• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 29 ноября 2010 года Дело N А53-10729/2010

15АП-12745/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 23 ноября 2010 года. Полный текст постановления изготовлен 29 ноября 2010 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Пономаревой И.В. судей Ванина В.В., Ереминой О.А.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Харитоновым А.С.

при участии:

от истца: Бугрименко Александр Сергеевич, удостоверение, доверенность от 02.04.2010 г. N 19/16-357 от ответчика: генеральный директор Масликов Николай Иванович, паспорт, решение участника общества N 2 от 22.04.1997 г.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу Федеральной службы безопасности в лице Дирекции по строительству в ЮФО УКС 7 Службы ФСБ России на решение Арбитражного суда Ростовской области от 30.09.2010 принятое в составе судьи Чебановой Л.В. по делу N А53-10729/2010 о взыскании неустойки

по иску - Федеральной службы безопасности в лице Дирекции по строительству в ЮФО УКС 7 Службы ФСБ России

к ответчику - ООО «ДИНП «Донпроект»

УСТАНОВИЛ:

Федеральная служба безопасности в лице Дирекции по строительству в ЮФО УКС 7 Службы ФСБ России (далее - истец) обратилось в Арбитражный суд Ростовской области с иском к обществу с ограниченной ответственностью «ДИНП «Донпроект» (далее - ответчик) о взыскании неустойки в размере 727 924 руб., возникшей в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств по государственному контракту N 23 от 07.07.2008 г.

Решением Арбитражного суда Ростовской области от 30 сентября 2010 г. с ответчика в пользу истца взыскано 44 560 руб. 81 коп. неустойки. В остальной части иска отказано. Суд распределил судебные расходы по делу.

Не согласившись с данным судебным актом, Федеральная служба безопасности в лице Дирекции по строительству в ЮФО УКС 7 Службы ФСБ России обжаловала решение суда первой инстанции в порядке, предусмотренном гл. 34 АПК РФ и просила отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт. При расчете неустойки за нарушение промежуточных этапов и конечного срока по контракту учесть расчет неустойки истца.

В обоснование апелляционной жалобы истец приводит доводы о том, что суд пришел к ошибочному выводу о том, что в контракте недостаточно корректно регламентирован порядок передачи результата работ, в результате чего имеются разночтения в понимании того, какой именно документ следует считать подтверждением фактического выполнения работ - акт о сдаче-приемке или накладную. Истец указывает, что сторонами в пункте 4.3.1 контракта установлено, что именно накладная подтверждает получение заказчиком разработанной проектно-сметной документации и дата ее оформления является датой выполнения подрядчиком работ по этапу. Судом не учтено постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2010 г. по делу N А53-12952/2009 по аналогичному спору. Истец также не согласен с выводом суда о том, что исчисление неустойки за нарушение конечного срока сдачи результата работ по контракту должно производиться не от суммы работ по контракту, а от суммы последнего этапа. Кроме того, истец указывает на непоследовательность выводов суда первой инстанции выразившихся в том, что в расчете неустойки за нарушение промежуточных этапов по контракту суд учитывает акты сдачи-приемки проектно-сметной документации. Тогда как при расчете конечного срока по контракту суд учитывает накладную от 13.05.2009 г. N 2008.96 о передаче подрядчиком положительного заключения государственной экспертизы (6 этап по контракту). Истец также просит суд при принятии постановления не применять ст. 333 ГК РФ.

В судебном заседании представитель истца доложил апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Представитель ответчика в судебном заседании представил и доложил отзыв на апелляционную жалобу, просил решение суда первой инстанции отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, выслушав представителей участвующих в деле лиц, арбитражный суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению, а решение изменению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, 07.07.2008 г. между истцом (заказчиком) и ответчиком (подрядчик) был заключен государственный контракт N 23, по условиям которого заказчик поручает, а подрядчик принимает на себя обязательство выполнить проектно-изыскательские работы по объекту «Многоквартирный жилой дом в г. Таганроге Ростовской области (80-ти квартирный)» в следующем составе: инженерно-геологические, инженерно-геодезические работы; разработку проектно-сметной документации на стадии рабочий проект (согласно заданию на проектирование). Для исполнения контракта заказчик передает подрядчику исходно-разрешительную документацию, в том числе утвержденное задание на проектирование (пункты 1, 1.4 контракта).

