• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 апреля 2013 года Дело N 22-2145/1

Рег. № 22 - 2145 / 1

Дело № 1- 713 / 12 Судья Оленев Р. Г.

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

8 апреля 2013 года Санкт- Петербург

Судебная коллегия по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:

Председательствующего : Земцовской Т.Ю.

Судей: Русских Т. К. и Леоненко Н. В.

При секретаре Кировой Н. А.

Рассмотрела в судебном заседании 8 апреля 2013 года кассационную жалобу и дополнения к ней осужденного Камнева С.С., кассационное представление государственного обвинителя Рамазанова В.В. на приговор Красногвардейского районного суда Санкт- Петербурга от 6 ноября 2012 года, которым

КАМНЕВ С.С. , ... года рождения, уроженец ... , зарегистрированный по адресу: ... , ... , не работающий, ранее судимый:

07. 06. 2005 г. по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года;

27. 03. 2006 г. по ст. 161 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы, в соответствии со ст.ст. 74 ч. 5, 70 ч. 1 УК РФ с отменой условного осуждения по приговору от 07. 06. 2005 г., с частичным присоединением, в виде 1 года лишения свободы, неотбытого наказания по предыдущему приговору, окончательно- к 3 годам лишения свободы; освобожденный условно-досрочно 26. 10. 2007 г. по постановлению суда от 18. 10. 2007 г. на срок 1 год 3 месяца 27 дней;

23. 06. 2008 г. по ст. 159 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы; в соответствии со ст.ст. 79 ч. 7 п. «в», 70 УК РФ с отменой условно-досрочного освобождения, с частичным присоединением, в виде 1 месяца лишения свободы, неотбытого наказания по приговору от 27. 03. 2006 г., окончательно - к 2 годам 1 месяцу лишения свободы; освобожденный условно-досрочно по постановлению суда от 28. 01. 2010 г. на срок 02 месяца 05 дней;

Осужден по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа, без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Русских Т.К., выступление прокурора Лихачева Ю. М., поддержавшего доводы кассационного представления, не возражавшего против удовлетворения доводов кассационной жалобы осужденного в той части, в которой они совпадают с доводами кассационного представления; выступление осужденного Камнева С.С., адвоката Михальчик Е.А., поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного и дополнений к ней, не возражавших против удовлетворения кассационного представления, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А:

В кассационной жалобе осужденный Камнев С.С. просит приговор суда от 06. 11. 2012 г. отменить в связи с его непричастностью к совершению преступления, т. к. выводы суда о его виновности носят вероятностный характер, основываются на предположениях и не подтверждаются доказательствами; приговор основан на недопустимых доказательствах, полученных с нарушением требований УПК РФ.

Указывает, что доказательств его причастности к причинению тяжкого вреда здоровью потерпевшей <...> не добыто, не установлена прямая причинно-следственная связь между повреждениями, имеющимися у <...>, и его действиями. Суд неверно оценил заключение эксперта, которое носит предположительный характер в части ответа на вопрос о прямой причинно-следственной связи между повреждениями у потерпевшей и его действиями. Согласно заключению эксперта, повреждения <...> свидетельствуют о возможности их образования в указанное время. Выводы суда о причинении повреждений <...> в результате его преступных действий со ссылкой на заключение эксперта противоречат выводам эксперта.

Не соответствуют материалам дела выводы суда о том, что его, Камнева, показания о нахождении потерпевшей в состоянии сильного алкогольного опьянения опровергаются материалами дела. Из медицинской карты стационарного больного <...> следует, что больная была в состоянии алкогольного опьянения, в неадекватном состоянии. Документ подтверждает его непричастность, поскольку потерпевшая указала, что была избита 03. 03. 2012 г. около 15 час неизвестным ( л.д. 38-42).

Приведенные судом в приговоре в качестве доказательств протокол выемки у <...>. распечатки звонков от 03. 03. 2012 г., протокол осмотра распечатки звонков и признания его вещественным доказательством являются недопустимыми доказательствами, не проверены судом. Происхождение «Распечатки» звонков неизвестно, документ не имеет реквизитов, неясно, кто является абонентом указанного номера; доказательство получено с явным нарушением предусмотренного ст. 186-1 УПК РФ процессуального получения информации о соединениях между абонентами.

