• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 марта 2011 года   
 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего

Ничковой С.С.

Судей

Селезневой Е.Н.

при секретаре

Сопраньковой Т.Г.

Немченко А.С.

Заслушав доклад судьи Ничковой С.С.,

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

У С Т А Н О В И Л А:

Истица Токер Л.Е. обратилась в Петроградский районный суд к ответчику юр.л.1 о признании договора незаключенным и взыскании неосновательного обогащения, компенсации морального вреда, судебных расходов, ссылаясь на то, что 19 января 2008 года истица Токер Л.Е. и юр.л.2 заключили предварительный договор купли-продажи № <...>. В свою очередь, между юр.л.1 и юр.л.2 был заключен агентский договор № <...> от 28 мая 2007 года. Истица со своей стороны перечислила на расчетный счет юр.л.2 денежные средства в размере 8 859 969 рублей. юр.л.2 действует от имени и за счет юр.л.1 таким образом, согласно статье 1005 Гражданского кодекса Российской Федерации - по сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала, то есть надлежащим ответчиком истица считает юр.л.1

Истица Токер Л.Е. указывает, что до настоящего времени основной договор с ней не заключен, а потому предварительный договор прекратил свое действие, в связи с чем, ответчик обязан вернуть внесенные истцом по предварительному договору денежные средства в размере, а также просит взыскать с ответчика проценты за пользование чужими денежными средствами, судебные расходы на представителя, а также компенсацию морального вреда.

Представитель ответчика юр.л.1 и третьего лица юр.л.2 извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела судом кассационной инстанции 24 февраля 2011 года, что подтверждается имеющейся в материалах дела телефонограммой, а также уведомлением о вручении телеграммы (листы дела 114, 116), в судебное заседание не явились, сведений об уважительности причин неявки и доказательств, их подтверждающих не представили, в связи с чем судебная коллегия определила рассмотреть дело в их отсутствие по правилам части 2 статьи 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения истца и представителя истца, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований к отмене обжалуемого решения, по следующим основаниям.

Согласно пунктам 1,2,4 статьи 421 Гражданского кодекса Российской Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора; стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами; условия договора определяются по усмотрению сторон кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу пункта 1 статьи 454 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору купли-продажи одна сторона (продавец) обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму ( цену).

В соответствии с пунктом 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации по предварительному договору стороны обязуются заключить в будущем договор о передаче имущества, выполнении работ или оказании услуг (основной договор) на условиях, предусмотренных предварительным договором.

На основании пункта 4 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации в предварительном договоре указывается срок, в который стороны обязуются заключить основной договор.

Если такой срок в предварительном договоре не определен, основной договор подлежит заключению в течение года с момента заключения предварительного договора.

Согласно пункту 6 вышеуказанной нормы права обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекращаются, если до окончания срока, в котором должны заключить основной договор, он не будет заключен, либо одна из сторон не направит другой стороне предложение заключить этот договор.

В соответствии с пунктом 2 предварительного договора от 19 января 2008 года, ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию определен - 4 кварталом 2008 года.

Пунктом 4 договора предусмотрено, что стороны обязуются в течение 30 дней со дня государственной регистрации права собственности продавца на квартиру заключить основной договор купли-продажи.

В соответствии с пунктом 7 договора продавец обязуется обеспечить регистрацию права собственности продавца на квартиру в ориентировочный срок - 90 дней с момента получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию. Указанный срок может быть изменен в зависимости от задержки получения разрешения на ввод объекта в эксплуатацию.

Разрешая заявленный спор, суд на основании толкования вышеуказанных положений договора во взаимосвязи с нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, регулирующим спорные правоотношения, пришел к выводу о том, что в совокупности данные сроки позволяют возможным установить предельный срок заключения основного договора, который истек 01 мая 2009 года, в связи с чем предварительный договор прекратил свое действие.

Между тем в установленный предварительным договором срок основной договор купли-продажи сторонами заключен не был.

С учетом указанных обстоятельств, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о прекращении обязательств по предварительному договору купли-продажи, заключенному 19 января 2008 года в силу положений статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку к установленному в предварительном договоре сроку основной договор купли-продажи заключен не был, у ответчика отсутствовали правовые основания для удержания внесенных истцом денежных средств, а потому, на основании части 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации они подлежали возврату ответчиком истцу в качестве неосновательного обогащения.

Данные выводы суда основаны на правильном применении норм материального права, надлежащей оценке доказательств по делу, произведенной по правилам статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, и подтверждаются материалами дела.

По смыслу положений пункта 1 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации из предварительного договора не могут возникать никакие обязательства, кроме обязательств по заключению основного договора. В частности, обязательство по оплате товара возникает у покупателя лишь после заключения основного договора купли-продажи.

