• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 15 октября 2010 года Дело N А54-2325/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 14 октября 2010 года. Постановление в полном объеме изготовлено 15 октября 2010 года. Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Тимашковой Е.Н.,

судей Дорошковой А.Г., Еремичевой Н.В., при ведении протокола судебного заседания судьей Тимашковой Е.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Межрайонной ИФНС России N 5 по Рязанской области на решение Арбитражного суда Рязанской области от 05 августа 2010 года по делу NА54-2325/2010 С8 (судья Стрельникова И.А.), принятое по заявлению ОАО "Завод электронасосов г. Скопин" к Межрайонной ИФНС России N5 по Рязанской области

о признании недействительным решения N11-09/85 дсп от 18.01.2010 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, при участии в судебном заседании:

от заявителя: Губанова В.Н. - представитель (доверенность от 20.04.2010),

от ответчика: Выборнов А.З. - специалист-эксперт юротдела (доверенность от 17.06.2010 N03-05/4052),

УСТАНОВИЛ:

открытое акционерное общество «Завод электронасосов г.Скопин» (далее - Общество, заявитель) обратилось в Арбитражный суд Рязанской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N5 по Рязанской области (далее - налоговый орган, Инспекция) о признании недействительным решения N11-09/85дсп от 18.01.2010 о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Арбитражного суда Рязанской области от 05.08.2010 требование заявителя удовлетворено в полном объеме.

Не согласившись с судебным актом, Инспекция подала апелляционную жалобу, в которой просит его отменить, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права.

Суд апелляционной инстанции, выслушав объяснения представителей сторон, исследовав и оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что обжалуемое решение суда не подлежит отмене по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, на основании решения заместителя начальника Межрайонной ИФНС России N5 по Рязанской области о проведении выездной налоговой проверки от 08.10.2009 N38 налоговым органом проведена выездная налоговая проверка открытого акционерного общества «Завод электронасосов г.Скопин» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налогов и сборов, в том числе по за период с 01.01.2006 по 31.12.2008 налога на прибыль, налога на добавленную стоимость.

23.11.2009 налоговым органом вынесено постановление о назначении почерковедческой экспертизы N20.

Выявленные налоговые правонарушения отражены в акте проверки от 08.12.2009 N11-09/63дсп.

18.01.2010 Инспекцией было принято решение N11-09/85дсп о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому Общество, в том числе привлечено к налоговой ответственности по статье 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в виде взыскания штрафа - 53151 руб. (зачисляемому в федеральный бюджет), 143412 руб. (зачисляемому в бюджет субъекта РФ); за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа - 78039,80 руб. Кроме того, налогоплательщику предложено уплатить недоимку: по налогу на добавленную стоимость - 57338 руб., по налогу на прибыль - 278635 руб. (зачисляемому в федеральный бюджет), 750169 руб. (зачисляемому в бюджет субъекта РФ); а также начисленные по день вынесения оспариваемого решения соответствующие пени: по налогу на добавленную стоимость в сумме 242855,59 руб.; пеней по налогу на прибыль 65120,87 руб. (зачисляемому в федеральный бюджет), 176108,94 руб. (зачисляемому в бюджет субъекта РФ).

Кроме того, уменьшен исчисленный в завышенных размерах налог на добавленную стоимость, предъявленный к возмещению из бюджета, в сумме 198222 руб.

Жалоба налогоплательщика на решение Межрайонной ИФНС России N 5 по Рязанской области N11-09/85дсп от 18.01.2010 (л.д.82-85 т.1) Управлением Федеральной налоговой службы по Рязанской области оставлена без удовлетворения. Не согласившись с решением налогового органа N11-09/85дсп от 18.01.2010, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Рассматривая дело по существу и удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции правомерно исходил из следующего.

В соответствии со ст.143 НК РФ плательщиками НДС являются организации, которыми в силу ст.11 НК РФ признаются юридические лица, образованные в соответствии с законодательством РФ.

Согласно пунктам 1 и 2 ст. 171 НК РФ, налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении:

1) товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Кодекса;

2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В силу п.1 ст.172 НК РФ налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6-8 статьи 171 НКРФ.

