• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 28 июня 2010 года Дело N А51-6602/2010

Резолютивная часть решения объявлена 23 июня 2010 года. Полный текст решения изготовлен 28 июня 2010 года.

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи Н.Н. Анисимовой, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания А.В. Васильевой, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Контейнерный транспортный сервис» к Владивостокской таможне

о признании незаконным и отмене постановления от 30.03.2010 по делу об административном правонарушении N10702000-34/2010,

при участии в заседании:

от заявителя - адвокат Филатов А.А. по доверенности от 31.03.2010 по 30.06.2010 с ограниченными полномочиями;

от таможни - старший инспектор Милашина Э.Ю. по доверенности N106 от 02.06.2010 до 01.06.2011 со специальными полномочиями; старший уполномоченный ОАР Чайкина Н.В. по доверенности N20 от 13.01.2010 до 31.12.2011 с ограниченными полномочиями;

установил:

Общество с ограниченной ответственностью «Контейнерный транспортный сервис» (далее по тексту - заявитель, общество) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Владивостокской таможни (далее по тексту - таможенный орган, таможня) от 30.03.2010 по делу об административном правонарушении N10702000-34/2010. В обоснование заявленных требований с учётом дополнительных пояснений общество пояснило, что в его действиях отсутствует событие административного правонарушения, поскольку таможенный орган не может сослаться ни на один действующий нормативный акт, согласно которому количество знаков «Х» после маркировки и модели товара должно точно соответствовать количеству «Х», указанному в сертификате. Кроме того, заявитель считает, что при производстве по делу об административном правонарушении таможней были допущены существенные процессуальные нарушения, поскольку он заблаговременно не был уведомлен о времени и месте рассмотрения дела 30.03.2010, а дело в нарушение статьи 23.1 КоАП РФ было рассмотрено таможней, а не судом. Таможня заявленные требования не признаёт, считает, что общество предоставило недействительный сертификат соответствия, который не может распространять свое действие на товар, заявленный по ГТД N10702030/310309/0007352, в связи с чем данное действие общества образует состав административного правонарушения по части 3 статьи 16.2 КоАП РФ. Выслушав пояснения заявителя и возражения таможенного органа, исследовав материалы дела, судом установлено следующее.

31 марта 2009 года обществом в таможенный орган была подана ГТД N10702030/310309/0007352, в которой был заявлен товар - велосипеды двухколесные с шарокоподшипниками, с двумя поддерживающими колесами, тип велосипеда: детский, изготовитель «CIXI XINZHONGHUA BABY CARRIER CO/. LTD», код товара в соответствии с ТН ВЭД России 8712003000, модели: В1201-170 штук, G1202 - 90 штук, В1401 - 150 штук, G1402 - 90 штук, В1601-120 штук, G1602 - 60 штук, К1803 - 150 штук, всего 830 штук.

В целях соблюдения запретов и ограничений таможенному органу при декларировании обществом был предоставлен сертификат соответствия NРОСС CN.AB09.B23702 от 26.02.2009 на бланке 8443225, а также санитарно-эпидемиологическое заключение (сокращенно - СЭЗ) N78.01.01.963.П.001847.02.09 от 25.02.2009. На этапе таможенного контроля после выпуска товара таможенный орган, установив, что количество символов в моделях велосипедов после букв G, K, B, указанных в ГТД, составляет 4 символа, тогда как сертификат соответствия выдан на продукцию моделей, в наименовании которой после букв G, K, B указано 7 символов, пришёл к выводу о том, что данный сертификат не может распространять свое действие на товар, заявленный по ГТД N10702030/310309/0007352, так как выдан на продукцию моделей, отличных от моделей, указанных в ГТД.

25 марта 2010 года в отсутствие представителя общества был составлен протокол об административном правонарушении, а 30.03.2010 - вынесено постановление по делу об административном правонарушении N10702000-34/2010. Указанным постановлением заявитель был признан виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ, и ему было назначено наказание в виде административного штрафа в сумме 100000 руб. Полагая, что указанное постановление не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере экономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением. Суд находит требования заявителя подлежащими удовлетворению в силу следующего.

