• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 28 июня 2010 года Дело N А51-8038/2010

Резолютивная часть решения объявлена 21 июня 2010 г. Арбитражный суд Приморского края в составе судьи О.В. Голоузовой, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению общества с ограниченной ответственностью «НТК» к Владивостокской таможне

о признании незаконным решения Владивостокской таможни от 15.03.2010 по таможенной стоимости товаров по ГТД N10702030/271009/0030497 в виде записи о принятии таможенной стоимости в графе «для отметок таможни» ДТС-2 при участии в заседании: от заявителя: представитель Ткачева М.П. (дов. от 20.09.2009, паспорт 0507 N 388724, выдан ОУФМС России по Приморскому краю 17.08.2007) от таможенного органа: старший государственный таможенный инспектор Милашина Э.Ю. (дов. N 106 от 02.06.2010, уд. ГС N 242 497 до 16.03.2012), государственный таможенный инспектор Штых Н.Л. (дов. N 68 от 15.04.2010, уд. ГС N 141454 до 30.11.2013) протокол судебного заседания на компьютере вел секретарь судебного заседания Столярова А.А., установил:

Общество с ограниченной ответственностью «НТК» (далее по тексту - «заявитель», «общество», «декларант») обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения Владивостокской таможни (далее по тексту - «таможенный орган», «таможня») от 15.03.2010 г. по таможенной стоимости товаров по ГТД N10702030/271009/0030497 в виде записи о принятии таможенной стоимости в графе «для отметок таможни» ДТС-2.

Общество в обоснование требования сослалось на то, что у таможенного органа отсутствовали основания для отказа в применении первого метода оценки таможенной стоимости товаров, ввезенных по спорной ГТД, поскольку представленные заявителем документы содержали достаточные и достоверные сведения в подтверждение заявленной таможенной стоимости ввезенных товаров, таможенный же орган не представил доказательства, свидетельствующие о невозможности использования метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

Общество полагает, что невыделение в инвойсе стоимости фрахта не влияет на таможенную стоимость товара, поскольку условия поставки CFR предусматривают оплату фрахта продавцом. Считает достаточным заверение бухгалтерских документов печатью общества. Непредставление экспортной декларации и прайс-листа завода-изготовителя объясняет отсутствие данных документов в обязательном перечне документов, которыми подтверждается таможенная стоимость товара по первому методу оценки.

По мнению общества, увеличение таможенной стоимости со стороны таможни необоснованно повлекло увеличение размера подлежащих уплате таможенных платежей, что нарушает права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности.

Таможенный орган по заявленным требованиям возразил, в письменном отзыве на заявление указал, что документы и сведения, использованные обществом при заявлении таможенной стоимости, не основаны на количественно определяемой и документально подтверждённой достоверной информации. Кроме того, в результате оценки достоверности заявленной таможенной стоимости таможенным органом был выявлен низкий уровень цены сделки, который отличается от ценовой информации, имеющейся у таможенного органа.

Таможенный орган полагает, что он обоснованно перешел к определению таможенной стоимости товара на основании шестого «резервного» метода таможенной оценки, в связи с чем просит в удовлетворении заявленных требований отказать.

Заслушав пояснения сторон, исследовав материалы дела, суд установил следующее.

20 мая 2009 г. между обществом и компанией «Дэкспресу Джи Пи Ко. ЛТД» заключён контракт N TJP09/0520 о поставке товара на общую сумму 50 000 долларов США на условиях поставки CFR Владивосток. В спецификации N 13 от 15.09.2009 г. стороны согласовали поставку партии товара.

В сентябре 2009 года во исполнение контракта на таможенную территорию Российской Федерации был ввезен товар. В целях таможенного оформления ввезенного товара обществом была подана грузовая таможенная декларация N 10702030/271009/0030497, таможенная стоимость товара была определена по первому методу - по стоимости сделки с ввозимыми товарами.

В ходе таможенного контроля таможенный орган посчитал, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации и недостаточны для подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров по первому методу.