В обоснование его виновности приведены сведения, не подтверждающие его причастности к совершению преступления: показания свидетелей <...> <...> протокол осмотра места происшествия от 04. 04. 2012 г. колясочной парадной № 3, хотя местом происшествия является квартира. Судом дана неверная оценка указанным сведениям как доказательствам, подтверждающим его виновность. Суд отклонил его доводы в свою защиту, не выполнив требований ч. 3 ст. 15 УПК РФ, лишив его возможности реализовать право на защиту. Суд отнесся с недоверием к показаниям свидетелей защиты <...> <...>, <...>, <...>, <...>, указав, что они не являлись очевидцами событий, однако показания свидетелей обвинения, также не очевидцев событий, суд принял полностью. В отличие от изложенных в приговоре показаний свидетелей обвинения, показания свидетелей защиты в приговоре не приведены. Осужденный приводит в жалобе содержание показаний свидетелей защиты <...>, <...>, <...>, <...>.

В ходе судебного заседания прокурор оказывал давление на свидетеля <...>. Он, Камнев, возражал против таких действий прокурора, однако судом не было предпринято никаких мер воздействия по отношению к прокурору. Просит прослушать аудиозапись судебного заседания для подтверждения изложенных обстоятельств.

Потерпевшая Озерова имеет основания для его оговора, которые он указывал на следствии и в суде. Потерпевшая является сожительницей <...> одновременно состояла в интимных отношениях с ним, Камневым. Мотив оговора его свидетелем <...>. - ревность - необоснованно не принят судом. Суд не учел конфликты семьи <...> с законом( судимости), аморальный образ жизни потерпевшей и в полном объеме принял показания свидетелей как достоверные.

В дополнениях к кассационной жалобе от 26. 11. 2012 г. осужденный просит непосредственно исследовать протокол судебного заседания от 11. 10. 2012 г., непосредственно огласить показания свидетеля <...>., воспроизвести аудиозапись судебного заседания в части допроса данного свидетеля защиты, в целях подтверждения высказывания государственного обвинителя Свердлова М.Л. относительно национальности свидетеля, законности его пребывания пребывания на территории России, необходимости проверки свидетеля в миграционной службе.

В дополнениях к кассационной жалобе от 10. 12. 2012 г. осужденный просит непосредственно исследовать телеграмму от 04. 12. 12 г. с сообщением его матери о нахождении <...> на лечении в психиатрической больнице, для подтверждения его доводов о непричастности к преступлению. Из содержания телеграммы следует, что <...> была помещена в психиатрическую больницу № 3 в связи с обострением психического расстройства, вызванного алкоголизмом. Наличие у потерпевшей психического заболевания, установленного ранее обращения <...> с сообщением о преступлении, ставит под сомнение достоверность ее показаний.

В дополнениях к кассационной жалобе от 10. 01. 2013 г. осужденный просит отменить приговор суда, направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания; вызвать в судебное заседание суда кассационной инстанции свидетелей <...>, <...>, <...>, <...>, <...>, <...> для выяснения и установления истины.

Указывает, что при постановлении приговора суд не разрешил вопрос, предусмотренный п. 2 ч. 1 ст. 299 УПК РФ, о доказанности совершения деяния подсудимым. Приговор не соответствует требованиям ст. 307 УПК РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29. 04. 1996 г. «О судебном приговоре». В нарушение ст. 75 УПК РФ суд использовал недопустимые доказательства, а именно распечатку телефонных переговоров на л.д. 63. Свидетели <...>, <...> являются родственниками потерпевшей <...>, заинтересованы в его осуждении к лишению свободы на длительный срок; их показания основаны на предположениях, данные лица на не являются фактическими свидетелями конфликта с <...>, находились в сильном алкогольном опьянении.

Суд не указал, почему им отвергнуты показания свидетеля <...>, участника осмотра видеозаписи с камер наблюдения. <...> в поле зрения камер появилась 03. 03. 2012 г. в 16 час 31 мин. <...> пояснил, что он вышел на улицу в 16.00, затем встретил его, <...>, потом к ним подошла <...>; конфликтом между ним, Камневым, и <...> не было. По мнению осужденного, потерпевшей нанесена травма живота другим лицом в другое время. Свидетели <...>, <...>, <...> подтвердили, что видели <...> без травм, гематом.

