• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 21 сентября 2011 года   
 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Рогачева И.А.

судей

Вологдиной Т.И. и Чуфистова И.В.

с участием прокурора

Кузьминой И.Д.

при секретаре

Порохневе В.И.

УСТАНОВИЛА:

С.С. с 18.09.2006 г. на основании приказа руководителя Государственной инспекции труда в Ленинградской области №94-лс от 18.09.2006 г. и служебного контракта от той же даты проходила федеральную государственную гражданскую службу в должности государственного инспектора труда (по правовым вопросам) - т.1 л.д.47, 66-68.

Приказом руководителя инспекции №52-ок от 15.06.2010 г. за несоблюдение требований к служебному поведению и неисполнение должностного регламента С.С. был объявлен выговор (т.1 л.д.52-53).

В этот же день руководитель инспекции издал приказ №77-лс о расторжении служебного контракта с С.С. и об освобождении ее от замещаемой должности и увольнении с гражданской службы с 15.06.2010 г. на основании пункта 2 ч.1 ст.37 Федерального закона от 27.07.2004 г. №79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» (неоднократное неисполнение гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание (т.1 л.д.48-49).

В кассационной жалобе истицы и кассационном представлении прокурора ставится вопрос об отмене указанного решения как незаконного и необоснованного.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

На отношения, связанные с замещением С.С. должности государственного инспектора труда, распространяются общие положения Трудового кодекса Российской Федерации, включая основания прекращения трудового договора по инициативе работодателя, а также нормы Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации».

В соответствии с п.2 ч.1 ст.37 названного Закона служебный контракт может быть расторгнут представителем нанимателя, а гражданский служащий освобожден от замещаемой должности гражданской службы и уволен с гражданской службы в случае неоднократного неисполнения гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Аналогичные основания расторжения трудового договора в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание, предусмотрены п.5 ч.1 ст.81 Трудового кодекса Российской Федерации.

Увольнение по названному основанию по смыслу п.5 ч.1 ст.57 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» является дисциплинарным взысканием, которое должно быть соразмерно допущенному нарушению. В силу ч.3 ст.58 Закона при применении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного гражданским служащим дисциплинарного проступка, степень его вины, обстоятельства, при которых совершен дисциплинарный проступок, и предшествующие результаты исполнения гражданским служащим своих должностных обязанностей.

В соответствии с разъяснением, содержащимся в п.33 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2004 г. №2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при разрешении споров лиц, уволенных по п.5 ч.1 ст.81 Кодекса за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, следует учитывать, что работодатель вправе расторгнуть трудовой договор по данному основанию при условии, что к работнику ранее было применено дисциплинарное взыскание и на момент повторного неисполнения им без уважительных причин трудовых обязанностей оно не снято и не погашено. Применение к работнику нового дисциплинарного взыскания, в том числе и увольнение по указанному пункту, допустимо также, если неисполнение или ненадлежащее исполнение по вине работника возложенных на него трудовых обязанностей продолжалось, несмотря на наложение дисциплинарного взыскания.

Из вышеизложенного следует, что увольнение по названному основанию возможно, если имеется совокупность нарушений трудовой (служебной) дисциплины, тяжесть которых дает достаточные основания для прекращения трудовых отношений.

При этом нарушение трудовой (служебной) дисциплины может рассматриваться в качестве повода к увольнению лишь в том случае, когда оно допущено работником после наложения на него предшествующего взыскания, что позволяет признать, что это взыскание не оказало на него положительного воздействия.

Иной подход означал бы возможность исключительно формального применения пункта 5 ч.1 ст.81 ТК РФ и п.2 ч.1 ст.37 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» работодателем (нанимателем), который, одновременно выявив у работника несколько нарушений трудовых (должностных) обязанностей, имел бы возможность использовать те или иные из них как повод для расторжения трудового договора (служебного контракта), а другие - как повод для применения второго дисциплинарного взыскания, которое в такой ситуации фактически утрачивало бы свою функцию меры ответственности за нарушение.

Таким образом, для правильного разрешения спора о законности произведенного увольнения имело значение то, какие именно действия истицы послужили основанием для увольнения, имели ли они место в действительности, могли ли они рассматриваться как нарушение должностных обязанностей и были ли они совершены при наличии у нее дисциплинарного взыскания за это или за иное нарушение.

