• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 декабря 2010 года Дело N А65-14124/2010

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена: 27 декабря 2010 г.

Постановление в полном объеме изготовлено: 28 декабря 2010 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего судьи Кузнецова В.В., судей Рогалевой Е.М., Засыпкиной Т.С., при ведении протокола секретарем судебного заседания Глущенко Е.И., с участием:

от заявителя - не явился, извещен;

от налогового органа - Муртазин Р.Р., доверенность от 15.10.10. N 2.2-0-13/000492;

от третьего лица - не явился, извещен;

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда, в зале N 6 дело по апелляционной жалобе Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 22 октября 2010 года по делу N А65-14124/2010 (судья Гасимов К.Г.), по заявлению открытого акционерного общества «Казанское авиационное производственное объединение им. С.П. Горбунова», г. Казань, к Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан, г. Казань, третье лицо Межрайонная ИФНС России N 3 по Республике Татарстан, г. Казань, о признании недействительным решения,

УСТАНОВИЛ:

Открытое акционерное общество «Казанское авиационное производственное объединение им. С.П.Горбунова» (далее заявитель) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением, с учетом уточнения заявленного требования, принятого судом первой инстанции, к Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан (далее налоговый орган) о признании недействительным решения N 2-2 от 31.03.2010 г. в части доначисления налога на прибыль за 2006 г. по пункту 2.1.1 решения в сумме 22 967 598 руб., по пункту 2.1.2 решения в сумме 326 348 руб., уменьшения убытков исчисленных организацией за 2007 г. по пункту 2.1.3 и 2.1.4 решения, а так же пеней начисленных с указанных сумм; начисления НДС в сумме 1 036 259 руб., а так же уменьшение сумм НДС предъявляемых к вычету из бюджета в сумме 1 882 203 руб. по пунктам 2.2.1 , 2.2.2, 2.2.3 решения, а так же пеней начисленных с указанной сумм; начисления пеней с суммы начисленного НДС (в сумме 100 569 111 руб.) с авансовых платежей за март 2007 г. по пункту 2.2.4 решения.

От требований о признании недействительным решения налогового органа в остальной части заявитель отказался и этот отказ был принят судом первой инстанции в соответствии со ст. 49 АПК РФ.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 22 октября 2010 года по делу N А65-14124/2010 заявленные требования удовлетворены. Признано незаконным решение Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан N 2-12 от 29.09.2009 г. о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части предложения уплатить налог на прибыль за 2006 г. по пункту 2.1.1 решения в сумме 22 967 598 руб., налог на прибыль за 2006-2007 г.г. по пункту 2.1.2 решения в сумме 326 348 руб., налог на добавленную стоимость за 2006-2007 г.г. в сумме 1 036 259 руб., а так же соответствующие суммы пеней; предложения уплатить пени, начисленные на сумму налога на добавленную стоимость (в размере 100 569 111 руб.) с авансовых платежей за март 2007 г. по пункту 2.2.4 решения; предложения уменьшить убытки, исчисленные организацией за 2007 г. в завышенном размере, на сумму 12 878 735 руб. по пункту 2.1.3 и 2.1.4 решения; предложения уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за октябрь 2006 г., январь, февраль, апрель, май, август, декабрь 2007 года в общей сумме 1 882 203 руб. по пунктам 2.2.1 , 2.2.2, 2.2.3 решения в связи с несоответствием его в указанной части нормам Налогового кодекса Российской Федерации. На налоговый орган возложена обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя. Производство по делу в части признания недействительным решения ответчика в части предложения уменьшить убытки, исчисленные организацией за 2007 год в завышенных размерах, на сумму 54 780 204 руб. по пунктам 2.1.5., 2.1.6 решения, предложения уплатить налог на добавленную стоимость за март 2007 г. в сумме 100 569 111 руб. по п. 2.2.4. решения прекращено.

Дело рассмотрено в отсутствие заявителя и третьего лица, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, выслушав представителя налогового органа, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, арбитражный апелляционный суд установил.