Также потерпевшая в рапорте от 03. 03. 2012 г. из травмпункта и Александровской больницы пояснила, что была избита неизвестным.

Все доводы в его защиту, показания свидетелей <...>, <...>, <...>, <...> <...>, <...> отвергнуты судом необоснованно. Суд не проанализировал показания свидетелей защиты, в нарушение ст. 15 УПК РФ поддержал позицию обвинения.

Судом нарушен принцип презумпции невиновности. Защитник при рассмотрении уголовного дела был недостаточно активен и, поскольку он не имеет материальных возможностей для оплаты высококвалифицированной юридической помощи, его право на защиту не было полностью реализовано.

Суд не оценил доказательство - распечатку звонков от 03. 03. 2012 г., которая не имеет реквизитов, подписей и печатей, происхождение документа неизвестно; представившая распечатку свидетель <...> заинтересована в исходе дела. Данное доказательство является недопустимым. В материалах дела отсутствуют доказательства о наличии у потерпевшей денежных средств, а именно извещения о получении алиментов на малолетнего ребенка в сумме 5 000 рублей.

Судом не исследовался вопрос, почему, по показаниям <...>, он якобы требовал у нее 1 000 руб., зная о наличии у нее 5 000 руб. По утверждению <...>, он не забрал у нее денежную сумму 1 000 руб. и другое имущество потерпевшей; однако, по мнению обвинения, он совершил особо тяжкое преступление, предусмотренное п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ. Суд не выяснил и не отразил в приговоре, чем руководствовался подсудимый, не изъявший у потерпевшей денежных средств, поэтому выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела.

В приговоре суд изложил обстоятельства, предполагающие особую жестокость по отношению к потерпевшей, при отсутствии указаний на причину и мотивы данного преступления. Судом не приведены ссылки на доказательства его умысла на совершение преступления, то есть не исследованы доказательства.

Судом были нарушены положения ст. 381 УПК РФ, а именно ему не была предоставлена возможность ознакомиться с протоколом судебного заседания в полном объеме и подать на него свои замечания в полном объеме.

Осужденный просит истребовать из районного суда аудиозапись всех судебных заседаний по уголовному делу для ознакомления и удостоверения его позиции, вызвать свидетелей <...>, <...>, <...>, <...>, <...>, <...>.

Далее указывает, что судом нарушены требования ст. 382 УПК РФ. Суд учел и отразил в приговоре смягчающие обстоятельства, а именно то, что он страдает тяжким заболеванием, работает, положительно характеризуется по месту жительства, активно способствовал раскрытию других преступлений, однако суд не сослался на ст. 61 УК РФ. Обстоятельства, предусмотренные ст. 61 УК РФ, обязывают суд применить положения ст. 68 ч. 3 УК РФ при назначении наказания. Данные нарушения влекут отмену приговора на основании ст. 379 ч. 1 п. 3 УПК РФ.

Просит разрешить вопросы о его виновности и о назначении ему наказания. Полагает, что приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство в ином составе суда. Подтверждением его доводов является факт принесения кассационного представления прокурора, также настаивающего на отмене приговора.

В дополнениях к кассационной жалобе от 15. 01. 2013 г. осужденный ссылается на нарушение норм УПК РФ при рассмотрении уголовного дела. Прокурор Рамазанов В. В. нарушил положения ст. 37 УПК РФ, неоднократно предпринимал попытки оказания морально-психологического давления на свидетелей защиты <...> <...>, потерпевшую <...>. 31. 10. 2012 г. неоднократно задавал <...> наводящие вопросы, что повлияло на выводы суда. Осужденный приводит свои замечания на протокол судебного заседания. Указывает, что он был лишен полноценного права на защиту, ограничен во времени, задавая вопросы эксперту и свидетелям защиты. Прокурор необъективно изучил материалы дела, в прениях сторон утверждал, что потерпевшая на момент совершения преступления была полностью в адекватном состоянии, без признаков алкогольного опьянения, полностью контролировала свои действия. Эти доводы противоречат материалам дела- медицинским документам, но были положены судом в основу приговора.

