• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 сентября 2010 года Дело N А53-5241/2009

15АП-7147/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 03 сентября 2010 года. Полный текст постановления изготовлен 10 сентября 2010 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Ванина В.В. судей М.Г. Величко, О.А. Ереминой

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Абраменко Р.А.

при участии: от муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства»: Сизова Анна Валентиновна, паспорт, по доверенности от 30 апреля 2009 года; Карпова Оксана Алексеевна, паспорт, по доверенности от 26 августа 2010 года;

от Ботанического сада федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»: директор Таран Сергей Фомич, паспорт, по доверенности N 49-15/353 от 27 августа 2010 года; Киселев Владимир Евгеньевич, паспорт, по доверенности N 79-15/323 от 13 июля 2010 года,

от федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»: Галкин Алексей Юрьевич, паспорт, по доверенности N 49/1-227 от 5 декабря 2007 года,

от муниципального учреждения «Департамент жилищно-коммунального хозяйства и энергетики»: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Первомайского района г.Ростова-на-Дону: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Кировского района г.Ростова-на-Дону: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Ленинского района г.Ростова-на-Дону: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Октябрьского района г.Ростова-на-Дону: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом,

от муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Пролетарского района г.Ростова-на-Дону: представитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещено надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» на решение Арбитражного суда Ростовской области

от 6 мая 2010 года по делу N А53-5241/2009 по иску муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» к ответчикам Ботаническому саду федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет», федеральному государственному образовательному учреждению высшего профессионального образования «Южный федеральный университет»

при участии третьих лиц муниципального учреждения «Департамент жилищно-коммунального хозяйства и энергетики», муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Первомайского района г.Ростова-на-Дону, муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Кировского района г.Ростова-на-Дону, муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Ленинского района г.Ростова-на-Дону, муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Октябрьского района г.Ростова-на-Дону, муниципального учреждения «Дирекция муниципального имущества и благоустройства» Пролетарского района г.Ростова-на-Дону о расторжении договора и взыскании задолженности,

принятое в составе судьи Пильтенко С.А.

УСТАНОВИЛ:

МУ «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» (далее - управление, истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к Ботаническому саду федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» (далее - ботанический сад) о взыскании 2 640 450 рублей и расторжении договора на выращивание и поставку саженцев от 12.05.2006 N 48/1.

Определением суда первой инстанции от 13 апреля 2009 года к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено МУ «Департамент жилищно-коммунального хозяйства и энергетики».

Определением от 1 июня 2009 года к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены МУ «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Кировского района», МУ «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Ленинского района», МУ «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Октябрьского района», МУ «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Первомайского района» и МУ «Дирекция муниципального имущества и благоустройства Пролетарского района» (далее - дирекции районов).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 24 июня 2009 года, оставленным без изменения постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2009 года, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 11 февраля 2010 года решение Арбитражного суда Ростовской области от 24 июня 2009 года и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 4 сентября 2009 года по делу N А53-5241/2009 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

Отменяя судебные акты по настоящему делу, суд кассационной инстанции указал на то, что суды не оценили доводы управления о том, что с учетом условий договора N 48/1 физическая передача истцу саженцев на уплаченную им денежную сумму не требовалась и не осуществлена, поскольку ботанический сад должен был их выращивать и лишь затем поставить истцу для выполнения обязательств по договору N 48/1. Суды не выяснили способ передачи по названному акту 4 650 саженцев и 939, 3 кг удобрений (вид транспорта, доставка ответчиком или самовывоз) и наличие соответствующих документов для выпуска с территории ответчика и транспортировки. Не дана оценка тому, что количество саженцев (4 650), указанных в акте приема-передачи, точно соответствует количеству саженцев, указанных в договоре N 48/1 (пункт 3.1). В переписке об исполнении договора (письма от 12.09.2008, 29.10.2008, 11.12.2008) ботанический сад не заявлял о неполучении предусмотренных договором N 48/1 саженцев и материалов, указывая на частичное исполнение своих обязательств путем поставки 337 выращенных саженцев и на невозможность дальнейшего исполнения обязательств в связи с полной или частичной гибелью остальных саженцев (т. 1, л. д. 29, 37, 85). Из комиссионного акта от 21.11.2008, в котором зафиксированы результаты обследования посадочного материала, видно, что часть саженцев отсутствует, остальные не достигли параметров крупномерного посадочного материала (т. 1, л. д. 73). В письме от 30.12.2008 ботанический сад сообщил управлению, что весь закупленный по договору N 48/1 посадочный материал, кроме ранее поставленного в районы города, погиб или является некондиционным и предложил истцу заключить дополнительное соглашение к договору на поставку посадочного материала из имеющегося ассортимента ботанического сада (т. 1, л. д. 39). Суды не устранили указанные противоречия между доказательствами. Кроме того, суд кассационной инстанции указал на необходимость определения правового статуса ботанического сада и возможности его участия в деле в качестве ответчика, проверить доводы управления о том, что приобретенные ботаническим садом в рамках государственного контракта саженцы и материалы изначально оставались у ответчика и использовались им при выполнении обязательств по договору N 48/1. Для этого необходимо исследовать взаимоотношения сторон с учетом обоих договоров.

