• по
Более 55000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 25 ноября 2010 года Дело N А32-12532/2010

15АП-11621/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 17 ноября 2010 года. Полный текст постановления изготовлен 25 ноября 2010 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Ехлаковой С.В., судей Ванина В.В., Корневой Н.И.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Батуриной А.А.,

при участии:

от истца: представитель Лопатко Д.В. по доверенности N7-10/7 от 30.08.2010, представитель Дударуков И.Г. по доверенности N10-10/7 от 15.09.2010, от ответчика: представители не явились, извещены надлежаще,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу ООО "РосИнтеКо" на решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 20.08.2010 по делу N А32-12532/2010 по иску ООО "РосИнтеКо" к ответчику ООО "Пласт Конструктор"

о взыскании задолженности по договору N136-125 000 руб., 100 000 руб. неустойки; задолженности по договору N137- 100 000 руб., 80 000 руб. неустойки, и по встречному иску о взыскании 301 369,08 руб. неосновательного обогащения, 61 098,40 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, принятое в составе судьи Чуприной Т.В.,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью "РосИнтеКо" (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Пласт Конструктор" (далее - ответчик) о взыскании задолженности по договору N136 в размере 125 000 руб., 100 000 руб. неустойки; задолженности по договору N137 в размере 100 000 руб., 80 000 руб. неустойки.

В свою очередь, ООО "Пласт Конструктор" обратилось к ООО "РосИнтеКо" с встречными требованиями о взыскании 301 369, 08 руб. неотработанного аванса по договорам N 134, N 135, N 136, N 137 от 09.11.2007(с учетом уменьшения первоначально заявленных требований в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением арбитражного суда от 20.08.2010 в удовлетворении первоначальных исковых требований отказано в полном объеме. Встречные исковые требований удовлетворены в заявленном размере с учетом уточнения.

Судебный акт мотивирован тем, что ООО "РосИнтеКо" договоры подряда N 134, N 135, N 136, N 137 являются незаключенными ввиду несогласования сторонами существенных условий о предмете договора (работе, подлежащей выполнению) и сроках выполнения работ, об их стоимости, поскольку смета не была согласована. Истцом не доказан факт выполнения изыскательских работ, результат инженерных изысканий истцом не изготовлен, не прошел государственную экспертизу, приемка-передача работ по спорным договорам не осуществлялась, в связи с чем суд пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания задолженности и пени с заказчика. Перечисленный ответчиком в счет выполнения работ аванс подлежит возврату заказчику как неосновательное обогащение в связи с отказом заказчика от договора в порядке статьи 715 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО "РосИнтеКо" обжаловало его по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционной жалобе заявитель просил отменить решение суда как незаконное и необоснованное, принятое по неполно исследованным обстоятельствам дела.

В обоснование жалобы истец сослался на то, что предоставление технического задания осуществляется в порядке исполнения договора, по договоренности между сторонами задание было подготовлено подрядчиком, стоимость работ была установлена в договоре, срок выполнения работ являлся определимым по условиям договора, что, по мнению заявителя, исключает возможность признания договора незаключенным. Заявитель также указывает, что результатом произведенных инженерных изысканий являются предоставленные подрядчиком технические отчеты, кроме того, в материалы дела представлены заключения государственной экспертизы по выполненным истцом инженерным изысканиям. ООО "РосИнтеКо" также считает необоснованным вывод суда первой инстанции о том, что приемка-передача работ по спорным договорам не осуществлялась, поскольку заказчиком акты приемки работ не подписаны без указания мотивов отказа от подписания, тогда как в материалы дела представлены технические отчеты и накладные на их передачу.

В части удовлетворения судом встречного иска, заявитель полагает, что решение суда вынесено с нарушением норм процессуального права, поскольку встречный иск принят по неоднородным требованиям, и рассмотрение встречного иска осуществлено без проведения предварительного судебного заседания. Истец также указывает в жалобе на частичное исполнение обязательств по договору N134 и 135 от 09.11.2007, что подтверждается актами контроля за ходом строительства, актами приема-передачи результатов геодезических работ, соответственно, аванс отработан подрядчиком в полном объеме и не подлежит возврату.