В кассационном представлении государственный обвинитель Рамазанов В.В. просит приговор суда в отношении Камнева В.В. отменить, уголовное дело направить в суд на новое судебное разбирательство, ввиду нарушения требований уголовного и уголовно-процессуального закона.

Ссылается на требования ст. 307 УПК РФ о необходимости указания в описательно-мотивировочной части приговора доказательств, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивов, по которым суд отверг другие доказательства; на Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29. 04. 1996 г «О судебном приговоре».

Указывает, что в приговоре судом дается оценка показаниям свидетеля <...>., однако в приговоре данные показания не приведены, в связи с чем невозможно их оценить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, дополнений к ней, кассационное представление государственного обвинителя, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Выводы суда о виновности осужденного Камнева С.С. в совершении в период времени 15 час 50 мин до 15 час 56 мин 3 марта 2012 года в ... ... в ... разбоя, то есть нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей <...> при обстоятельствах, установленных судом, судебная коллегия находит правильными, основанными на исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре доказательствах :

- показаниях потерпевшей <...>, свидетелей <...>, <...>., <...>, <...>., <...>., эксперта <...>, протоколе принятия устного заявления о преступлении <...> от 05. 03. 2012 г., выписке из истории болезни <...> от 03. 03. 2012 г., заключении судебно-медицинской экспертизы, согласно которому у <...> установлена закрытая тупая травма живота с разрывом селезенки с области ворот, потребовавшая ее удаления; которая по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью; также установлены гематомы кожных покровов, поверхностная ушибленная рана ( ссадина) левой ушной раковины, не влекущие кратковременного расстройства здоровья, расценивающиеся как повреждения, не причинившие вред здоровью; травма живота образовалась по механизму тупой травмы и могла быть получена от любого из ударов кулаком, остальные повреждения образовались от действия тупого твердого предмета ( предметов) ; возможно образование повреждений около 16 часов 00 минут 3 марта 2012 года; протоколе выемки распечатки телефонных соединений телефона <...>. за 3 марта 2012 года; протоколе осмотра указанного документа, из которого видно, что с телефонного номера был произведен 03. 03. 2012 г. исходящий телефонный звонок в 66 отдел полиции; протоколе осмотра места происшествия от 04. 04. 2012 г., в ходе которого была изъята флеш-карта с видеозаписью с камер наблюдения установленных снаружи парадных ... , в период с 15 час до 17 час 03. 03. 2012 г.; протоколе осмотра видеозаписи на флеш-карте с участием свидетеля <...>, согласно которому Камнев С.С. появляется в поле зрения камер после 15. 56, а <...> - в 16 час 31 мин; протоколах осмотра вещественных доказательств; других материалах уголовного дела.

Потерпевшая <...> в судебном заседании показала, что 03. 03. 2012 г. она находилась в ... в ... вместе с <...>, <...> <...> и <...> Около 16 час Камнев в одной из комнат квартиры после ухода <...> потребовал у нее денег, она отказала, Камнев ударил ее кулаком в живот, причинив физическую боль, отчего она упала на колени, Камнев нанес ей около 3 ударов кулаком руки в живот, требуя денег, она отказалась, Камнев ударил ее кулаками около 2 раз в правую, 1 раз в левую сторону, вновь потребовал денег, когда отказалась, нанес ей около 3 ударов в область поясницы, затем 2 раза ударил кулаком в левый бок, продолжая требовать деньги, затем ударил кулаком в живот, отчего она ударилась головой и спиной, продолжал требовать деньги, нанес еще не менее 2 ударов кулаком руки в живот. В этот момент в комнату вошла <...>, которую она попросила вызвать полицию, и Камнев убежал из квартиры. Она звонила по телефону, который ей дала <...> в полицию.

Свидетель <...> в судебном заседании показала, что 03. 03. 2012 г. после 15 час после ухода <...> Камнев С.С. и <...> ушли в комнату ее сына <...>. Находясь на кухне, она услышала звук удара о шкаф, заглянула в комнату, увидела, что <...> стоит спиной к шкафу, а Камнев убирает руки с ее плеч. Она слышала фразу Камнева требовательного характера - «дай деньги» или «дашь деньги». <...> попросила ее дать ей мобильный телефон, чтобы вызвать полицию, она дала ей свой мобильный телефон, и потерпевшая стала звонить в полицию. Камнев в это время ушел из квартиры.

