• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  

от 06 октября 2011 года   
 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Рогачева И.А.

судей

Пучинина Д.А. и Нюхтилиной А.В.

с участием прокурора

Мазиной О.Н.

при секретаре

Богдановой Ю.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 06 октября 2011 года кассационную жалобу Гришина А.М. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июля 2011 года по делу №2-2797/11 по иску Гришина А.М. к Горошко А.М. и к открытому акционерному обществу «Страховая группа МСК» о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения истца Гришина А.М., поддержавшего жалобу, и представителей ответчика: Аглушевич С.А. и Аглушевича О.В., просивших оставить вынесенное по делу решение без изменения, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Мазиной О.Н., полагавшей, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Решением Калининского районного суда от 28.07.2011 г. по настоящему делу отказано в удовлетворении требования Гришина А.М. о возмещении ему за счет ОАО «СГ МСК», застраховавшей ответственность Горошко А.Д. по договору ОСАГО на срок с 27.10.2009 г. по 26.10.2010 г., убытков в размере <...> рублей, причиненных истцу в результате повреждения принадлежащего ему автомобиля «ГАЗ-<...> в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 28.03.2010 г. на ул.Благодатной напротив дома №21 в Санкт-Петербурге, где на этот автомобиль, остановившийся по запрещающему сигналу светофора, совершил наезд другой автомобиль, по утверждению истца - принадлежащий Горошко А.Д. автомобиль «Шевроле Тахое», <...>, уехавший с места происшествия.

Также оставлено без удовлетворения требование истца о взыскании с Горошко А.Д. денежной компенсации морального вреда, основанное на утверждении о причинении вреда его здоровью, выразившемся в обострении имевшихся у него заболеваний вследствие испытанного стресса.

В кассационной жалобе истец просит отменить решение суда первой инстанции, считая его необоснованным вследствие неправильности данной судом оценки доказательств.

Дело рассмотрено судебной коллегией в отсутствие представителя ОАО «СГ МСК», извещенного о времени и месте судебного заседания.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого решения, при вынесении которого суд дал надлежащую оценку представленным доказательств и правильно признал недоказанным факт участия в дорожно-транспортном происшествии автомобиля, принадлежащего ответчику.

В соответствии с положениями ст.12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон. Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

С этим принципом связаны процессуальные нормы, относящиеся к доказыванию, в том числе ч.1 ст.56, согласно которой каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, и ч.1 ст.57, согласно которой доказательства представляются сторонами и другими лицами, участвующими в деле; суд вправе предложить им представить дополнительные доказательства; в случае, если представление необходимых доказательств для этих лиц затруднительно, суд по их ходатайству оказывает содействие в собирании и истребовании доказательств.

В свою очередь, представленные сторонами доказательства были при рассмотрении дела оценены судом в соответствии с правилами, закрепленными в ст.67 Кодекса, и оснований для вывода о неполноте, необъективности или односторонности этой оценки судебная коллегия не усматривает.

В подтверждение факта участия автомобиля ответчика в дорожно-транспортном происшествии Гришин А.М. ссылался на то, что непосредственно после наезда, до того, как этот автомобиль скрылся с места происшествия, он успел выйти из своей машины и зафиксировать общие признаки и государственный номер уезжавшего автомобиля, которые указал в своих объяснениях, данных сотрудникам ГИБДД непосредственно после происшествия, а записанный им очевидец М. подтвердил, что второй автомобиль был внедорожником марки Шевроле.

Указанные данные в их взаимосвязи, по мнению истца, являются достаточным подтверждением вышеназванного факта, имеющего юридическое значение, который вместе с тем не был опровергнут при рассмотрении дела ответчиком.

Действительно, в своем письменном объяснении от 28.03.2010 г., имеющемся в материале проверки по факту ДТП №5379 ОГИБДД Московского РУВД, Гришин А.М. указал, что, ожидая разрешающего сигнала светофора на перекрестке ул.Благодатной и Новоизмайловского пр., почувствовал удар сзади, вышел и увидел, что автомобиль джип черного цвета совершил наезд на его автомобиль сзади, после чего скрылся с места ДТП. Его гос.номер предположительно <...> (возможно, <...>). Истцом в объяснении были также указаны данные об очевидце происшествия по имени Н..