Представители истца в судебном заседании доводы жалобы поддержал.

ООО "Пласт Конструктор", надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения жалобы явку представителя судебное в заседание не обеспечило, отзыв на жалобу не направило, что в силу статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не препятствует рассмотрению спора по существу.

В судебном заседании апелляционной инстанции 11.11.2010 объявлялся перерыв до 17.11.2010 до 18 час., о чем ответчик был уведомлен телеграммой, кроме того, соответствующая информация была размещена на официальном сайте Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда.

После перерыва заседание продолжено с участием представителей ООО "РосИнтеКо".

Изучив материалы дела и заслушав пояснения представителей истца, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к выводу о том, что обжалуемое решение подлежит изменению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 09.11.2007 между сторонами был заключен договор N136, в соответствии с которым ООО «Пласт Конструктор» (заказчик) поручил, а ООО «РосИнтеКо» (исполнитель) принял на себя обязательство своими и/или привлеченными силами и средствами по заданию заказчика выполнить инженерно-геологические изыскания по объекту -Производственная база по ул.Тополиная аллея» (пункт 1.1).

Согласно пунктам 2.1, 2.2 договора срок начала работ-момент поступления денежных средств на счет исполнителя, срок окончания работ-45 дней с момента поступления денежных средств на расчетный счет исполнителя.

В силу пункта 1.3. договора работа считается выполненной после подписания акта сдачи-приемки выполненных работ обеими сторонами.

Стоимость работ и порядок их оплаты стороны определили в пунктах 3.1. - 3.3. договора.

Согласно пункту 3.1. стоимость работ по договору составляла 250 000 рублей, при этом цена работ являлась фиксированной (пункт 3.3. договора).

Пунктом 3.2. договора предусматривалась оплата аванса в сумме 125 000 рублей до начала выполнения работ.

В соответствии с пунктом 3.3. договора от 09.11.2007 г. N 136 оставшуюся сумму в размере 125 000 рублей заказчик обязан оплатить исполнителю в течение 5 дней с момента выполнения исполнителем работ.

Согласно пункту 5.1. договора по окончании работ исполнитель уведомляет заказчика о том, что работы выполнены.Заказчик в течение 5 дней с момента получения уведомления обязан принять выполненные работы и подписать акт сдачи-приемки выполненных работ либо, в противном случае, письменно мотивированно отказаться от приемки работ. В случае мотивированного отказа стороны обязаны урегулировать возникшие разногласии в течение 10 дней с момента мотивированного отказа и подписать согласованный акт (пункт 5.2. договора от 09.11.2007 N 136).

В пункте 6.1 договора стороны установили, что в случае немотивированного отказа одной из сторон от подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, другая сторона вправе требовать от стороны, немотивированно отказавшейся от подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, выплаты неустойки в размере 30 % от суммы договора.

В силу пункта 6.2 договора в случае просрочки платежа заказчиком суммы по настоящему договору исполнитель вправе требовать помимо суммы по договору выплаты неустойки в размере 10 % от суммы договора.

В порядке исполнения данного договора ООО «Пласт Конструктор» платежным поручением N 764 от 12.11.2007 перечислило истцу 125000 руб. аванса.

По накладной N 7 от 29.01.2008 ООО «РосИнтеКо» передало заказчику технический отчет по инженерно-геологическим изысканиям по объекту «Производственная база по ул.Тополиная аллея» на бумажном носителе.

Письмом от 24.03.2009 N 119/01-0 истец направил ответчику для подписания акт сдачи-приемки выполненных работ и счет на окончательную оплату. Ввиду того, что заказчиком акт приемки не был подписан и не возвращен исполнителю, истец повторно направил его заказчику 21.05.2009. Однако, ответчик от подписания акта уклонился, мотивированный отказ исполнителю не представил, оплату работ не произвел.

09.11.2007 между сторонами был также заключен договор N137, в соответствии с которым ООО «Пласт Конструктор» (заказчик) поручил, а ООО «РосИнтеКо» (исполнитель) принял на себя обязательство своими и/или привлеченными силами и средствами по заданию заказчика выполнить инженерно-геологические изыскания по объекту «Площадка жилых домов по ул. Ф.И. Шаляпина».

