• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ПЯТНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 февраля 2011 года Дело N А32-21284/2010

15АП-15000/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 09 февраля 2011 года. Полный текст постановления изготовлен 14 февраля 2011 года. Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Ехлаковой С.В., судей Корневой Н.И., Пономарёвой И.В.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Кузнецовой А.А.,

при участии: от истца: руководитель Кондаков В.А., протокол собрания от 29.03.2009, паспорт, от ответчика: представитель Курин А.С. по доверенности от 18.05.2010,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

ООО "ОФИС-XXII" на решение Арбитражного суда Краснодарского края

от 26.11.2010 по делу N А32-21284/2010

по иску общества с ограниченной ответственностью "ОФИС-XXII" к ответчику открытому акционерному обществу "Подводтрубопроводстрой" о взыскании 37 956 648 руб., принятое в составе судьи Кондратова К.Н.,

УСТАНОВИЛ:

общество с ограниченной ответственностью «Офис-ХХII» (далее-истец) обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с иском к открытому акционерному обществу «Подводтрубопроводстрой» (далее-ответчик, ОАО «ПТПС») о взыскании на основании договора цессии от 02.06.2010 N 785/39/10 штрафа за нарушение сроков завершения работ по контракту от 14.10.2008 N946/39/08 в размере 37 956 648 руб. согласно пункту 28.1.4.

Решением арбитражного суда от 26.11.2010 иск удовлетворен частично, с ответчика в пользу истца взыскана неустойка в сумме 593 072,62 руб., а также расходы по оплате госпошлины в сумме 64 323,77 руб. В остальной части иска отказано.

Решение мотивировано тем, что факт нарушения ответчиком условий договора о сроках завершения работ подтвержден документально, в связи с чем требования истца о применении договорной ответственности являются правомерными. Однако период просрочки исполнения обязательств определен истцом без учета одностороннего расторжения контракта с 25.01.2009. Кроме того, заявленная ко взысканию неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения договора, влечет необходимость ее уменьшения в порядке статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Офис-ХХII» обжаловало его по правилам главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В апелляционной жалобе заявитель просил отменить решение суда как незаконное и необоснованное, принятое с нарушением норм процессуального права и неправильным применением норм материального права по неполно выясненным обстоятельствам, имеющим значение для дела.

В обоснование жалобы заявитель сослался на то, что истец был лишен возможности защищать свои законные права и интересы, поскольку суд, объявив перерыв в судебном заседании и указав о необязательности явки сторон в судебное заседание, после перерыва продолжил рассмотрение дела по существу и исследование доказательств в отсутствие представителя истца. При этом, согласно устной информации, полученной от представителя ответчика, присутствовавшего в судебном заседании после перерыва, судом была объявлена резолютивная часть решения, отличная по содержанию от резолютивной части в изготовленном в полном объеме тексте решения.

Заявитель также полагает, что судом неправомерно произведено уменьшение размера заявленной неустойки, поскольку обоснование несоразмерности штрафа последствиям нарушения договора не приведено, указанные истцом обстоятельства и представленные доказательства, касающиеся размера и состава расходов, понесенных кредитором в связи с невыполнением контракта ответчиком, не оценены. Судом не учтено, что объективным критерием соразмерности в данном случае может являться и согласованное сторонами в договоре условие о том, что общая сумма неустойки, предъявленной к подрядчику не должна превышать 10 % от контрактной цены. Между тем, по мнению заявителя, сумма расходов кредитора сопоставима с размером истребуемой неустойки.

В отзыве на жалобу ОАО «Подводтрубопроводстрой» отклонило доводы заявителя как несостоятельные по основаниям, приведенным в нем, и просило отменить решение суда и в иске отказать, считая, что ответственность за незавершение работ по строительству перехода нефтепровода через реку Кума не может быть возложена на ответчика, поскольку невозможность сооружения перехода была вызвана геологическими условиями по маршруту бурения. Кроме того, ответчик указал, что вступившим в законную силу решением арбитражного суда по делу NА 32-7726/2009 с ответчика были взысканы штрафные санкции по контракту в пользу правопредшественника истца, которые в полном объеме уплачены должником. Истцом заявлены требования без учета данных обстоятельств, при этом размер неустойки превышает установленное контрактом ограничение 10 % от контрактной цены.

