПО «Воронежская государственная технологическая академия» от 10.10.2006 N 294 за проживание в общежитии Малышева Д.Е. в период его обучения. По мнению ответчика, данная сумма не подлежит вычету, так как не связана с осуществлением операций, признаваемых объектом обложения налогом на добавленную стоимость.

В силу подпункта 1 пункта 2 статьи 171 НК РФ вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 настоящего Кодекса.

В подпункте 1 пункта 1 статьи 146 НК РФ определено, что объектом налогообложения по налогу на добавленную стоимость признаются операции реализации товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации.

Из анализа данных правовых норм следует, что вычетам подлежат суммы налога, если товары, работы или услуги приобретены для производственной деятельности налогоплательщика.

В данном случае инспекция в пункте 1.2.3 оспариваемого решения указывает на то, что стоимость проживания Малышева Д.Е. в общежитии в период обучения представляет собой расходы, неразрывно связанные с обучением работника. В связи с этим такие расходы подлежат включению в состав расходов, уменьшающих полученные доходы, на основании пункта 3 статьи 264 НК РФ (прочие расходы, связанные с производством и (или) реализацией).

С учетом таких обстоятельств суд пришел к правильному выводу о том, что приобретение обществом услуг по проживанию в общежитии его работника в период обучения связано с производством и реализацией, то есть с объектом обложения НДС, в связи с чем вывод ответчика о неправомерном предъявлении к вычету налога в сумме 54 руб. не соответствует требованиям НК РФ. Решение суда в данной части является законным и обоснованным. Каких-либо доводов в апелляционной жалобе по данному эпизоду не приведено.

Таким образом, оспариваемое решение инспекции правомерно признано судом недействительным в части предложения уплатить налог в сумме 1 154 641 руб., в том числе 800 000 руб. по пункту 2.2.2 решения (ООО «Стрид»), 354 587 руб. по пункту 2.2.10 решения (ООО «СтройКонтинент») и 54 руб. по пункту 2.2.13 решения (проживание в общежитии), а также в части начисления соответствующей суммы пеней и в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога в виде соответствующей суммы штрафа.

Кроме того, оспариваемым решением инспекции обществу предложено уплатить доначисленную сумму акцизов 322 579 руб. 55 коп., в том числе за январь 2006 года в сумме 163 436 руб. 55 коп., за февраль 2006 года - 153 185 руб. 35 коп. и за апрель 2006 года - 5957 руб. 65 коп. (пункт 3.1 решения).

В ходе налоговой проверки установлено, что общество имеет лицензию от 14.12.2004 N 1968, в том числе на хранение спирта этилового. В проверяемом периоде заявитель осуществлял реализацию спирта этилового и в соответствии с пунктом 2 статьи 179 и подпунктом 1 пункта 1 статьи 181 НК РФ являлось плательщиком акцизов. Им налоговому органу предъявлены договор поставки этилового спирта от 09.11.2005 N 8, накладная от 30.12.2005 N 21 и счет-фактура от 30.12.2005 N 21, из которых следует, что обществом в адрес ЗАО «Русский бисквит» произведена поставка спирта этилового в количестве 1500 дал на сумму 585 000 руб., в том числе акциз в сумме 292 500 руб., НДС - 89 237 руб. 29 коп. В тот же день на основании договора ответственного хранения от 01.12.2005 N 104/06 по акту от 30.12.2005 N 1 данная продукция передана ЗАО «Русский бисквит» заявителю на хранение. В январе, феврале и апреле 2006 года общество возвратило в адрес ЗАО «Русский бисквит» ранее принятый на хранение спирт в количествах 759,98 дал, 712,31 дал и 27,71 дал соответственно; всего 1500 дал. Факт возврата спирта покупателю подтверждается актами о возврате товарно-материальных ценностей, актами об отгрузке и приемке этилового спирта, товарно-транспортными накладными и справками к товарно-транспортным накладным. По мнению инспекции, соответствующая сумма акцизов должна быть исчислена и уплачена в бюджет в январе, феврале и апреле 2006 года, то есть в периоде, в котором осуществлена реализация спирта.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 182 НК РФ объектом налогообложения по акцизам признаются операции реализации на территории Российской Федерации лицами произведенных ими подакцизных товаров.