В соответствии с пунктом 1 статьи 29 Федерального закона от 27.12.2002 N184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее - Закон N184-ФЗ) для помещения продукции, подлежащей обязательному подтверждению соответствия, под таможенные режимы, предусматривающие возможность отчуждения или использования этой продукции в соответствии с ее назначением на таможенной территории Российской Федерации, в таможенные органы одновременно с таможенной декларацией заявителем либо уполномоченным заявителем лицом представляются декларация о соответствии или сертификат соответствия либо документы об их признании в соответствии со статьёй 30 данного Федерального закона. Согласно статье 2 указанного закона сертификация продукции представляет собой форму осуществляемого органом по сертификации подтверждения соответствия объектов требованиям технических регламентов, положениям стандартов, сводов правил или условиям договоров.

Формы обязательного подтверждения соответствия установлены статьёй 20 Закона N184-ФЗ и осуществляются в виде принятия декларации о соответствии (декларирования соответствия) или обязательной сертификации. Постановлением Правительства РФ от 13.08.1997 N1013 (действовавшем в период спорных правоотношений) утвержден Перечень товаров, подлежащих обязательной сертификации, согласно которому обязательной сертификации подлежат, в том числе велосипеды детские. Частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ установлена административная ответственность за заявление декларантом либо таможенным брокером (представителем) при декларировании товаров и (или) транспортных средств недостоверных сведений о товарах и (или) транспортных средствах, а равно представление недействительных документов, если такие сведения и документы могли послужить основанием для неприменения запретов и (или) ограничений, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. Согласно пункту 2 примечания к статье 16.1 КоАП РФ для целей применения настоящей главы под недействительными документами понимаются поддельные документы, документы, полученные незаконным путем, документы, содержащие недостоверные сведения, документы, относящиеся к другим товарам и (или) транспортным средствам, и иные документы, не имеющие юридической силы.

Из материалов дела видно, что общество ввезло на таможенную территорию Российской Федерации товар - детские велосипеды, модели: В1201-170 штук, G1202 - 90 штук, В1401 - 150 штук, G1402 - 90 штук, В1601-120 штук, G1602 - 60 штук, К1803 - 150 штук, всего 830 штук, в отношении ввоза которого установлены ограничения, заключающиеся в обязанности заинтересованного лица представить сертификат соответствия на товар.

В качестве документов, подтверждающих соблюдение установленных законодательством РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности запретов и ограничений, таможенному органу при декларировании обществом был предоставлен сертификат соответствия NРОСС CN.AB09.B23702 от 26.02.2009 на бланке 8443225, выданный изготовителю на товар: велосипеды для детей младшего возраста, моделей: Gxxxxxxx, Bxxxxxxx, Kxxxxxxx, где х - любое сочетание цифр от 0 до 9 и/или букв от A до Z и/или символов: ./,» и/или пробел.

Указанный сертификат был выдан на основании протокола испытаний N295-1-02/09 от 25.02.2009 и СЭЗ N78.01.01.963.П.001847.02.09 от 25.02.2009, выданного Управлением Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по г. Санкт-Петербургу.