Как следует из материалов дела, налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления, удержания, уплаты и своевременности перечисления налогов и сборов за период с 01.01.2006 г. по 31.12.2007 г.

По окончании выездной налоговой проверки был составлен акт налоговой проверки N 2-2 от 09.03.2010 г., на который заявителем были представлены возражения.

По результатам рассмотрения материалов проверки и возражений заявителя, налоговым органом было принято решение N 2-2 от 31.03.2010 г. об отказе в привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением налоговый орган предложил заявителю уплатить недоимки: по налогу на прибыль за 2006 г. в размере 23 293 946 руб.; по налогу на добавленную стоимость за ноябрь, декабрь 2006 г., март, июнь 2007 в размере 101 605 370 руб.; уплатить начисленные на указанные суммы пени; уменьшить убытки, исчисленные заявителем в 2007 году в завышенном размере, на сумму 67 658 939 руб.; уменьшить предъявленный к возмещению из бюджета в завышенных размерах налог на добавленную стоимость за октябрь 2006 г., январь, февраль, апрель, май, август, декабрь 2007 года в общей сумме 1 882 203 руб., а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением N 346 от 03.06.2010 г. Управления Федеральной налоговой службы России по Республике Татарстан апелляционная жалоба заявителя была оставлена без удовлетворения, а решение ответчика - без изменения.

Как следует из пункта 2.1.1 решения налогового органа, заявитель неправомерно включил в состав расходов земельный налог, начисленный за земельный участок, расположенный по адресу: г. Казань, Авиастроительный район, ул. Дементьева, в размере 191 396 650 руб. Данное обстоятельство послужило основанием для доначисления заявителю налога на прибыль за 2006 г. в размере 22 967 598 руб. и соответствующих сумм пени.

Заявитель, в порядке ст. 49 АПК РФ заявил об отказе от заявленного требования о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан от 31.03.2010 г. N 2-2 в части предложения уплатить налог на прибыль за 2006 г. в сумме 22 967 598 руб., и начисления соответствующих пеней.

Отказ заявителя от указанного требования не противоречит законодательству и не нарушает прав и законных интересов других лиц и в соответствии со ст. 49 АПК РФ принимается арбитражным апелляционным судом.

В силу п.п. 4 ч.1 ст. 150 АПК РФ производство по делу в этой части подлежит прекращению.

Как следует из пунктов 2.1.2., 2.1.3 и 2.1.4 оспариваемого решения налогового органа, при проведении выездной налоговой проверки, налоговым органом установлено несоответствие материальных расходов, понесенных заявителем при взаимодействии с контрагентами ООО «ТехноАльянс» и ООО «ПМК-19», характеру документально подтвержденных затрат предусмотренных ст. 252 НК РФ. Данное обстоятельство послужило основанием для доначисления заявителю налога на прибыль за 2006 г. в сумме 326 348 руб., а так же соответствующих сумм пени, и уменьшением убытков, исчисленных заявителем в сумме 12 878 735 руб. в 2007 году.

Налоговым органом, в ходе проведения мероприятии налогового контроля проведены встречные проверки указанных контрагентов, получены данные о движениях по расчетным счетам указанных организации, проведены осмотры территории в адресах, по которым указанные предприятия зарегистрированы. Так же проведены допросы лиц, которые значились в качестве руководителей указанных организации. Кроме этого, были назначены почерковедческие экспертизы первичных документов, выставляемых от имени руководителей вышеназванных предприятий.

Вышеуказанные результаты мероприятий налогового контроля, по мнению налогового органа, доказывают недостоверность и противоречивость сведений, указанных в документах, подтверждающих наличие экономических отношений с указанными контрагентами. Так же заявитель не проявил, по мнению налогового органа, должной осмотрительности при заключении хозяйственных договоров с указанными контрагентами.