При новом рассмотрении дела судом первой инстанции по ходатайству истца в качестве соответчика привлечено Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» (далее - университет).

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 6 мая 2010 года в иске отказано. Решение мотивировано тем, что в материалах дела отсутствуют доказательства передачи управлением ответчику предусмотренных договором саженцев, удобрений и стимуляторов роста. В расторжении договора отказано, так как истец не доказал существенное нарушение ответчиком его условий.

Управление обжаловало решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и просило судебный акт отменить. Апелляционная жалоба мотивирована следующим. Указав на товарную накладную N 383 от 13 декабря 2006 года как на документ, подтверждающий передачу саженцев Ботаническим садом управлению, суд первой инстанции не исполнил указание суда кассационной инстанции о выяснении способа передачи 4 650 саженцев и 939,3 кг удобрений (вид транспорта, доставка ответчиком или самовывоз) и наличие соответствующих документов для выпуска с территории ответчика и транспортировки. Суд первой инстанции не дал оценку тому факту, что контракт N 48 и договор N 48/1 были составлены на одно и то же количество саженцев, на что указал суд кассационной инстанции, а также тому, что Ботанический сад РГУ вплоть до судебного разбирательства никаких возражений по вопросу исполнения спорного договора N 48/1 от 12 мая 2010 года не высказывал.

В отзыве на апелляционную жалобу Ботанический сад просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В отзыве на апелляционную жалобу университет просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Распоряжением председателя гражданской коллегии Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27 августа 2010 года в составе судебной коллегии произведена замена судьи Барановой Ю.И. на судью Еремину О.А. в связи с нахождением судьи Барановой Ю.И. в трудовом отпуске.

В соответствии с частью 2 статьи 18 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации после замены судьи рассмотрение дела начато сначала, что отражено в протоколе судебного заседания.

В судебном заседании представитель управления поддержал доводы апелляционной жалобы. Просил решение суда первой инстанции отменить, считая его незаконным и необоснованным.

Представитель Ботанического сада представил письменные пояснения по делу, поддержал позицию, изложенную в отзыве, просил решение суда оставить без изменения, в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Представитель университета представил письменные пояснения по делу, поддержал позицию, изложенную в отзыве, просил решение суда оставить без изменения, в удовлетворении апелляционной жалобы отказать.

Третьи лица, надлежаще извещенные о времени и месте судебного разбирательства, явку представителей в судебное заседание не обеспечили.

В соответствии с частью 5 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание иных лиц, участвующих в деле и надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд рассматривает дело в их отсутствие.

В судебном заседании в порядке статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объявлен перерыв до 09 часов 45 минут 03 сентября 2010 года.

После окончания перерыва 3 сентября 2010 года в 10 часов 00 минут, рассмотрение апелляционной жалобы было продолжено с участием представителей управления и университета.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и отзывов, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 12 мая 2006 года управление (заказчик) и ботанический сад (подрядчик) заключили договор на выращивание и поставку саженцев N 48/1, по которому ботанический сад обязался выполнить работы по выращиванию саженцев и поставке крупномерного посадочного материала в соответствии с приложением N 2. В соответствии с разделом 3 договора заказчик обязан передать подрядчику 4 650 штук саженцев, а также удобрения и стимуляторы роста, а ботанический сад - вернуть управлению крупномерный посадочный материал в количестве 2 тыс. штук, выращенный в оговоренные сроки из данных саженцев.

Определяя субъектный состав спорных материальных правоотношений суд апелляционной инстанции исходит из следующего.

В соответствии с уставом ГОУ ВПО «Ростовский государственный университет» и пунктом 1.1 Положения о ботаническом саде 2005 года на момент заключения контракта N 48 и договора N 48/1 ботанический сад являлся структурным подразделением ГОУ ВПО «Ростовский государственный университет», наделенным по доверенности ректора полномочиями юридического лица.