Свидетель <...> в судебном заседании подтвердил, что после ухода <...> и квартиры в ней оставались Камнев С.С. и <...>, находившиеся в комнате.

Из показаний свидетеля <...> следует, что <...> в больнице рассказала ему о том, что 03. 03. 2012 г. Камнев С.С., узнав, что она получила алименты на ребенка, стал просить у нее денег, а когда она отказала, начал ее бить и прекратил избиение, когда в комнату зашла его мать <...> Также <...> сообщила, что по телефону его матери звонила в полицию.

Свидетель <...>. в судебном заседании показал что 03. 03. 2012 г. около 16 час вышел на улицу, встретил Камнева С. С. и <...>, они выпили водки, потом к ним подошла <...>, что-то сказала Камневу и ушла.

Судом не установлено оснований к оговору осужденного потерпевшей <...>, свидетелями <...>, <...>., <...>, <...>, <...>, данных о их заинтересованности в привлечении осужденного к уголовной ответственности, не усматривается таковых и судебной коллегией.

Принимая во внимание согласованность показаний потерпевшей и свидетелей, их соответствие другим доказательствам по делу, суд обоснованно признал их достоверными.

Показания потерпевшей <...> о характере примененного к ней насилия, о нанесении ей Камневым сильных ударов кулаком, в том числе в область живота, объективно подтверждаются заключением судебно-медицинского эксперта о степени тяжести, локализации и механизме образования телесных повреждений у потерпевшей, согласно которому закрытая тупая травма живота с разрывом селезенки образовалась по механизму тупой травмы и могла быть получена от любого из ударов кулаком, образование телесных повреждений возможно 03. 12. 2012 г. около 16 час.

В судебном заседании эксперт <...> полностью подтвердила выводы экспертизы.

Суд обоснованно оценил заключение судебно-медицинского эксперта как достоверное доказательство. Вопреки доводам осужденного, в заключении содержатся конкретные выводы о механизме образования телесных повреждений у потерпевшей, указано, что закрытая тупая травма живота с разрывом селезенки могла быть получена от любого из ударов кулаком, и в указанное в постановлении о назначении экспертиз время -03. 03. 2012 г. около 16 час. Заключение эксперта было правильно оценено судом по правилам ст. 88 УПК РФ, в совокупности с иными собранными по уголовному делу доказательствами.

Проанализировав и оценив собранные по уголовному делу доказательства в их совокупности, суд правильно установил фактические обстоятельства совершенного Камневым С.С. преступления, обоснованно счел собранные по делу доказательства достоверными, вину Камнева полностью доказанной, и правильно квалифицировал его действия по ст. 162 ч. 4 п. «в» УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего.

Доводы жалоб осужденного о его невиновности, о незаконности, необоснованности приговора, несогласии с проверкой и оценкой доказательств по уголовному делу по существу сводятся к переоценке собранных по уголовному делу доказательств, получивших правильную оценку в приговоре суда.

Судом первой инстанции приведенные доказательства проверены, оценены как относимые, допустимые, достоверные, а в совокупности - достаточные для признания вины Камнева доказанной. Судебная коллегия согласна с такой оценкой собранных по делу доказательств.

В приговоре суда в соответствии с п. 2 ст. 307 УК РФ приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении Камнева, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Показания Камнева, отрицавшего свою вину в совершении преступления, судом проанализированы и признаны недостоверными, опровергающимися совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Доводы осужденного о том, что его невиновность подтверждается медицинской картой <...> из больницы, поскольку потерпевшая указала об избиении ее 03. 03. 12 г. около 15 час неизвестным, являются несостоятельными. Показания потерпевшей <...> об обстоятельствах совершения отношении нее преступления Камневым последовательны на протяжении предварительного и судебного следствия, подробны и непротиворечивы. Вопреки доводам осужденного, и в телефонограмме из больницы № 17 сообщалось, что <...> была избита известным лицом ( л.д. 27 т. 1), и в медицинской карте потерпевшей из ... зафиксировано, что она был избита 03. 03. 12 г. около 15 час известным ( л.д. 40 т. 1).