Заявитель указывает на то, что материалами акта выездной налоговой проверки не оспаривается получение заявителем экономического эффекта при взаимодействии с указными контрагентами, по ООО «Техноальянс» - фактического получения и отражение на счетах бухгалтерского учета принятого ГСМ, по ООО «Передвижная механизированная колонна-19» - фактическое производство строительно-монтажных работ по адресу Ленинградская, 3-5. и ввод указанного объекта в эксплуатацию, налоговым органом не доказано, что заявитель действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентами.

Согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью в целях главы 25 Налогового Кодекса РФ для российских организации признается полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Расходы принимаются при условии их соответствия критериям, указанным в пункте 1 статьи 252 Кодекса.

На основании пункта 1 статьи 252 Кодекса расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В материалы дела представлены документы, свидетельствующие о приобретении заявителем ГСМ у ООО «Техноальянс» и услуг по СМР у ООО «ПМК-19»: договоры поставки и подряда, товарные накладные, акты о приемке выполненных работ. Оплата товаров и работ подтверждается имеющимися в материалах дела платежными поручениями и банковской выпиской, согласно которой по этим договорам денежные средства перечислялись на расчетные счета названных организаций. Заявитель имел с контрагентами длительные хозяйственные связи, что не давало возможности заявителю усомниться в том, что данные контрагенты могут быть недобросовестными.

Приобретенные материалы в дальнейшем оприходованы и использованы заявителем в своей деятельности, что подтверждается документами бухгалтерского учета. Факт поступления на склад предприятия ГСМ ответчиком не отрицается. Доказательств поступления данных товарно-материальных ценностей не от спорных поставщиков налоговым органом не представлено.

Впоследствии данные материальные ценности были использованы заявителем в деятельности направленной на получение дохода, а при реализации квартир в доме по адресу: Казань, Ленинградская, 3-5 с суммы выручки исчислен и уплачен налог в бюджет.

Как следует из материалов дела, сведения об ООО «Техноальянс» и ООО «Передвижная механизированная колонна-19» содержатся в Едином государственном реестре юридических лиц.

В период хозяйственных взаимоотношений с заявителем названные общества имели расчетные счета в банках, сдавали налоговую отчетность, в том числе по налогу на прибыль и по налогу на добавленную стоимость.

Пунктом 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - постановление Пленума от 12.10.2006 N 53) установлено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

На стадии заключения договоров с ООО «Техноальянс» и ООО «Передвижная механизированная колона-19» заявителем была собрана достаточная информация о контрагентах, а именно копии свидетельства о государственной .регистрации юридического лица, свидетельства о постановке на учет, выписка из государственного реестра юридических лиц, копия устава.

Таким образом, заявитель убедился, что эти организации зарегистрированы в установленном законом порядке, имеют ОГРН, ИНН, и поэтому могут нести гражданские права и обязанности по сделкам, следовательно у заявителя не было никаких оснований усомниться в правоспособности и добросовестности данных организаций. О допущенных ими нарушениях законодательства налогоплательщик не знал и не мог знать, поскольку не связан с контагентами отношениями взаимозависимости или аффилированности.

При этом допущенные контрагентами нарушения законодательства не могут быть поставлены в вину заявителю и послужить основанием для признания полученной им налоговой выгоды необоснованной.

Данный вывод суда согласуется с правовой позицией, изложенной в постановлениях Федерального Арбитражного суда Поволжского округа от 24.09.2009 г. по делу N А65-26309/2008, от 07.07.2009 г. по делу N А65-22192/2008 г.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота.

Таким образом, если налоговые органы зарегистрировали все вышеперечисленные организации в качестве юридических лиц и поставили на учет, то они тем самым признали их право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности.

Налоговый орган, в отличие от налогоплательщика, является единственным участником налоговых правоотношений, который имеет законодательное право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах.

Заявитель не знал и не мог знать о том, что его контрагенты отсутствуют по юридическим адресам. Заключая сделки с указанными юридическими лицами, он проверял факт регистрации данных организаций, истребовал учредительные документы, то есть проявил должную осмотрительность. Доказательств обратного налоговым органом не представлено.

Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юридического лица считается завешенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в единый государственный реестр. Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде все вышеперечисленные контрагенты заявителя являлись полноценными юридическими лицами.

Кроме того, действующее законодательство не предоставляет покупателю товара (работ, услуг) необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара (выполнению работ, оказанию услуг) и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких-либо документов. Поэтому несовершение контрагентами покупателя товара (работ, услуг) указанных действий не может служить бесспорным доказательством недобросовестности покупателя, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц. Следовательно, недобросовестность третьих лиц сама по себе не может свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика права на получение налоговой выгоды, если налоговый орган не докажет недобросовестность налогоплательщика при совершении конкретной хозяйственной операции.

Налоговый орган указывает на то, что согласно протокола допроса Лисова Е.Д., учредителя и руководителя ООО «ТехноАльянс» от 24.02.2010 г. г. N 1 и протокола допроса Болдыревой М.В., учредителя и руководителя ООО «ПМК-19» от 26.02.2010 г. N 2, указанные лица отрицают свою причастность к данным организациям, утверждают, что никаких договоров, счетов-фактур от имени этих юридических лиц не подписывали.

Как следует из протокола допроса Лисова Е.Д., паспорт он не терял, а в действительности осознано принимал участие в регистрации ООО «ТехноАльянс», в том числе ездил к нотариусу, сам лично расписывался в документах, то есть принимал непосредственное участие в создание ООО «ТехноАльянс», а также предпринимал необходимые действия для осуществления Обществом хозяйственной деятельности, в связи с чем, его показания нельзя признать достоверными, поскольку гражданин Лисов Е.Д. является заинтересованным лицом, несущим юридическую ответственность за деятельность ООО «ТехноАльянс» и в силу ст. 51 Конституции РФ не обязанным свидетельствовать против себя.

Аналогичные, правильные выводы суд первой инстанции сделал и в отношении показаний гражданки Болдыревой М.М.

Сами по себе свидетельские показания, полученные в рамках выездной налоговой проверки, при доначислении налогов, могут быть использованы только наряду с другими доказательствами, документально подтверждающими неправомерность действий налогоплательщика и отсутствие реального результата работ (услуг).

В соответствии с пунктом 1 статьи 95 НК РФ в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля на договорной основе может быть привлечен эксперт.

Экспертиза назначается в случае, если для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле. Эксперт вправе знакомится с материалами проверки, относящимися к предмету экспертизы, заявлять ходатайства о предоставлении ему дополнительных материалов (п.4).

Экспертиза может проводиться только на основании подлинных документов, имеющим отношение к материалам проверки, то есть оригиналов документов, полученных налоговым органом в период проведения выездной налоговой проверки и в порядке, установленном Налоговым кодексом РФ.

В соответствии с пунктами 6, 7 статьи 95 НК РФ должностное лицо, которое вынесло постановление о назначении экспертизы, обязано ознакомить с этим постановлением проверяемое лицо. При назначении и производстве экспертизы проверяемое лицо вправе представить дополнительные вопросы для получения по ним заключения эксперта, знакомиться с заключением эксперта и т.д.

Как следует из материалов проверки (акт и решение) на основании постановления N 2-4 от 11.02.2010 г., постановления N 2-5 от 11.02.2010 г. назначены почерковедческие экспертизы.

Данные постановления и приложенные к ним материалы переданы экспертам 17.02.2010 г. и 27.02.2010 г. соответственно, что подтверждается подписью начальника отдела ЭКЦ МВД Республики Татарстан.

Протоколом от 01.03.2010 г. N 2-4 заявитель был ознакомлен с постановлением N 2-4 от 11.02.2010 г., протоколом от 01.03.2010 г. N 2-5 заявитель был ознакомлен с постановлением N 2-4 от 11.02.2010 г.

С заключением эксперта N 128 от 03.03.2010 г. заявитель был ознакомлен одновременно с вручением акта проверки.

