• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 апреля 2011 года Дело N 2-35/11
 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего

Рогачева И.А.

судей

Нюхтилиной А.В. и Пучинина Д.А.

при секретаре

Порохневе В.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 апреля 2011 года кассационную жалобу Оленьевой Э.В. на решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 14 марта 2011 года по делу №2-35/11 по иску Оленьевой Э.В. к Умову Е.В. о возмещении убытков и взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заслушав доклад судьи Рогачева И.А., объяснения представителя истца Иванова Е.В., поддержавшего жалобу, и представителя ответчика Габриеляна З.Ж., полагавшего, что оснований для удовлетворения жалобы не имеется, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Оленьева Э.В. обратилась в суд с требованием о взыскании с Умова Е.В. денежных сумм в общем размере <...>, полученных ответчиком в качестве представителя истицы в порядке расчета по заключенным им в 2008 году от её имени договорам купли-продажи шести квартир ... и четырех квартир ... , а также квартиры ... , указывая на то, что после продажи квартир ответчик вырученные денежные средства ей не передал. Оленьева Э.В. просила также взыскать с Умова Е.В. проценты за пользование чужими денежными средствами на указанную сумму за период с 16.06.2010 г., когда истек срок исполнения требования о её передаче, установленный требованием, которое ответчику было вручено 08.06.2010 г. (л.д.189-190 - уточненное исковое заявление).

Решением Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 14.03.2011 г. в удовлетворении требований Оленьевой Э.В. отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанное решение, считая его необоснованным и не соответствующим нормам материального права, и принять новое решение об удовлетворении её иска.

Изучив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит отмене.

Как установлено судом, 11.02.2003 г. между ЗАО «Фирма «Петротрест-Монолит» и Оленьевой Э.В. были заключены 10 договоров об инвестировании строительства жилых домов, по условиям которых Оленьева Э.В. инвестировала строительство квартир ... ... в Санкт-Петербурге на общую сумму <...> (т.1, л.д.44-83).

Впоследствии указанными лицами были подписаны акты приема приема-передачи квартир №..., №..., №..., №..., №..., №... в ... ... ... ; квартир №..., №..., №..., №... в ... и право собственности на указанные квартиры было зарегистрировано на имя Оленьевой Э.В. (т.1, л.д.20-34)

11.06.2003г. между В. В.В. и Оленьевым В.П. был заключен договор купли-продажи квартиры ... ... ... ... ... (т.1, л.д.35-37).

26.05.2004 г. Оленьевой Э.В. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону после её мужа В., на основании которого за ней 07.07.2004 г. было зарегистрировано право собственности на квартиру (т.1 л.д.35-39).

10.03.2008 г. и 13.03.2008г. Оленьевой Э.В. были выданы доверенности сроком на один год на имя Умова Е.В. на право управления и распоряжения указанными объектами недвижимости, в том числе с правом заключения всех разрешенных законом сделок и получения денежных средств (т.1, л.д.9-10).

В апреле - июне 2008 г. Умов Е.В. от имени Оленьевой Э.В. заключил с рядом граждан договоры купли-продажи указанных выше квартир в домах ... на общую сумму <...> (т.1, л.д.239-240, т.2, л.д.109-145).

02.09.2008г. между Оленьевой Э.В., в лице представителя Умова Е.В., действовавшего на основании доверенности от 10.03.2008 г. (продавцом), и Ч. Ч.Ч. (покупателем) был заключен договор купли-продажи ... по цене <...>. (т.1, л.д.167-168).

При рассмотрении дела сторона ответчика не оспаривала факт отчуждения вышеуказанных объектов недвижимости Умовым Е.В., факт получения им вырученных от продажи денежных средств, а также факт отказа передать вырученные денежные средства Оленьевой Э.В., возражая против иска только на том основании, что последняя являлась лишь титульным владельцев спорных объектов недвижимости, тогда как фактически все объекты были приобретены на денежные средства Умова Е.В.

Разрешая спор, суд на основе оценки представленных сторонами доказательств признал, что Оленьева Э.В. являлась лишь номинальным собственником проданных квартир, которые фактически принадлежали Умову Е.В., будучи приобретены за его счет, и находились в его распоряжении, в связи с чем обязательство по передаче Оленьевой Э.В. вырученных от продажи квартир денежных средств у него не возникло.