Согласно абзацу второму подпункта 1 пункта 1 статьи 182 НК РФ в целях главы 22 НК РФ «Акцизы» передача прав собственности на подакцизные товары одним лицом другому лицу на возмездной и (или) безвозмездной основе, а также использование их при натуральной оплате признаются реализацией подакцизных товаров.

В силу пункта 5.4 договора поставки этилового спирта от 09.11.2005 N 8 право собственности на спирт этиловый перешло от поставщика к покупателю в момент приемки товара и подписания уполномоченного представителя покупателя накладной на товар, то есть 30.12.2005.

С указанной даты данная продукция по акту от 30.12.2005 N 1 передана обществу на хранение.

Следовательно, 30.12.2005 право собственности на спирт перешло к покупателю, после чего возникли взаимоотношения по хранению товара между теми же сторонами в рамках договора ответственного хранения от 01.12.2005 N 104/06.

На основании пункта 1 статьи 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности. При этом переход права собственности от поклажедателя к хранителю на вещи, переданные на хранение, не происходит.

С учетом таких обстоятельств судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что переход права собственности на спирт этиловый в рамках договора от 09.11.2005 N 8 произошел в декабре 2005 года, ввиду чего в этом периоде у общества возникла обязанность исчислить и уплатить в бюджет соответствующую сумму акцизов. Данная обязанность исполнена обществом в полном объеме, что подтверждается налоговой декларацией по акцизам за декабрь 2005 года и декларацией об объемах поставки этилового спирта за январь - декабрь 2005 года. В связи с этим доначисление обществу соответствующих сумм акцизов за реализацию товара за январь, февраль и апрель 2006 года неправомерно. Решение инспекции в части акцизов, пеней и штрафа за их несвоевременную уплату акцизов правомерно признано недействительным, а заявленные требования общества - удовлетворены.

В апелляционной жалобе инспекция ссылается на то, что фактически передача спирта этилового произведена в январе, феврале и апреле 2006 года, о чем свидетельствуют акты об отгрузке и приемке этилового спирта (форма N П-24), товарно-транспортные накладные, а также то обстоятельство, что в декабре 2005 года спирт в количестве 1500 дал учитывался налогоплательщиком в остатках собственной продукции, принадлежащей обществу, а не иным лицам, что подтверждается журналом учета отмеров спирта, отчетом по складу готовой продукции, актами инвентаризации остатков спирта. Данный довод апелляционная коллегия находит несостоятельным, не основанным на положениях пункта 5.4 договора поставки этилового спирта от 09.11.2005 N 8. Кроме того, фактическое нахождение товара на складе продавца не свидетельствует о том, что указанный товар принадлежит ему на праве собственности, а перечисленные документы подтверждают лишь излишек товара на складе.

Указание в жалобе на то, что хранение спирта этилового является лицензируемым видом деятельности, а такую лицензию общество не имеет, апелляционная коллегия не принимает во внимание, поскольку данный факт правового значения для доначисления соответствующих сумм акцизов не имеет.

Также в оспариваемом решении инспекции указано на занижение налоговой базы по налогу на имущество за 2006 год на сумму 4 661 035 руб., что повлекло неполную уплату налога на имущество в сумме 102 543 руб. (пункт 4.4.2 решения с учетом частично принятых возражений общества).