При выявлении указанных выше элементов юридического состава подлежало оценке также то, соответствовало ли примененное дисциплинарное взыскание в виде увольнения тяжести совершенного проступка и обстоятельствам его совершения, и была ли соблюдена предусмотренная законом процедура применения взыскания.

Как следует из материалов дела, в основу решения ответчика об увольнении истицы были положены допущенные ею нарушения должностных обязанностей, указанные в заключении по результатам служебной проверки от 15.06.2010 г., выразившиеся в том, что истица, которой было передано на рассмотрение обращение работника ЗАО «Карелия Принт» Г. от 26.02.2010 г., при установлении изменения места нахождения названной организации не направила указанное обращение по территориальной принадлежности в государственную инспекцию труда в Республике Марий Эл (т.1 л.д.48-51), а также нарушения, за которые приказом №52-ок от 15.06.2010 г. истице был объявлен выговор.

Судебная коллегия считает возможным согласиться с выводами суда первой инстанции о том, что вменяемое истице неисполнение должностных обязанностей, связанное с нерассмотрением и ненаправлением по территориальной принадлежности обращения Г., действительно имело место. Данные выводы подтверждаются представленными сторонами доказательствами, результаты оценки которых подробно отражены в решении. Оснований для вывода о необъективности этой оценки судебная коллегия не усматривает.

Судом также установлено, что о проступке, совершенном истицей в феврале 2010 г., ответчик узнал 09.06.2010 г., когда в инспекцию поступила повторная жалоба Г., направленная из Федеральной службы по труду и занятости. Доводы истицы о том, что ее непосредственный начальник - главный государственный инспектор труда (по правовым вопросам) К. имел возможность узнать о проступке 25.03.2010 г., когда она направила Г. ответ о снятии ЗАО «Карелия-Принт» с налогового учета в Инспекции ФНС России по Выборгскому району Ленинградской области в связи с изменением места нахождения (т.1 л.д.65), не могут быть приняты во внимание, поскольку рассмотрение данного обращения было поручено истице в соответствии с ее обязанностями, предусмотренными должностным регламентом (т.1 л.232-236), указанный выше ответ был подготовлен и подписан лично истицей. Ссылок на положения правовых или иных локальных нормативных актов, которые бы устанавливали обязанность главного государственного инспектора труда (по правовым вопросам) осуществлять непосредственный и постоянный контроль за рассмотрением обращений, переданных государственным инспекторам труда, истица в жалобе не привела.

С учетом этого, а также принимая во внимание, что ненадлежащий ответ Г. был дан самой истицей, свидетельские показания о существующей в инспекции практике подписания ответов на обращения граждан не могли повлиять на выводы суда по существу спора, в связи с чем довод жалобы об ограничении судом права истицы на преставление доказательств в результате отказа в удовлетворении ее ходатайства о вызове свидетелей нельзя признать состоятельным.

При таком положении не могут быть признаны обоснованными и доводы жалобы о пропуске ответчиком установленного ч.4 ст.58 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» срока применения дисциплинарного взыскания (не позднее одного месяца со дня обнаружения дисциплинарного проступка).

Вместе с тем с тем приведенные выше обстоятельства не свидетельствуют о законности увольнения истицы.

Как указано выше, в качестве совокупности нарушений, дающих основание для увольнения истицы, работодателем рассматривался эпизод с рассмотрением обращения Г., а также нарушения, за которые истице был объявлен выговор приказом №52-ок от 15.06.2010 г..

Поводом к изданию приказа №52-ок от 15.06.2010 г. послужило несоблюдение истицей требований к служебному поведению и неисполнение должностного регламента, установленное материалами служебной проверки, проводившейся с 03.06.2010 г. по 15.06.2010 г. на основании служебных записок государственных инспекторов труда Е. и Р. от 02.06.2010 г. по факту сложившейся на тот момент конфликтной ситуации в служебных отношениях между истицей и Е. (т.1 л.д.134-155).

Учитывая, что последний приказ истица не обжаловала в установленном порядке, суд при рассмотрении дела обоснованно исходил из его действительности и законности.

Вместе с тем, поскольку за соответствующее нарушение С.С. уже была привлечена к дисциплинарной ответственности, оно не могло быть одновременно поводом ко второму дисциплинарному взысканию в виде увольнения.

Не могло оно учитываться и в качестве предшествующего нарушения, за которое С.С. привлекалась с дисциплинарной ответственности.

