• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 мая 2005 года Дело N А42-10729/2004

Резолютивная часть постановления объявлена 20 апреля 2005 года Постановление изготовлено в полном объеме 11 мая 2005 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Згурской М.Л. судей Горбик В.М., Зайцевой Е.К.

при ведении протокола судебного заседания: Згурской М. Л.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу М ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области на решение Арбитражного суда Мурманской области от 28.01.2005 года по делу N А42-10729/2004 (судья Драчева Н. И.),

по иску (заявлению) ЗАО "Мурманский траловый флот 4"

к Межрайонной ИФНС по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области

о признании решения недействительным.

от истца (заявителя): Шульга Т. Б. (дов N10б-04/4 от 30.04.2004)

Гортачев А. А. (дов N11а-04/4 от 20.04.2004)

от ответчика (должника): Шульга Д. А. (дов N01-14-07/8229 от 29.12.2004)

установил:

ЗАО «Мурманский траловый флот 4» (далее - Общество, ЗАО «МТФ 4») обратилась в Арбитражный суд Мурманской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной Инспекции МНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области от 19.08.2004 года N11.

Судом в соответствии со статьей 48 АПК РФ в порядке процессуального правопреемства произведена замена Межрайонной Инспекции МНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области на Межрайонную Инспекцию ФНС РФ по крупнейшим налогоплательщикам по Мурманской области (далее - Инспекция).

Решением суда от 28.01.2005 года заявление Общества удовлетворено.

В апелляционной жалобе Инспекция просит решение суда отменить. По мнению Инспекции судом неправильно применены нормы материального права, а выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В судебном заседании представитель Инспекции поддержал доводы апелляционной жалобы, а представитель Общества просил решение суда оставить без изменения по основаниям, изложенным в отзыве на жалобу.

Законность и обоснованность решения суда проверены в апелляционном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам соблюдения налогового и валютного законодательства за период с 01.01.2001 по 31.12.2001. По результатам проверки Инспекцией составлен акт от 23.07.2004 N94 и вынесено решение от 19.08.2004 N11 о привлечении ЗАО «МТФ-4» к налоговой ответственности за совершение налоговых правонарушений.

Общество, не согласившись с указанным решением, обратилось с заявлением в суд.

Суд апелляционной инстанции, рассмотрев доводы апелляционной жалобы, проверив правильность применения судом норм материального и процессуального права, считает, что суд, удовлетворяя требования Общества, правомерно исходил из следующего:

Проверкой установлено, что Обществом (заказчик) с ФГУП «Национальные рыбные ресурсы», ООО «Севрыбпроект» (исполнители) заключен договор от 05.07.2000 N116к/2000 на оказание информационных и консультационных услуг.

Общая стоимость отказанных услуг составила 100.080 долларов США, в том числе налог на добавленную стоимость - 16.680 долларов США, который Общество отнесло на себестоимость продукции (работ, услуг) за 2001 год, исчислив его в рублевом эквиваленте, что составило 207.696 руб.

Инспекция признала неправомерным отнесение данных расходов на себестоимость продукции, указав на то, что в соответствии с подпунктом «г» пункта 2 Положения о составе затрат, в себестоимость продукции (работ, услуг) не включаются затраты, связанные с проведением научно-исследовательских работ.

Суд первой инстанции, оценив названный договор, удовлетворил требования заявителя в этой части, сделав вывод о том, что договор заключен Обществом с целью получения информационных и консультационных услуг.

Суд апелляционной инстанции считает данный вывод суда правильным.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В соответствии с пунктом 1.1 договора на оказание информационных и консультационных услуг Общество (заказчик) поручает, а исполнители принимают на себя оказание услуг по оценке состояния сырьевой базы, оказание консультационных и информационных услуг, выдачу практических рекомендаций по ведению промысла с целью повышения эффективности использования флота. При этом Общество приняло на себя обязательства обеспечить и организовать работу судна в соответствии с рейсовым заданием и оплатить услуги исполнителей.

Согласно пункту 2.1.4 договора исполнители обязались подготовить и предоставить заказчику оформленную соответствующим образом информацию и рекомендации консультационного плана.

В соответствии с пунктом 4.3 договора оказание услуг оформлялось актами сдачи-приемки, а по конечным результатам составлялись информационные отчеты.

Факт выполнения исполнителями услуг в соответствии с условиями названного договора Инспекцией не оспаривается.