Согласно пунктам 2.3.1-2.3.7 контракта подрядчик обязался своевременно и должным образом выполнять принятые на себя обязательства в соответствии с условиями настоящего контракта и представлять заказчику проектно-сметную документацию в сроки, предусмотренные контрактом; согласовывать готовую проектно-сметную документацию с заказчиком, а при необходимости совместно с заказчиком - с компетентными государственными органами, эксплуатирующими организациями и органами местного самоуправления и в минимально возможные сроки, за свой счет исправлять работу по замечаниям указанных органов.

Пунктом 3.1 контракта предусмотрено, что работы оплачиваются заказчиком в строгом соответствии с объемами и источниками выделенных бюджетных ассигнований.

Цена настоящего контракта составляет 5 488 000 руб. (п.3.2. контракта).

Пунктом 3.3. предусмотрен следующий порядок расчетов: заказчик в течение 10 банковских дней с момента поступления от государственного заказчика на лицевой счет заказчика, открытый в территориальном органе федерального казначейства, денежных средств, производит авансовый платеж в размере до 30 % от стоимости работ, согласно лимиту финансирования в текущем году, с последующим удержанием его в пропорциональных размерах из оплачиваемых работ.

Текущие платежи производятся заказчиком поэтапно за разработанную проектно-сметную документацию в соответствии с календарным планом работ (приложение N1 к договору) не позднее 5-ти банковских дней с момента подписания заказчиком акта сдачи-приемки выполненных работ по этапу (п. 3.4. контракта).

Согласно пункту 4.1 контракта сдача разработанной проектно-сметной документации осуществляется по этапам, состав и сроки которых определяются в календарном плане работ.

Приложением N 1 к контракту определен календарный план выполнения работ по видам: инженерно-геодезические изыскания на сумму 153,932 тыс. руб. - с 07.07.2008г. по 19.07.2008 г., инженерно-геологические изыскания на сумму 1269,881 тыс. руб. с 07.07.2008 г. по 07.08.2008 г., рабочий проект 80-квартирного жилого дома на сумму 2817,583 тыс. руб. - 07.07.2008 г. по 20.11.2008 г., рабочий проект инженерных коммуникаций на сумму 666,820 тыс. руб. - с 19.07.2008 г. по 14.11.2008 г., согласование проекта на сумму 49,784 тыс. руб. - с 14.11.2008г. по 19.11.2008 г., экспертиза проекта на сумму 530,000 руб. - с 19.11.2008 г. по 07.01.2009 г.

Согласно представленным в материалы дела актам 2008 подрядчиком переданы, а заказчиком приняты:

- N1 от 07.08.2008 г. инженерно-геодезические изыскания (1-й этап работ) на сумму 153 932 руб.;

- N 2 от 25.08.2008 г. инженерно-геологические изыскания (2-й этап работы) на сумму 1 269 881 руб.,

- N 3 от 05.11.2008 г. рабочий проект инженерных коммуникаций - 80 %, рабочий проект 80-квартирного жилого дома - 80% (3-й и 4-й этапы частично) на сумму 2 700 000 руб.,

- N 4 от 01.12.2008г. рабочий проект инженерных коммуникаций -20%, рабочий проект 80-квартирного жилого дома - 20% (3-й и 4-й этапы полностью) на сумму 1 364 187 руб.

Как указано в иске, фактически документация по 2, 3 и 4 этапам передана заказчику по накладной N 2008.96 от 18.05.2009 г., с нарушением установленных сроков по 2 этапу - в 9 месяцев, а по 3 и 4 этапам - в 6 месяцев. Акты N2, N3, N4 были подписаны истцом в подтверждение частичного выполнения ответчиком этапов работ. Необходимость оформления данных актов была обусловлена получением финансирования в указанных объемах в текущем году.