Данное положение устава РГУ и Положения о ботаническом саде соответствовало пункту 7 статьи 12 Закона Российской Федерации N 3266-1 от 10 июля 1992 года «Об образовании» в редакции Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ, действовавшей до 13 ноября 2009 года (дата введения в действие Федерального закона N 260-ФЗ от 10 ноября 2009 года «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О Московском государственном университете имени М.В. Ломоносова и Санкт-Петербургском государственном университете».

В соответствии с пунктом 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц.

В соответствии с пунктом 1 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо подлежит государственной регистрации в уполномоченном государственном органе в порядке, определяемом законом о государственной регистрации юридических лиц.

Таким образом, Гражданский кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности наделения структурных подразделений юридических лиц статусом юридического лица по доверенности последнего, обусловливая возникновение статуса юридического лица исключительно фактом государственной регистрации уполномоченным государственным органом. Данное положение обусловлено задачей обеспечения стабильности имущественного оборота.

В соответствии с абзацем третьим пункта 2 статьи 3 Гражданского кодекса Российской Федерации нормы гражданского права, содержащиеся в других законах, должны соответствовать Гражданскому кодексу Российской Федерации.

Статьей 4 Федерального закона N 52-ФЗ от 30 ноября 1994 года «О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» установлено, что до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью первой Кодекса законы и иные правовые акты Российской Федерации применяются постольку, поскольку они не противоречат части первой Кодекса.

Поскольку Гражданский кодекс Российской Федерации обусловливает возникновение правоспособности юридического лица исключительно фактом государственной регистрации уполномоченным государственным органом, постольку пункт 7 статьи 12 Закона Российской Федерации «Об образовании» о том, что филиалы, отделения, структурные подразделения образовательного учреждения могут по его доверенности осуществлять полностью или частично правомочия юридического лица, не может быть истолкован как предусматривающий возникновение у структурного подразделения статуса юридического лица в отсутствие государственной регистрации в установленном законом порядке.

В соответствии со статьей 1 Федерального закона N 129-ФЗ от 8 августа 2001 года «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» государственная регистрация юридических лиц и индивидуальных предпринимателей представляет собой акты уполномоченного федерального органа исполнительной власти, осуществляемые посредством внесения в государственные реестры сведений о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, приобретении физическими лицами статуса индивидуального предпринимателя, прекращении физическими лицами деятельности в качестве индивидуальных предпринимателей, иных сведений о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствии с указанным законом.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона N 129-ФЗ от 8 августа 2001 года «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» государственная регистрация осуществляется федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в порядке, установленном Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации». Согласно пункту 1 Положения о Федеральной налоговой службе, утв. Постановлением Правительства Российской Федерации N 506 от 30 сентября 2004 года, уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим государственную регистрацию юридических лиц, является Федеральная налоговая служба.

В материалах дела отсутствуют доказательства внесения Федеральной налоговой службой в Единый государственный реестр юридических лиц сведений о государственной регистрации ботанического сада на момент заключения государственного контракта N 48 и договора N 48/1. Данное обстоятельство не оспаривается сторонами.

Из этого следует, что на момент возникновения спорных правоотношений ботанический сад не обладал правоспособностью юридического лица.

В соответствии с абзацем вторым пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации участниками регулируемых гражданским законодательством отношений являются граждане и юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования.

Поскольку на момент заключения государственного контракта N 48 и договора N 48/1 ботанический сад не обладал правоспособностью юридического лица, а равно не относится к гражданам и публичным образованиям, постольку он не является субъектом спорных правоотношений.

Как следует из государственного контракта N 48 и договора N 48/1 со стороны ответчика он подписан директором ботанического сада А.Р.Водяником, действовавшим на основании положения о ботаническом саде.

В соответствии с пунктом 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 года «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» при разрешении спора, вытекающего из договора, подписанного руководителем филиала (представительства) от имени филиала и без ссылки на то, что договор заключен от имени юридического лица и по его доверенности, следует выяснить, имелись ли у руководителя филиала (представительства) на момент подписания договора соответствующие полномочия, выраженные в положении о филиале и доверенности. Сделки, совершенные руководителем филиала (представительства) при наличии таких полномочий, следует считать совершенными от имени юридического лица.

В материалах дела отсутствует доверенность университета, подтверждающая полномочия директора ботанического сада на совершение сделок на дату заключения государственного контракта N 48 и договора N 48/1.

Между тем, факт наличия у А.Р.Водяника указанных полномочий ответчиком не оспаривается; соответствующий довод при рассмотрении дела в суде первой инстанции, а также при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции не заявлялся.

Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации при отсутствии полномочий действовать от имени другого лица или при превышении таких полномочий сделка считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если только другое лицо (представляемый) впоследствии прямо не одобрит данную сделку.

В соответствии с пунктом 5 Информационного письма ВАС РФ N 57 от 23 октября 2000 года «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации» под прямым последующим одобрением сделки представляемым, в частности, могут пониматься письменное или устное одобрение, независимо от того, адресовано ли оно непосредственно контрагенту по сделке; признание представляемым претензии контрагента; конкретные действия представляемого, если они свидетельствуют об одобрении сделки (например, полная или частичная оплата товаров, работ, услуг, их приемка для использования, полная или частичная уплата процентов по основному долгу, равно как и уплата неустойки и других сумм в связи с нарушением обязательства; реализация других прав и обязанностей по сделке); заключение другой сделки, которая обеспечивает первую или заключена во исполнение либо во изменение первой; просьба об отсрочке или рассрочке исполнения; акцепт инкассового поручения. При оценке судами обстоятельств, свидетельствующих об одобрении представляемым - юридическим лицом соответствующей сделки, необходимо принимать во внимание, что независимо от формы одобрения оно должно исходить от органа или лица, уполномоченных в силу закона, учредительных документов или договора заключать такие сделки или совершать действия, которые могут рассматриваться как одобрение. Действия работников представляемого по исполнению обязательства, исходя из конкретных обстоятельств дела, могут свидетельствовать об одобрении, при условии, что эти действия входили в круг их служебных (трудовых) обязанностей, или основывались на доверенности, либо полномочие работников на совершение таких действий явствовало из обстановки, в которой они действовали (абзац 2 пункта 1 статьи 182 ГК РФ).

Исходя из изложенного суд апелляционной инстанции оценивает в качестве последующего одобрения университетом государственного контракта N 48 и договора N 48/1 письма N 191 от 12 сентября 2008 года, N 207 от 29 октября 2008 года, N 216 от 11 декабря 2008 года, N 225 от 30 декабря 2008 года, подписанные директором ботанического сада Ю.В.Агарковым (полномочия подтверждаются доверенностью университета N 49/1-231 от 5 декабря 2007 года сроком действия до 31 декабря 2008 года т.2, л.д. 166), комиссионный акт от 21 ноября 2008 года, также подписанный указанным лицом, содержащие ссылку на контракт N 48 товарные накладные о передаче ответчиком истцу саженцев N 119 от 1 ноября 2007 года, N 123 от 2 ноября 2007 года, N 128 от 13 ноября 2007 года, N 131 от 16 ноября 2007 года, N 141 от 29 ноября 2007 года, подписанные со стороны ответчика А.Р.Водяником (полномочия данного лица в период передачи товара по указанным накладным подтверждаются доверенностью университета N 49-04/33 от 15 января 2007 года сроком действия по 4 декабря 2007 года - т.2, л.д. 167).

В соответствии с пунктом 2 статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации последующее одобрение сделки представляемым создает, изменяет и прекращает для него гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения.

Исходя из изложенного субъектом спорных материальных правоотношений, возникших из государственного контракта N 48 и договора N 48/1, является университет.

Исполняя указание суда кассационной инстанции о необходимости определения правового статуса ботанического сада с точки зрения возможности его участия в деле в качестве ответчика, суд апелляционной инстанции установил, что на дату рассмотрения настоящего спора судом первой инстанции и рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции ботанический сад является структурным подразделением Южного федерального университета - правопреемника Ростовского государственного университета, в соответствии с Распоряжением Правительства РФ от 23 ноября 2006 г. N 1616-р. Согласно Уставу Южного федерального университета, пункту 1.1 Положения о ботаническом саде, утвержденному 3 декабря 2007 года, ботанический сад является структурным подразделением Южного федерального университета, наделяемом правомочиями юридического лица по доверенности ректора.

Как следует из вышеизложенного, с точки зрения действующего законодательства данное положение не может рассматриваться как основание возникновения у ботанического сада правоспособности юридического лица. Согласно материалам дела, руководитель ботанического сада Таран С.Ф. действует по доверенности университета (доверенность от 30 декабря 2009 года).

В соответствии с частью 2 статьи 27 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных указанным кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

В соответствии со статьей 28 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражные суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений экономические споры и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, а в случаях, предусмотренных указанным кодексом и иными федеральными законами, другими организациями и гражданами.