Поводом к увольнению истицы явилось нарушение ею должностных обязанностей (ненаправление по территориальной принадлежности обращения Г. от 26.02.2010 г.), имевшее место в период, предшествовавший изданию приказа №52-ок от 15.06.2010 г. об объявлении выговора, а также совершению того дисциплинарного проступка, за который было применено это взыскание.

Следовательно, взыскание, наложенное указанным приказом от 15.06.2010 г., не могло оказать на истицу дисциплинирующего воздействия в отношении предыдущего периода работы, а значит, не могло и учитываться в качестве ранее применявшейся меры ответственности при решении вопроса о ее увольнении.

В свою очередь, выговор за нарушение законодательства при исполнении контрольно-надзорных функций, объявленный истице приказом №24-лс от 12.05.2009 г. (т.1 л.д.222-223), хотя и мог рассматриваться в качестве дисциплинарного взыскания, не снятого на момент совершения С.С. нарушения трудовых обязанностей в феврале 2010 г., однако, как следует из содержания приказа об увольнении, не учитывался работодателем при оценке совокупности нарушений, допущенных С.С., в отличие от приказа №52-ок от 15.06.2010 г.

В свою очередь, суд при разрешении спора о законности увольнения не мог взять за основу иную совокупность нарушений, которую сам работодатель не оценивал.

При этом в течение года после издания приказа №24-лс от 12.05.2009 г. истица к дисциплинарной ответственности не привлекалась, а согласно п.8 ст.58 ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», если в течение одного года со дня применения дисциплинарного взыскания гражданский служащий не подвергнут новому дисциплинарному взысканию, он считается не имеющим дисциплинарного взыскания.

Следовательно, ссылка суда на приказ №24-лс от 12.05.2009 г., а также на иные проводившиеся в отношении истицы служебные проверки, по результатам которых она не привлекалась к дисциплинарной ответственности, не свидетельствует о наличии у ответчика предусмотренного п.2 ч.1 ст.37 названного Закона основания для увольнения истицы (неоднократное неисполнение гражданским служащим без уважительных причин должностных обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание).

С учетом данной правовой нормы и принятия решения о восстановления истицы на службе судебная коллегия полагает, что дело подлежит возвращению в суд первой инстанции, которому исходя из положений ст.ст.12 и 56 ГПК РФ надлежит поставить на обсуждение вопрос о взыскании в пользу истицы заработной платы за время вынужденного прогула и разъяснить процессуальные последствия, связанные с истечением срока обращения в суд с соответствующим требованием в случае его предъявления в качестве самостоятельного иска, а не в порядке восстановления нарушенных прав при принятия решения о восстановлении на службе. Из содержания протоколов судебных заседаний не усматривается, что указанные последствия разъяснялись истице судом. В случае отказа истицы от взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула суд вправе прекратить производство по делу в этой части применительно к абзацу 4 ст.220 ГПК РФ.

Рассматривая требование истицы о компенсации морального вреда, судебная коллегия с учетом обстоятельств дела полагает, что признание увольнения незаконным и восстановление на службе в данном случае само по себе является достаточной компенсацией переживаний, причиненных истице в связи с увольнением, и оснований для дополнительной компенсации морального вреда в денежной форме не усматривает, принимая во внимание, что повод к увольнению фактически был создан действиями самой истицы.

Вынесение судом решения 20.05.2011 г. в отсутствие истицы не свидетельствует о допущенном судом процессуальном нарушении.

Как видно из материалов дела, 19.05.2011 г. истица лично участвовала в судебном заседании и имела возможность давать объяснения и представлять доказательства в обоснование заявленных требований, после объявленного судом перерыва заседание было продолжено 20.05.2011 г., когда судом были заслушаны прения сторон, в том числе адвоката И., выступавшей в защиту интересов истицы, которая не представила суду доказательств, подтверждающих уважительность причины неявки истицы в суд 20.05.2011 г. Таким образом, оснований для вывода о нарушении процессуальных прав истицы не имеется.

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Восстановить С.С. в должности гражданской службы - государственного инспектора труда (по правовым вопросам) Государственной инспекции труда в Ленинградской области с 15 июня 2010 года.

Направить дело в суд первой инстанции для рассмотрения в ином составе судей вопроса о взыскании в пользу С.С. среднего заработка за время вынужденного прогула.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 21 сентября 2011

Поиск в тексте