Истцом произведена оплата выполненных ответчиком услуг в полном объеме согласно платежным поручениям N 179 от 11.07.2008 г. на сумму 1 646 400 руб., N 100 от 19.08.2008 г. на сумму 107 752 руб. 40 коп., N 115 от 02.09.2008 г. на сумму 888 916 руб. 70 коп., N 161 от 10.11.2008 г. на сумму 1 890 000 руб., N 221 от 19.12.2008 г. на сумму 954 930 руб. 90 коп., N 226 от 19.12.2008 г. на сумму 20 руб. 99 коп.

Несвоевременное выполнение ответчиком обязательств по заключенному государственному контракту явилось основанием обращения с настоящим иском в суд.

В соответствии со статьями 309, 310 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными предъявляемыми требованиями; односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Правоотношения сторон по заключенному ими контракту подпадают под регулирование общими нормами параграфа 5 главы 37 Гражданского кодекса Российской Федерации (подрядные работы для государственных нужд) и Федерального закона Российской Федерации от 21.07.2005г. N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» (далее-Закон N 94-ФЗ).

Согласно статье 9 Закона под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный заказчиком от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд. Государственный контракт и муниципальный контракт заключаются в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами с учетом положений настоящего Федерального закона.

В силу статьи 763 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее-ГК РФ) подрядные строительные работы (статья 740), проектные и изыскательские работы (статья 758), предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

По государственному или муниципальному контракту на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд (далее - государственный или муниципальный контракт) подрядчик обязуется выполнить строительные, проектные и другие связанные со строительством и ремонтом объектов производственного и непроизводственного характера работы и передать их государственному или муниципальному заказчику, а государственный или муниципальный заказчик обязуется принять выполненные работы и оплатить их или обеспечить их оплату.

Согласно пункту 1 статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

В соответствии с пунктом 1 статьи 708 ГК РФ в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы.

Согласно пункту 1 статьи 766 Кодекса государственный или муниципальный контракт должен содержать условия об объеме и о стоимости подлежащей выполнению работы, сроках ее начала и окончания, размере и порядке финансирования и оплаты работ, способах обеспечения исполнения обязательств сторон.

Статья 190 ГК РФ предусматривает, что установленный законом, иными правовыми актами, сделкой или назначаемый судом срок определяется календарной датой или истечением периода времени, который исчисляется годами, месяцами, неделями, днями или часами. Срок может определяться также указанием на событие, которое должно неизбежно наступить.

В соответствии со статьей 759 Кодекса по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ заказчик обязан передать подрядчику задание на проектирование, а также иные исходные данные, необходимые для составления технической документации. Задание на выполнение проектных работ может быть по поручению заказчика подготовлено подрядчиком. В этом случае задание становится обязательным для сторон с момента его утверждения заказчиком.

Согласно статье 760 Кодекса по договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ подрядчик обязан выполнять работы в соответствии с заданием и иными исходными данными на проектирование и договором.

Таким образом, по правилам, установленным названными статьями срок начала работ обуславливается моментом передачи заказчиком подрядчику задания на проектирование и исходных данных.

Пунктом 1.4 спорного контракта установлена обязанность заказчика передачи подрядчику исходно-разрешительную документацию (в том числе задание на проектирование). Ответчик указывает, что представление исходных данных является встречным обязательством заказчика (ст. 328 ГК РФ). Заказчик несвоевременно исполнил свои обязанности по представлению исходных данных. Кроме того, ответчик указывает на то, что спорный контракт является незаключенным, поскольку между сторонами недостигнуто соглашение о сроке окончания работ.

Возражения ответчика признаются апелляционной инстанцией несостоятельными, поскольку требования гражданского законодательства об определении периода выполнения работ по договору подряда как существенного условия данного договора установлены с целью недопущения неопределенности в правоотношениях сторон. По смыслу приведенных норм, вопрос о незаключенности договора ввиду неопределенности срока выполнения работ может обсуждаться до его исполнения, поскольку неопределенность данного условия может повлечь невозможность исполнения договора.