Как следует из материалов дела, ботанический сад юридическим лицом не является, в силу чего он не обладает арбитражно-процессуальной правоспособностью. Из части 2 статьи 27, статьи 28 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что ботанический сад не входит в круг субъектов, споры с участием которых подведомственны арбитражным судам.

В соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд прекращает производство по делу, если установит, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

В силу изложенного производство по делу в части требований управления к ботаническому саду подлежит прекращению на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Решение суда в данной части подлежит отмене.

При оценке правовой природы договора N 48/1 суд апелляционной инстанции исходит из следующего. Правовая природа договора определяется нормативно заложенной в соответствующей правовой модели типичной правовой целью, на достижение которой направлены опосредуемые объектом порождаемого договором обязательства действия сторон, концентрированно выраженные в условии о предмете договора и раскрываемые посредством системы корреспондирующих прав и обязанностей, образующих содержание договорного обязательства.

Предметом договора N 48/1 является выполнение работ по выращиванию саженцев и поставке крупномерного посадочного материала (пункт 1.1 договора), что отвечает закрепленному пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации понятию предмета договора подряда. Из содержания договора N 48/1 следует, что, получая от заказчика в качестве материала для выполнения образующих его предмет работ саженцы в количестве 4650 штук (пункт 3.1 договора), ответчик обязан передать истцу крупномерный посадочный материал в количестве 2000 штук, приобретая таким образом в качестве вознаграждения за выполненные работы право на саженцы в количестве, составляющем разницу между количеством саженцев, переданных заказчиком, и количеством саженцев, подлежащих передаче последнему в результате выполнения работ. Таким образом, договор N 48/1, предусматривая предоставление заказчиком подрядчику указанное встречное предоставление за выполнение работ по выращиванию саженцев, отвечает закрепленному пунктом 1 статьи 423 Гражданского кодекса Российской Федерации понятию возмездного договора.

Поскольку форма выплаты вознаграждения не влияет на лежащую в основе правовой квалификации договора типичную правовую цель, на достижение которой направлены опосредуемые объектом порождаемого договором обязательства действия сторон, концентрированно выраженные в условии о предмете договора и раскрываемые посредством системы корреспондирующих прав и обязанностей, образующих содержание договорного обязательства, постольку это не исключает квалификацию спорного договора в качестве договора подряда.

В силу сказанного суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что по своей правовой природе договор N 48/1 представляет собой договор подряда, отношения из которого регулируются главой 37 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 702 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Из пункта 1 статьи 704 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что работа выполняется иждивением подрядчика (из его материалов, его силами и средствами), если иное не предусмотрено договором подряда.

Из пункта 3.1 договора N 48/1 следует, что работы по выращиванию саженцев выполняются из материалов заказчика, который обязан передать подрядчику саженцы в количестве 4650 штук, удобрения и стимуляторы роста.

Как следует из материалов дела, в целях приобретения саженцев, удобрений и стимуляторов роста, необходимых для исполнения договора N 48/1, 12 мая 2006 года управление (заказчик) и ботанический сад (исполнитель) заключили государственный контракт N 48, по которому исполнитель обязался приобрести для заказчика саженцы, удобрения и стимуляторы роста, перечисленные в приложении N 1, а управление - осуществить финансирование затрат на их приобретение, принять и оплатить товар. Цена контракта определена в сумме 2 838 650 рублей.

Исполняя указание суда кассационной инстанции о необходимости исследования взаимоотношений сторон с учетом обоих договоров, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии взаимной связи между правоотношениями, опосредованными государственным контрактом N 48 и договором N 48/1, что подтверждается следующим.

Из пункта 1.1 государственного контракта N 48 следует, что правовой целью образующих предмет данного договора действий ответчика по приобретению саженцев, удобрений и стимуляторов роста является создание отделения крупномерного посадочного материала. В соответствии с приложением N 1 количество подлежащих приобретению саженцев составляло 4650 штук.

В соответствии с пунктом 1.1 договора N 48 предметом данного договора является выполнение ответчиком работ по выращиванию саженцев и передача истцу крупномерного посадочного материала. Пунктом 3.1 данного договора количество подлежащих передаче истцом (заказчиком) ответчику (подрядчику) саженцев определено в размере 4650 штук.

Таким образом, правоотношения, возникшие из государственного контракта N 48, были направлены на приобретение товара, который выступал в качестве материала для выполнения работ по договору N 48/1.

Кроме того, взаимная связь правоотношений из государственного контракта N 48 и договора N 48/1 обусловлена характером интересов сторон, достижение которых опосредуется указанными договорами, в силу следующего.