Судом установлено, что услуги исполнителей полностью оплачены Обществом.

Довод апелляционной жалобы о том, что в ходе исполнения организациями договора, заключенного Обществом, выполнялись научно-исследовательские работы в интересах всех рыбодобывающих организаций Северного бассейна, отклоняется апелляционной инстанцией, поскольку судом установлено, что результаты услуг по названным договорам передавались заказчику - Обществу. Налоговым органом не представлено доказательств того, что на основании договора на оказание информационных и консультационных услуг, заключенного Обществом с ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» и ООО «Севрыбпроект», услуги оказывались в пользу третьих лиц.

Суд правомерно отклонил ссылку Инспекции на подпункт «г» пункта 2 Положения о составе затрат. Согласно названной норме в себестоимость продукции (работ, услуг) не включаются затраты по созданию новых и совершенствованию применяемых технологий, а также по повышению качества продукции, связанных с проведением научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ, созданием новых видов сырья и материалов, переоснащением производства. Судом установлено, что заявителю оказывались консультационные и информационные услуги, не связанные с проведением научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ, созданием новых видов сырья и материалов.

В соответствии с подпунктом «и» пункта 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты по оплате консультационных, информационных и аудиторских услуг.

При таких обстоятельствах, суд, установив, что ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» и ООО «Севрыбпроект» оказывали Обществу консультационные и информационные услуги, правомерно признал недействительным решение Инспекции по данному эпизоду.

Проверкой установлено, что между Обществом (заказчик) и ОАО «Мурманский Траловый Флот» (исполнитель) заключен договор от 05.01.2001 N71 на оказание услуг по менеджменту, предоставляемых отделами и службами исполнителя.

Стоимость данных услуг за 2001 год, которую Общество включило в состав затрат, составила 746.400 руб. Налог на добавленную стоимость в сумме 105.727 руб. Общество отнесло на себестоимость реализованной продукции, в сумме 10.933 руб. - к налоговым вычетам.

Инспекция признала неправомерным отнесение данных расходов на себестоимость продукции, указав на то, что представленными Обществом документами не подтвержден объем, стоимость услуг менеджмента, их связь с производством и реализацией, а также на наличие в штате Общества сотрудников, обязанных выполнять аналогичные функции.

Удовлетворяя требования заявителя по этому эпизоду, суд сделал вывод о том, что факт оказания Обществу услуг подтвержден документально, а управление организацией в соответствии с условиями договора по оказанию услуг менеджмента сотрудниками Общества Инспекцией не доказано.

Решение суда по указанному эпизоду апелляционная инстанция считает правильным.

В соответствии с подпунктом «и» пункта 2 Положения о составе затрат, в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, связанные с управлением производством.

Производственный характер оказываемых ОАО «Мурманский Траловый Флот» услуг, а также их стоимость подтверждены договором от 05.01.2001 N71, дополнительным соглашением и приложением N1 к указанному договору.

Из представленных в материалы дела актов приемки, счетов-фактур, следует, что Обществом соблюден порядок оформления первичных учетных документов, установленный пунктом 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Пунктом 1 статьи 65 и пунктом 5 статьи 200 АПК РФ обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для вынесения оспариваемого решения, возложена на Инспекцию.

Инспекцией не представлено доказательств того, что сотрудники Общества, в том числе: заместитель директора по мореплаванию, заместитель директора по эксплуатации, в соответствии с их должностными инструкциями обязаны были исполнять и исполняли те же функции, что отделы и службы ОАО «Мурманский Траловый Флот» в соответствии с условиями договора от 05.01.2001 N71.

При таких обстоятельствах, суд, установив, что ОАО «Мурманский Траловый Флот» отказывало Обществу услуги по управлению производством, правомерно признал недействительным решение Инспекции по данному эпизоду.

Проверкой установлено, что между Обществом и иностранной компанией «Gordon & Son Ltd», Великобритания, заключен договор от 15.04.2000 NGMK00 на оказание услуг по технической эксплуатации и контролю за техническим состоянием судна МИ-0302 «Корунд».

Расходы в сумме 15.985.000 руб. по оплате услуг, оказанных исполнителем в соответствии с названным договором, отнесены Обществом на себестоимость продукции (работ, услуг).