Как правильно указал суд первой инстанции, статьей 716 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении: непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи; возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы; иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

Подрядчик, не предупредивший заказчика об обстоятельствах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, либо продолживший работу, не дожидаясь истечения указанного в договоре срока, а при его отсутствии разумного срока для ответа на предупреждение или несмотря на своевременное указание заказчика о прекращении работы, не вправе при предъявлении к нему или им к заказчику соответствующих требований ссылаться на указанные обстоятельства.

Ответчиком документы, обосновывающие невозможность выполнения работ по контракту и подтверждающие его обращения к истцу с заявлениями о предоставлении технической документации в пределах сроков, установленных для выполнения работ, не представлены. Кроме того, выполнение работ ответчиком не приостанавливалось, что также свидетельствует о возможности их выполнения и в отсутствие дополнительно запрашиваемой документации. Представленная в материалы дела переписка сторон свидетельствует о возникших вопросах (разрешенных в рабочем порядке) уже за сроками выполнения определенных работ. Так, подписание акта выполненных работ в декабре 2008 г. и последующая выдача истцом доверенности ответчику для сдачи проекта на экспертизу, свидетельствует о пропуске срока, так как согласно графика производства работ, данный этап должен был быть выполнен в ноябре месяце.

В соответствии с пунктом 1 ст.330 ГК РФ неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Согласно пункту 5.5. контракта за нарушение подрядчиком сдачи разработанной документации по этапам, установленным календарным планом работ, подрядчик выплачивает заказчику пеню в размере 0,05 % от стоимости этапа за каждый день просрочки.

Пунктом 5.6. контракта установлено, что при нарушении подрядчиком конечного срока сдачи разработанной документации, установленной календарным планом работ, подрядчик уплачивает заказчику пеню в размере 0,1 % от цены работ за каждый день просрочки, но не более 10 % указанной суммы.

Суд первой инстанции, частично удовлетворяя исковые требования о взыскании неустойки, правомерно исходил из следующего.

Истец ссылается на то, что фактически отдельные этапы производства работ были переданы ему ответчиком по накладной N 2008.96 от 18.05.2009 г., что свидетельствует о нарушении подрядчиком как промежуточных, так и окончательных сроков выполнения работ. При этом истец утверждает, что акты приемки выполненных работ по этапам N1 от 07.08.2008 г., N 2 от 25.08.2008 г., N3 от 05.11.2008 г., N 4 от 01.12.2008 г. не свидетельствуют о фактическом выполнении данных работ, поскольку не были переданы истцу по накладной. Необходимость подписания данных актов, по мнению истца, была вызвана необходимостью получения финансирования в указанных объемах.

В подтверждение доводов истец ссылается на п. 4.3.1. контракта, согласно которому акт сдачи - приемки выполненных работ с приложением 4-х комплектов проектно-сметной документации должен быть передан подрядчиком уполномоченному представителю заказчика по накладной. Поскольку накладная на передачу документации N 2008.96 была подписана сторонами только 18.05.2009 г., истец полагает, что ответчиком нарушены промежуточные сроки выполнения работ.

Как следует из пунктов 4.3.-4.3.1. контракта, готовность проектно-сметной документации подтверждается подписанием заказчиком акта сдачи-приемки, который оформляется в следующем порядке: в сроки, установленные календарным планом работ, подрядчик передает уполномоченному представителю заказчика по накладной акт сдачи-приемки выполненных работ с приложением 4-х комплектов проектно-сметной документации. Дата оформления накладной является датой выполнения подрядчиком работ по этапу и подтверждает получение заказчиком разработанной проектно-сметной документации (п.4.3.1.).

Пунктом 4.3.2. контракта установлено, что приемка работ заказчиком осуществляется в течение 10 рабочих дней с момента получения проектно-сметной документации. В указанный срок заказчик обязан подписать акт сдачи-приемки выполненных работ или направить подрядчику мотивированный отказ от приемки работ.