Согласно заключению эксперта N 128 от 03.03.2010 г. на исследование (без указания даты поступления) к нему поступили объекты в неупакованном виде: договор, счета - фактуры, товарные накладные, в качестве сравнительного материала были представлены свободные, условно-свободные и экспериментальные образцы подписи Лисова Е.Д.

В соответствии с Приказом МВД РФ от 29 июня 2005 г. N 511 «Вопросы организации производства судебных экспертиз в экспертно-криминалистических подразделениях органов внутренних дел Российской Федерации» прилагаемые к постановлению о назначении экспертизы объекты принимаются, как правило, в упакованном и опечатанном виде. Упаковка должна содержать пояснительные надписи и исключать возможность доступа к содержимому без ее повреждения. Вскрывать упаковку с поступившими в ЭКП объектами имеет право только эксперт, которому поручено ее производство.

Кроме того, пунктом 9 статьи 95 НК РФ определено, что заключение эксперта предъявляется проверяемому лицу, которое имеет право дать свои объяснения и заявить возражения, а также просить о постановке дополнительных вопросов эксперту и о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

Однако, налоговый орган в нарушении данных положений лишил заявителя права, предусмотренного законом (пункты 6, 7 и 9 статьи 95 НК РФ) просить о постановке дополнительных вопросов эксперту и о назначении дополнительной или повторной экспертизы, а также при проведении экспертизы заявить свои возражения.

Также в нарушении всех вышеперечисленных норм ст. 95 НК РФ заявитель не был ознакомлен с заключением эксперта от 15.03.2010 г. N 151.

В связи с чем, результаты назначенных и проведенных с нарушением требований статьи 95 НК РФ, почерковедческих экспертиз также не могут являться допустимыми доказательствами, а потому, в силу пункта 4 статьи 101 НК РФ, не могут являться и надлежащим доказательством при доначислении налогов.

Суд считает, что ответчиком не представлено достаточных доказательств того, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения соответствующих договоров знал или должен был знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов.

Также то обстоятельство, что документы, подтверждающие исполнение соответствующих сделок, от имени контрагентов предпринимателя подписаны лицами, отрицающими их подписание и наличие у них полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о них как о руководителях в Едином государственном реестре юридических лиц) не является безусловным и достаточным основанием для отказа в учете расходов для целей налогообложения.

Этот вывод суда первой инстанции соответствует правовой позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного суда РФ от 08.06.2010 г. N 17684/09, Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20 августа 2010 г. по делу N А45-30129/2009.

Налоговым органом не представлены доказательства того, что применительно к сделкам с указанными контрагентами у заявителя отсутствовала разумная деловая цель, либо заявитель и указанные организации действовали согласованно с целью получения необоснованной налоговой выгоды, либо имеются иные обстоятельства, указанные в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды», которые позволили бы утверждать о недобросовестности налогоплательщика.

Арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что заявитель осуществляя в проверяемый период деятельность, направленную на получение дохода, произвел экономически оправданные затраты, выраженные в денежной форме и оформленные соответствующими первичными документами, а поэтому у налогового органа отсутствовали правовые основания для доначисления заявителю налога на прибыль за 2006 г. в сумме 326 348 руб., а так же соответствующих сумм пени, и уменьшением убытков, исчисленных заявителем в сумме 12 878 735 руб. в 2007 году.

Как следует из пунктов 2.2.1 и 2.2.2 и 2.2.3 решения налогового органа, по счетам-фактурам, выставленными заявителю его поставщиками ООО «Техноальянс» и ООО «Передвижная механизированная колонна-19», налоговым органом установлена неуплата НДС в сумме 1 036 259 руб., в том числе 174 393 руб. за 2006 год, 861 866 руб. за 2007 год, а так же завышение сумм НДС предъявляемых к вычету из бюджета в сумме 1 882 203 руб. в том числе 70 369 руб. за 2007 год и 1 264 323 руб. за 2008 год, в связи с не соответствием счетов-фактур ст.169 НК РФ.