В ходе налоговой проверки ответчиком установлено, что обществом по счетам-фактурам от 08.07.2004 N 7, от 29.12.2004 N 14, от 29.05.2007 N 8 и от 05.06.2007 N 10 у ООО «Финтранс» приобретено оборудование стоимостью 777 966 руб. 10 коп., 470 169 руб. 49 коп., 1 692 997 руб. 45 коп. и 4 023 411 руб. соответственно; всего на сумму 6 964 544 руб. 04 коп. Часть оборудования на сумму 1 055 373 руб. 72 руб. принята на учет на счет 41/4 в качестве товаров, а часть оборудования на сумму 999 456 руб. 78 коп. и 248 678 руб. 81 коп. поставило на учет в июне и августе 2005 года в качестве основных средств. По мнению ответчика, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что заявителем необоснованно не отражено за период с 01.09.2005 по 01.01.2007 в бухгалтерском учете на счете 01.1 «Промышленно-производственные основные средства» оборудование спиртоцеха общей стоимостью 4 661 034 руб. 73 коп. (из расчета: 6 964 544 руб. 04 коп. - 1 055 373 руб. 72 коп. - 999 456 руб. 78 коп. - 248 678 руб. 81 коп.).

Согласно пункту 1 статьи 374 НК РФ объектом налогообложения по налогу на имущество для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (включая имущество, переданное во временное владение, пользование, распоряжение или доверительное управление, внесенное в совместную деятельность), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета.

Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденным приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 N 26н (далее - ПБУ 6/01), а также Методическими указаниями по бухгалтерскому учету основных средств, утвержденными приказом Министерства финансов Российской Федерации от 13.10.2003 N 91н (далее - Методические указания по учету основных средств), установлены правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах организации.

В соответствии с пунктом 6 ПБУ 6/01 единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект, которым признается объект со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельный конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения определенных самостоятельных функций, или же обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенный для выполнения определенной работы. Комплекс конструктивно сочлененных предметов - это один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющих общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированных на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

В пункте 7 ПБУ 6/01 определено, что основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости, которой в силу пункта 8 ПБУ 6/01 признается сумма фактических затрат организации на приобретение, сооружение и изготовление (приведение в состояние, пригодное для использования.

В пункте 38 Методических указаний по учету основных средств предусмотрено, что принятие основных средств к бухгалтерскому учету осуществляется на основании утвержденного руководителем организации акта (накладной) приемки-передачи основных средств.

Следовательно, объект подлежит учету в качестве основного средства на основании утвержденного руководителем акта (накладной) в момент, когда объект стал пригодным к эксплуатации и сформирована его первоначальная стоимость.

В рассматриваемой ситуации из заявления общества следует, что приобретенное им у ООО «Финтранс» оборудование находилось в здании цеха, однако для использования оборудования в производстве необходимо было выполнить работы по монтажу, проектированию и модернизации данного оборудования.

Инспекция считает, что данное оборудование должно быть учтено в составе основных средств налогоплательщика в 2006 году, в обоснование чего ссылается на акт обследования на соответствие требованиям, предъявляемым к организациям, осуществляющим производство, хранение и поставки произведенного этилового спирта (из головной фракции этилового спирта) от 21.09.2006 N 8, составленный Управлением Федеральной налоговой службы по Вологодской области.

Вместе с тем, в приложении к названному акту, содержащему перечень технологического оборудования, отсутствуют сведения об использовании в производстве перечисленных в нем объектов.

Из выписки из главной книги от 14.09.2006 N 314 (приложение к акту) следует, что на счете 01 «Основные средства» состоят 58 единиц оборудования, однако являются ли эти единицы тем оборудованием, которое приобретено заявителем у ООО «Финтранс», установить не представляется возможным.

Кроме того, в силу Унифицированных форм первичной учетной документации «Учет основных средств», утвержденных постановлением Государственного комитета по статистике от 21.01.2003 N 7, первичным учетным документом оформления и учета операций приема, приема-передачи объектов основных средств в организации или между организациями для включения объектов в состав основных средств и учета их ввода в эксплуатацию (для объектов, не требующих монтажа, - в момент приобретения, для объектов, требующих монтажа, - после приема их из монтажа и сдачи в эксплуатацию), поступивших по договорам купли-продажи, применяется акт по форме N ОС-1. Выписка из главной книги не является первичным учетным документом, в связи с чем не может служить доказательством принятия на учет спорного оборудования, а также не может служить доказательством использования оборудования в производстве.