Оценив условия государственного контракта, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что в указанном контракте недостаточно корректно регламентирован порядок передачи результата работ, в результате имеются разночтения в понимании того, какой именно документ следует считать подтверждением фактического выполнения работ - акт о сдаче- приемке или накладную, на основании которой данный акт передается от одной стороны контракта другой.

Анализируя в совокупности пункты 4.3. - 4.3.2. контракта по правилам ст. 431 ГК РФ, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что признание факта выполнения работ по контракту не может ставиться в зависимость от формального оформления этого - составления накладной, по которой должен быть передан акт сдачи-приемки работ. Поскольку акты сдачи-приемки работ по этапам фактически подписаны обеими сторонами контракта, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что при определении начального периода начисления неустойки следует исходить не из даты накладной N 2008.96 от 18.05.2009 г., на которую ссылается истец, а из даты, указанной в актах о приемке работ.

При этом суд исходил из того, что именно акт сдачи-приемки работ подтверждает фактическое выполнение работ подрядчиком в полном соответствии с нормами ст.ст. 702, 711, 753, 758 ГК РФ, а составление накладной является лишь формальным признаком, не влияющим на факт исполнение обязательств по контракту.

Кроме того, суд указал, что пункт 4.3.1. контракта, устанавливающий порядок передачи по накладной акта сдачи-приемки выполненных работ с приложением 4-х комплектов проектно-сметной документации, относится исключительно к завершающему этапу приемки работ, поскольку необходимость передачи проектно-сметной документации в количестве 4-х комплектов на стадии принятия определенного этапа работ отсутствует, что реально подтверждается содержанием накладной от 18.05.2009 г.

Соглашаясь в данной части с выводами суда первой инстанции, апелляционный суд также отклоняет довод жалобы о том, что ответчиком согласно актов сдачи-приемки выполненных работ не было передано истцу указанное в контракте количество экземпляров отчетов о выполнении изыскательских работ.

По договору подряда на выполнение проектных и изыскательских работ одна сторона-подрядчик (в такой роли выступает проектировщик и (или) изыскатель) обязуется по заданию заказчика разработать техническую документацию и (или) выполнить изыскательские работы, а заказчик обязуется принять и оплатить их результат (ст. 758 ГК).

В определении данного договора индивидуализация его как разновидности подряда проявляется в характере самих работ и в их результате. Имеется в виду, что работы являются проектными, изыскательскими, а их результат выражается в определенных документах, в частности в разработанной технической документации. При этом работы выполняются по заданию заказчика, который обязуется принять и оплатить результат работ. Из материалов дела усматривается, что результат выполненных истцом работ, в том числе отчеты о выполненных изыскательских работах были переданы заказчику. Результат работ был принят заказчиком без замечаний, что подтверждено соответствующими актами, представленными в материалы дела. С учетом изложенного, апелляционный суд пришел к выводу о том, что количество экземпляров отчета для истца на момент принятия работ значения не имело. Само по себе количество экземпляров отчета не влияет на содержание работ и не характеризует объем и качество проектно-изыскательских работ.

Согласно пунктам 2 - 4 статьи 720 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик, обнаруживший недостатки в работе при ее приемке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо в ином документе, удостоверяющем приемку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении. Если иное не предусмотрено договором подряда, заказчик, принявший работу без проверки, лишается права ссылаться на недостатки работы, которые могли быть установлены при обычном способе ее приемки (явные недостатки). Заказчик, обнаруживший после приемки работы отступления в ней от договора подряда или иные недостатки, которые не могли быть установлены при обычном способе приемки (скрытые недостатки), в том числе такие, которые были умышленно скрыты подрядчиком, обязан известить об этом подрядчика в разумный срок по их обнаружении. Между тем, никаких недостатков при приемке заказчиком выявлено не было, замечаний и возражений не последовало, все акты подписаны без оговорок с указанием на то, что выполненные работы соответствуют условиям технического задания, контракта и в надлежащем порядке оформлены.