В судебном заседании апелляционной инстанции 04.02.2011 объявлялся перерыв до 17 час. 10 мин. 09.02.2011. После перерыва судебное заседание продолжено с участием обеих сторон.

Изучив материалы дела и заслушав пояснения представителей сторон, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд считает, что обжалуемое решение соответствует обстоятельствам дела и законодательству и не подлежит отмене по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, 14.10.2008 между сторонами заключен контракт N 946/39/08 на выполнение строительно-монтажных работ по объекту - Программа ТПР 2008 г. ОАО «Черномортранснефть», согласно которому ОАО «Черномортранснефть» (заказчик) поручает, а ОАО «Подводтрубопроводстрой» (подрядчик) принимает на себя выполнение работ и услуг по объекту «ТПР п. 1.2.1 МН Малогбек-Тихорецк Ду 700, км 159,7, ТРУМН, ЛПДС «Незлобная», переход через реку Кума методом ННБ. Техническое перевооружение» в соответствии с публичной офертой, условиями настоящего контракта и рабочей документацией. Контрактная цена работ и услуг, подлежащая оплате подрядчику составляет 102 034 000 рублей (пункт 3.1 контракта).

В соответствии с пунктом 5.1 контракта работы по объекту выполняются в сроки установленные в графике выполнения работ и должны быть завершены не позднее 26.12.2008.

В пункте 28.1.4 контракта установлено, что в случае задержки подрядчиком срока завершения работ по объекту в соответствии с графиком выполнения работ, подрядчик обязан уплатить заказчику неустойку в размере 0,3 % от контрактной цены за каждый день просрочки.

В пункте 32.1 стороны определили условия, при которых заказчик вправе отказаться от исполнения контракта. В случае, если заказчик откажется от исполнения контракта в одностороннем порядке по основаниям, предусмотренным в пункте 32.1.2, подрядчик обязан уплатить заказчику штраф в размере 10 % от контрактной цены (пункт 28.1.8).

Сторонами утвержден график выполнения работ (приложение N 4) к контракту.

По состоянию на 27.12.2008 работы, предусмотренные контрактом, не были выполнены в полном объеме, что отражено в акте N 1 о срыве сроков выполнения работ по объекту, от подписания которого подрядчик отказался, что отражено в акте N 1 от 05.01.2009.

В связи с нарушением сроков завершения выполнения работ и непредставлением банковской гарантии заказчик 05.01.2009 г.направил подрядчику уведомление о расторжении контракта в одностороннем порядке, где датой одностороннего расторжения контракта указано 25.01.2009 г.

Ввиду необходимости проведения работ, не выполненных ответчиком, ОАО «Черномортранснефть» заключило контракт с ООО «ИПСК «НГС-Темпобур» от 02.02.2009 г. N 95/39/09, которым работы были завершены в срок до 29.04.2009 г.

В рамках дела N А-32-7726/2009-22/147 был рассмотрен иск ОАО «Черномортранснефть» к ОАО «Подводтрубопроводстрой» о взыскании штрафа по контракту и решением Арбитражного суда Краснодарского края от 27.08.2009 г. по указанному делу, оставленным без изменения Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.12.2009, исковые требования были удовлетворены в части взыскания штрафа 500 000 руб. руб. за непредоставление банковской гарантии по контракту, в требовании о взыскании штрафа за несвоевременное завершение работ было отказано, поскольку требование истца основывалось на пунктах 28.1.8. и 32.1.2. контракта, не содержащих таких оснований для отказа от контракта и оплаты штрафа, как нарушение срока завершения работ.