Из протоколов осмотра помещений общества от 12.12.2007 N 20, от 13.12.2007 N 21 и от 03.06.2008 N 12 также не следует, что спорное оборудование использовалось обществом.

Иных доказательств, свидетельствующих об использовании обществом спорного имущества в 2006 году, налоговым органом не представлено.

С учетом изложенного судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о недоказанности налоговым органом обязанности общества принять на учет имущество, приобретенное у ООО «Финтранс». Ссылка инспекции на занижение налоговой базы по налогу на имущество являются ошибочной.

Кроме того, согласно пункту 1 статьи 375 НК РФ налоговая база по налогу на имущество определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения. При определении налоговой базы имущество, признаваемое объектом налогообложения, учитывается по его остаточной стоимости, сформированной в соответствии с установленным порядком ведения бухгалтерского учета, утвержденным в учетной политике организации.

В соответствии с пунктом 4 статьи 376 данного Кодекса среднегодовая (средняя) стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения, за налоговый (отчетный) период определяется как частное от деления суммы, полученной в результате сложения величин остаточной стоимости имущества на 1-е число каждого месяца налогового (отчетного) периода и 1-е число следующего за налоговым (отчетным) периодом месяца, на количество месяцев в налоговом (отчетном) периоде, увеличенное на единицу.

В данном случае в ходе проведения проверки инспекция не определила остаточную стоимость имущества на 1-е число каждого месяца налогового периода 2006 года, указав в качестве налоговой базы стоимость приобретения оборудования.

Произведенный инспекцией порядок расчета налоговой базы не соответствует требованиям пункта 1 статьи 375 и пункта 4 статьи 376 НК РФ, следовательно, выводы налоговой инспекции являются не подтвержденными по размеру.

Таким образом, судом первой инстанции оспариваемое решение инспекции по эпизоду доначисления налога на имущество в сумме 102 543 руб., соответствующих сумм пеней и штрафа правомерно признано недействительным, а требования общества удовлетворены.

В апелляционной жалобе налоговый орган не приводит доводов в отношении указанной части решения суда.

Кроме того, налоговый орган в оспариваемом решении указывает на неправомерное неудержание налога на доходы физических лиц в сумме 18 291 руб., в том числе в 2005 году в сумме 910 руб., в 2006 году - 8710 руб. и в 2007 году - 8671 руб., с доходов, полученных его работником Малышевым Д.Е. в виде сумм, уплаченных обществом за его обучение, а также сумм выплаченных стипендий (пункт 6.3.1 решения). По мнению инспекции, суммы, выплаченные за получение работниками высшего образования, не являются расходами на повышение профессионального уровня работников, ввиду чего подлежат включению в облагаемый налогом доход на основании подпункта 1 пункта 2 статьи 211 НК РФ. С учетом этого обществу предложено удержать указанные суммы налога при очередных выплатах.

Согласно подпункту 1 пункта 2 статьи 211 НК РФ к доходам, полученным налогоплательщиком в натуральной форме, относится оплата (полностью или частично) за него организациями товаров (работ, услуг) или имущественных прав, в том числе обучения в интересах налогоплательщика.

В соответствии с пунктом 3 статьи 217 названного Кодекса не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц (освобождаются от налогообложения) доходы физических лиц, связанные с возмещением расходов на повышение профессионального уровня работников.

На основании статьи 196 Трудового кодекса Российской Федерации работодатель проводит профессиональную подготовку, переподготовку, повышение квалификации работников, обучение их вторым профессиям в организации, а при необходимости - в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования на условиях и в порядке, которые определяются коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Работодатель определяет необходимость профессиональной подготовки и переподготовки кадров для нужд организации, а также, с учетом мнения представительного органа работников, формы подготовки и переподготовки, перечень необходимых профессий и специальностей.

Статья 197 Трудового кодекса Российской Федерации устанавливает возможность профессиональной подготовки, переподготовки и повышения квалификации работника по собственной инициативе.