Суд первой инстанции правомерно отклонил также доводы ответчика о том, что возложение ответственности за сроки согласования документации с третьими лицами на подрядчика является неправомерным. При этом суд обосновано указал, что производство экспертизы проекта является отдельным этапом производства работ, стоимость которого определена в контракте и имеющим четко согласованные сторонами сроки в календарном плане.

Учитывая, что ответчиком работы в срок, установленный контрактом, не выполнены, суд пришел к правомерному выводу о том, что возложение на ответчика неустойки за нарушение как промежуточных, так и окончательных сроков выполнения обязательств является правомерным. При этом суд правомерно указал, что при расчете периода начисления неустойки за нарушение промежуточных сроков выполнения работ принимать во внимание следует подписанные сторонами акты, а не конечную накладную, датированную маем 2009 г.:

- N2 от 25.08.2008 г. инженерно-геологические изыскания (2-й этап работы) на сумму 1 269 881 руб.,

- N3 от 05.11.2008 г. рабочий проект инженерных коммуникаций - 80%, рабочий проект 80-квартирного жилого дома - 80% (3-й и 4-й этапы частично) на сумму 2 700 000 руб.,

- N 4 от 01.12.2008 г. рабочий проект инженерных коммуникаций -20 %, рабочий проект 80-квартирного жилого дома -20% (3-й и 4-й этапы полностью) на сумму 1 364 187 руб.

Таким образом, согласно расчету суда первой инстанции, исходя из размера неустойки, установленного пунктом 5.5. контракта (0,05 %) и определенных календарным планом сроков выполнения отдельных этапов работ, сумма неустойки составляет:

По 2-му этапу (инженерно-геологические изыскания), который должен быть выполнен до 07.08.2008, фактически выполнен 25.08.2008 г., при сумме выполненных работ 1 269 881 руб. и просрочке исполнения с 08.08.2008 по 25.08.2008 (18 дней) - 11 428 руб. 92 коп.,

По 3-му этапу (рабочий проект 80-квартирного жилого дома), который должен быть выполнен до 20.11.2008, фактически выполнен 01.12.2008, при сумме выполненных работ 2 817 583 руб. и просрочке исполнения с 21.11.2008 по 01.12.2008 (10 дней) - 14 087 руб. 90 коп.

По 4 этапу (рабочий проект инженерных коммуникаций), который должен быть выполнен до 14.11.2008, фактически выполнен 01.12.2008, при сумме выполненных работ 666 820 руб. и просрочке исполнения с 15.11.2008 по 01.12.2008 (14 дней) - 4 667 руб. 74 коп.

Истцом заявлено требование о взыскании с ответчика неустойки за нарушение конечного срока сдачи проектной документации по контракту в сумме 548 800 руб. за период с 07.01.2009 г. по 13.05.2009 г., с учетом ограничения размера пени в п. 5.6. контракта (10 %), исходя из общей стоимости работ по контракту.

Пунктом 5.6. контракта предусмотрена ответственность подрядчика в размере 0,1 % от цены работ за каждый день просрочки, но не более 10 % указанной суммы.

Проверяя правильность произведенного расчета, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что начисление должно производиться со следующего дня, следующего за днем окончания выполнения работ, согласно общим правилам исчисления сроков, предусмотренным главой 11 ГК РФ, т.е. с 08.01.2009 г.

Кроме того, исчисление неустойки за нарушение конечного срока сдачи разработанной проектной документации должно производиться не от суммы работ по контракту, а от суммы последнего этапа, поскольку предыдущие этапы работ подрядчиком выполнены и заказчиком приняты ранее по актам.

Учитывая, что 0,1 % пени в день составляет 36 % годовых, что значительно превышает существующую как на день подачи иска, так и на день вынесения решения ставку рефинансирования ЦБ РФ, суд счел возможным снизить размер пени, в соответствии с правом суда, предоставленным ему статьей 333 ГК РФ, применив при расчете ставку банковского процента, действующую как на дату предъявления иска в суд, так и на дату вынесения решения - 7,75 % годовых.