При этом судом было указано, что штрафные санкции за нарушение ответчиком сроков завершения работ предусмотрены п. 28.1.4. контракта, в соответствии с которым в случае задержки подрядчиком срока завершения работ по объекту подрядчик обязан уплатить заказчику неустойку в размере 0,3% от контрактной цены за каждый день просрочки.

Таким образом, истцом в деле N А-32-7726/2009-22/147 были ошибочно определены основания для оплаты штрафа за задержку срока завершения работ и заявлено о применении иного вида договорной ответственности.

02.06.2010 г. между ОАО «Черномортранснефть» (прежним кредитором) и ООО «Офис-ХХII» (новым кредитором) было заключено соглашение N 785/39/10 об уступке права (требования), в соответствии с пунктом 1.1. которого прежний кредитор уступает новому кредитору все права (требования) к ОАО «Подводтрубопроводстрой», именуемому должник, возникшие из контракта от 14.10.2008 г. N 946/39/08, заключенного между должником и прежним кредитором, а также права (требования), возникшие у прежнего кредитора к должнику в связи с ненадлежащим исполнением должником контракта и его прекращением прежним кредитором, в частности, права на взыскание с должника всех причитающихся прежнему кредитору процентов, штрафов и пени за ненадлежащее исполнение контракта.

На основании данного соглашения ООО «Офис-ХХII», ссылаясь на нарушение подрядчиком обязательств по контракту в части сроков завершения работ, влекущее применение ответственности согласно пункту 28.1.4. контракта, обратилось в арбитражный суд с настоящими требованиями.

При рассмотрении спора суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с частью 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее-ГК РФ) право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Согласно статье 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты.

Суд первой инстанции обоснованно указал, что по своей правовой природе, заключенный между ОАО «Черномортранснефть» и ОАО «Подводтрубопроводстрой» контракт, являлся договором подряда, и возникшие между сторонами правоотношения регулировались нормами Главы 37 ГК РФ.

В соответствии со статьей 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.

Согласно статье 708 Кодекса в договоре подряда указываются начальный и конечный сроки выполнения работы. По согласованию между сторонами в договоре могут быть предусмотрены также сроки завершения отдельных этапов работы (промежуточные сроки). Если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не предусмотрено договором, подрядчик несет ответственность за нарушение как начального и конечного, так и промежуточных сроков выполнения работы. Указанные в договоре подряда начальный, конечный и промежуточные сроки выполнения работы могут быть изменены в случаях и в порядке, предусмотренных договором (пункт 2 названной статьи). Указанные в пункте 2 статьи 405 настоящего Кодекса последствия просрочки исполнения наступают при нарушении конечного срока выполнения работы, а также иных установленных договором подряда сроков (пункт 3 названной статьи).

Сроки выполнения работ по контракту были согласованы в названном выше графике выполнения работ, при этом в пункте 5.1 контракта установлено, что работы должны быть полностью завершены не позднее 26.12.2008.

В соответствии со статьей 309 ГК РФ обязательства, вытекающие из договора, должны исполняться сторонами надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычаями делового оборота или иными обычно предъявляемыми требованиями.

Названными выше актами о нарушении срока завершения работ подтверждено неисполнение подрядчиком условий контракта. Данный факт по существу не отрицается ответчиком, однако задержка в выполнении работ и недостижение предполагаемого результата работ объяснено ОАО «Подводтрубопроводстрой» наличием объективных причин, связанных с геологическими условиями по маршруту бурения.