В подпункте 1 пункта 2 статьи 211 НК РФ установлено, что сумма оплаты за обучение в интересах работника работодателем включается в налоговую базу по НДФЛ.

Вместе с тем, оплата обучения работника, проводимого по инициативе работодателя, с целью более эффективного выполнения им трудовых обязанностей, вне зависимости от формы такого обучения, не образует личного дохода работника.

В рассматриваемой ситуации обществом и государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования Воронежской государственной технологической академией заключен договор-контракт от 14.06.2005 N 200-05-05, по условиям которого учебное заведение обязалось обучить Малышева Д.Е. по специальности «Технология бродильных производств и виноделие» с присвоением квалификации инженер. Стороной данного договора Малышев Д.Е. не является.

Приказом генерального директора общества от 25.08.2005 N 11 Малышев Д.Е. направлен на обучение в указанное учебное заведение.

Кроме того, обществом и Малышевым Д.Е. заключен ученический договор от 22.07.2005, согласно которому Малышев Д.Е. обязуется пройти обучение в вышеназванном учебном заведении по указанной специальности, получить высшее образование и по окончании ученичества приступить к работе в обществе и отработать по полученной специальности в течение пяти лет.

Названные обстоятельства свидетельствуют о том, что инициатором обучения работника выступало общество, действуя в целях повышения профессионального уровня своих сотрудников для более эффективного выполнения им трудовых обязанностей. Следовательно, стоимость такого обучения не может быть признана доходом физического лица и не подлежит обложению НДФЛ в силу пункта 3 статьи 217 НК РФ.

С учетом изложенного судом первой инстанции решение инспекции в указанной части правомерно признано недействительным.

В апелляционной жалобе налоговый орган не приводит доводов в отношении данной части решения суда.

Инспекция в ходе проверки (пункт 6.3.2 решения) также установила, что общество выдавало своему работнику Бобылеву В.Н. наличные денежные средства под отчет на приобретение товарно-материальных ценностей у ООО «Метаком», ООО «Вега-Текс», ООО «Электрон» и ЗАО «Ивекс». В подтверждение понесенных расходов работник представил авансовые отчеты и чеки контрольно-кассовой техники. Ответчик, ссылаясь на вышеперечисленные обстоятельства в отношении поставщиков ООО «Метаком», ООО «Вега-Текс», ООО «Электрон» и ЗАО «Ивекс», указал на невозможность признать представленные работником документы оправдательными документами в отношении подотчетных сумм. По мнению инспекции, полученные Бобылевым В.Н. денежные суммы являются его доходом, с которых заявителем должен быть исчислен, удержан и уплачен НДФЛ. При таких обстоятельствах инспекция указала на неправомерное неудержание из доходов Бобылева В.Н. НДФЛ в сумме 72 853 руб., в том числе в 2005 году в размере 26 001 руб. и в 2006 году - 46 852 руб., предложив удержать данную сумму из доходов работника при очередной выплате дохода.

Согласно статье 207 НК РФ плательщиками налога на доходы физических лиц признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации, а также физические лица, получающие доходы от источников в Российской Федерации, не являющиеся налоговыми резидентами Российской Федерации.

В соответствии со статьей 209 данного Кодекса объектом налогообложения для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации, признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации.

В силу статьи 210 НК РФ при определении налоговой базы по налогу на доходы физических лиц учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ.

Из статьи 41 Кодекса следует, что доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главой 23 «Налог на доходы физических лиц» и главой 25 «Налог на прибыль организаций» настоящего Кодекса.

На основании статьи 24 НК РФ при выплате такого дохода налогоплательщику у налогового агента возникает обязанность по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению в соответствующий бюджет налогов.

В данном случае представленные Бобылевым В.Н. авансовые отчеты приняты обществом, следовательно, заявителем подтверждены произведенные таким работником расходы и достоверность документов.

Налоговым органом не представлено доказательств того, что спорные суммы явились экономической выгодой работника общества.