Таким образом, за период с 08.01.2009 по 13.05.2009 (126 дней) при ставке рефинансирования ЦБ РФ 7,75 % годовых, исходя из суммы невыполненного этапа работ по контракту - 530 000 руб., размер пени судом снижен до 14 376 руб. 25 коп.

Общий размер пени за нарушение промежуточных и окончательного сроков выполнения работ, взыскиваемой с ответчика, составляет 44 560 руб. 81 коп.

Ссылка заявителя жалобы на ошибочность вывода суда первой инстанции о том, что исчисление неустойки за нарушение конечного срока сдачи результата работ по контракту должно производиться не от суммы работ по контракту, а от суммы последнего этапа, подлежит отклонению. При этом апелляционный суд учитывает то, что применение мер ответственности без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по договору противоречит статье 330 Гражданского кодекса Российской Федерации. Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении ФАС СКО от 27.11.2009 г. по делу NА53-27509/2008.

Ссылка заявителя жалобы на непоследовательность выводов суда первой инстанции выразившихся в том, что в расчете неустойки за нарушение промежуточных этапов по контракту суд учитывает акты сдачи-приемки проектно-сметной документации. Тогда как при расчете конечного срока по контракту суд учитывает накладную от 13.05.2009 г. N 2008.96 о передаче подрядчиком положительного заключения государственной экспертизы (6 этап по контракту), подлежит отклонению.

Материалами дела подтверждено, что ответчик передал истцу положительное заключение государственной экспертизы N 61-1-5-1987-09 от 30 апреля 2009 г. согласно сопроводительного письма от 13.05.2009 г. N 304 (т.1 л.д. 66). Аналогичная дата стоит и в накладной N 2008.96 о передаче подрядчиком положительного заключения государственной экспертизы (т.1 л.д. 67). Таким образом, судом первой инстанции правильно определен период начисления неустойки за нарушение конечного срока выполнения работ.

Признание несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства является правом суда, принимающего решение. При этом в каждом конкретном случае суд оценивает возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств дела.

Согласно пункту 42 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 при оценке последствий нарушения обязательства могут приниматься во внимание обстоятельства, имеющие как прямое, так и косвенное отношение к последствиям нарушения обязательства.

Критериями для установления несоразмерности могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение размера неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие.

Таким образом, несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства устанавливается при исследовании судом фактических обстоятельств дела и имеющихся в нем доказательств.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, сформировавшейся при осуществлении конституционно-правового толкования статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, при применении данной нормы суд обязан установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 21.12.2000 N 263-О).

В данном случае при решении вопроса о размере подлежащей взысканию неустойки суд с учетом имеющихся в деле доказательств и обстоятельств дела установил наличие оснований для уменьшения неустойки, приняв во внимание, в частности, факт недоказанности истцом понесенных убытков в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком обязательств, а также чрезмерно высокий процент заявленной неустойки.

Поскольку договорная неустойка носит компенсационный характер, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что суд первой инстанции надлежаще оценил фактические обстоятельства дела и применил нормы статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем соответствующие доводы истца подлежат отклонению.

Доводы ответчика о том, что исковое заявление необходимо было оставить без рассмотрения, поскольку истцом не был соблюден предусмотренный пунктом 6.1. контракта досудебный порядок урегулирования спора, подлежит отклонению.

В соответствии с п. 6.1. спорного контракта разногласия по контракту решаются путем переговоров непосредственно между сторонами. Если согласие не будет достигнуто, дело будет рассматриваться в арбитражном суде.

Вместе с тем, пункт 6.1. контракта не содержит согласованной процедуры претензионного (досудебного) порядка рассмотрения спора, поэтому не может быть расценен как предусматривающий обязательный досудебный (претензионный) порядок урегулирования споров, несоблюдение которого препятствует заинтересованной стороне обратиться с иском в суд.