Инспекция признала неправомерным отнесение данных расходов на себестоимость продукции, указав на то, что в соответствии с подпунктом «и» пункта 2 Положения о составе затрат по производству и реализации продукции (работ, услуг), включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг), и о порядке формирования финансовых результатов, учитываемых при налогообложении прибыли, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 05.08.1992 N552 (далее - Положение о составе затрат), в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, связанные с управлением производством, а именно: оплата услуг, осуществляемых сторонней организацией при условии, когда штатным расписанием и должностными инструкциями не предусмотрено выполнение каких-либо функций управления производством.

В данном случае, по мнению Инспекции, лица командного состава, а также члены экипажа судна, в целях безопасности мореплавания и выполнения производственных задач, обязаны в соответствии с должностными инструкциями выполнять все необходимые для этого мероприятия (техническую эксплуатацию и контроль за техническим состоянием судов).

Кроме того, к проверке не представлены документы, подтверждающие факт оказания услуг (результаты замеров, контроля, журналы по проведению инструктажей, записи о конкретных ответственных исполнителях).

Удовлетворяя требования заявителя по этому эпизоду, суд первой инстанции исходил из того, что представленными документами Общество доказало, что иностранной компанией «Gordon & Son Ltd» оказаны услуги по содействию в техническом обслуживании морских судов, расходы по которым правомерно отнесены налогоплательщиком в состав затрат.

Апелляционная инстанция считает такой вывод суда правильным.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 2 Положения о составе затрат в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются затраты, непосредственно связанные с производством продукции (работ, услуг), обусловленные технологией и организацией производства, включая материальные затраты и расходы на оплату труда работников, занятых производством продукции, выполнением работ и оказанием услуг, расходы по контролю производственных процессов и качества выпускаемой продукции, сопровождению и гарантийному надзору продукции и устранению недостатков, выявленных в процессе её эксплуатации.

Согласно подпункту 6 Положения о составе затрат в элементе «материальные затраты» отражаются стоимость работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними предприятиями, не относящимися к основному виду деятельности.

Суд первой инстанции, оценив имеющиеся в материалах дела доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что основным видом деятельности Общества является добыча и переработка рыбы и морепродуктов; судно МИ-0302 «Корунд» иностранной постройки, техническая документация и программное обеспечение которого составлены на иностранном языке, судовое оборудование и снабжение находятся под гарантийным и сервисным обслуживанием иностранных компаний, а экипаж судна не комплектуется штатными иностранными специалистами, в связи с чем, иностранной компанией осуществлялось не управление организацией, а содействие в техническом обслуживании иностранных судов, что подтверждается инвойсами, актами сдачи-приемки оказанных услуг. Ссылка Инспекции на судовые роли, в которых не указаны иностранные специалисты, оказывавшие услуги, обоснованно отклонена судом, поскольку в спорный период (2001 год) указанное судно не прибывало и не убывало из порта Мурманск.

Таким образом, Общество обоснованно отнесло в состав затрат 15.985.000 руб. по оплате услуг, оказанных иностранными специалистами.

Проверкой установлено, что Обществом неправомерно отнесены на себестоимость продукции (работ, услуг) расходы по оплате выкупной стоимости судна МИ-0302 «Корунд», находящегося в лизинге, в сумме 48.032.878 руб.

Такой вывод Инспекцией сделан исходя из толкования контракта лизинга. Инспекция считает, что условиями контракта лизинга предусмотрено, что судно не переходит в собственность лизингополучателя и обязательно возвращается лизингодателю, а сам контракт может быть продлен, в связи с чем, спорные затраты должны квалифицироваться как затраты по долгосрочной аренде, в которые не может быть включена выкупная стоимость судна.

Удовлетворяя требовании Общества по этому эпизоду, суд первой инстанции пришел к выводу, что довод Инспекции об отсутствии в контракте условия о переходе права собственности на спорное судно не соответствует фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, суд указал, что вывод налогового органа о наличии в договоре лизинга обязательного перехода права собственности к лизингополучателю не соответствовал действующему в спорный период (2001 год) законодательству, поскольку действующее законодательство такого ограничения не содержало.

Апелляционная инстанция считает решение суда по указанному эпизоду правильным.

Как следует из материалов дела, Обществом (Лизингополучатель) с иностранной компанией Ада Навигэйшн Кампени Лимитед, Копр (Лизингодатель) 05.04.2000 заключен контракт лизинга (финансовой аренды) судна с правом выкупа.