При таких обстоятельствах у инспекции отсутствовали правовые основания для отнесения подотчетных сумм к доходу физического лица, исчисления НДФЛ, начисления пеней и привлечения общества к ответственности. Решение инспекции в данной части обосновано признано недействительным. В апелляционной жалобе инспекция не приводит доводов в отношении названной части решения суда.

Кроме того, обществу доначислен единый социальный налог за 2005 и 2006 годы в общей сумме 118 331 руб. (из расчета: 57 954 руб. 95 коп. + 60 376 руб. 05 коп.), а также страховые взносы на обязательное пенсионное страхование за те же периоды в общей сумме 64 100 руб. 84 коп. (пункты 7.1 и 7.5 решения). Основанием для доначисления перечисленных сумм послужили те же обстоятельства, что и по НДФЛ в отношении подотчетных сумм, выданных работнику общества Бобылеву В.Н.

Согласно пункту 2 статьи 10 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации» объектом обложения страховыми взносами и базой для начисления страховых взносов являются объект налогообложения и налоговая база по единому социальному налогу, установленные главой 24 «Единый социальный налог» НК РФ.

В соответствии со статьей 236 НК РФ объектом налогообложения по единому социальному налогу для налогоплательщиков-организаций признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ, оказание услуг (за исключением вознаграждений, выплачиваемых лицам, названным в подпункте 2 пункта 1 статьи 235 Кодекса), а также по авторским договорам.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03 февраля 2008 года N 11714/08 разъяснено, что денежные средства, выданные физическим лицам под отчет на приобретение товарно-материальных ценностей, под данное понятие не подпадают.

С учетом таких обстоятельств вывод суда о том, что у инспекции отсутствовали правовые основания для доначисления обществу единого социального налога и страховых взносов на обязательное пенсионное страхование, а также начисления пеней и привлечения к ответственности за неполную уплату единого социального налога, является правильным.

В апелляционной жалобе налоговый орган не приводит доводов в отношении данной части решения суда.

Также в решении инспекции (пункт 7.2) указано на применение обществом налогового вычета по единому социальному налогу за 2005 год в размере, превышающем фактически уплаченные страховые взносы на обязательное пенсионное страхование, в связи с чем обществу предложено уплатить единый социальный налог за указанный период в сумме 2600 руб. 18 коп.

В силу пункта 2 статьи 243 НК РФ сумма налога (сумма авансового платежа по налогу), подлежащая уплате в федеральный бюджет, уменьшается налогоплательщиками на сумму начисленных ими за тот же период страховых взносов (авансовых платежей по страховому взносу) на обязательное пенсионное страхование (налоговый вычет) в пределах таких сумм.

В пункте 3 статьи 243 названного Кодекса определено, что в случае, если в отчетном (налоговом) периоде сумма примененного налогового вычета превышает сумму фактически уплаченного страхового взноса за тот же период, такая разница признается занижением суммы налога, подлежащего уплате, с 15-го числа месяца, следующего за месяцем, за который уплачены авансовые платежи по налогу.

В данном случае инспекцией установлено, что в 2005 году в декларации по единому социальному налогу применен вычет в сумме 277 022 руб. В сроки, установленные статьей 24 Федерального закона от 15.12.2001 N 167-ФЗ «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», общество уплатило страховые взносы в размере 274 421 руб. 82 коп. Разница в сумме 2600 руб. 18 коп. (из расчета: 277 022 руб. - 274 421 руб. 82 коп.) на основании пункта 3 статьи 243 НК РФ признана занижением единого социального налога.

Также по данному эпизоду ответчиком установлено, что 30.12.2004 в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись о прекращении деятельности ООО «Биокомплекс» в связи с реорганизацией путем присоединения ООО «Биокомплекс» к обществу.

Из пункта 2 статьи 58 ГК РФ следует, что при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Правопреемство предполагает и переход прав на суммы, излишне уплаченные в соответствующие бюджеты.