Установление претензионного порядка предполагает формулирование определенной процедуры, то есть порядка совершения конкретных действий до обращения в суд, и должно содержать указание на то, в какие сроки, кем и кому (в какое подразделение, службу) должна направляться претензия, с приложением каких документов, каким органом должна рассматриваться.

Соглашение о претензионном порядке урегулирования спора должно не только содержать указание на претензионный порядок урегулирования спора, но и устанавливать некоторые сроки, в том числе сроки предъявления претензии.

В данном конкретном случае срок обращения с претензией к ответчику сторонами не согласован. Предъявление претензии уже после обращения с исковым требованием в суд, лишено какого либо смысла.

Пункт 6.1. контракта не содержит соглашения о форме предъявления претензии, о необходимости ее предъявления в письменной или устной форме.

Содержание претензии, не конкретизировано в связи с чем не представляется возможным доподлинно установить какие данные должна содержать претензия, например: адресат претензии, предъявитель претензии, наименование документа - «претензия» («требование», предложение», «извещение» и проч.), обстоятельства, на которых основаны претензионные требования (с указанием доказательств, их подтверждающих), требования предъявителя (а также сумма претензии, если она подлежит денежной оценке и ее обоснованный расчет), ссылки на соответствующую норму закона и условие договора, перечень прилагаемых к претензии документов и иных доказательств, иная информация, которая необходима для эффективного использования претензионного порядка урегулирования спора, поскольку если к претензии не приложены документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны претензионные требования она может быть возвращена без рассмотрения; если приложены не все документы, претензия может быть отклонена.

Предметом спора вытекающего из контракта могут быть требование об уплате основного долга в конкретной денежной сумме, требование об устранение недостатков и т.д. и если претензия не отвечает названному требованию, претензионный порядок не рассматривается как соблюденный, что подтверждает судебная практика.

Стороны не определили с использованием каких средств должна быть отправлена претензия (заказным или ценным письмом, по телеграфу, телетайпу), а также с использованием иных средств связи, обеспечивающих фиксирование ее отправления, либо вручается под расписку.

При отсутствии конкретных указаний само по себе условие о претензионном порядке урегулирования спора не может быть признано содержащим требование об обязательном претензионном порядке урегулирования спора, последствием несоблюдения которого является оставление иска без рассмотрения.

В заключенном между сторонами контракте отсутствуют условия, определяющие порядок и сроки предъявления претензии, поэтому Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд пришел к заключению, что претензионный порядок сторонами не определен. Указания в контракте на претензионный порядок урегулирования споров недостаточно. Когда в договоре сроки и порядок направления претензии не установлены, оснований для оставления иска без рассмотрения не имеется.

Кроме того, ни истец, ни ответчик в процессе рассмотрения спора не высказывали намерения отказаться от своих требований и возражений полностью или в части, заключить мировое соглашение, что указывает на отсутствие возможности избежать судебного разбирательства.

Ссылки ответчика на отсутствие полномочий у лиц, подписавших исковое заявление и апелляционную жалобу, отклоняются апелляционным судом. Полномочия Директора ДС ЮФО УКС 7 Службы ФСБ России подтверждены доверенностью N 970-П от 22.02.2008 г. (т.1 л.д. 69), полномочия на подписание апелляционной жалобы подтверждены доверенностью от 02.04.2010 г. N 19/16-357. Основания прекращения доверенности закреплены статьей 188 ГК РФ. Смена руководителя государственного органа, от имени которого выдана доверенность, не относится к основаниям, указанным в данной статье. Доверенность не отзывалась лицом ее выдавшим.

Таким образом, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что решение суда является законным и обоснованным, основания для его отмены или изменения судом апелляционной инстанции отсутствуют.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 258, 269 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Ростовской области от 30 сентября 2010 г. по делу NА53-10729/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

В соответствии с частью 5 статьи 271, частью 1 статьи 266 и частью 2 статьи 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
И.В.Пономарева
Судьи
В.В.Ванин
О.А.Еремина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А53-10729/2010
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 29 ноября 2010

Поиск в тексте