В связи с этим назначение предварительного платежа, предусмотренного пунктом 5 договора, состоит в его последующем зачете в счет оплаты стоимости квартиры после подписания основного договора, то есть в обеспечение исполнения будущего обязательства покупателя по оплате товара.

Иное законное основание владения и распоряжения ответчиком суммой внесенного истцом платежа отсутствует, и при незаключении основного договора эта сумма подлежит возврату покупателю в полном объеме, поскольку иначе у ответчика возникло бы обогащение за счет истца.

В силу части 2 статьи 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами (статья 395 Гражданского кодекса Российской Федерации) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Таким образом, с 01 мая 2009 года ответчик необоснованно пользовался денежными средствами истца, неправомерно отказывая в их возврате.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации, если подлежащая взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Критериями установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства.

При определении размера процентов, подлежащих взысканию с ответчика за период неправомерного пользования чужими денежными средствами, а именно: с 01 мая 2009 года по 31 августа 2010 года, суд руководствовался вышеуказанными положениями гражданского законодательства, и, исходя из конкретных обстоятельств дела, учитывая отсутствие у истца убытков, причиненных неисполнением ответчиком обязательства по договору, суд счел возможным снизить подлежащую взысканию неустойку до 50000 рублей.

Поскольку правоотношения сторон по предварительному договору купли-продажи жилого помещения не регулируются положениями Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», а доказательств причинения истцу физических и нравственных страданий незаключением с ним основного договора купли-продажи жилого помещения, последним, в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, представлено не было, суд обоснованно пришел к выводу об отказе в удовлетворении требований о взыскании денежной компенсации морального вреда.

В связи с недоказанностью заявленных требований, суд первой инстанции также обоснованно отказал в удовлетворении требований о взыскании расходов на оплату услуг представителя.

Доводы кассационной жалобы о том, что срок заключения основного договора должен исчисляться с момента регистрации права собственности ответчика на спорную квартиру, в связи с чем данный срок не наступил, не могут быть положены в основу отмены состоявшегося по делу постановления суда первой инстанции, поскольку срок заключения основного договора определен не только событиями - окончанием строительства, вводом дома в эксплуатацию, регистрацией права собственности ответчика, но и должен определяться с учетом общего содержания и смысла договора и всех его условий в совокупности, а именно пунктов 2,4 и 7 договора.

Согласно статье 190 Гражданского кодекса Российской Федерации срок может определяться указанием лишь на такое событие, которое должно неизбежно наступить, то есть наступление такого события не зависит от действий и воли сторон.

В силу пункта 2 статьи 55 Градостроительного кодекса Российской Федерации и статьи 16 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», ввод дома в эксплуатацию и государственная регистрация прав правообладателя носит заявительный характер и осуществляется на основании заявление застройщика и заявления правообладателя соответственно, то есть, в данном случае, зависят от воли и действий ответчика.

Таким образом, такие события как государственная регистрация права собственности ответчика на квартиру и ввод дома в эксплуатацию не являются неизбежными и зависят от воли и действий застройщика, следовательно, не являются событиями, от которых в силу закона надлежит исчислять оговоренный сторонами срок.

Вместе с тем, пунктом 2 предварительного договора купли-продажи установлен ориентировочный срок ввода объекта в эксплуатацию - 4 квартал 2008 года, то есть срок окончания строительства дома не может быть определен позже 31 декабря 2008 года. Окончание строительства дома является событием, которое должно неизбежно наступить, в связи с чем именно с указанной даты надлежит исчислять последующие сроки исполнения обязательства и срок заключения основного договора купли-продажи.

При таких обстоятельствах, на основании положений пунктов 4,6 статьи 429 Гражданского кодекса Российской Федерации, пунктов 2,4,7 предварительного договора, последний прекращает свое действие 30 апреля 2010 года. Таким образом, срок заключения основного договора условиями предварительного договора определен и составляет период до 30 апреля 2010 года.

На основании изложенного, судебная коллегия приходит к выводу о том, что правоотношения сторон в рамках заявленных требований и закон, подлежащий применению, определены судом правильно, обстоятельства, имеющие правовое значение, установлены на основании добытых по делу доказательств, оценка которых дана судом с учетом требований гражданского процессуального законодательства, в связи с чем, доводы кассационной жалобы, оспаривающие выводы суда по существу рассмотренного спора, направленные на иную оценку доказательств, не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определения судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьями 362-364 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене состоявшегося судебного решения, кроме того, основаны на неправильном толковании норм гражданского законодательства, применяемым к спорным правоотношениям.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 10 марта 2011

Поиск в тексте