Государственный контракт N 48 не содержит условия о вознаграждении исполнителя за исполнение обязанности по приобретению саженцев, удобрений и стимуляторов роста; сумма финансирования, которое обязан осуществить заказчик, тождественна сумме, на которую исполнителем должны быть приобретены соответствующие товары (2 838 650 руб.). Из содержания договора N 48/1 следует, что, получая от заказчика в качестве материала для выполнения образующих его предмет работ саженцы в количестве 4650 штук (пункт 3.1 договора), ответчик обязан передать истцу крупномерный посадочный материал в количестве 2000 штук.

Из этого следует, что заключение ответчиком государственного контракта N 48 обусловлено его имущественным интересом, который выражается в намерении приобрести право собственности на саженцы в количестве, составляющем разницу между количеством саженцев, приобретенных для заказчика, и количеством саженцев, подлежащих передаче последнему в качестве крупномерного посадочного материала, полученного в результате выполнения работ по договору N 48/1.

Сказанное свидетельствует о том, что государственный контракт N 48 и договор N 48/1 не имеют самостоятельного значения с точки зрения указанного имущественного интереса ответчика, поскольку удовлетворение этого интереса могло быть обеспечено только в результате исполнения обеих договоров.

Как следует из материалов дела, заключение государственного контракта N 48 и договора N 48/1 истцом было обусловлено исполнением Программы озеленения города Ростова-на-Дону на 2005-2007 годы, принятой решением Ростовской-на-Дону Городской Думы от 22 февраля 2005 года N 423.

Сказанное свидетельствует о том, что государственный контракт N 48 и договор N 48/1 не имеют самостоятельного значения с точки зрения указанного интереса истца, поскольку удовлетворение этого интереса могло быть обеспечено только в результате исполнения обеих договоров.

Взаимная связь правоотношений из государственного контракта N 48 и договора N 48/1 проявляется в том, что достижение состоящей в приобретении ответчиком саженцев, удобрений и стимуляторов роста правовой цели государственного контракта N 48 одновременно приводит к правовому результату, выражающемуся в обеспечении ответчика материалом для выполнения работ, образующих предмет договора N 48/1.

В силу сказанного правовой механизм осуществления прав и исполнения обязанностей, образующих содержание опосредуемых указанными договорами взаимосвязанных по предмету обязательств, исключает необходимость фактической передачи истцом ответчику материала для выполнения работ по договору N 48/1, поскольку образующие указанный материал саженцы, удобрения и стимуляторы роста подлежали приобретению ответчиком в результате исполнения государственного контракта N 48.

Поскольку факт надлежащего исполнения истцом обязанности по финансированию затрат по приобретению саженцев, удобрений и стимуляторов роста в сумме 2 838 650 рублей подтверждается материалами дела (платежное поручение N 145 от 15 декабря 2006 года), а факт приобретения ответчиком указанных товаров в рамках государственного контракта N 48 сторонами не оспаривается, постольку суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что истцом была исполнена обязанность по обеспечению ответчика материалами, необходимыми для выполнения работ по договору N 48/1.

Довод ответчика о том, что все приобретенные по государственному контракту N 48 саженцы, удобрения и стимуляторы роста были переданы истцу по акту приема-передачи без даты (т.1, л.д. 115 - 116), подлежит отклонению в силу следующего.

Подписание сторонами акта приема-передачи без даты (т.1, л.д. 115 - 116) не свидетельствует о том, что указанные в нем объекты фактически выбыли из владения ответчика и перешли во владение истца.

Имеющаяся в деле копия товарной накладной N 383 от 13 декабря 2006 года (т.2, л.д. 62-63) не является достоверным доказательством факта передачи ответчиком истцу саженцев, удобрений и стимулятора роста, поскольку не содержит сведений о лице, подписавшем от имени истца указанную накладную. Кроме того, указанная копия не является допустимым средством доказывания, поскольку не отвечает требованию, установленному частью 8 статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исполняя указание суда кассационной инстанции, суд апелляционной инстанции предложил ответчику представить письменные пояснения о способе передачи по акту приема-передачи без даты (т.1, л.д. 115-116) 4 650 саженцев и 939,3 кг удобрений (вид транспорта; доставка ответчиком или самовывоз) с приложением транспортных документов и документов для выпуска с территории ответчика.