В медицинской карте <...> из больницы указано о нахождении больной в состоянии алкогольного опьянения, однако это обстоятельство само по себе не свидетельствует о недостоверности последовательных и непротиворечивых показаний потерпевшей <...>, оснований не доверять которым не установлено. Указание суда в приговоре при оценке показаний Камнева на отсутствие в выписке из истории болезни <...> сведений о ее нахождении в состоянии алкогольного опьянения является неверным, однако оно не повлияло на правильность выводов суда о виновности Камнева в совершении преступления, за которое он осужден.

Суд обоснованно признал достоверными доказательствами протокол выемки у свидетеля <...> распечатки звонков с ее мобильного телефона за 03. 03. 2012 г., из которого видно, что с данного номера был произведен исходящий звонок в 66 отдел милиции; протокол осмотра указанной распечатки звонков, вещественное доказательство - протокол распечатки. Доводы осужденного о нарушении требований ст. 186-1 УПК РФ при получении указанного доказательства являются несостоятельными, поскольку указанная норма закона регламентирует получение информации о соединениях между абонентами по ходатайству следователя. В данном случае свидетелем <...>. самостоятельно по ее желанию была получена в пункте сотовой связи информация о соединениях с ее собственного телефона. Указанный документ не вызывает сомнений в его достоверности. В судебную коллегию по запросу была представлена компанией "<...>" справка от 14. 03. 2013 г. о том, что абонентом номера телефона, о соединениях которого от 03. 03. 2012 г. представлена информация <...>, действительно является указанная гражданка.

Доводы осужденного о том, что суд необоснованно сослался в приговоре на показания свидетелей <...> и <...> протокол осмотра колясочной в парадной <...> являются несостоятельными.

Показания свидетеля <...> о том, что 03.03. 2012 г. о том, что они с Камневым на скамейке распивали спиртное и к ним подходил <...> и показания свидетеля <...> пояснившего, что 03.03. 2012 г. около 16 час он встретил на улице Камнева и <...>, а затем к ним подходила <...>, а также протокол осмотра помещения обоснованно были оценены судом в совокупности в иными собранными по уголовному делу доказательствами. В соответствии со ст. 176 УПК РФ осмотр помещения производится в том числе и в целях выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела. В результате осмотра указанного помещения была изъята запись с камер наружного наблюдения, установленных снаружи парадных ... по ... , имеющая значение дела.

Вопреки доводам осужденного в кассационных жалобах, показания свидетелей защиты <...>, <...>, <...>, <...>, <...> проанализированы судом в приговоре и обоснованно отвергнуты с приведением мотивов принятого решения. Судом правильно учтено, что <...> не являлась очевидцем конфликта между Камневым и потерпевшей, ее показания о том, что Камнев ушел из квартиры через полминуты после нее, опровергаются показаниями потерпевшей, свидетелей <...>, <...>, оснований для недоверия которым не установлено, а показания свидетеля <...> о том, что из кухни квартиры виден вход в комнату, опровергаются показаниями проживающих в квартире лиц - свидетелей <...>., <...> потерпевшей <...> и паспортом на квартиру.

Доводы осужденного в кассационной жалобе о том, что показания свидетелей защиты в приговоре не приведены, являются необоснованными. В приговоре подробно приведены и проанализированы показания свидетеля <...>; показания других свидетелей защиты - <...>, <...> <...>, <...> сводятся к их мнению об оговоре Камнева потерпевшей, свидетелями <...>, и к даче ими отрицательной характеристики личности потерпевшей <...>. Сущность показаний этих лиц приведена в приговоре суда.

При оценке показаний свидетелей защиты <...>, <...>, <...>, <...> судом обоснованно учтено, что данные лица не являлись очевидцами событий в квартире <...>, показания перечисленных лиц об оговоре, по их мнению, Камнева потерпевшей и свидетелями <...>, по характеристике личности потерпевшей, обоснованно признаны судом недостоверными, опровергающимися показаниями потерпевшей и свидетелей <...>,<...>., <...>., оснований для недоверия которым не усматривается. Показаниям перечисленных свидетелей защиты судом дана оценка как не свидетельствующим о непричастности Камнева к совершению преступления.