В материалы дела представлено заключение Института проблем освоении и использования природных ресурсов в аномальных геологических условиях по результатам анализа представленных материалов геологических осложнений, возникших при строительстве перехода стального нефтепровода диаметром 700 мм через реку Кума на трассе Малгобек-Тихорецк (159,7 км) методом наклонно-направленного бурения, составленное 14.01.2009 специалистом Института, из которого следует, что бурение незавершенно в связи с особенностями минерологического состава глин майкопской свиты, который в месте бурения представлен трехслойными гидрослюдами и монморрилонитами, а также смешаннослойными гнилистыми разностями. Разбуривание и крепление глин представляет большую трудность, выбранный маршрут трассы перехода признан неудачным. При этом в заключении отмечено, что отчетных материалов по проведенным изысканиям было недостаточно и требовалось бы дополнительное исследование физико-химических свойств пород, что не было выполнено. Кроме того, в использованной исполнителем рецептуре бурового раствора отсутствовали добавки, существенно снижающие коэффициент поверхностного натяжения растворов, что приводило к гидроразрыву пород.

Таким образом, невозможность выполнения работ по спорному контракту была обусловлена как объективными причинами, так и действиями подрядчика, о чем свидетельствует представленное самим истцом заключение.

По условиям спорного контракта (пункт 8.3) предоставление рабочей документации, в состав которой согласно пункту 1.27 входили, в частности, рабочие чертежи, технические условия, проект организации строительства, а также вся другая документация в объеме, необходимом для производства работ на объекте, прошедшая экспертизу, являлось обязанностью заказчика. Соответственно, в рамках исполнения данной обязанности заказчиком должны были быть предоставлены результаты геологических изысканий в требуемом объеме. Однако, как отмечено в заключении Института, изыскания являлись недостаточными.

В то же время согласно пункту 1 статьи 716 ГК РФ подрядчик обязан немедленно предупредить заказчика и до получения от него указаний приостановить работу при обнаружении:непригодности или недоброкачественности предоставленных заказчиком материала, оборудования, технической документации или переданной для переработки (обработки) вещи;возможных неблагоприятных для заказчика последствий выполнения его указаний о способе исполнения работы;иных не зависящих от подрядчика обстоятельств, которые грозят годности или прочности результатов выполняемой работы либо создают невозможность ее завершения в срок.

Аналогичные положения были включены сторонами в пункт 24.1 контракта, а в пункте 24.3, стороны предусмотрели, что подрядчик, не предупредивший заказчика об обстоятельствах, указанных в пункте 24.1 несет полную ответственность за некачественное выполнение работ. Из материалов дела не усматривается, что ответчик своевременно уведомлял заказчика о возникших объективных обстоятельствах, препятствовавших своевременному выполнению работ. В то же время представленное в дело заключение Института свидетельствует о том, что об особенностях пород в месте бурения по существу сторонам стало известно из указанного заключения, которое получено по истечении срока завершения работ по контракту.

Согласно пункту 1 статьи 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

В пункте 28.1.4. контракта установлена ответственность подрядчика в случае задержки срока завершения работ по объекту в виде неустойки в размере 0,3% от контрактной цены за каждый день просрочки.

Между тем, апелляционная инстанция полагает, что приведенные выше обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что невозможность сооружения перехода магистрального нефтепровода через реку Кума по первоначальному маршруты трассы перехода определялась не только действиями подрядчика, но в определенной степени была обусловлена объективными причинами и действиями кредитора, предоставившего результаты геологических изысканий, проведенных в неполном объеме, что предполагает возможность оценки оснований ответственности ОАО «Подводтрубопроводстрой» с учетом норм статьи 404 ГК РФ.

Кроме того, в соответствии с пунктом 1 статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Правила настоящей статьи не затрагивают права должника на уменьшение размера его ответственности на основании статьи 404 настоящего Кодекса и права кредитора на возмещение убытков в случаях, предусмотренных статьей 394 настоящего Кодекса.

Таким образом, гражданское законодательство предусматривает неустойку в качестве способа обеспечения исполнения обязательств и меры имущественной ответственности за их неисполнение или ненадлежащее исполнение, а право снижения неустойки предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 21.12.2000 N 263-О, при применении статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации суд обязан установить баланс интересов между применяемой к нарушителю мерой ответственности (неустойкой) и оценкой действительного размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, - на реализацию требования статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

В информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при наличии оснований для применения статьи 333 Кодекса арбитражный суд уменьшает размер неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком, на основании имеющихся в деле материалов. Критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения договорных обязательств и др.