Из актов сверки расчетов от 06.04.2005 N 784, 785 по состоянию на 30.12.2004 (дата прекращения деятельности ООО «Биокомплекс») следует, что у ООО «Биокомплекс» имелась переплата по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование в сумме 2601 руб. 18 коп. (из расчета: 2250 руб. 11 коп. + 351 руб. 07 коп.), наличие которой подтверждается материалами дела (т. 13, л. 61-106) и не отрицается ответчиком.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции сделан правильный вывод о том, что при расчете заниженного единого социального налога инспекция должна была учесть излишне уплаченные страховые взносы в указанной сумме, право на которые возникло у общества в силу правопреемства. Следовательно, заявителем не допущено превышения вычетов по единому социальному налогу над фактически уплаченными страховыми взносами. Решение инспекции по этому эпизоду правомерно признано недействительным.

В апелляционной жалобе налоговый орган не приводит доводов в отношении данной части решения суда.

Кроме того, оспариваемым решением (пункт 8) общество привлечено к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 НК РФ, за непредставление в установленный срок по требованию налоговой инспекции документов в количестве 88 штук, перечисленных в приложении N 16 к решению, в виде штрафа в сумме 4400 руб. (из расчета: 88 документов х 50 руб.).

Согласно статье 30 НК РФ налоговые органы составляют единую централизованную систему контроля за соблюдением законодательства о налогах и сборах, за правильностью исчисления, полнотой и своевременностью уплаты (перечисления) в бюджетную систему Российской Федерации налогов и сборов и иных обязательных платежей.

При реализации указанных полномочий должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, в силу пункта 1 статьи 93 НК РФ вправе истребовать у проверяемого лица необходимые для проверки документы посредством вручения этому лицу (его представителю) требования о представлении документов, а лицо, у которого документы запрашиваются, в соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 23, пунктами 2 и 3 статьи 93 НК РФ обязано представить их заверенные копии в течение 10 дней со дня вручения соответствующего требования.

В данном случае налоговым органом в адрес общества выставлены требованиями N 13, 28, 31, 32, 33, 33/1, 34 и 35, в которых предложено в установленный срок представить необходимые документы.

Требования N 13, 28, 31, 32, 33, 33/1 и 35 получены главным бухгалтером общества 29.12.2007, 03.07.2008, 11.07.2008, 21.07.2008, 17.07.2008, 30.07.2008 и 18.08.2008 соответственно. Доказательств направления требования N 34 инспекцией не представлено.

Документы, перечисленные в приложении N 16, по требованиям не представлены со ссылкой на отсутствие таких документов. С учетом этого налоговый орган привлек заявителя к ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ.

Согласно названной норме Кодекса непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных Кодексом, влечет взыскание штрафа в размере 50 руб. за каждый непредставленный документ.

В рамках предоставленных налоговым законодательством полномочий налоговая инспекция вправе затребовать у налогоплательщика копии только тех документов, составление которых предусмотрено законодательством, а также тех, которые имеются у налогоплательщика.

Между тем инспекцией не приведено доказательств наличия у общества спорных документов.

С учетом изложенного у инспекции не имелось правовых оснований для привлечения заявителя к ответственности по пункту 1 статьи 126 НК РФ. Решение суда в данной части является законным и обоснованным. Каких-либо доводов относительно указанной части решения суда инспекцией в апелляционной жалобе не приведено.

Кроме того, оспариваемым решением общество привлечено к ответственности по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по перечислению в бюджет удержанного НДФЛ в виде штрафа в сумме 159 279 руб. 23 коп.

Общество правомерность привлечения к ответственности не оспаривает, указывая на смягчающие ответственность обстоятельства (тяжелую финансовую ситуацию и перечисление в бюджет удержанного налога и соответствующих сумм пеней), просило снизить размер штрафов.

Статьей 114 НК РФ предусмотрена возможность уменьшения размера санкций не меньше, чем в два раза при наличии смягчающих ответственность обстоятельств.

Пунктом 4 статьи 112 НК РФ (в редакции Федерального закона от 04.11.2005 N 137-ФЗ) предусмотрено, что право установления таких обстоятельств с 01.01.2006 предоставлено налоговым органам при наложении санкций.

В постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 17.12.1996 N 20-П, от 12.05.1998 N 14-П, от 15.07.1999 N 11-П, от 30.07.2001 N 13-П, и в определении от 14.12.2000 N 244-О разъяснено, что санкции, налагаемые органами государственной власти, являются мерой юридической ответственности, поэтому размер взыскания должен отвечать критерию соразмерности и применяться с соблюдением принципов справедливости наказания, его индивидуализации и дифференцированности, с учетом характера совершенного правонарушения, размера причиненного вреда, степени вины правонарушителя, его имущественного положения и иных существенных обстоятельств.

При вынесении оспариваемого решения в части привлечения заявителя к ответственности по статье 123 НК РФ инспекция смягчающих ответственность обстоятельств не установила.

Между тем судом первой инстанции к таким обстоятельствам отнесены тяжелая финансовая ситуация и перечисление в бюджет удержанного налога и соответствующих сумм пеней. С учетом этого размер штрафа, начисленный по статье 123 НК РФ, снижен до 15 928 руб., ввиду чего оспариваемое решение инспекции по данному эпизоду признано недействительным в части привлечения к ответственности по статье 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 143 351 руб. 23 коп. В отношении указанной части решения ни инспекция в апелляционной жалобе, ни общество в судебном заседании апелляционной инстанции своих доводов не приводят.

Таким образом, оспариваемое решение ответчика обоснованно признано судом первой инстанции недействительным в части предложения обществу уплатить НДС в сумме 1 154 641 руб. и пени в соответствующей сумме, акцизы в сумме 322 579 руб. 55 коп. и пени в сумме 9717 руб. 80 коп., налог на имущество в сумме 102 543 руб. и пени в соответствующей сумме, единый социальный налог в сумме 120 931 руб. 18 коп. и пени в сумме 45 978 руб. 60 коп., страховые взносы на обязательное пенсионное страхование на финансирование страховой части трудовой пенсии в сумме 64 100 руб. 84 коп. и пени в сумме 20 620 руб. 74 коп., пени в сумме 28 559 руб. 82 коп. за неисполнение обязанности по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ, в части уменьшения убытка при исчислении налога на прибыль за 2005 год на сумму 178 087 руб. и за 2006 год на сумму 7026 руб. 20 коп., предложения удержать НДФЛ в сумме 91 144 руб. из доходов налогоплательщиков при очередной выплате доходов, а также в части привлечения к ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде соответствующей суммы штрафа, за неполную уплату акцизов в виде штрафа в сумме 64 516 руб., за неполную уплату налога на имущество в виде соответствующей суммы штрафа, за неполную уплату единого социального налога в виде штрафа в сумме 15 334 руб., по статье 123 НК РФ за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по исчислению, удержанию и перечислению НДФЛ в виде штрафа в сумме 18 228 руб. 80 коп., за невыполнение налоговым агентом возложенных на него обязанностей по перечислению в бюджет НДФЛ в виде штрафа в сумме 143 351 руб. 23 коп., по пункту 1 статьи 126 НК РФ за непредставление документов в виде штрафа в сумме 4400 руб. В удовлетворении остальной части требований общества отказано.

Обеспечительные меры, принятые определением Арбитражного суда Вологодской области от 18 марта 2009 года в виде приостановления действия оспариваемого решения инспекции в части, в порядке статьи 96 АПК РФ отменены в части, в удовлетворении которой обществу отказано.

Расходы по уплате госпошлины распределены судом правомерно с учетом положений статьи 110 АПК РФ, а также правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 ноября 2008 года N 7959/08.

При изложенных обстоятельствах оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы налогового органа не имеется.

Руководствуясь статьями 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд

п о с т а н о в и л :

решение Арбитражного суда Вологодской области от 19 марта 2010 года по делу N А13-10406/2008 оставить без изменения, апелляционную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 9 по Вологодской области - без удовлетворения.

     Председательствующий
А.Г.Кудин
Судьи
Н.Н.Осокина
Н.С.Чельцова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А13-10406/2008
Принявший орган: Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 17 июня 2010

Поиск в тексте