Исходя из положений ст.218 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений», суд указал на юридическую значимость того, на чьи денежные средства были приобретены спорные объекты недвижимости.

Однако выводы суда не соответствуют нормам материального права, подлежавшим применению при разрешении спора.

В силу пунктов 1 и 2 ст.218 Гражданского кодекса Российской Федерации право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

Статьей 219 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

По смыслу пункта 1 ст.2 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21.07.1997 г. №122-ФЗ государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке.

Выводы суда первой инстанции о том, что Оленьева Э.В. являлась лишь номинальным собственником отчужденных квартир (одна из которых к тому же поступила в её собственность в порядке наследования) и что Умов Е.В., не оспорив право собственности истицы, может рассматриваться как собственник этого имущества независимо от государственной регистрации за ним соответствующего права, вступает в прямое противоречие с этими положениями закона.

Нельзя признать состоятельным также сопровожденное ссылкой на ст.ст.153 и 420 ГК РФ указание суда первой инстанции на то, что при заключении с Оленьевой Э.В. договоров инвестирования строительства у сторон отсутствовала воля на такое заключение и намерение создать соответствующие правовые последствия в виде возникновения, изменения или прекращения прав и обязанностей.

Данный вывод по существу сводится к признанию договоров мнимыми сделками (п.1 ст.170 ГК РФ) и одновременно к тому, что права и обязанности по этим сделкам фактически возникли у Умова Е.В. и ЗАО "Фирма "Петротрест-Монолит".

Однако не имеется никаких оснований для вывода об отсутствии у Оленьевой Э.В. при заключении договоров намерения создать соответствующие правовые последствия в виде приобретения в собственность объектов недвижимости.

Такому выводу противоречат те обстоятельства, что приходные кассовые документы об оплате договоров инвестирования были оформлены на имя Оленьевой Э.В., а в дальнейшем именно ей квартиры были переданы по актам, она стала стороной договоров о техническом обслуживании жилых помещений и на её имя начислялись и оплачивались коммунальные платежи. Судом эти факты оценены неправильно.

В свою очередь, возможность возникновения прав и обязанностей по договорам инвестирования у Умова Е.В. и ЗАО "Фирма "Петротрест-Монолит" прямо противоречит взаимосвязанным положениям п. 3 ст.308 ГК РФ, согласно которому обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц), и п.2 ст.170 ГК РФ, по смыслу которого притворная сделка может прикрывать только другую сделку, совершаемую этими же сторонами, а не иными лицами.

Ошибочным является и вывод районного суда о том, что факт финансирования создания (приобретения) указанных выше объектов недвижимости сам по себе мог повлечь возникновение права собственности на них у ответчика в силу п.1 ст.218 ГК РФ.

Обстоятельства, положенные в основу решения, могли бы свидетельствовать только о том, что Умов Е.В. оплатил создание (приобретение) объектов недвижимости для Оленьевой Э.В. или предоставил ей денежные средства для оплаты их приобретения.

Однако такое предоставление могло бы повлечь только денежные обязательства между сторонами (право ответчика на возмещение соответствующих расходов), и только при наличии признаков неосновательного обогащения, возникшего у Оленьевой Э.В.

Поэтому не могли быть основанием для отказа в иске показания свидетелей и иные оцененные судом доказательства, касающиеся использования денежных средств Умова Е.В. для оплаты приобретения квартир, а также существования у сторон самостоятельных источников дохода, достаточного для такой оплаты.

Согласно п.1 ст.1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

При этом, пока не доказано обратное, передача соответствующих сумм Оленьевой Э.В. должна была бы рассматриваться как дарение, поскольку в силу п.1 ст.574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных пунктами 2 и 3 настоящей статьи (к числу которых сделки между гражданами не относятся).

Соответственно, правомерными могли бы быть только возражения Умова Е.В. против иска на том основании, что квартиры были переданы Оленьевой Э.В. в его распоряжение без обязательства по передаче ей денежных сумм, вырученных от их продажи, в счет погашения имевшегося у неё обязательства по возмещению Умову Е.В. расходов по финансированию приобретения этих объектов недвижимости.