Оценивая правомерность исковых требований, суд первой инстанции обоснованно указал, что договорная неустойка, о взыскании которой заявлено ООО «Офис-ХХII», не может быть применена за пределами действия контракта, поскольку в силу пункта 2 статьи 453 ГК РФ при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, и, следовательно, не может быть применена ответственность за нарушение несуществующего обязательства. Соответственно, с учетом одностороннего расторжения заказчиком контракта с 25.01.2009, правомерным являлось начисление неустойки за период с 27.12.2008 по 24.01.2009.

Определяя размер ответственности подрядчика в порядке статьи 333 ГК РФ, суд первой инстанции признал обоснованным применение в качестве критерия соразмерности ответственности и последствий нарушения обязательства учетную ставку ЦБ РФ, которая является объективным показателем возможных убытков кредитора, и применил ставку рефинансирования 7, 75 % , действовавшую на день вынесения решения.

В апелляционной жалобе ООО «Офис-ХХII», полагая неправомерным уменьшение ответственности должника, сослалось на то, что судом не были учтены представленные истцом сведения о понесенных кредитором затратах, связанных с невыполнением подрядчиком работ, недостижением цели строительства-прокладки нефтепровода и заключением нового договора с другим подрядчиком.

В то же время документального подтверждения факта, размера дополнительных расходов заказчика и причинной связи данных расходов в действиями, заявителем не представлено.

Так, согласно перечню затрат кредитора им были понесены расходы в размере 3 450 000 руб. по проведению биологической рекультивации земель, использованных под строительство на участке неудачного бурения, которые определены на основании коммерческого предложения ООО «ЮникорСтрой» от 12.02.2009. Однако фактическая оплата данных расходов не подтверждена, кроме того, истцом не доказано, что работы по рекультивации проводились именно на участке, занимаемой строительной площадкой ответчика. Между тем, из имеющейся в деле переписки заказчика с ОАО «АК «Транснефть» письмо от 08.10.2008), в интересах которого фактически осуществлялось строительство нефтепровода, усматривается, что рекультивация земель и демонтаж трубопроводов на занимаемом участке предполагались в любом случае, и их выполнение планировалось в 2008г, однако с учетом позднего заключения контракта с подрядной организацией-ответчиком, был согласован перенос выполнения данных работ на апрель 2009. Сведения о том, что объем рекультивационных работ был увеличен в связи с переносом маршрута перехода трубопровода через реку, в материалах дела отсутствуют.

Ссылки заявителя на то, что продление использования земельного участка в связи с переносом срока окончания строительства повлекло возникновение дополнительных расходов у заказчика в размере 296887 руб. 68 коп., о чем представлено соглашение от 20.04.2009 N 28, заключенное с СПК «Садовый», о временном занятии земель СПК, следует признать обоснованными и указанные затраты возможно учесть при оценке негативных последствий нарушения обязательств подрядчиком, однако размер взысканной судом неустойки превышает данные расходы.

Затраты заказчика по получению технических условий и необходимых согласований, проектированию и разработке комплекта рабочей документации (34 тома) на строительство перехода на новом участке в сумме 4 447 869 руб. не связаны с невыполнением ответчиком работ по контракту, а вызваны выявленными в процессе строительства геологическими особенностями почв в месте бурения, и были бы понесены заказчиком в любом случае, поскольку, как отмечено выше, предоставление надлежащей рабочей документации являлось обязанностью заказчика по контракту. Таким образом, необходимость перепроектирования, занятия земельного участка, переобустройства площадки и переноса техники связаны с ошибками при выборе маршрута трассы, что повлекло необходимость изменения места прокладки перехода через реку.