Однако, по информации Управления Федеральной службы по надзору в сфере прав потребителей и благополучия человека по г. Санкт-Петербургу, полученной в ходе проведения таможенной ревизии, указанное выше СЭЗ управлением, действительно, выдавалось, однако, действие СЭЗ распространяется только на те модели товаров, которые указаны в СЭЗ в наименовании продукции. Кроме того, как следует из письма органа по сертификации ООО ОС продукции «СТРАТЕГ» N237 от 18.11.2009, указанный сертификат соответствия, органом по сертификации, действительно, выдавался, однако, действие сертификатов соответствия распространяется только на ту продукцию, модели которой содержат порядок букв, цифр, символов соответствующих количеству обозначения «Х». Из анализа вышеуказанных документов следует, что сертификат соответствия NРОСС CN.AB09.B23702 от 26.02.2009 на бланке 8443225 не может распространять свое действие на товар, заявленный по ГТД N10702030/310309/0007352, так как выдан на продукцию моделей, отличных от моделей, указанных в ГТД. Делая указанный вывод, суд учитывает, что количество символов в моделях после букв G, K, B, указанных в ГТД, составляет 4 символа, тогда как сертификат соответствия выдан на продукцию моделей, в наименовании которой после букв G, K, B указано 7 символов. Принимая во внимание изложенное, суд находит правильным вывод таможенного органа о том, что в действиях заявителя имеет место представление недействительного сертификата соответствия при таможенном оформлении ввозимого в Российскую Федерацию товара, что образует состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ. Довод общества о том, что таможенным органом не сделано ни одной ссылки на нормы права, которыми установлено правило о том, что количество знаков «Х» после маркировки и модели товара должно точно соответствовать количеству «Х», указанному в сертификате, судом отклоняется, поскольку это напрямую следует из сертификата, СЭЗ и писем органов, их выдавших. Также нельзя согласиться с заявителем, что действие сертификата NРОСС CN.AB09.B23702 от 26.02.2009 распространяется и на ввезенные им модели, поскольку отсутствующие 3 символа фактически являются пробелами, а наличие пробелов предусмотрено самим сертификатом. В данном случае суд исходит из того, что пробелы, действительно, могут быть установлены на месте знака «Х». Однако общее количество символов в любом случае должно прочитываться и быть равным 7 символам, тогда как в спорной ситуации прочитываются только 4 цифровых символа. Следующие подряд 3 пробела, как на это указывает заявитель, в качестве символов, заменяющих 3 знака «Х» не прочитываются, их наличие установить невозможно. В ходе таможенного оформления заявитель не проявил должную степень заботливости и осмотрительности, какая требовалась от него в целях надлежащего исполнения таможенной обязанности перед государством по соблюдению запретов и ограничений, предусмотренных законодательством Российской Федерации о государственном регулировании внешнеторговой деятельности, и не принял все зависящие от него меры для этого. При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о наличии события вменяемого декларанту административного правонарушения и о наличии вины общества в совершении административного правонарушения. Что касается доводов заявителя о несоблюдении таможенным органом процедуры привлечения к административной ответственности, то судом установлено следующее. В соответствии со статьей 1.6 КоАП РФ лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом. Согласно части 2 статьи 25.1 КоАП РФ дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого ведется такое дело. В отсутствие указанного лица дело может быть рассмотрено лишь в случаях, если имеются данные о надлежащем извещении лица о времени и месте рассмотрения дела, и если от лица не поступило ходатайство об отложении рассмотрения дела либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Как установлено судом, таможенный орган письмом от 19.03.2010 N33-11/08618, а также двумя телеграммами от 19.03.2010 и 23.03.2010 направил в адрес общества приглашение в таможню на 25.03.2010 в 11-00 час. для составления протокола. Уведомление, направленное почтовой связью, было получено обществом 23.03.2010, а уведомления, направленные телеграфом, получены не были.

В назначенное время 25.03.2010 директор общества либо его законный представитель в таможенный орган не явились, в связи с чем протокол об административном правонарушении был составлен в его отсутствие, и по его тексту заявитель был приглашен в таможню для рассмотрения дела об административном правонарушении 30.03.2010 с 15-00 час.

Письмом от 26.03.2010 N33-11/09326 и телеграммой от 25.03.2010 таможенный орган направил обществу уведомление о месте и времени рассмотрения материалов административного дела. Уведомление, направленное почтовой связью, было получено заявителем 30.03.2010, то есть в день рассмотрения материалов административного дела, что подтверждается распечаткой движения почтового отправления N69011123064018 с официального сайта Почты России. Уведомление, направленное телеграфным способом, обществом получено не было. С учетом изложенного суд приходит к выводу, что в момент рассмотрения материалов административного дела доказательства извещения общества о времени и месте рассмотрении дела у таможни отсутствовали. Следовательно, у таможенного органа не было оснований для вынесения постановления по делу об административном правонарушении без участия представителя общества и при отсутствии доказательств его надлежащего извещения о месте и времени рассмотрения дела. При таких обстоятельствах привлекаемое к административной ответственности лицо было лишено предоставленных КоАП РФ гарантий защиты своих прав ввиду того, что не могло надлежащим образом ознакомиться с материалами проверки, квалифицированно возражать и давать объяснения по существу предъявленных правонарушений, а также воспользоваться помощью защитника. Судом установлено, что указанные процессуальные нарушения являются существенными, так как не позволили всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело об административном правонарушении. Указанные процессуальные нарушения являются неустранимыми и свидетельствуют о нарушении административным органом положений статей 25.1, 25.4 КоАП РФ, направленных на защиту прав лиц, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, что согласно разъяснениям Пленума ВАС России от 27.01.2003 N2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (пункт 17 постановления) может являться основанием для признания незаконным и отмены оспариваемого решения. Суд считает, что несоблюдение порядка применения административного взыскания свидетельствует о том, что взыскание применено незаконно, независимо от того, совершило или нет лицо, привлекаемое к ответственности, административное правонарушение.