Вычетам подлежат, если иное не установлено ст. 172 НК РФ, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), имущественных прав на территории Российской Федерации, либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг), имущественных прав с учетом особенностей, предусмотренных ст. 172 ПК РФ и при наличии соответствующих первичных документов.

Исходя из анализа приведенных выше норм, следует признать, что для получения налогового вычета необходимо являться плательщиком НДС, фактически произвести уплату сумм НДС продавцу, иметь в подтверждение такой уплаты или удержания сумм НДС счета-фактуры и другие документы.

В силу пунктов 1 и 2 ст. 169 НК РФ счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 данной статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п.6 ст.169 НК).

Таким образом, счета-фактуры составляются на основе уже имеющихся первичных документов и должны отражать конкретные факты хозяйственной деятельности, подтверждаемые такими документами. Требования к порядку составления счетов-фактур относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.

В соответствии со ст. 9 Федерального закона от 21.11.96 N129-ФЗ "О бухгалтерском учете" все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации от 25.07.2001 N138-О возмещение из бюджета возможно при условии, что налогоплательщик действовал добросовестно.

В сфере налоговых правоотношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков, и в случае, если установлена недобросовестность налогоплательщика, ему может быть отказано в защите его прав, в том числе права на возмещение налога.

Как следует из содержания определений Конституционного Суда Российской Федерации от 08.04.04 N169-О и от 04.11.04 N324-О, о недобросовестности налогоплательщиков может свидетельствовать ситуация, когда с помощью инструментов, используемых в гражданско-правовых отношениях, создаются схемы незаконного обогащения за счет бюджетных средств, что может привести к нарушению публичных интересов в сфере налогообложения и нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков. Оценка добросовестности налогоплательщика предполагает оценку заключенных им сделок, их действительности, особенно в тех случаях, когда они не имеют разумной деловой цели. Заключенные сделки должны не только формально соответствовать законодательству, но и не вступать в противоречие с общим запретом недобросовестного осуществления прав налогоплательщиком.

В соответствии с постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 N53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

При рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

При этом вывод о необоснованности налоговой выгоды должен быть основан на объективной информации, с бесспорностью подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

Комментируя определение Конституционного Суда РФ от 08.04.2004 N169-О Высший Арбитражный Суд РФ в письме от 11.11.2004 NС5-7/уз-1355 указал, что при обнаружении признаков фиктивности сделок, направленности на уход от налогов, согласованности действий поставщиков и налогоплательщиков, предъявляющих НДС к возмещению, необходимо выявлять в поведении налогоплательщика признаки недобросовестности.

Действующее законодательство возлагает на налоговые органы обязанность доказывать недобросовестность налогоплательщика. Согласно статье 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать те обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований или возражений. При этом пунктом 1 названной статьи и пунктом 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого решения, возложена на орган, который принял решение.

Согласно обжалуемому решению, причиной доначисления заявителю НДС налога на прибыль послужил вывод налогового органа о недостоверности сведений, содержащихся в документах, представленных налогоплательщиком в обоснование налоговых вычетов по НДС и произведенных расходов по товарам, приобретенным у ООО «Инком».

При этом указанный вывод был сделан на основании показаний руководителя вышеуказанной фирмы и результатов почерковедческой экспертизы, проведенной Экспертно-криминалистического центра при УВД по Рязанской области.

Как усматривается из материалов дела, в результате мероприятий налогового контроля Инспекцией было установлены, что ООО «Инком» состоит на налоговом учете в ИФНС России по Ленинскому району г.Новосибирска с 03.05.2006, зарегистрировано по адресу: г.Новосибирск, ул.Олимпийская, д.37а, учредителем и директором ООО «Инком» является Ермолов Сергей Викторович. Последняя бухгалтерская и налоговая отчетность представлена за 1 квартал 2007г., отчетность - «нулевая». Организация имеет признаки фирмы - однодневки. Среднесписочная численность за 2006 год и 1 квартал 2007 - ноль человек. Сведениями об имуществе и транспорте инспекция не располагает.