Таможней в адрес общества был направлен запрос от 28.10.2009 г. о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости. Письмом N 662 от 04.12.2009 г. общество представило часть запрошенных таможней документов и разъяснило невозможность представления остальных.

Посчитав, что сведения, использованные декларантом при заявлении таможенной стоимости товара не основаны на количественно определенной и документально подтвержденной информации, таможня приняла решение (отметка в ДТС-1 «ТС подлежит корректировке», дополнение N 1 к ДТС-1) о невозможности использования первого метода определения таможенной стоимости, предложив обществу явиться на консультацию для продолжения процедуры определения таможенной стоимости.

В связи с отказом декларанта уточнить структуру заявленной таможенной стоимости в рамках другого метода, 15.03.2009 г. таможня приняла окончательное решение по таможенной стоимости товара, в соответствии с которым она была определена на основании шестого «резервного» метода таможенной оценки.

Указанное решение было оформлено проставлением отметки «Таможенная стоимость принята» в поле «для отметок таможенного органа» декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2 по мотивам, изложенным в дополнении N 1 к ДТС-2.

Не согласившись с окончательным решением таможенного органа по таможенной стоимости товара, посчитав, что оно не соответствует закону и нарушает права и законные интересы заявителя в сфере внешнеэкономической деятельности, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его незаконным.

Исследовав и оценив представленные в дело доказательства в соответствии со статьей 71 АПК РФ, суд находит требования заявителя подлежащими удовлетворению частично в силу следующего.

В силу п. 1 ст. 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее - «Закон N 5003-1») таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст. 19.1 Закона N 5003-1 в виде дополнительных начислений к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате.

В соответствии с п. 1 ст. 12 Закона N 5003-1 определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации (п. 3 ст. 12 Закона N 5003-1).

Пунктом 7 ст. 323 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - «ТК РФ») определено, что в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

Согласно абз. 1 п. 2 ст. 12 Закона N 5003-1 первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки, которая в данном спорном случае и использована декларантом при определении таможенной стоимости.

Таким образом, исходя из смысла метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами в сочетании с условием о ее документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности данный метод не может быть применен в случаях отсутствия документального подтверждения заключения сделки в любой, не противоречащей закону форме, или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

При этом таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров лишь в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа (п. 7 ст. 323 ТК РФ).

Как установлено судом из материалов дела, в целях документального подтверждения применения метода по стоимости сделки с вывозимым товаром декларант представил в таможенный орган все необходимые документы: контракт N TJP09/0520 от 20.05.2009 г., спецификации N 13 от 15.09.2009 г., N 15 от 17.09.2009 г., коносаменты, корректировки коносаментов, инвойсы, паспорт сделки и т.д.

Перечень документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом, утвержден Приказом Федеральной таможенной службы от 25.04.2007 N 536.

Исследовав представленные обществом документы, подтверждающие правомерность определения таможенной стоимости по первому методу, суд считает, что заявитель представил документы, поименованные в этом Перечне, а также документы, выражающие содержание сделки и информацию по условиям ее оплаты. Доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 2 статьи 323 ТК РФ условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами таможенный орган не представил.

Так, судом установлено, что контракт N TJP09/0520 от 20.05.2009 г. с учетом спецификации N 13 от 15.09.2009 г. содержит сведения о наименовании, количестве и цене ввезенного товара.

Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила. Оснований сомневаться в условиях поставки товара и в особенностях, составляющих его стоимость, у таможенного органа не было.

При таких обстоятельствах суд считает, что у таможенного органа не возникло само право истребования у декларанта дополнительных документов, поскольку первоначально представленные обществом документы подтверждали таможенную стоимость товара, определенную по цене сделки с ввозимыми товарами, и не содержали ни признаков её недостоверности, ни признаков недостаточности.

Следовательно, решение таможни о необходимости уточнения заявленных сведений о таможенной стоимости товаров и представлении декларантом дополнительных документов, является необоснованным и немотивированным.