Согласно пунктам 2.1, 2.2 договора срок начала работ-момент поступления денежных средств на счет исполнителя, срок окончания работ-45 дней с момента поступления денежных средств на расчетный счет исполнителя.

В силу пункта 1.3. договора работа считается выполненной после подписания акта сдачи-приемки выполненных работ обеими сторонами.

Стоимость работ и порядок их оплаты стороны определили в пунктах 3.1. - 3.3. договора.

Согласно пункту 3.1. стоимость работ по договору составляла 200 000 рублей, при этом цена работ являлась фиксированной (пункт 3.3. договора).

Пунктом 3.2. договора предусматривалась оплата аванса в сумме 100 000 рублей до начала выполнения работ.

В соответствии с пунктом 3.3. договора от 09.11.2007 г. N 136 оставшуюся сумму в размере 100 000 рублей заказчик обязан оплатить исполнителю в течение 5 дней с момента выполнения исполнителем работ.

Согласно пункту 5.1. договора по окончании работ исполнитель уведомляет заказчика о том, что работы выполнены.Заказчик в течение 5 дней с момента получения уведомления обязан принять выполненные работы и подписать акт сдачи-приемки выполненных работ либо, в противном случае, письменно мотивированно отказаться от приемки работ. В случае мотивированного отказа стороны обязаны урегулировать возникшие разногласии в течение 10 дней с момента мотивированного отказа и подписать согласованный акт (пункт 5.2. договора от 09.11.2007 N 136).

В пункте 6.1 договора стороны установили, что в случае немотивированного отказа одной из сторон от подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, другая сторона вправе требовать от стороны, немотивированно отказавшейся от подписания акта сдачи-приемки выполненных работ, выплаты неустойки в размере 30 % от суммы договора.

В силу пункта 6.2 договора в случае просрочки платежа заказчиком суммы по настоящему договору исполнитель вправе требовать помимо суммы по договору выплаты неустойки в размере 10 % от суммы договора.

В порядке исполнения данного договора ООО «Пласт Конструктор» платежным поручением N 765 от 12.11.2007 перечислило истцу 100000 руб. аванса.

По накладной N 8 от 29.01.2008 ООО «РосИнтеКо» передало заказчику технический отчет по инженерно-геологическим изысканиям по объекту «Площадка жилых домов по ул. Ф.И. Шаляпина»на бумажном носителе.

Письмом от 24.03.2009 N 119/01-0 истец направил ответчику для подписания акт сдачи-приемки выполненных работ и счет на окончательную оплату. Ввиду того, что заказчиком акт приемки не был подписан и не возвращен исполнителю, истец повторно направил его заказчику 21.05.2009. Однако, ответчик от подписания акта уклонился, мотивированный отказ исполнителю не представил, оплату работ не произвел.

Ссылаясь на нарушение заказчиком своих обязательств по указанным договорам и на наличие задолженности в общей сумме 225 000 руб., ООО «РосИнтеКо» обратилось в арбитражный суд с настоящим иском о взыскании долга и штрафов на основании пунктов 6.2 и 6.3 договоров в размере 180 000 руб.

ООО «Пласт Конструктор», отрицая факт выполнения работ по названным договорам, обратилось с встречным иском о взыскании неотработанного аванса по договорам N 136 и N 137 в размере 225 000 руб. Кроме того, заказчик сослался на неисполнение подрядчиком договоров N 134 и N 135 от 09.11.2007, заключенных на аналогичных условиях.

В соответствии с пунктом 1.1 договора N 134 ООО «Пласт Конструктор» (заказчик) поручил, а ООО «РосИнтеКо» (исполнитель) принял на себя обязательство своими и/или привлеченными силами и средствами по заданию заказчика выполнить геодезическое сопровождение строительства на объекте «Музей им. Фелицына в г. Краснодаре. Реконструкция».

Согласно пункту 1.1 договора N 135 ООО «Пласт Конструктор» (заказчик ) поручил, а ООО «РосИнтеКо» (исполнитель) принял на себя обязательство своими и/или привлеченными силами и средствами по заданию заказчика выполнить геодезическое сопровождение строительства на объекте «Многоквартирный жилой дом со встроенными объектами сервиса и торговли. Абинск, ул. Горького ,26».