Согласно протоколу допроса гражданина Ермолова С.В. от 26.11.2008 N1, она руководителем ООО «Инком» не является и никогда не являлся, в феврале 2006 года терял паспорт, который был возвращен ему путем подброса в почтовый ящик в мае 2006 года.

Почерковедческой экспертизой, проведенной Инспекцией в ходе проверки, установлено, что решить вопрос о том, кем выполнены подписи от имени Ермолова С.В., изображения которых имеются на копиях представленных на экспертизу документов, самим Ермоловым С.В. или другим лицом (лицами), не представилось возможным.

В силу п. 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Конституционный суд РФ в определении от 15.02.2005 N93-О отметил, что в силу п.2 ст.169 НК РФ в случае, если выставленный налогоплательщику счет-фактура не содержит четкие и однозначные сведения, предусмотренные в пунктах 5 и 6 той же статьи, в частности данные о налогоплательщике, его поставщике и приобретенных товарах (выполненных работах, оказанных услугах), такой счет-фактура не может являться основанием для принятия налогоплательщиками к вычету или возмещению сумм налога на добавленную стоимость, начисленных поставщиками.

По смыслу данной нормы, соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъекты), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного налога уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.

Таким образом, требование пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета вправе представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом возвратом) сумм налога из бюджета.

Следовательно, оценочный вывод о том, что содержащиеся в спорных документах (договорах, счетах-фактурах) сведения, касающиеся подписи должностных лиц поставщиков, не соответствуют действительности (недостоверны), должен основываться на бесспорных доказательствах, подтверждающих эти обстоятельства.

Согласно материалам дела, налоговым органом была назначена почерковедческая экспертиза с целью установления факта принадлежности подписей на счетах-фактурах Ермолову С.В.

Частями 1, 2 статьи 71 АПК РФ установлено, что арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Нормами ст. 64 АПК РФ установлено, что доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном Арбитражным процессуальным кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Пунктом 1 статьи 95 НК РФ предусмотрено право налогового органа при проведении выездных налоговых проверок привлечь эксперта, и определен порядок назначения экспертизы. Экспертиза назначается постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку.

В соответствии со ст.19 Федерального закона N73-ФЗ от 31.05.2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, представляют объекты исследований и материалы дела, необходимые для проведения исследований и дачи заключений эксперта.

Как усматривается из представленного в дело экспертного заключения, в связи с неудовлетворительным качеством изображения подписей, недостаточным количеством представленных образцом подписи Ермолова С.В. выводы эксперта носят вероятностный характер, в связи с чем указанное заключение само по себе без учета всех иных фактических обстоятельств не может являться достаточным, объективным и неоспоримым доказательством по делу.

Свидетельские показания данного лица от 26.11.2008 также не могут являться достаточным основанием для установления отсутствия фактических финансово-хозяйственных отношений между заявителем и ООО «Инком», т.к. эти объяснения даны иному налоговому органу в рамках другой выездной налоговой проверки. Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы N5 по Рязанской области в ходе налоговой проверки в отношении ООО «Инком» Ермолов С.В. не вызывался для допроса.

Кроме того, с учетом положения этого общества в настоящее время (несдача отчетности, неуплата налогов и т.п.) Ермолов С.В. может являться заинтересованным лицом, отрицая свое отношение к каким-либо обществам вообще, с целью ухода от ответственности, в т.ч. и за возможную неуплату налогов по сделкам с ОАО «Завод электронасосов г.Скопин» .

С учетом этого суд первой инстанции правильно указал, что заключение почерковедческой экспертизы и показания Ермолова С.В. являются одними из всей совокупности доказательств по делу, при этом, не являясь достаточными и неоспоримыми.

При указанных обстоятельствах следует признать, что Инспекция в материалы дела не представила надлежащих доказательств, свидетельствующих о подписании спорных счетов-фактур неуполномоченным лицом, в связи с чем у налогового органа отсутствовали основания для отказа в возмещении НДС, поскольку Общество документально подтвердило соблюдение условий, предусмотренных ст.ст. 171, 172 НК РФ, дающих ему право на возмещение из бюджета НДС.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды".