Доводы таможенного органа о том, что у него имелись основания для корректировки таможенной стоимости указанных товаров, поскольку в целях уточнения заявленной таможенной стоимости декларант не представил дополнительные документы, а также отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода, судом отклоняются. При этом суд исходит из того, что со стороны таможенного органа не должно допускаться необоснованного и произвольного истребования сведений, не влияющих на принятие таможенным органом решения по таможенной стоимости либо не имеющих значения для выяснения обстоятельств сделки.

При проверке правомерности оспариваемого решения судом проанализированы доводы таможни, изложенные в дополнении N 1 к ДТС-1 и дополнении N 1 к ДТС-2.

Доводы таможни о невыделении в инвойсах стоимости фрахта суд отклоняет, поскольку базисным условием поставки товаров является CFR порт Владивосток.

В соответствии с толкованием Инкотермс 2000, термины группы «C» возлагают на продавца обязанность за свой счет заключить договор перевозки на обычных условиях, контракты купли-продажи на условиях терминов группы «C» представляют собой договоры отгрузки. Природе договоров отгрузки соответствует то, что в обязанности продавца входит оплата нормальных транспортных расходов за перевозку товара до согласованного порта назначения по обычно принятому направлению, тогда как на покупателя возлагаются риск случайной гибели или случайного повреждения товара, а также дополнительные расходы, возникшие вследствие событий, имевших место после надлежащей передачи товара для перевозки.

Таким образом, термины группы «C» в отличие от всех иных терминов содержат два ключевых пункта: один - указывающий пункт, до которого продавец обязуется заключить договор перевозки и оплатить связанные с этим расходы, и второй - указывающий пункт распределения рисков. Сутью терминов группы «C» является освобождение продавца от дополнительных рисков и расходов после того, как он уже надлежащим образом осуществил выполнение контракта купли-продажи в результате заключения договора перевозки и передачи товара перевозчику.

Таким образом, стоимость транспортных расходов уже включена в цену товара, в связи с чем отсутствие стоимости фрахта в инвойсах не свидетельствует о неверном исчислении декларантом таможенной стоимости товара.

Указание таможни на то, что бухгалтерские документы о постановке товара на учет не заверены руководителем и главным бухгалтером, судом также не принимается.

В данном случае суд исходит из того, что такие документы в приказе ФТС России от 25 апреля 2007 г. N 536 «Об утверждении Перечня документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом» отсутствуют, порядок оформления выписок из данных документов никаким нормативным правовым актом не утвержден, в связи с чем они были составлены обществом в произвольной форме и заверены представителем общества при таможенном оформлении.

Таможенным органом не представлено доказательства несоответствия данных сведений данным бухгалтерского учета заявителя.

Непредставление обществом по запросу таможенного органа экспортной декларации и прайс-листа завода-изготовителя не могло послужить основанием для принятия оспариваемого решения, поскольку данные документы не входят в обязательный Перечень документов для подтверждения сведений по таможенной стоимости, утвержденный приказом ФТС РФ от 25.04.2007 N 536.

Суд обращает внимание таможенного органа, что экспортная декларация страны отправления товара не может являться доказательством достоверности сведений, использованных обществом при определении таможенной стоимости ввозимого товара с применением метода по стоимости сделки с ввозимыми товарами. В силу приказа ФТС РФ от 25.04.2007 N 536 экспортная декларация запрашивается в качестве дополнительного документа, подтверждающего достоверность заявленной таможенной стоимости. При этом пункт А10 Комментария к «Инкотермс 2000» не содержит перечня конкретных документов, которые должен предоставить продавец, в то же время пункт А8 Комментария к «Инкотермс 2000» устанавливает обязанность продавца представить покупателю транспортный документ, являющийся обычным для согласованного пункта назначения.

Таким образом, данное обстоятельство не могло явиться причиной отказа в применении основного метода определения таможенной стоимости спорного товара и принятия определения таможенной стоимости товара по шестому (резервному) методу.