Согласно пунктам 2.1, 2.2 договоров срок начала работ-момент поступления денежных средств на счет исполнителя, срок окончания работ-определяется в процессе строительства (подготовительного периода строительства, соответственно).

Стоимость работ по договору N 134 согласована в сумме 61 807, 75 руб, по договору N 135 -в сумме 90 930, 39 руб.

Пунктами 3.2. договоров предусматривалась оплата аванса в размере 50 % (30 903, 88 руб. и 45465, 2 руб., соответственно) до начала выполнения работ.

В соответствии с пунктами 3.3. договоров оставшуюся сумму заказчик обязан оплатить исполнителю в течение 5 дней с момента выполнения исполнителем работ.

В рамках указанных договоров ООО «Пласт Конструктор» платежными поручениями N 766 и N 767 от 12.11.2007 перечислило исполнителю авансовые платежи в размерах 30 903, 88 руб. и 45465, 2 руб.

Ввиду неисполнения ООО «РосИнтеКо» своих обязательств по договорам, заказчик предъявил встречные требования о возврате неотработанного аванса также по договорам N 134 и N 135.

При рассмотрении спора по первоначальному иску, суд первой инстанции правильно квалифицировал договоры N 136 и N 137 от 09.11.2007 как договоры подряда, однако, оценивая обоснованность заявленных ООО «РосИнтеКо» требований, сделал ошибочный вывод о том, что указанные договоры являются незаключенными, поскольку сторонами не достигнуто соглашение по существенным условиям о предмете договоров и сроках выполнения работ.

Согласно пункту 1 статьи 432 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее- ГК РФ) договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Согласно статье 758 ГК РФ по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик (проектировщик, изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат.

В соответствии со статьей 759 Кодекса по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации. Задание на выполнение проектных работ может быть по поручению заказчика подготовлено подрядчиком. В этом случае задание становится обязательным для сторон с момента его утверждения заказчиком.

Согласно статье 760 Кодекса по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан выполнять работы в соответствии с заданием и иными исходными данными на проектирование и договором.

В соответствии с пунктом 1 статьи 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы.

По смыслу названных норм, вопрос о незаключенности договора подряда ввиду неопределенности его предмета и отсутствия согласования сроков выполнения работ может обсуждаться до его исполнения, поскольку неопределенность договора в этой части может повлечь невозможность его исполнения.

Как отмечено выше, в пунктах 1.1 договоров N 136 и N 137 сторонами было согласовано, что предметом договоров является выполнение инженерно-геологических изысканий по объектам «Производственная база по ул.Тополиная аллея» и«Площадка жилых домов по ул. Ф.И. Шаляпина». Соответственно, в данных пунктах прямо определен вид работ (изыскательские) и названы объекты, в отношении которых они должны производиться.

По общему правилу (статья 759 ГК РФ) обязанность предоставить задание на проектирование и изыскательские работы возлагается на заказчика, однако с учетом того, что составление задания требует в определенной части специальных познаний в той области, в которой подлежат выполнению соответствующие работы, и учета требований специального законодательства, то стороны могут предусмотреть возможность подготовки задания подрядчиком по поручению заказчика. Таким образом, предоставление задания одной из сторон осуществляется во исполнение уже заключенного договора.

В данном случае по условиям пунктов 4.1.1 названных договоров заказчик обязан был предоставить заказчику исходные данные для выполнения работ, указанных в пункте 1.1 договора. Из пояснений истца следует, что сторонами была достигнута договоренность о подготовке технического задания подрядчиком, что в дальнейшем и было им осуществлено.

Статья 190 ГК РФ предусматривает, что установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

Согласно статье 191 Кодекса течение срока, определенного периодом времени, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало.

По условиям договоров N 136 и N 137 момент начала течения срока выполнения работ определялся моментом исполнения обязанности заказчика по перечислению предварительной оплаты (аванса), при этом срок выполнения последней не был установлен, ввиду чего суд признал данное условие несогласованным, так как срок начала работ связан с событием, которое зависит от воли стороны и не является неизбежным.