Пунктом 1 статьи 171 НК РФ предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную согласно статье 166 НК, на установленные этой статьей налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, указанных в пунктах 3, 6-8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет данных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, установленных упомянутой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, при соблюдении названных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость. По смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового Кодекса, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Предъявленные контрагентами счета - фактуры соответствуют требованиям статьи 169 НК РФ, в частности, все реквизиты (ИНН, ОГРН, адрес, наименование, сведения о руководителе) соответствуют сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ.

Между тем, согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановление от 16.01.2007 г. N 11876/06, следует, что, поскольку инспекция пришла к выводу о составлении счета-фактуры с нарушением порядка п. 6 статьи 169 НК РФ на ней лежит обязанность доказывания факта подписания этого документа неуполномоченным лицом.

Однако, ни в своем решение ни в акте проверки налоговый орган не приводит доказательств подписания спорных документов лицами, не имеющих полномочий.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 20.04.2010 г. по делу N 18162 четко указал, что обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных статьей 169 НК РФ, возлагается на продавца. Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, указанными в учредительных документах контрагентов в качестве руководителей таких обществ, не может сам по себе, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Данный подход, принятый Президиумом ВАС РФ при рассмотрении дела N 18162 также, согласуется и с правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в определениях от 16.07.2009 г. N 924-0-0, от 19.03.2009 г. N 571-О-О, от 05.03.2009 г. N 468-О-О, от 24.01.2008 г. N 33-О-О, от 02.10.2003 г. N 384-О, 18.04.2006 г. N 87-О, согласно которой при наличии таких фактов, как реальность сделки, том числе ее действительное исполнение сторонами (отгрузка и оплата товара, в том числе НДС в цене товара), соответствие объема отгруженного товара, сведениям, в счете - фактуре, правильное применение ставки налога и суммы налога, предъявленного налогоплательщику, которая совпадает с размером заявленного им вычета, а также установление налоговым органом контрагентов по сделке, сами по себе обстоятельства формального несоответствия счете - фактуры статье 169 НК РФ не могут являться законным основанием для отказа налогоплательщику в применении налогового вычета.

Учитывая вышеуказанное, а так же тот факт, что налоговым органом доказательств, свидетельствующих, что заявитель знал о предоставлении контрагентами недостоверных сведений не представлено, арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о необоснованном доначисление заявителю НДС по операциям связанным с приобретением ТМЦ и выполнением работ у указанных организаций.

Позиция налогового органа противоречит позиции Европейского суда по правам человека (далее ЕСПЧ) выраженной в Постановлении Палаты Суда от 22.01.2009 г. N 3991/03 по делу компании «Булвес» против Болгарии.

В п. 69 Постановления Европейского суда по правам человека указано, в частности, что у налогоплательщика не имеется абсолютно никаких возможностей проконтролировать, повлиять или обеспечить выполнение поставщиком обязанностей по уплате НДС, оформлению налоговой отчетности и регистрации в качестве плательщика НДС. Соответственно, Суд приходит к заключению, что права налогоплательщика оказываются нарушенными в том смысле, что он лишается, возможности твердо рассчитывать на реализацию своего права на вычет НДС, уплаченного поставщику, несмотря даже на свою полную добросовестность, в случае когда налоговый орган ставит реализацию этого права в зависимость от исполнения своих налоговых обязательств поставщиком.

В п. 70 Постановления относительно необходимости пресечения на государственном уровне преступных злоупотреблений правом на возмещение НДС из бюджета, ЕСПЧ отметил: Суд признает, что когда договаривающиеся государства обладают информацией о таком злоупотреблении определенным физическим или юридическим лицом, они вправе принять соответствующие меры, чтобы предотвратить, пресечь это злоупотребление и применить санкции. Однако, Суд полагает, что если государственные органы не имеют прямых доказательств злоупотребления конкретным физическим или юридическим лицом правом на возмещение НДС из бюджета, однако привлекают к ответственности добросовестного налогоплательщика за действия или бездействие поставщика, относительно которого у налогоплательщика нет никаких средств контроля или влияния, они нарушают справедливый баланс, который должен поддерживаться между публичными интересами государства и частными интересами, в том числе интересами защиты права собственности.

