• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

  
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  

от 18 октября 2011 года  
 

Санкт-Петербург 18 октября 2011 года

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

Председательствующего

Осининой Н.А.

судей

Витушкиной Е.А., Пошурковой Е.В.

при секретаре

Иванове Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе Н.В.Ю. на решение Приморского районного суда Санкт - Петербурга от 25 апреля 2011 года по гражданскому делу по иску Н.В.Ю. к Н.В.И., ЗАО Коммерческий банк «<...>» о признании недействительными согласия на совершение сделки, договора ипотеки, закладной.

Заслушав доклад судьи Осининой Н.А., объяснения Н.В.Ю., представителя Н.В.Ю. Чебышева В.Д., поддержавших доводы кассационной жалобы, ответчика представителя ЗАО Коммерческий банк «<...>» Кофтовой Е.Ю., представителя Н.В.И. К.О., возражавших против удовлетворения жалобы,

- судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

УСТАНОВИЛА:

Н.В.Ю. обратилась в суд с иском к ответчикам Н.В.И., ЗАО Коммерческий банк «<...>» (далее ЗАО «<...>») о признании недействительными согласия на совершение сделки, договора ипотеки, закладной. В обоснование заявления указывала, что ... истец по просьбе ответчика Н.В.И. дала нотариально удостоверенное согласие на заключение последним договора залога квартиры, которая была приобретена в период брака, в обеспечение обязательств по возврату кредита и процентов по нему; при выдаче согласия была введена в заблуждение, поскольку полагала, что право собственности на квартиру не зарегистрировано, согласие позволяет обратить взыскание только на долю, принадлежащую ответчику, при этом банк, зная о приобретении квартиры в период брака, незаконно использовал согласие истца при оформлении договора ипотеки и закладной. С учетом изменения исковых требований в порядке ст. 39 Гражданского Процессуального Кодекса Российской Федерации (далее ГПК РФ), просила признать недействительным нотариально удостоверенное согласие от ... , выданное Н.В.И. для оформления договора залога квартиры, признать недействительным договор ипотеки № №..., закладную от ... .

Решением Приморского районного суда Санкт - Петербурга от 25 апреля 2011 года Н.В.Ю. в удовлетворении исковых требований отказано.

Н.В.Ю. в кассационной жалобе просит отменить решение суда от 25 апреля 2011 года, как незаконное и необоснованное.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований к отмене решения районного суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

В силу положений ч. 1 ст. 1 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от по договору о залоге недвижимого имущества (договору об ипотеке) одна сторона - залогодержатель, являющийся кредитором по обязательству, обеспеченному ипотекой, имеет право получить удовлетворение своих денежных требований к должнику по этому обязательству из стоимости заложенного недвижимого имущества другой стороны - залогодателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя, за изъятиями, установленными федеральным законом.

При этом в соответствии с ч. 1 ст. 6 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» ипотека может быть установлена на указанное в ст. 5 названного Федерального закона имущество, которое принадлежит залогодателю на праве собственности или на праве хозяйственного ведения.

Согласно ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» на имущество, находящееся в общей совместной собственности (без определения доли каждого из собственников в праве собственности), ипотека может быть установлена при наличии согласия на это всех собственников. Согласие должно быть дано в письменной форме, если федеральным законом не установлено иное.

Поскольку положения ч. 3 ст. 35 Семейного Кодекса Российской Федерации (далее СК РФ) распространяют свое действие на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулирует отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, то к спорным правоотношениям, которые возникли между бывшими супругами, связанными с оспариванием истцом дачу согласия на заключение договора залога квартиры, договора ипотеки и закладной, должны быть применены положения ст. 253 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), согласно п. 3 которой каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Согласно ч. 1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Из материалов дела следует, что в период с ... по ... Н.В.Ю. и Н.В.И. состояли в зарегистрированном браке /л.д. 12, 40/.

Н.В.И. на основании справки ЖСК - 1216 №... от ... является собственником кв. ... в Санкт - Петербурге, право собственности зарегистрировано в установленном законом порядке ... /л.д. 95/.