Указанные документы ответчиком представлены не были. Предоставленный ответчиком перечень принадлежащих ему транспортных средств не является достаточным доказательством факта перевозки соответствующего груза.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Поскольку транспортные документы, документы для выпуска с территории Ботанического сада ответчика, иные доказательства фактической передачи истцу 4 650 саженцев, 939, 3 кг удобрений, 1800 мл стимулятора роста ответчиком не были представлены суду, а акт приема-передачи без даты (т.1, л.д. 115 - 116) не свидетельствует о том, что в результате его подписания указанные объекты фактически выбыли из владения ответчика и перешли во владение истца, постольку суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что указанные товары остались во владении ответчика.

Факт наличия у ответчика материала, необходимого для выполнения работ по договору N 48/1 подтверждается имеющимися в деле письмами ответчика (письма от 12 сентября 2008 года, 29 октября 2008 года, 11 декабря 2008 года), в которых ответчик не заявлял о неполучении предусмотренных договором N 48/1 саженцев и материалов, указывая на частичное исполнение своих обязательств путем поставки 337 выращенных саженцев и на невозможность дальнейшего исполнения обязательств в связи с полной или частичной гибелью остальных саженцев (т.1, л.д. 29, 37, 85). Из комиссионного акта от 21 ноября 2008 года, в котором зафиксированы результаты обследования посадочного материала, видно, что часть саженцев отсутствует, остальные не достигли параметров крупномерного посадочного материала (т. 1, л. д. 84). В письме от 30 декабря 2008 года ответчик сообщил управлению, что весь закупленный по договору N 48/1 посадочный материал, кроме ранее поставленного в районы города, погиб или является некондиционным и предложил истцу заключить дополнительное соглашение к договору на поставку посадочного материала из имеющегося ассортимента ботанического сада (т. 1, л. д. 39).

Таким образом, материалами дела подтверждается факт надлежащего исполнения истцом обязанности по предоставлению ответчику материала (саженцев в количестве 4650 штук, удобрений и стимуляторов роста), необходимых для выполнения работ по договору N 48/1.

В качестве приложения N 2 к договору N 48/1 стороны согласовали сроки начала и окончания выполнения ответчиком работ и сроки передачи истцу выращенных саженцев. Из указанного графика следует, что саженцы в количестве 1 000 штук подлежали передаче в октябре 2007 года, саженцы в количестве 1 000 штук - в октябре 2008 года

Из материалов дела следует, что по договору N 48/1 ответчиком переданы истцу саженцы в количестве 337 штук на сумму 198 200 рублей (товарные накладные N 123 от 2 ноября 2007 года, N 152 от 26 ноября 2007 года, N 150 от 4 декабря 2007 года, N 141 от 29 ноября 2007 года, N 142 от 30 ноября 2007 года, N 143 от 30 ноября 2007 года, N 119 от 1 ноября 2007 года, N 139 от 22 ноября 2007 года).

Доказательств передачи оставшейся части саженцев ответчиком не представлено.

Претензией N 54/5 от 19 января 2009 года истец предложил ответчику расторгнуть договор N 48/1 в связи с его неисполнением и потребовал возврата суммы неисполненного обязательства в размере 2 640 450 рублей.

В соответствии с пунктом 4.1 договора N 48/1 началом срока действия договора является момент подписания договора, окончанием - момент выполнения сторонами своих обязательств и подписания сторонами акта приема-передачи. Из этого следует, что сторонами срок действия договора не предусмотрен. Из пункта 3 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что договор, в котором отсутствует условие о том, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

В соответствии с пунктом 2 статьи 405 Гражданского кодекса Российской Федерации, применение которой к спорным правоотношениям подтверждается пунктом 3 статьи 708 Кодекса, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес для кредитора, он может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков.

Поскольку истцом спорный договор заключался во исполнение программы озеленения г.Ростова-на-Дону в 2007-2008 годах и распоряжения мэра г.Ростова-на-Дону N 327 от 3 октября 2007 года, постольку истечение периода реализации указанных актов органов местного самоуправления свидетельствует о том, что исполнение договора N 48/1 утратило интерес для истца.

Поскольку нарушение срока выполнения работ ответчиком по договору N 48/1 подтверждается материалами дела, а претензия, которой истец предложил ответчику расторгнуть указанный договор, осталась без ответа, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что требование истца о расторжении договора N 48/1 подлежит удовлетворению. Решение суда в данной части подлежит отмене.

В соответствии с пунктом 1 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Согласно пункту 2 указанной статьи убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 Кодекса.