М. ... , будучи опрошен в органе ГИБДД 01.04.2010 г., дал объяснения о том, что шел по ул.Благодатной в сторону Московского проспекта по тротуару; на перекрестке с Новоизмайловским проспектом на красный свет остановились автомобили; когда загорелся зеленый свет, автомобиль черного цвета (предположительно джип Chevrolet) въехал в зад автомобилю Волга; джип черного цвета скрылся с места происшествия, развернувшись в сторону Московского проспекта.

Согласно распечатке учетной карточки из базы данных ГИБДД, сделанной в процессе проверки 01.04.2010 г. и приобщенной к материалу проверки, принадлежащий Горошко А.Д. автомобиль «Шевроле Тахое» черного цвета, 2008 г. выпуска, имеет государственный номерной знак <...>, поставлен на учет 04.10.2008 г.

Похожий государственный номерной знак - <...> - имеет автомобиль «Ландровер Ranger» черного цвета, 2008 г. выпуска, принадлежащий Т., указанный в той же распечатке.

Вместе с тем из материала проверки следует, что, несмотря на получение информации о существовании автомобиля-внедорожника марки Шевроле с номером, совпадающим с одним из тех, которые предположительно указал Гришин А.М., местонахождение этот автомобиля установлено не было, он не был осмотрен, в связи с чем какие-либо внешние признаки, подтверждающие его участие в дорожно-транспортном происшествии, не фиксировались.

В свою очередь, неполные и частично предположительные сведения об автомобиле, совершившем наезд, предоставленные Гришиным А.М. и М. не будучи подтверждены иными объективными данными, недостаточны для однозначного вывода суда о том, что именно автомобиль, принадлежащий ответчику, действительно был участником дорожно-транспортного происшествия.

Показаниям свидетеля М., допрошенного в ходе рассмотрения дела, суд дал надлежащую оценку, учитывая, что сообщенных им подробностей внешних признаков автомобиля ответчика в его первых объяснениях не было, он не упоминал, что запомнил часть его номера, также не смог объяснить суду, почему лишь теперь уверенно называет марку автомобиля.

Судом исследовалась также представленная истцом видеозапись с камеры наружного наблюдения автозаправочной станции, расположенной вблизи места ДТП, на которой внешний вид, марка автомобиля и государственный номер не просматриваются, в связи с чем она не может служить подтверждением участия в происшествии автомобиля ответчика.

Со своей стороны Гришин А.М., будучи заинтересован в установлении лица, причинившего вред, не предпринял необходимых действий, направленных на обнаружение и надлежащее закрепление прямых доказательств участия автомобиля ответчика в дорожно-транспортном происшествии, а также не обжаловал действия (бездействие) сотрудников ГИБДД, не принявших надлежащих мер для установления второго участника ДТП.

Обратившись в суд с настоящим иском в марте 2010 года, через год после дорожно-транспортного происшествия, Гришин А.М. также ограничился ссылкой на те доказательства, которые были зафиксированы сотрудниками ГИБДД, не ставил вопрос о возможности экспертного обследования автомобиля ответчика с целью проверки того, подвергались ли ремонтным воздействиям элементы передней части автомобиля, которые должны были взаимодействовать с автомобилем истца.

Что касается включения сведений об участии автомобиля ответчика в ДТП в постановление инспектора по розыску отдела ГИБДД УВД Московского района Санкт-Петербурга от 09.05.2010 г., которым производство по делу об административном правонарушении было прекращено за истечением сроков давности привлечения к административной ответственности, то эти сведения не являлись для суда обязательными, не будучи подтверждены первичными доказательствами, на которых они основаны.

В силу положений ст.61 ГПК РФ являются обязательными для суда и не нуждаются в доказывании только обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными постановлениями; постановление инспектора ГИБДД по делу об административном правонарушении к числу оснований освобождения от доказывания не относится.