В процессе рассмотрения дела сторонами не оспаривалось, что ... в Санкт - Петербурге была приобретена сторонами возмездно в период брака.

... Н.В.Ю. дала согласие, удостоверенное нотариусом Б.Ю., зарегистрировано в реестре за №... - №... Н.В.И. на заключение за цену и на условиях по своему смотрению договора залога квартиры, находящейся по адресу: Санкт - Петербург, ... , приобретенной в период брака, в обеспечение обязательств по своевременному возврату кредита и процентов по нему /л.д. 9, 10/.

... между ЗАО «<...>», с одной стороны, и Н.В.И., К.О., с другой стороны, заключен кредитный договор № №..., на основании которого банк предоставил заемщикам кредит для потребительских нужд в размере <...> долларов США сроком на 91 месяц /л.д. 57 - 64/.

В обеспечение исполнения заемщиками обязательств по заключенному кредитному договору ... между Н.В.И. и ЗАО «<...>» заключен договор об ипотеке № №..., на основании которого ... в Санкт - Петербурге была передана в залог банку /л.д. 66 - 74/.

Государственная регистрация договора ипотеки от ... была произведена ... , права залогодержателя удостоверены закладной, выданной УФРС по Санкт - Петербургу и Ленинградской области /л.д. 83/.

Решением Приморского районного суда Санкт - Петербурга от 29 апреля 2010 года с Н.В.И., К.О. была взыскана задолженность по кредитному договору и дополнительному соглашению, обращено взыскание на заложенное имущество - кв. ... в Санкт - Петербурге, путем реализации ее на торгах /л.д. 13 - 14/.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, на основании оценки представленных по делу доказательств, включая пояснения сторон, которые в силу положения ст.ст. 55, 68 ГПК РФ являются доказательствами по делу и подлежат оценке наряду с другими доказательствами, показаний свидетелей, письменных доказательств, правильно установив по делу юридически значимые обстоятельства, пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению заявленных требований, поскольку истцом, в нарушение требований ст. 56 ГПК РФ, доказательств того, при выдаче согласия Н.В.Ю. находилась под влиянием заблуждения относительно природы совершаемых действий, не представлено.

При этом суд правомерно учел, что Н.В.Ю. было известно о намерении Н.В.И. заключить кредитный договор, она была согласна на получение Н.В.И. потребительского кредита, поскольку К.Н., приходящаяся дочерью сторонам, вместе с малолетним ребенком в спорный период проживала у Н.В.И., до выдачи согласия истцом либо членами ее семьи был обеспечен доступ в квартиру лиц, которыми были произведены осмотры квартиры для составления технического паспорта и отчета об оценке, что также подтверждает то обстоятельство, что истец должна была знать о совершении действий, связанных с оформлением кредитных обязательств и передачей квартиры в залог.

Кроме того, изложенный в согласии текст, согласно которому Н.В.Ю. разрешила бывшему мужу Н.В.И. передать в залог спорную квартиру в обеспечение обязательств по кредитному договору, является ясным, однозначным, не влечет многозначного толкования.

Одновременно следует учесть, что перечень случаев, имеющих существенное значение для признания сделки недействительной в виду заблуждения, приведенный в ст. 178 ГК РФ, является исчерпывающим, в связи с чем неправильное представление о любых других обстоятельствах, помимо перечисленных в законе, не может быть признано существенным заблуждением и не может служить основанием для признания сделки недействительной.

При таком положении неосведомленность Н.В.Ю. о размере обязательств Н.В.И. по кредитному договору, исполнение которого должно было быть обеспечено залогом спорной квартиры, не свидетельствует о том, что Н.В.Ю. заблуждалась относительно природы сделки в том смысле, как это предусмотрено ст. 178 ГК РФ, а именно относительно совокупности свойств сделки, характеризующих ее сущность либо ее воля на дачу согласия на заключение договора залога квартиры сформировалась под влиянием факторов, нарушающих нормальный процесс такого формирования.