Между тем, срок перечисления предоплаты подлежит определению по общим правилам статьи 314 ГК РФ о сроке исполнения обязательства, просрочка исполнения которого влечет применение статьи 328 Кодекса о встречном предоставлении. Вследствие этого, условие о сроке начала выполнения работ нельзя признать несогласованным, поскольку его наступление являлось определимым. Более того фактическое перечисление заказчиком предоплаты 12.11.2007 в предусмотренных в договорах суммах устранило возможные сомнения в неопределенности данного условия. После поступления предоплаты подрядчику конечный срок выполнения работ определялся в соответствии с условиями пунктов 2.2 договоров.

Ссылка суда первой инстанции на отсутствие согласованной сторонами сметы на выполнение проектно-изыскательских работ с указанием видов, объемов и стоимости работ, по мнению апелляционной инстанции, является ошибочной, поскольку цена не является существенным условием договора на проектно-изыскательские работы, и ее определение является допустимым по правилам статьи 424 ГК РФ. В то же время в спорных договорах N 136 и N 137 определена фиксированная цена работ, которая установлена в пунктах 3.1 договоров.

В этой связи вывод суда о незаключенности договоров подряда N 136 и N 137 нельзя признать обоснованным, тем более, что из материалов дела явствует, что договоры фактически исполнялись сторонами.

Согласно названным выше накладным N 7 и N 8 от 29.01.2008 заказчику были переданы технические отчеты по инженерно-геологическим изысканиям, копии которых представлены в дело.

В соответствии с пунктом 4.1 статьи 47 Градостроительного кодекса Российской Федерации результаты инженерных изысканий представляют собой документ о выполненных инженерных изысканиях, содержащий материалы в текстовой форме и в виде карт (схем) и отражающий сведения о задачах инженерных изысканий, о местоположении территории, на которой планируется осуществлять строительство, реконструкцию объекта капитального строительства, о видах, об объеме, о способах и о сроках проведения работ по выполнению инженерных изысканий в соответствии с программой инженерных изысканий, о качестве выполненных инженерных изысканий, о результатах комплексного изучения природных и техногенных условий указанной территории, в том числе о результатах изучения, оценки и прогноза возможных изменений природных и техногенных условий указанной территории применительно к объекту капитального строительства при осуществлении строительства, реконструкции такого объекта и после их завершения и о результатах оценки влияния строительства, реконструкции такого объекта на другие объекты капитального строительства.

При этом согласно пункту 4.22. СНиП 11-02-96 «Инженерные изыскания для строительства. Основные положения» изыскательская продукция должна передаваться заказчику в виде технического отчета о выполненных инженерных изысканиях, оформленного в соответствии с требованиями нормативных документов и государственных стандартов Минстроя России, состоящего из текстовой и графической частей и приложений ( в текстовой, графической, цифровой и иных формах представления информации).

Таким образом, в соответствии с накладными N 7 и N 8 заказчику были переданы именно результаты выполненных инженерно-геологических работ, и изыскательская продукция, которая относится к товарно-материальным ценностям, была принята заказчиком с оформлением товарной накладной согласно требованиям законодательства о бухгалтерском учете.

То обстоятельство, что акт приемки-сдачи работ был направлен заказчику позднее, не является основанием для вывода о том, что работы фактически не выполнялись подрядчиком, поскольку результат работ ответчиком был принят без возражений, сама по себе передача изыскательской продукции свидетельствует о ее готовности, соответственно, об осведомленности заказчика о выполнении работ и необходимости их приемки.

Доказательства того, что работы выполнены некачественно и что у заказчика имелись замечания или возражения по представленным техническим отчетам, в материалы дела не представлено.