Принимая во внимание изложенное, суд считает, что вынесенное по делу постановление N10702000-34/2010 от 30.03.2010 в отношении общества не соответствует требованиям закона и подлежит отмене. Что касается довода заявителя о том, что материалы административного дела, по которому таможенным органом проводилось административное расследование, в нарушение статьи 23.1 КоАП РФ было рассмотрено таможней, а не судом, то данный довод судом отклоняется. Статья 23.1 КоАП РФ разграничивает полномочия по рассмотрению дел об административных правонарушениях между судами и административными органами. Часть 1 статьи 23.1 КоАП РФ закрепляет перечень дел об административных правонарушениях, рассмотрение которых отнесено к исключительной подведомственности судей. Часть 2 указанной статьи определяет ряд дел об административных правонарушениях, рассмотрение которых отнесено к альтернативной подведомственности судей и административных органов. Дела об административных правонарушениях, предусмотренные, в том числе частью 1 статьи 16.2 КоАП РФ, рассматриваются судьями в случаях, если орган или должностное лицо, к которым поступило дело о таком административном правонарушении, передает его на рассмотрение судье (часть 2 статьи 23.1 КоАП РФ). В силу абзаца 2 части 3 статьи 23.1 КоАП РФ дела об административных правонарушениях, указанные в частях 1 и 2 этой статьи и производство по которым осуществляется в форме административного расследования, рассматриваются судьями районных судов. Дела об административных правонарушениях, перечисленные в части 2 статьи 23.1 КоАП РФ, производство по которым осуществлялось в форме административного расследования, подлежат рассмотрению судьями лишь в том случае, когда административный орган или должностное лицо передают дело на рассмотрение судье. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что дела, перечисленные в части 2 статьи 23.1 КоАП РФ, по которым проводилось административное расследование, могут рассматриваться не только судами, но и административными органами самостоятельно без передачи дела в суд. При этом административный орган передает дело для рассмотрения в суд в случае, когда не вправе назначать те виды наказаний, назначение которых отнесено к исключительной компетенции судей. Данный вывод соответствует подпункту «в» пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 N5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях». При этом из буквального толкования части 1, 2 статьи 23.1 КоАП РФ следует, что данная норма закона определяет компетенцию судов общей юрисдикции по рассмотрению дел об административных правонарушениях исходя из субъектного состава участников административных правонарушений, тогда как специальная правовая норма КоАП РФ определяет полномочия таможенных органов по рассмотрению дел об административных правонарушениях.

В соответствии со статьей 23.8 КоАП РФ таможенные органы рассматривают дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 16.2 - 16.22 настоящего Кодекса. При этом исключений о невозможности рассмотрения таможенным органом дела об административном правонарушении, с учетом производства по делу в форме административного расследования, данная правовая норма не содержит. Следовательно, оспариваемое постановление было правомерно вынесено таможней как уполномоченным органом.

В тоже время, принимая во внимание, что оспариваемое постановление было вынесено с нарушением порядка, установленным КоАП РФ, суд считает, что требование заявителя о признании незаконным и отмене постановления от 30.03.2010 N10702000-34/2010 является обоснованным и подлежит удовлетворению. В соответствии с частью 4 статьи 208 АПК РФ суд не относит на стороны расходы по госпошлине.

Руководствуясь статьями 167-170, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Признать незаконным и отменить постановление Владивостокской таможни от 30.03.2010 по делу об административном правонарушении N10702000-34/2010 о признании общества с ограниченной ответственностью «Контейнерный транспортный сервис» виновным в совершении административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 16.2 КоАП РФ, и назначении ему административного наказания в виде штрафа в сумме 100000 руб. Решение вступает в законную силу по истечении 10 дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба.

     Судья
Н.Н.Анисимова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А51-6602/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Приморского края
Дата принятия: 28 июня 2010

Поиск в тексте