Одновременно районным судом правомерно не приняты во внимание доводы Н.В.Ю. о том, что она заблуждалась относительно сделки, поскольку полагала, что на спорную квартиру, как приобретенную в период брака с ответчиком, будет зарегистрировано право общей долевой собственности Н.В.Ю. и Н.В.И., в связи с чем в залог будет передана только часть квартиры, приходящаяся на долю Н.В.И., поскольку заблуждение относительно мотивов совершения сделки в силу прямого указания закона (абз. 2 ч. 1 ст. 178 ГК РФ ГК РФ) правового значения не имеет.

При таких обстоятельствах, учитывая, что заблуждение предполагает лишь несоответствие волеизъявления участника сделки его действительной воле при сохранении им способности понимать значение своих действий и руководить ими, Н.В.И. при даче согласия должна была оценить соответствие своих действий своим намерениям и возможным последствиям, то суд первой инстанции, с учетом того, что материалами дела в совокупности подтверждается наличие устойчивой воли Н.В.Б., направленной на дачу согласия Н.В.И. на заключение договора залога, последовательность выражения Н.В.И. воли на дачу указанного согласия, правомерно отказал Н.В.Ю. в удовлетворении исковых требований о признании согласия от ... недействительным.

Кроме того, обоснованным является вывод суда о пропуске истцом срока обращения в суд, установленного ч. 2 ст. 181 ГК РФ, что в силу положений ст. 199 ГК РФ является самостоятельным основанием для отказа в иске.

Пунктом 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №... от 12 ноября 2001 года, Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 18 от 15 ноября 2001 года разъяснено, что к требованиям о признании сделки оспоримой не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности, и в силу требований п. 2 ст. 181 ГК РФ годичный срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Учитывая, что Н.В.Ю. собственноручно подписала оспариваемое согласие, при даче согласия знала о непосредственном заключении договора залога, доказательства обстоятельств, что истец предъявила иск о признании оспоримой сделки недействительной в течение года с того момента, как узнала или должна была узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания согласия недействительным, не представлено, суд правильно признал установленным, что Н.В.Ю. стало известно о нарушении ее права еще ... при оформлении согласия на заключение договора залога, однако с настоящим иском обратилась в суд только ... , то есть со значительным пропуском установленного законом срока исковой давности.

Также судом обоснованно отказано в удовлетворении исковых требований о признании договора ипотеки №... от ... и закладной от ... недействительными, поскольку каких либо нарушений при заключении договора ипотеки и закладной, влекущих недействительность данных сделок в силу положений ст. 168 ГК РФ не имеется, договор и закладная по форме и содержанию соответствуют требованиям ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

При этом не может быть положен в основание для удовлетворения исковых требований о признании договора ипотеки и закладной недействительными и довод Н.В.Ю. о том, что банк, владея информацией о приобретении спорной квартиры в период брака сторон, незаконно использовал согласие истца при оформлении договора ипотеки и закладной, поскольку при заключении договора Н.В.И. представил банку письменное нотариально удостоверенное согласие бывшей супруги на заключение договора залога, оснований предполагать, что при даче согласия у Н.В.Ю. имел место порок воли, у банка не имелось, в связи с чем нарушений ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» не имеется.

Следует согласиться и с выводом районного суда о том, что отсутствие согласия органов опеки и попечительства на заключение договора ипотеки №... от ... в данном случае не влечет недействительность указанного договора, поскольку органами опеки и попечительства МО «<...>» при заключении кредитного договора было сообщено банку об отсутствии сведений о пребывании несовершеннолетней Н.Е., ... года рождения, без родительского попечения и об отсутствии учета данной семьи, как неблагополучной /л.д. 93/.

При таком положении судебная коллегия полагает, что при разрешении спора суд правильно определил юридически значимые обстоятельства дела, применил закон, подлежащий применению, и постановил законное и обоснованное решение.

Довод кассационной жалобы о том, что суд неправомерно применил последствия пропуска срока исковой давности, так как со стороны ответчика заявления о применении указанных последствий материалах дела не имеется судебная коллегия признает несостоятельным, поскольку в судебном заседании ... Н.В.И. заявлял ходатайство о применении последствий пропуска срока исковой давности, что нашло отражение в протоколе судебного заседания /л.д. 122 - 131/.