Доводы осужденного по поводу показаний свидетелей защиты полностью сводятся к переоценке выводов суда.

Из протокола судебного заседания следует, что свидетель защиты <...> был допрошен в судебном заседании с соблюдением требований закона - ст.ст. 56, 278 УПК РФ, сторонам была предоставлена возможность задать вопросы свидетелю, никакого незаконного воздействия в отношении свидетеля со стороны участников процесса, в том числе государственного обвинителя, не допущено.

Доводам осужденного об оговоре его свидетелем <...> по мотивам ревности к <...>. судом дана правильная оценка, при этом учтено, что неприязненных отношений с Камневым у свидетеля не было. В судебном заседании Камнев пояснил, что ранее сожительствовал с потерпевшей, находился с ней с дружеских отношениях. Судом не было установлено неприязненных отношений, долговых обязательств между потерпевшей и Камневым, никаких оснований для оговора потерпевшей Камнева не установлено, в связи с чем доводы осужденного об оговоре его потерпевшей были обоснованно отвергнуты. Также судом дана оценка тому обстоятельству, что потерпевшая неоднократно звонила Камневу после произошедшего, как не свидетельствующему о невиновности осужденного.

Показания потерпевшей о получении ею 03. 03. 2012 г. алиментов на содержание ребенка подтверждаются показаниями свидетеля <...>., пояснившей, что потерпевшая уходила на почту для получения алиментов на ребенка.

Доводы осужденного о получении потерпевшей травм при других обстоятельствах, иным лицом, обоснованно отвергнуты судом 1 инстанции с с приведением мотивов принятого решения, с которым судебная коллегия согласна.

Ссылки осужденного на наличие судимости у свидетеля <...>., на злоупотребление спиртным потерпевшей <...> сами по себе не свидетельствуют о недостоверности показаний указанных лиц.

В связи с доводам осужденного в кассационной жалобе о наличии у <...> психического заболевания, установленного ранее ее обращения с заявлением о преступлении, и в связи с этим о недостоверности ее показаний, судебной коллегией истребованы медицинские сведения в отношении потерпевшей. Из справки ПНД от 29. 01. 2013 г. следует, что <...> на учете не состояла, обращалась за лечебно-консультативной помощью до 2009 г. по поводу аффективной реакции, из справки НД следует, что она состоит на наркологическом учете с 2009 г. по поводу синдрома зависимости от алкоголя; согласно справке из больницы <...> от 01. 02. 2013 г. следует, что <...> находилась на излечении в больнице с 25. 11. 2012 г. по 20. 12. 2012 г. по поводу хр. алкоголизма, алкогольного делирия.

Указанные сведения не свидетельствуют о наличии у потерпевшей психического заболевания, а факт наличия у <...> заболевания алкоголизмом сам по себе не ставит под сомнение достоверность ее показаний, данных в ходе предварительного и судебного следствия в апреле, июле и августе 2012 г., то есть до госпитализации ее в больницу.

Показания свидетеля <...>, на которые ссылается осужденный в жалобе, не свидетельствуют о невиновности осужденного в совершении преступления, за которое он осужден. Показания свидетеля о том, что около 16 час он встретил на улице Камнева, а затем к ним подходила Озерова, оценены судом в совокупности с другими доказательствами.

Необоснованными являются доводы осужденного о неправильной квалификации его действий по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, поскольку, по показаниям <...>, он не похитил ее имущество. Суд правильно квалифицировал действия Камнева по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ, поскольку установлено совершение им нападения в целях хищения чужого имущества, с применением насилия, опасного для жизни, с причинением тяжкого вреда потерпевшей. Разбой является оконченным с момента нападения и применения насилия, независимо от того, удалось ли завладеть имуществом или нет.

Вопреки доводам осужденного в кассационной жалобе, в обвинительном заключении отсутствует указание на наличие отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ - совершение преступления с особой жестокостью, и суд не учитывал при назначении осужденному наказания такое отягчающее обстоятельство.

Заявлявшиеся в судебном заседании ходатайства участников судопроизводства, в том числе и Камнева, рассматривались в установленном законом порядке. Ряд ходатайств осужденного были удовлетворены. То, что не все ходатайства осужденного были удовлетворены, не свидетельствует о необъективности суда.