В соответствии с пунктом 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Поскольку из материалов дела следует, что истцом надлежащим образом исполнена обязанность по финансированию работ по выращиванию саженцев в сумме 2 838 650 рублей, а ответчиком переданы истцу результаты указанных работ на сумму 198 200 рублей, постольку размер убытков, понесенных истцом в связи с нарушением ответчиком обязательств по выращиванию и поставке саженцев из договора N 48/1 составил 2 640 450 рублей.

В соответствии с пунктом 1 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, не исполнившее обязательства либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины (умысла или неосторожности), кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства.

В соответствии с пунктом 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство.

В адресованных истцу письмах ответчик указывает на холодные зимы 2007 и 2008 годов и засушливое лето как причины гибели растений (письма N 191 от 12 сентября 2008 года, N 216 от 11 декабря 2008 года, N 207 от 29 октября 2008 года, N 225 от 30 декабря 2008 года).

Из пунктов 1-2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что бремя доказывания того, что несправный должник принял все соответствующие той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, меры для надлежащего исполнения обязательства, лежит на должнике.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В соответствии с частью 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

Ответчиком не представлены доказательства того, что им предпринимались меры, направленные предотвращение гибели саженцев. Из письма N 225 от 30 декабря 2008 года следует, что ответчиком была использована не оправдавшая себя методика выращивания саженцев. Из материалов дела не следует, что использование указанной методики было предписано ответчику истцом.

Поскольку ответчик не доказал, что им приняты все соответствующие той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, меры для надлежащего исполнения обязательства по выращиванию и передаче саженцев из договора N 48/1, постольку им не опровергнута установленная пунктом 2 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины лица, нарушившего обязательство. В силу сказанного основания для вывода об отсутствии вины университета как обстоятельстве, освобождающем его от ответственности за нарушение указанного договора, у суда апелляционной инстанции отсутствуют.

В силу сказанного требование управления о взыскании с университета убытков в связи с нарушением ответчиком обязательств по выращиванию и поставке саженцев из договора N 48/1 в сумме 2 640 450 рублей подлежит удовлетворению. Решение суда в данной части подлежит отмене.

В соответствии с частью 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В соответствии с указанной нормой с ответчика в пользу истца подлежат взысканию понесенные последним судебные расходы по государственной пошлине, оплаченной платежным поручением N 34955 от 17 июля 2009 года в сумме 1000 рублей при подаче апелляционной жалобы, оплаченной платежным поручением N 69277 от 21 декабря 2009 года в сумме 1000 рублей при подаче кассационной жалобы, оплаченной платежным поручением N 25034 от 1 июня 2010 года в сумме 2000 рублей при подаче апелляционной жалобы, а всего - 4000 рублей.

Поскольку определением суда первой инстанции от 26 марта 2009 года истцу была предоставлена отсрочка в уплате государственной пошлины, постольку государственная пошлина по иску подлежит взысканию с ответчика в доход федерального бюджета.

В предмет иска по настоящему делу входит требование о расторжении договора и требование о взыскании суммы неисполненного обязательства.

В соответствии с подпунктом 1 пункта 2 статьи 333.22 Налогового кодекса РФ при подаче исковых заявлений, содержащих одновременно требования как имущественного, так и неимущественного характера, одновременно уплачиваются государственная пошлина, установленная для исковых заявлений имущественного характера, и государственная пошлина, установленная для исковых заявлений неимущественного характера.

В соответствии со статьей 333.21 Налогового кодекса РФ в редакции, действовавшей на дату предъявления иска, сумма государственной пошлины по спорам, возникающим при расторжении договоров составляла 2 000 рублей, по требованиям имущественного характера при цене иска 2 640 450 рублей - 24 702 руб. 25 коп.

Таким образом, сумма подлежащей взысканию с ответчика в доход федерального бюджета государственной пошлины по иску составляет 26 702 руб. 25 коп.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 6 мая 2010 года по делу N А53-5241/2009 отменить.

Производство по делу в части иска муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» к Ботаническому саду федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» прекратить.

Расторгнуть договор N 48/1 от 12 мая 2006 года.

Взыскать с федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» в пользу муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» убытки в сумме 2 640 450 рублей.

Взыскать с федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» в пользу муниципального учреждения «Городское управление коммунального хозяйства и благоустройства» судебные расходы по оплате государственной пошлины по апелляционным и кассационной жалобам в сумме 4000 рублей.

Взыскать с федерального государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Южный федеральный университет» в доход федерального бюджета государственную пошлину по иску в сумме 26 702 руб. 25 коп.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
В.В.Ванин
Судьи
М.Г.Величко
О.А.Еремина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-5241/2009
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 10 сентября 2010

Поиск в тексте