В п. 71 Постановления ЕСПЧ пришел к заключению, что на налогоплательщика не должна возлагаться ответственность за невыполнение своих обязательств поставщиком путем лишения права на применение налоговых вычетов и обязания в результате уплатить НДС повторно с начислением санкций. Суд полагает, что этим на налогоплательщика возлагается чрезмерное налоговое бремя, чем нарушается справедливый баланс, который должен поддерживаться между публичными и частными интересами.

Согласно п.4 ст.15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

Правовые позиции ЕСПЧ являются обязательными для России, поскольку Суд в своих постановлениях дает толкование Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая ратифицирована Россией с заявлением о признании юрисдикции Суда.

В письме от 20.12,1999 г. N С1-7/СМП-1341 ВАС РФ указал арбитражным судам, что правовой основой организации и деятельности Европейского суда по правам человека (далее - Европейский суд) является Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (далее - Европейская конвенция) и последующие протоколы к ней. В настоящее время эти международно-правовые документы обязательны для Российской Федерации как юрисдикции Европейского суда по правам человека, так и решений этого суда, а также заявлений о праве российских граждан на обращение в названный суд за защитой своих нарушенных прав в течение шести месяцев после того, как исчерпаны внутригосударственные средства защиты этих прав».

Таким образом, выводы налогового органа противоречат как фактическим обстоятельствам дела, так и положениям налогового законодательства России, арбитражной практике Федерального Арбитражного суда Поволжского округа и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также правовой позиции Европейского Суда по правам человека.

Как следует из пункта 2.2.4 решения налогового органа, установлено занижение заявителем налоговой базы по НДС за март 2007 год в связи с тем, что заявитель неправильно применил положения п. 13 ст. 167 НК РФ. Указанная позиция мотивирована тем, что заключение о длительности производственного цикла было получено предприятием позже, чем авансы под отгрузку продукции, входящей в Перечень товаров, длительность производственного цикла которых составляет свыше шести месяцев. В связи с этим заявителю доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 100 569 111 рублей и соответствующие ему пени.

При этом налогоплательщик в ходе судебного разбирательства в порядке ст.49 АПК РФ отказался от своего заявления в части признания неправомерным начисления НДС в сумме 100 569 111 рублей мотивировав это подачей уточненной налоговой декларации по НДС в указанной сумме и последующим фактическим возмещением указанной суммы НДС налоговым органом.

В соответствии с п.13 ст.167 НК РФ в случае получения налогоплательщиком - изготовителем товаров оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров, длительность производственного цикла изготовления которых составляет свыше шести месяцев (по перечню, определяемому Правительством Российской Федерации), налогоплательщик - изготовитель указанных товаров (работ, услуг) вправе определять момент определения налоговой базы как день отгрузки (передачи) указанных товаров (выполнения работ, оказания услуг) при наличии раздельного учета осуществляемых операций и сумм налога по приобретаемым товарам (работам, услугам), в том числе по основным средствам и нематериальным активам, имущественным правам, используемым для осуществления операций по производству товаров (работ, услуг) длительного производственного цикла и других операций.

При получении оплаты, частичной оплаты налогоплательщиком - изготовителем товаров (работ, услуг) в налоговые органы одновременно с налоговой декларацией представляется контракт с покупателем (копия такого контракта, заверенная подписью руководителя и главного бухгалтера), а также документ, подтверждающий длительность производственного цикла товаров (работ, услуг), с указанием их наименования, срока изготовления, наименования организации-изготовителя, выданный указанному налогоплательщику-изготовителю федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере промышленного, оборонно-промышленного и топливно-энергетического комплексов, подписанный уполномоченным лицом и заверенный печатью этого органа.