В то же время согласно имеющейся в деле копии отрицательного заключения государственной экспертизы ГАУ КК «Краснодарскрайгосэкспертиза» N 23-3-4-1031-08 по объекту «Многоквартирный жилой дом по ул. Шаляпина, 33/2 в г. Краснодаре» и по объекту «результаты инженерных изысканий и проект без сметы», при проведении государственной экспертизы было установлено, что результаты инженерных изысканий, выполненных ООО «РосИнтеКо» соответствуют требованиям нормативных технических документов, замечания изложены в отношении проекта проектной организации ООО «Контур». Заявителем по данной экспертизе выступал директор ООО «Пласт Конструктор», что свидетельствует о том, что ответчик не только принял результат выполненных истцом работ, но и в дальнейшем использовал для выполнения проектных работ в отношении объекта строительства, т.е переданная ООО «РосИнтеКо» изыскательская продукция являлась пригодной для использования и имела для заказчика потребительскую ценность.

Следует также отметить, что в составе переданных ООО «РосИнтеКо» ответчику технических отчетов по результатам инженерных изысканий имелись технические задания, которые, как и указывал истец, были составлены самим подрядчиком, но факт принятия данного отчета заказчиком и дальнейшего его использования подтверждает то обстоятельство, что техническое задание было согласовано сторонами в редакции, подготовленной исполнителем, т.е. предмет договора был определен сторонами.

Отсутствие заключения государственной экспертизы по объекту «Производственная база по ул.Тополиная аллея» не является основанием для вывода о ненадлежащем исполнении истцом своих обязательств, поскольку в соответствии со статьей 760 ГК РФ подрядчик обязан согласовать техническую документацию с заказчиком, а при необходимости вместе с заказчиком- с компетентными государственными органами, из чего следует, что прохождение экспертизы не является безусловной обязанностью подрядчика и выполняется при необходимости и если это предусмотрено в договоре.

Согласно пункту 2 части 1 «Положения об организации и проведении государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий», утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.03.2007 N 145 «заявитель»- заказчик, застройщик или уполномоченное кем-либо из них лицо, обращается с заявлением о проведении государственной экспертизы.

Условиями договоров N 136 и N 137 не предусматривалась обязанность исполнителя по проведению государственной экспертизы и доказательств обращения заказчика к подрядчику для совместного участия в прохождении экспертизы в деле не имеется.

В соответствии с пунктами 1, 2 статьи 720 ГК РФ заказчик обязан в сроки и в порядке, которые предусмотрены договором подряда, с участием подрядчика осмотреть и принять выполненную работу (ее результат), а при обнаружении отступлений от договора, ухудшающих результат работы, или иных недостатков в работе немедленно заявить об этом подрядчику.Заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

В силу положений пункта 4 статьи 753 ГК РФ, применение которых возможно по аналогии к спорным правоотношениям, односторонний акт сдачи или приемки результата работ может быть признан судом недействительным лишь в случае, если мотивы отказа от подписания акта признаны судом обоснованными.

При изложенных выше обстоятельствах апелляционная инстанция считает, что отказ заказчика от подписания актов приемки-сдачи выполненных работ по договорам N 136 и N 137, направленных ему подрядчиком после фактической передачи результатов работ, нельзя признать обоснованным. Следовательно, требования ООО «РосИнтеКо» о взыскании задолженности по оплате фактически выполненных работ по договорам в общей сумме 225 000 руб. подлежали удовлетворению.

Истцом было также заявлено о взыскании с заказчика неустойки по договорам, предусмотренной пунктами 6.1 договоров за немотивированный отказ от подписания актов сдачи-приемки выполненных работ ( 30 % от суммы договора) и пунктом 6.2 за просрочку платежа (10 % от суммы договора).

Поскольку факт необоснованного отказа ООО «Пласт Конструктор» от подписания актов приемки работ подтвержден материалами дела и доказательств проведения расчетов по договорам в полном объеме и в установленные сроки заказчиком не представлено, требования истца в данной части также являлись правомерными.

В соответствии с пунктом 1 статьи 329 ГК РФ исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В силу пункта 1 статьи 330 Кодекса неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности, просрочки исполнения.

В соответствии со статьей 1 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно положениям статьи 421 ГК РФ о свободе договора, стороны свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Статьей 422 ГК РФ предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом (статья 431 ГК РФ).

В силу данного в статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации легального определения неустойка представляет собой денежную сумму, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства.