Однако, поскольку в силу подпункта 2 п.1 ст.161 ГК РФ для сделок граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, предусмотрена письменная форма, для подтверждения наличия подобного соглашения между сторонами ответчик, исходя из п.1 ст.162 Кодекса, не мог бы ссылаться на свидетельские показания.

В свою очередь, тот факт, что Оленьева Э.В. предоставила ответчику право распоряжаться принадлежащим ей имуществом исключительно от её имени, путем выдачи доверенностей, противоречит указанному выше предположению, которое со стороны ответчика достаточными доказательствами не подтверждено.

Разрешая спор, суд первой инстанции учел показания Оленьевой Э.В., данные ею 23.04.2009 г. в качестве свидетеля при рассмотрении у мирового судьи судебного участка №160 Санкт-Петербурга уголовного дела по частному обвинению Умова Е.В. в совершении преступления в отношении О., когда истец пояснила, в частности, что Умов Е.В. переписал несколько своих квартир, которые она после ссоры дочери с Умовым Е.В. вернула ему (т.2 л.д.28-29).

Однако эти показания не дают достаточных оснований для вывода о фактическом содержании того или иного соглашения между Оленьевой Е.В. и Умовым Е.В., в том числе о том, к какому именно имуществу оно могло относиться.

Для ответчика в данном случае не исключалось также предъявление в рамках настоящего дела встречного иска, направленного к зачету требований Оленьевой Э.В., о взыскании в его пользу суммы расходов по оплате приобретения объектов недвижимости по правилам о неосновательном обогащении, однако этого сделано не было, что не лишает ответчика возбудить соответствующий спор отдельно, представив необходимые доказательства.

Таким образом, получив от покупателей квартир денежные суммы, причитающиеся Оленьевой Э.В., и не передав их ей, ответчик неосновательно приобрел за её счет соответствующее имущество, которое обязан ей возместить в силу ст.ст.1102 и 1103 ГК РФ.

Согласно п.2 ст.1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (статья 395) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Истцом представлены доказательства направления ответчику 07.06.2010 г. требования о передаче вырученных сумм в 7-дневный срок, врученного адресату 08.06.2010 г. (т.1, л.д.23-25 - письмо, почтовые документы).

Исходя из этого, с момента получения указанного требования ответчик должен был узнать, что истец не согласен на дальнейшее оставление полученных сумм в распоряжении ответчика и претендует на их передачу.

По смыслу п.1 ст.395 ГК РФ размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора, а если кредитором является юридическое лицо, в месте его нахождения учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. При взыскании долга в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора, исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором.

В данном случае проценты подлежат начислению с 16.06.2010 г., когда подлежало добровольному удовлетворению требование истицы.

Как разъяснено в п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №6, Пленума ВАС РФ №8 от 01.07.1996 г. "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитору денежных средств. При выборе соответствующей учетной ставки банковского процента целесообразно отдавать предпочтение той из них, которая наиболее близка по значению к учетным ставкам, существовавшим в течение периода пользования чужими денежными средствами.

Поскольку обязательство по передаче денежных сумм ответчиком до настоящего времени не исполнено, указанное разъяснение подлежит применению в настоящем деле.

Закону не противоречит и не нарушает права ответчика использование при определении размера процентов учетной ставки банковского процента, установленной Центральным банком РФ на день предъявления иска - 7,75% (указание ЦБ РФ от 31.05.2010 г. №2450-У).

На основании ч.1 ст.98 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Оленьевой Э.В. подлежат возмещению расходы по оплате государственной пошлины, составляющие <...>. (т.1, л.д.2).

Учитывая изложенное, руководствуясь ст.361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Калининского районного суда Санкт-Петербурга от 14 марта 2011 года по настоящему делу отменить с вынесением нового решения.

Взыскать с Умова Е.В. в пользу Оленьевой Э.В. сумму неосновательного обогащения в размере <...> рублей и проценты за пользование чужими денежными средствами на указанную сумму по ставке 7,75% годовых, начиная с 16 июня 2010 года по день её фактической выплаты, а также сумму расходов по оплате государственной пошлины в размере <...>.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 2-35/11
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 14 апреля 2011

Поиск в тексте