Нарушений права осужденного на защиту, на что он ссылается в кассационной жалобе, допущено не было. Как видно из материалов дела, защиту Камнева в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства осуществляла адвокат Михальчик Е.А. в порядке ст. 51 УПК РФ ( л.д. 94 т. 1 ), которая разделяла позицию подсудимого по делу, поддерживала его ходатайства. Отводов адвокату обвиняемый не заявлял, недоверия ей не выражал. В судебном заседании суда кассационной инстанции Камнев подтвердил, что доверяет адвокату Михальчик Е.А.

При таких обстоятельствах доводы осужденного в кассационной жалобе о ненадлежащем осуществлении адвокатом Михальчик Е.А. функций защитника являются необоснованными.

Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия, при рассмотрении судом уголовного дела, влекущих отмену приговора суда, не допущено.

С протоколом судебного заседания осужденный был ознакомлен в полном объеме, что подтверждается имеющимися расписками. На протокол судебного заседания осужденный неоднократно подавал замечания, которые были рассмотрены в установленном законом порядке. Некоторые замечания приняты председательствующим, другие оставлены без удовлетворения. С учетом этого обстоятельства полагать, что замечания рассмотрены неправильно, не имеется. Нарушений при рассмотрении замечаний на протокол судебного заседания не установлено. Протокол судебного заседания соответствует требованиям ст. 259 УПК РФ. Технические средства при ведении протокола судебного заседания не использовались, в связи с чем доводы осужденного о наличии аудиозаписи протокола судебного заседания являются необоснованными.

Обсудив доводы кассационного представления прокурора о нарушении судом требований ст. 307 УПК РФ, а именно неприведении в приговоре показаний свидетеля защиты <...> судебная коллегия не может с ними согласиться. В соответствии с требованиями п. 2 ст. 307 УПК РФ а приговоре должны быть приведены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. Указанные требования судом выполнены. В приговоре подробно приведены показания свидетеля <...> о том, что 03. 03. 2012 г. в квартире присутствовали подсудимый, потерпевшая, <...>., <...>., подсудимый ушел из квартиры через полминуты после нее; из кухни квартиры <...> виден вход в комнату ( л.д. 317 т. 1). Суд проанализировал показания данного свидетеля и дал им оценку, указав, что показания <...> о том, что Камнев вышел из квартиры через 30 секунд после нее, являются недостоверными, привел мотивы принятого решения. В представлении прокурора не приведено никаких конкретных доводов о нарушении судом уголовного закона.

Требования закона при назначении наказания осужденному не нарушены. При назначении наказания Камневу судом в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности осужденного, смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства, все обстоятельства по делу, влияние назначаемого наказание на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Суд обоснованно усмотрел в действиях Камнева опасный рецидив преступлений, на основании ст. 63 ч. 1 п. «а» УК РФ признал его отягчающим наказание обстоятельством и назначил наказание с учетом требований ст. 68 ч. 2 УК РФ. В качестве смягчающих наказание обстоятельств суд учел активное способствование раскрытию других преступлений, состояние здоровья Камнева. Отсутствие ссылки на ст. 61 УК РФ в приговоре не является нарушением уголовно-процессуального закона, поскольку суд прямо указал в приговоре на наличие конкретных смягчающих наказание обстоятельств.

Исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время и после совершения преступления, других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, предусмотренных ст. 64 УК РФ, оснований для применения ст.ст. 15 ч. 6, 68 ч. 3, 73 УК РФ суд обоснованно не усмотрел, не усматривает таковых и судебная коллегия.

Судебная коллегия считает, что назначенное судом Камневу по своему виду и размеру наказание соответствует тяжести преступлений, личности осужденного, является справедливым, чрезмерно суровым не является; оснований для его смягчения не имеется. Вопрос о применении ст. 68 ч. 3 УК РФ является правом, а не обязанностью суда, суд оснований для применения указанных положений закона обоснованно не усмотрел.

С учетом изложенного судебная коллегия оснований для отмены, изменения приговора суда не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт- Петербурга от 6 ноября 2012 года в отношении КАМНЕВА С.С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного, кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2145/1
Принявший орган: Санкт-Петербургский городской суд
Дата принятия: 08 апреля 2013

Поиск в тексте