Проанализировав пакет представленных декларантом документов, суд пришел к выводу о том, что он содержал достаточную и достоверно подтвержденную информацию о предмете и стоимости сделки.

Утверждая обратное, таможенный орган ссылается на то, что таможенная стоимость товара, заявленного в спорной ГТД, расходится с ценовой информацией, содержащейся в информационной базе «Мониторинг-Анализ».

Данный довод не может быть принят судом во внимание, поскольку данные, содержащиеся в информационной базе «Мониторинг-Анализ», не являются нормативными правовыми актами, регулирующим порядок определения таможенной стоимости. Информация, содержащаяся в базах данных ГТД, носит учётно-статистический характер и не обладает необходимыми признаками, установленными законом, позволяющими использовать её в качестве основы для определения таможенной стоимости по методам по цене сделки с идентичными или однородными товарами.

То обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. Как следует из положений статей 358 и 359 ТК РФ, система управления рисками в таможенном деле и применение методов анализа рисков предполагает сотрудничество с таможенными органами иностранных государств и применение тех или иных форм таможенного контроля в необходимой степени, но в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации.

Предусмотренные в ст. 367 ТК РФ полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров. Аналогичному толкованию подлежат и положения ст. 323 ТК РФ.

Таким образом, обязанность декларанта представлять по требованию таможенного органа объяснения и дополнительные документы возникает лишь при наличии признаков недостоверности сведений о цене сделки либо о ее зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости. Таможенный орган обязан доказать наличие таких признаков в соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ (пункты 2, 3 и 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005 N 29 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров»).

С учётом всего вышеизложенного, суд приходит к выводу, что в подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара по цене сделки общество представило в таможенный орган соответствующие достоверные и достаточные документы. При этом цена ввозимого товара указана без каких-либо условий и является фиксированной. Доказательств недостоверности указанных документов либо заявленных в них сведений, а также доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможенным органом не представлено.

На основании изложенного суд считает, что таможенный орган не доказал наличие обстоятельств, препятствующих применению первого метода определения таможенной стоимости.

При оценке обоснованности применения шестого метода оценки таможенной стоимости товара на базе четвертого, суд рассмотрел представленное таможней заключение эксперта от 04.03.2010 г. N 285/2010 г. и установил, что в ходе проведения товароведческой экспертизы перед экспертом не ставился вопрос о стоимости товара с учетом его состояния и комплектации на рынке приобретения товара.

Использование таможенным органом заключения эксперта в части определения рыночной цены аналогичного товара на российском рынке является неправомерным, так как спорный товар приобретен заявителем в Японии.

Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

В силу части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным, решений и действий (бездействия) незаконным.

Принимая во внимание изложенное, суд находит требования заявителя о признании незаконным решения таможенного органа обоснованными и подлежащими удовлетворению.

В соответствии с правилами ст. 110 АПК РФ судебные расходы по уплате госпошлины в сумме 2000 руб. суд относит на таможенный орган, поскольку требования заявителя удовлетворены судом в полном объёме, а положениями гл. 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины государственных органов при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы выступают в качестве ответчика, и судебный акт вынесен судом не в их пользу.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-170 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Признать незаконным решение Владивостокской таможни от 15.03.2010 по таможенной стоимости товаров, ввезенных по грузовой таможенной декларации N 10702030/271009/0030497, оформленное путем проставления отметки «Таможенная стоимость принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2 как не соответствующее Таможенному кодексу Российской Федерации и Закону Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе».

Решение подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Владивостокской таможни, расположенной по адресу: г. Владивосток, ул.Посьетская, 21а, в пользу общества с ограниченной ответственностью «НТК» государственную пошлину в сумме 2000 (две тысячи) рублей.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в установленном законом порядке.

     Судья
О.В.Голоузова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А51-8038/2010
Принявший орган: Арбитражный суд Приморского края
Дата принятия: 28 июня 2010

Поиск в тексте