В состав расходов истцом включены также затраты на материалы, оплаченные заказчиком ОАО «ПТПС» без достижения полезного результата строительства, в частности, ж/б плиты различного наименования, на сумму 1 449 587 руб., и материалы, указанные в расчете ОАО «ПТПС» (пункт 4), стоимостью 2 848 652 руб., о чем указано в письмах ОАО «ПТПС» от 28.01.2009 N 02/59 и ОАО «Черномортранснефть» от 04.02.2009 N38-39-04-02/180. Однако из буквального содержания названных писем явствует, что подрядчиком были направлены расчеты для компенсации стоимости материалов, приобретенных для строительства, однако заказчик отказался от оплаты части ж/б плит со ссылкой на то, что они не использовались на площадках, а в отношении других плит было предложено их передать на оплаченную сумму, материалы, указанные в пункте 4 расчета, заказчик предложил передать на договорной основе новому подрядчику. При таких обстоятельствах наличие у ОАО «Черномортранснефть» убытков в указанном размере нельзя признать доказанным.

Указанные истцом трудозатраты специалистов ОАО «Черномортранснефть» по сопровождению контракта с ОАО «ПТПС», не приведшие к полезному результату, не являются убытками заказчика в смысле статей 15, 393 ГК РФ, поскольку выплаты заработной платы работникам ОАО «Черномортранснефть» являются общехозяйственными расходами заказчика и не находятся в причинной связи с действиями подрядчика, так как в любом случае были бы понесены им.

Иных расходов, возникших вследствие нарушения обязательств ответчиком, ООО «Офис-ХХII» не названо и с апелляционной жалобой других доказательств не представлено. Кроме того, в судебном заседании апелляционной инстанции представителем истца пояснено, что никаких штрафных санкций ОАО «АК «Транснефть» к ОАО «Черномортранснефть» в связи с просрочкой строительства нефтепровода не предъявлялось.

По смыслу статьи 333 ГК РФ кредитор по требованию о взыскании неустойки не обязан доказывать причинение ему убытков, однако, не воспользовавшись таким правом, кредитор несет риск того, что суд может уменьшить размер договорной ответственности должника, определив самостоятельно критерии соразмерности неустойки.

В данном случае при отсутствии документальных доказательств наличия убытков у заказчика, их размера и причинной связи с указанным истцом нарушением, а именно, с просрочкой выполнения работ (что не тождественно их ненадлежащему выполнению), суд первой инстанции правомерно признал возможным уменьшение неустойки применительно к ставке рефинансирования. То обстоятельство, что на момент фактической просрочки исполнения обязательств ответчиком действовала учетная ставка ЦБ РФ 13 % годовых, тогда как суд руководствовался ставкой, действовавшей на день вынесения решения, по мнению апелляционной инстанции, не влечет необходимости изменения судебного акта, поскольку при оценке соразмерности неустойки и убытков следует учитывать весь объем взысканных с должника санкций, так как в силу общих положений гражданского законодательства убытки являются пределом ответственности.

Как отмечено выше, решением арбитражного суда по делу N А-32-7726/2009-22/147 с ОАО «ПТПС» взыскан штраф в размере 500 000 руб. за нарушение обязательств по договору (за непредоставление банковской гарантии), которое, в том числе, являлось основанием для одностороннего расторжения контракта заказчиком. При исчислении неустойки за просрочку выполнения работ за период 27.12.2008 по 24.01.2009 (29 дней) исходя из ставки ЦБ РФ 13%, действовавшей в указанный период, сумма штрафа составила бы 1 068 523 руб., обжалуемым решением судом взыскано с ответчика 593 072, 62 руб., что сопоставимо с указанным критерием убытков с учетом ранее взысканного штрафа 500 000 руб. ( 593 071, 62 + 500 000 = 1 093 071, 6). В этой связи апелляционная инстанция не находит оснований для изменения судебного акта и увеличения размера подлежащей взысканию с ОАО «ПТПС» неустойки.