Довод кассационной жалобы о том, что несоответствие доверенности, выданной Н.В.И. Н.В.Ю. на сбор документов для приватизации квартиры, тому обстоятельству, что квартиры является кооперативной, а потому приватизации не подлежит, подтверждает намеренное введение Н.В.И. в заблуждение Н.В.Ю. по существу сводится к несогласию с произведенной судом оценкой доказательств, направлен на их переоценку, а потому не может быть принят судебной коллегией во внимание.

Довод кассационной жалобы о том, что поскольку спорная квартира была приобретена в период брака, а потому является общей совместной собственностью супругов, то Н.В.Ю., как залогодатель, должна была являться стороной по договору ипотеки наравне с Н.В.И. не может быть положен в основание для отмены постановленного решения, поскольку спорная квартира приобретена в период брака Н.В.И. и Н.В.Ю., при этом право собственности на квартиру зарегистрировано в установленном законом порядке на Н.В.И., в связи с чем в силу положений ч. 1 ст. 6, ч. 1 ст. 7 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в данном случае для заключения договора залога квартиры от Н.В.Ю. требовалось лишь письменное согласие на его заключение.

Не может быть положен в основание для отмены постановленного решения и довод кассационной жалобы о том, что предоставленный Н.В.И. потребительский кредит не мог быть обеспечен залогом квартиры, поскольку в силу положений ч. 1 ст. 2 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости) установлен открытый перечень видов обязательств, которые могут быть обеспечены ипотекой. При этом истцом не приведены правовые нормы федерального законодательства, которыми запрещено обеспечение ипотекой исполнения кредита, предоставленного на потребительские цели.

Довод кассационной жалобы о том, что суд не исследовал на какие именно потребительские цели были использованы Н.В.И. предоставленные денежные средства не может служить основанием для отмены постановленного решения, поскольку данное обстоятельство не имеет правового значения для разрешения спора, в пределах заявленного предмета и основания иска.

Нельзя согласиться и с доводом кассационной жалобы о том, что договор ипотеки должен был быть признан недействительным в силу положений п. 3 ст. 253 ГК РФ, так как банк при заключении договора знал о том, что сделка совершается в отношении общего совместного имущества Н.В.Ю. и Н.В.И..

В силу положений п. 3 ст. 253 ГК РФ сделка, совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Таким образом, исходя из анализа указанной нормы права следует, что сделки по распоряжению общим имуществом, находящимся в совместной собственности, вправе совершать любой из сособственников. При этом, по их соглашению совершение таких сделок может быть возложено на одного из участников. Однако и в этом случае совершение тем из сособственников, кто согласно их общей договоренности не имел на это полномочий, не делает сделку оспоримой (недействительной), если только другая сторона сделки заведомо знала или должна была знать о наличии такого соглашения, то есть действовала недобросовестно, поскольку контрагенты не обязаны вникать во внутренние взаимоотношения сособственников, если только последние сами не объявят об их особом характере.

Учитывая, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что банк при заключении договора знал или заведомо должен был знать об отсутствии согласия Н.В.Ю. на заключение договора залога, то оснований для признания сделки недействительной на основании по п. 3 ст. 253 ГК РФ не имеется.

Иные доводы кассационной жалобы правовых оснований к отмене решения суда не содержат, сводятся к выражению несогласия с произведенной судом оценкой доказательств, следовательно, не могут быть положены в основу отмены законного и обоснованного судебного постановления.

Таким образом, правоотношения сторон и закон, подлежащий применению определены судом правильно, обстоятельства, имеющие значение для дела установлены на основании представленных доказательств, оценка которым дана с соблюдением требований ст. 67 ГПК РФ, подробно изложена в мотивировочной части решения, в связи с чем доводы кассационной жалобы по существу рассмотренного спора, не подрывают правильности выводов суда, не могут повлиять на правильность определения прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии оснований, предусмотренных ст. ст. 362 - 364 ГПК РФ, к отмене состоявшегося судебного решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Решение Приморского районного суда Санкт - Петербурга от 25 апреля 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу Н.В.Ю. - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи:  




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 18 октября 2011

Поиск в тексте