О необоснованности налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Доводы налогового органа, основанные на материалах, полученных в ходе встречной проверки, касающиеся контрагента заявителя, оценены судом первой инстанции и признаны недостаточными для отнесения заявителя к недобросовестным налогоплательщикам и для вывода об отсутствии реальных хозяйственных отношений Общества со своим контрагентом.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено фактов, свидетельствующих о том, что Общество проявило неосмотрительность и неосторожность при выборе контрагента и что ему было известно о его недобросовестности, а также о наличии у налогоплательщика при заключении и исполнении сделки с указанным контрагентом умысла, направленного не на получение дохода от предпринимательской деятельности, а на незаконное сокращение налоговых обязательств перед бюджетом.

Расчет за спорные хозяйственные операции был осуществлен налогоплательщиком в безналичном порядке.

Дополнительно заявленный Инспекцией довод о том, что денежные средства с расчетного счета ООО «Инком» списывались на расчетные счета фирм «однодневок», не принят судом во внимание ввиду того, что из представленных в обоснование его документов не усматривается, что имело место «обналичивание» денежных средств. Напротив, движение денежных средств по расчетному счету ООО «Инком» позволило суду прийти к выводу о том. Что в течение 2006 года этим обществом осуществлялась хозяйственная деятельность.

Более того, судом установлено, что спорная продукция была впоследствии реализована обществом. Указанный факт не оспаривается налоговой инспекцией.

Исследовав в совокупности по правилам ст.71 АПК РФ все представленные доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что поскольку материалы дела не содержат доказательств, бесспорно свидетельствующих о недобросовестности действий налогоплательщика, то у налогового органа не имелось правовых оснований для доначисления НДС и налога на прибыль.

С учетом вышеизложенного, ссылка в апелляционной жалобе на заключение эксперта N11989 от 17.12.2009 отклоняется апелляционным судом.

Также не может быть принят во внимание довод жалобы о недобросовестности налогоплательщика.

По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Правоприменительные органы не вправе истолковывать понятие "добросовестные налогоплательщики" как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством, в том числе устанавливать действительных руководителей этих организаций и исследовать достоверность подписей на первичных документах. Действующее законодательство о налогах и сборах не предусматривает возложение на налогоплательщика неблагоприятных последствий действий контрагентов. Право на налоговый вычет также не поставлено в зависимость от результатов хозяйственной деятельности поставщиков товаров (работ, услуг) при осуществлении ими хозяйственных операций.

В данном случае судом установлено и налоговым органом не опровергнуто, что контрагент заявителя стоит на налоговом учете.

Регистрация контрагента заявителя не признана недействительной, доказательств его ликвидации и исключения из ЕГРЮЛ инспекцией не представлено. Данная позиция подтверждена в Определении Конституционного Суда Российской Федерации 25.07.2001 г. N 138-О, согласно которому налоговые органы контролируют исполнение налоговых обязательств в установленном порядке, проводят проверки добросовестности налогоплательщиков, а в случаях выявления их недобросовестности обеспечивают охрану интересов государства, в том числе с использованием механизмов судебной защиты.

Поскольку обязанности по доказыванию факта недобросовестности и представлению соответствующих доказательств возлагаются на налоговый орган, именно он должен доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Одновременно в пункте 10 названного Постановления N 53 указано, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Заявитель не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Иных доводов, способных повлечь за собой отмену обжалуемого судебного акта, апелляционная жалоба не содержит.

С учетом этого решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным.

Руководствуясь ст.ст.269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Рязанской области от 05.08.2010 по делу NА54-2325/2010-С8 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Федеральный арбитражный суд Центрального округа в двухмесячный срок.

     Председательствующий
Е.Н.Тимашкова
Судьи
А.Г.Дорошкова
Н.В.Еремичева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А54-2325/2010
Принявший орган: Двадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 15 октября 2010

Поиск в тексте