Доводы ответчика о том, что в иске о взыскании штрафа за задержку работ надлежало отказать в полном объеме ввиду отсутствия вины подрядчика в нарушении обязательств, отклоняются апелляционным судом, поскольку представленные в дело документы свидетельствуют о том, что задержка в выполнении работ была связана, в том числе, с отсутствием у подрядчика необходимых технических ресурсов, достаточного количества работников, чем объяснялись его обращения к заказчику об оказании соответствующей помощи (письма от 22.11.2008, от 25.11.2008). Кроме того, в представленном заключении специалистов Института указано о допущенных подрядчиком просчетах в рецептуре изготавливаемого раствора для бурения. Указанные обстоятельства исключают возможность для вывода о том, что имеются основания для освобождения подрядчика от ответственности в порядке статьи 401 ГК РФ.

Ссылки ООО «Офис-ХХII» в апелляционной жалобе на нарушение судом процессуальных норм в связи с рассмотрением дела после объявленного перерыва в отсутствие представителя истца, не могут быть приняты во внимание апелляционной инстанцией, поскольку истец был извещен о судебном заседании и присутствовал в нем до перерыва, давал свои пояснения, был уведомлен об объявлении перерыва под роспись в протоколе судебного заседания, что не отрицается заявителем. Явка представителей сторон в судебное заседание не признавалась судом обязательной, ввиду чего необходимость присутствия представителя в судебном заседании определялась сторонами по их усмотрению.

Согласно пункту 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

В силу пункта 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при неявке в судебное заседание арбитражного суда истца и (или) ответчика, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, суд вправе рассмотреть дело в их отсутствие.

Доводы заявителя о том, что в судебном заседании судом первой инстанции была объявлена резолютивная часть решения, содержание которой отлично от резолютивной части судебного акта, изготовленного в полном объеме, не могут быть признаны обоснованными, поскольку, как отмечено выше, представитель истца не присутствовал в судебном заседании при объявлении решения, по его объяснению, информация о результатах рассмотрения дела была получена в устной форме от представителя ОАО «ПТПС».

В судебном заседании апелляционной инстанции представитель ответчика также указал, что при объявлении решения судом было указано о взыскании с ответчика неустойки в ином размере, однако документального подтверждения данного обстоятельства не было представлено, аудиозапись судебного заседания ответчиком не велась, и в силу норм Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в действовавшей на момент вынесения решения редакции, ведение аудиозаписи судом не являлось обязательным.

Между тем, в протоколе судебного заседания отражено, что судом объявлена резолютивная часть решения, в материалах дела также имеется резолютивная часть решения, содержание которой тождественно резолютивной части судебного акта, изготовленного в полном объеме. Замечаний на протокол судебного заседания, в том числе в части несоответствия объявленной в устной форме резолютивной части решения письменному документу, сторонами не представлялось. В то же время апелляционная инстанция не может не учитывать тот факт, что с учетом отзыва ОАО «ПТПС» на апелляционную жалобу, ответчик также заинтересован в отмене обжалуемого решения.

При таких условиях апелляционная инстанция не усматривает безусловных оснований к отмене решения.

В то же время при рассмотрении апелляционной жалобы апелляционной коллегией было установлено, что при расчете неустойки, взыскиваемой с ответчика исходя из ставки ЦБ РФ 7, 75%, судом был правильно указан период ее начисления с 27.12.2008 по 24.01.2009, однако при подсчете количества дней просрочки была допущена арифметическая ошибка (штраф взыскан не за 29 дней, а за 27 дней), которая может быть исправлена в порядке статьи 179 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с соответствующим пересчетом судебных расходов. Наличие данной ошибки не влечет необходимости изменения решения по правилам главы 34 Кодекса.

С учетом изложенного и руководствуясь статьями 110, 269-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Краснодарского края от 26.11.2010 по делу NА32-21284/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке, определенном главой 35 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации, в Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа.

     Председательствующий
С.В.Ехлакова
Судьи
Н.И.Корнева
И.В.Пономарева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А32-21284/2010
Принявший орган: Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 14 февраля 2011

Поиск в тексте