Тот факт, что продукция производимая заявителем по государственному контракту N УД-357Д от 24.10.2005 г., является товаром с длительным циклом изготовления, налоговым органом не оспаривается.

Порядок выдачи подтверждающего документа утвержден Приказом Минпромэнерго России, Росатома, Роскосмоса от 26.10.2006 г. N 265/508/124.

Как следует из этого приказа, предприятию необходимо обратиться в Министерство промышленности и энергетики с заявлением (на имя заместителя Министра) о выдаче документа, подтверждающего длительность производственного цикла изготовления товара, причем предполагается что подтверждающий документ будет выдан в течение двух недель с момента обращения. В материалах дела представлена переписка налогоплательщика, связанная с обращениями в соответствующие органы для получения необходимого свидетельства.

Так 28.03.2007 г. исх. N 305/01/0203 направлено письмо на имя заместителя министра промышленности и энергетики РФ Реуса А.Г. для получения соответствующего заключения. Так как, по истечении двух недель заключение выдано не было, заявитель повторно обратился с заявлением в Министерство промышленности и энергетики РФ (исх. 341/0445/07 от 20.04.2007 г.).

По итогам указанных обращений, 18.05.2007 г. заявителю было выдано заключение N РП-0095-07 от 18.05.2007 г. о длительности производственного цикла изготовления товара, в том числе по государственному контракту УД-357 д от 24.10.2005 г.

Таким образом, заявителем были предприняты все зависящие от него меры для получения подтверждающего документа. Указанные документы не могли быть представлены в налоговый орган одновременно с налоговой декларацией по не зависящим от заявителя причинам. Доказательств того, что у заявителя имелась возможность по своевременному представлению указанного заключения, но оно такой возможностью не воспользовалось, налоговый орган не представил. Кроме того, в ходе проведения выездной налоговой проверки заявитель уже имел необходимое заключение.

При таких обстоятельствах арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что несвоевременное представление в налоговый орган заключений о длительности производственного цикла товаров не исключает права заявителя на применение льготного порядка налогообложения.

Согласно статье 75 Налогового Кодекса пени это денежная сумма, которую налогоплательщик, плательщик сборов или налоговый агент должны выплатить в случае уплаты причитающихся сумм налогов или сборов, в более поздние по сравнению с установленными законодательством о налогах и сборах сроки.

То есть по сути пени являются способом обеспечения исполнения обязанностей по уплате налога и носят компенсационный характер, направленный на возмещение ущерба государству от несвоевременной и неполной уплаты налога.

С учетом того, что заявитель своевременно исчислил и уплатил сумму НДС при реализации товаров с длительным циклом изготовления, и не допустил просрочки исполнения обязательств по уплате налога, начисление пени на сумму полученных авансов в размере 100 569 111 руб. произведено налоговым органом без достаточных правовых оснований и является неправомерным.

Решение арбитражного суда в части признания незаконным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан от 31.03.2010 г. N 2-2 в части предложения уплатить налог на прибыль за 2006 г. в сумме 22 967 598 руб., и начисления соответствующих пеней следует отменить, а производство по делу в этой части прекратить.

В остальной части решение суда следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Принять отказ заявителя от требования о признании незаконным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан от 31.03.2010 г. N 2-2 в части предложения уплатить налог на прибыль за 2006 г. в сумме 22 967 598 руб., и начисления соответствующих пеней.

Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 22 октября 2010 года по делу N А65-14124/2010 в части признания незаконным решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Татарстан от 31.03.2010 г. N 2-2 в части предложения уплатить налог на прибыль за 2006 г. в сумме 22 967 598 руб., и начисления соответствующих пеней отменить.

Производство по делу в этой части прекратить.

В остальной части решение суда оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
В.В.Кузнецов
Судьи
Е.М.Рогалева
Т.С.Засыпкина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А65-14124/2010
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 28 декабря 2010

Поиск в тексте