При этом законодатель не ставит цель, чтобы привлечение к гражданско-правовой ответственности сопровождалось нарушением принципа справедливости путем извлечения выгоды из нарушения и более того независимо от нарушения, а указывает на возможность восстановления нарушенных прав потерпевшей стороны за счет неисправного контрагента.

Согласно части 1 статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе ее уменьшить.

Таким образом, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе и направленных против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформировавшейся при осуществлении конституционно-правового толкования статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, при применении данной нормы суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 N 263-О).

В Информационном письме от 14.07.1997 N 17 "Обзор применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения договорных обязательств и др.

ООО «РосИнтеКо» в исковом заявлении просило взыскать с ответчика по договору N 136 штраф на основании пункта 6.1 в размере 75 000 руб. и на основании пункта 6.2 -25 000 руб, т.е. в общей сумме 100 000 руб. при оставшейся задолженности по договору 125 000 руб. По договору N 137 истец заявил о взыскании неустойки согласно пункту 6.1 договора в размере 60 000 руб. и согласно пункту 6.2 договора- в размере 20 000 руб. при оставшейся задолженности 100 000 руб.

В данном случае апелляционная инстанция усматривает наличие оснований для уменьшения заявленных истцом штрафов, поскольку они явно несоразмерны последствиям нарушения обязательств исходя из сумм самих обязательств. Неподписание актов приемки выполненных работ заказчиком как таковое не влекло для подрядчика существенного нарушения его имущественных интересов, которые были связаны с получением оплаты за выполненные работы. Соответственно, критерием оценки негативных последствий для подрядчика вследствие допущенных заказчиком нарушений своих обязательств может являться неполученная истцом сумма процентов за пользование чужими денежными средствами за период с даты, когда полученные заказчиком акты приемки должны были быть подписаны заказчиком ( 24.03.09 плюс 5 дней- 30.03.09) и по день предъявления иска (21.04.09) исходя из сумм оставшейся задолженности и действовавшей учетной ставки ЦБ РФ 8, 25%, что соответственно составило бы по договору N 136-10555 руб., по договору 137-8 708 руб.

В этой связи апелляционная инстанция полагает возможным уменьшить неустойку за просрочку платежей по договорам до 20 000 руб., и штрафы за необоснованный отказ от подписания актов приемки работ по договорам до 20 000 руб.

С учетом изложенного решение арбитражного суда в части требований по первоначальному иску подлежит соответствующему изменению с отнесением судебных расходов по госпошлине в полном объеме на ответчика согласно пункту 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.03.1997 N 6, поскольку уменьшение неустойки произведено судом в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Что касается доводов заявителя апелляционной жалобы в части необходимости отмены решения суда, принятого по встречному иску, то апелляционная инстанция признает их неосновательными ввиду следующего.

Оценивая правомерность требований ООО «Пласт Конструктор» о взыскании денежных средств, перечисленных в качестве предоплаты по договорам N 134 и N 135, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что данные договоры подряда нельзя признать заключенными, так как предметы договоров- геодезическое сопровождение строительства объектов: «Музей им. Фелицына в г. Краснодаре. Реконструкция» и «Многоквартирный жилой дом со встроенными объектами сервиса и торговли. Абинск, ул. Горького ,26», не позволяют определить, какие именно работы должен выполнить подрядчик, их виды и объемы. Кроме того, в договорах начальный срок выполнения работ также обуславливался моментом предоплаты, что не исключало возможность его определения, однако в отношении сроков окончания работ в договорах содержалось условие об их определении в процессе строительства ( в процессе подготовительного периода строительства), т.е. данный срок не был конкретно установлен. Данное обстоятельство создавало неопределенность в правоотношениях сторон, которая не была устранена.

Кроме того, подрядчиком не доказан сам факт выполнения работ по данным договорам. В суд первой инстанции не были представлены какие-либо документы по исполнению договоров N 134 и N 135. С апелляционной жалобой ООО «РосИнтеКо» представило в качестве доказательств акты контроля за ходом строительства зданий от 06.08.2007, от 26.06.2007, акт приемки-передачи результатов геодезических работ при строительстве зданий, сооружений от 26.06.2007 и от 19.12.2007, а также акт приемки геодезической разбивочной основы для строительства от 19.12.2007.