При этом судом правильно указано, что из материал проверки и постановления по делу об административном правонарушении не следует, на основании чего инспектором сделаны выводы об участии в ДТП автомобиля, принадлежащего ответчику, эти выводы не мотивированы, водитель, управлявший этим автомобилем, не установлен, материал проверки не свидетельствует о проведении оперативно-розыскных мероприятий по факту ДТП.

Оснований для вывода о том, что ответчик своими собственными действиями создал какие-либо препятствия для надлежащей проверки обстоятельств происшествия, материалы дела также не дают.

Так, в материале проверки имеется рапорт инспектора по розыску на имя начальника отдела ГИБДД от 28.04.2010 г., в котором указано, что адрес проживания предполагаемого участника ДТП установлен, осуществлялись звонки по телефону и направлялись повестки для его вызова в орган ГИБДД, однако он не явился.

Вместе с тем никакими документами включенная в рапорт информация не подтверждена: номер телефона в рапорте не указан, справок о том, когда именно осуществлялись телефонные звонки и каковы были их результаты, в материале проверки не содержится, как и данных о направлении в адрес Горошко А.Д. повесток и об их вручении.

30.09.2010 г. (после вынесения постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении) сотрудником ГИБДД были получены объяснения от А., входившего в число лиц, допущенных к управлению автомобилем ответчика, который отрицал участие этого автомобиля в ДТП 28.03.2010 г.

Не содержится в материале проверки органа ГИБДД также никаких данных о том, в силу чего была исключена возможность участия в ДТП автомобиля-внедорожника «Лендровер» с похожим номером.

В свою очередь, доводы ответчика и представленные им доказательства ставят под сомнение возможность участия его автомобиля в этом дорожно-транспортном происшествии, что также правильно учтено судом.

Так, ответчиком были представлены документы о том, что с 27 по 29.03.2010 г. автомобиль находился у индивидуального предпринимателя Х. Х.., которому был передан для производства работ по шиномонтажу и установке ксенона в противотуманные фары (л.д.82, 83, 106).

Из материалов дела также следует, что автомобиль ответчика был застрахован по договору комплексного страхования автотранспортных средств согласно страховому полису №04-076783-16/09 от 05.11.2009 г. на срок до 04.11.2010 г. (л.д.53, 54).

Следовательно, в случае участия данного автомобиля в дорожно-транспортном происшествии и получения им технических повреждений у ответчика и иных лиц, допущенных к управлению автомобилем, имелась бы заинтересованность в надлежащей фиксации этого факта для получения страхового возмещения.

В свою очередь, какой-либо мотив для оставления владельцем автомобиля места происшествия ни при проведении проверки по факту ДТП, ни в ходе судебного разбирательства установлен не был, а предположение о том, что таким мотивом могло быть нежелание возмещать ущерб истцу, вступает в противоречие с фактом заключения ответчиком договора ОСАГО с ОАО «СГ МСК», оформленным полисом серии ВВВ № 0519434381 сроком действия с 27.10.2009 г. по 26.10.2010 г., в который, как и в полис КАСКО, в качестве лиц, допущенных к управлению автомобилем, были включены А. О.В., А. С.А., В.. и Б. К.Г. (л.д.52).

Согласно справке ОАО «Государственная страховая компания «Югория» от 22.06.2011 г. по договору добровольного страхования транспортного средства Шевроле Тахое <...> по ДТП 28.03.2010 г. обращений не поступало, на что также правильно указал суд первой инстанции как на косвенное доказательство неучастия этого автомобиля в ДТП (л.д.110, 114).

Согласно справке ЗАО «Атлант-М Лахта» на принадлежащем ответчику автомобиле Шевроле Тахое производились работы 09.07.2010 г. по покраске заднего бампера и замене лобового стекла, других кузовных и малярных работ не производилось (л.д.107).

С учетом изложенного следует согласиться с выводом суда первой инстанции, признавшего недоказанным факт участия автомобиля ответчика в дорожно-транспортном происшествии, в результате которого был причинен вред истцу.

Руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 28 июля 2011 года по настоящему делу оставить без изменения, кассационную жалобу Гришина А.М. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 06 октября 2011

Поиск в тексте