Однако акты от 06.08.2007, от 26.06.2007, от 26.06.2007 составлены до заключения спорных договоров (09.11.2007), а потому не могут быть признаны относимыми доказательствами. Акт приемки геодезической разбивочной основы для строительства от 19.12.2007 не подписан представителем заказчика (указана фамилия, а подпись отсутствует). Второй акт, датированный этим же числом, подписан представителем заказчика в лице начальника строительства, однако, в акте не конкретизирован адрес объекта (отсутствует номер дома), кроме того, возможность отнесения работ по данному акту к исполнению договора N 135 отсутствует, так как предмет договора не согласован, стоимость работ по акту не определена, полномочия лица, осуществившего приемку, на заключение сделки не подтверждены, доказательств одобрения его действий органом юридического лица не представлено.

В силу пункта 1 статьи 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

При вышеназванных условиях суд первой инстанции обоснованно указал, что полученные ООО «РосИнтеКо» в качестве предоплаты денежные средства по договорам N 134 и N 135 , перечисленные по платежным поручениям N 766 и N 767 в общей сумме 76 369 руб. являются неосновательным обогащением подрядчика и подлежат возврату в порядке главы 60 ГК РФ.

Доводы ООО «РосИнтеКо» о том, что у суда отсутствовали основания для принятия встречного иска, так как встречные требования были заявлены не только по указанным в первоначальном иске договорам, но и по другим договорам -N 134 и N 135, признаются несостоятельными. Статья 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не ограничивает возможность принятия встречного иска условием о том, что встречные требования должны вытекать из тех же оснований, что и первоначальные.

Согласно части 3 данной статьи встречный иск принимается арбитражным судом в случае, если:1) встречное требование направлено к зачету первоначального требования;2) удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;3) между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

Все указанные данной нормой условия были соблюдены судом при принятии встречного иска ООО «Пласт Конструктор»: требования являлись однородными (носили денежный характер), направлены были на зачет по первоначальному иску, между заявленными требованиями имелась взаимная связь.

Ссылки заявителя на то, что при принятии встречного иска судом первой инстанции допущены нарушения норм процессуального права, поскольку предварительное судебное заседание после принятия встречного иска не проводилось, отклоняются апелляционным судом, так как истец не обосновал, каким образом в этом случае были нарушены его права, учитывая, что судебное разбирательство по делу откладывалось, представитель истца участвовал в судебных заседаниях и никаких ходатайств не заявлял. Кроме того, указанное обстоятельство не является безусловным основанием к отмене судебного акта, поскольку не привело к принятию неправильного решения по встречному иску.

Таким образом, апелляционная жалоба подлежит частичному удовлетворению.

Руководствуясь статьями 110, 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 20.08.2010 по делу NА32-12532/2010 изменить, изложив в следующей редакции:

По первоначальному иску: взыскать с ООО «Пласт Конструктор» в пользу ООО «РосИнтеКо» 225 000 руб. задолженности, 20 000 руб. неустойки за отказ от подписания актов, 20 000 руб. неустойки за просрочку оплаты, 13 100 руб. госпошлины по иску. В остальной части иска отказать.

По встречному иску: взыскать с ООО «РосИнтеКо» в пользу ООО «Пласт Конструктор» 76 369 руб. неосновательного обогащения, 3 054, 76 руб. госпошлины по иску.

Произвести зачет требований, в результате зачета взыскать с ООО «Пласт Конструктор» в пользу ООО «РосИнтеКо» 148 631 руб. задолженности, 40 000 руб. неустойки, 10 929, 38 руб. госпошлины по иску.

Возвратить ООО «РосИнтеКо» из федерального бюджета 2 800 руб. излишне уплаченной госпошлины по иску.

Возвратить ООО «Пласт Конструктор» из федерального бюджета 2 170, 62 руб. излишне уплаченной госпошлины по встречному иску.

Взыскать с ООО «Пласт Конструктор» в пользу ООО «РосИнтеКо» 1500 руб. госпошлины по апелляционной жалобе.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
С.В.Ехлакова
Судьи
В.В.Ванин
Н.И.Корнева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А32-12532/2010
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 25 ноября 2010

Поиск в тексте