В соответствии с условиями названного контракта Лизингодатель обязуется оплатить и приобрести для последующей передачи в аренду Лизингополучателю судно «Топаз» (ныне - судно МИ-0302 «Корунд») у иностранной компании Мире Хавфиске АО (Норвегия).

В соответствии с пунктом 4 указанного контракта первоначальный период лизинга должен составлять шесть лет с момента сдачи судна в лизинг («Первоначальный период лизинга») с правом выбора Лизингополучателя продлить срок лизинга ещё на три года («Продолжительный период лизинга»), что вместе с первоначальным периодом лизинга составляет «Период лизинга». Весь период лизинга судно «Корунд» находится на балансе Лизингодателя.

Согласно разделу «Б» предмета контракта после осуществления последнего ежемесячного платежа за лизинг Лизингополучатель считается купившим судно.

В рамках приведенной части предмета лизинга пункт 25.1 контракта закрепляет, что Лизингополучатель имеет право приобрести судно в конце «Периода первоначального лизинга» или на выбор в любой момент в течение «Периода продолжительного лизинга» и при условии, что Лизингополучатель выполнил финансовые обязательства по контракту лизинга судно должно быть продано Лизингополучателю на условиях «где есть», то есть раздела «Б» предмета лизинга.

Приложением к контракту лизинга (Финансовый лизинг) с правом последующего выкупа судна «Корунд», бывший «Топаз А», оговорены виды лизинговых платежей (погашение основного капитала, ежегодные и ежеквартальные платежи, компенсация кредитных ресурсов, комиссии Арендодателю), их размеры и даты оплаты при последнем сроке погашения 01.04.2006 - дата окончания «Первоначального периода лизинга»).

Суд первой инстанции, проанализировав вышеперечисленные положения контракта в соответствии со статьей 431 ГК РФ, сделал правильный вывод о том, что условиями контракта переход права собственности на спорное судно к Лизингополучателю оговорен, следовательно, вывод Инспекции об отсутствии такого условия не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со статьей 28 Федерального закона от 29.10.1998 N164-ФЗ «О лизинге» (далее - Закон о лизинге) по экономическому содержанию лизинг относится к прямым инвестициям, в ходе исполнения которых лизингополучатель обязан возместить лизингодателю инвестиционные затраты (издержки), осуществленные в материальной и денежной формах, и выплатить вознаграждение.

Под общей суммой возмещения инвестиционных затрат (издержек) и выплатой вознаграждения в целях настоящего Федерального закона понимается общая сумма лизингового договора.

Под инвестиционными затратами (издержками) в целях настоящего Федерального закона понимаются расходы и затраты (издержки) лизингодателя, связанные с приобретением и использованием предмета лизинга лизингополучателем, в том числе, стоимость предмета лизинга.

Статьей 28 Закона о лизинге установлено, что взаиморасчеты лизингодателя и лизингополучателя осуществляются в форме лизинговых платежей.

В соответствии со статьей 29 Закона о лизинге, плата за владение и пользование предоставленным по договору лизинга имуществом осуществляется лизингополучателем в виде лизинговых платежей, уплачиваемых лизингодателю. Размер, способ, форма и периодичность выплат устанавливаются в договоре по соглашению сторон.

В лизинговые платежи кроме платы за основные услуги (процентного вознаграждения) включаются амортизация имущества за период, охватываемый сроком договора, инвестиционные затраты (издержки), оплата процентов за кредиты, использованные лизингодателем на приобретение имущества (предмета лизинга), плата за дополнительные услуги лизингодателя, предусмотренные договором, налог на добавленную стоимость, страховые взносы за страхование предмета лизингового договора, если оно осуществлялось лизингодателем, а также налог на это имущество, уплаченный лизингодателем.

Лизинговые платежи относятся на себестоимость продукции (работ, услуг) лизингополучателя.

Подпунктом «ч» пункта 2 Положения о составе затрат, действовавшего в спорном периоде, также было установлено, что в себестоимость продукции (работ, услуг) включаются лизинговые платежи.

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что Общество правомерно, в соответствии с нормами действовавшего в спорный период законодательства, отнесло на себестоимость продукции (работ, услуг) расходы по оплате выкупной стоимости судна МИ-0302 «Корунд», находящегося в лизинге.

Проверкой установлено неправомерное использование Обществом льготы по налогу на прибыль в сумме 72.847.521 руб., установленной пунктом 4 статьи 6 Закона РФ от 27.12.1991 N2116-1 «О налоге на прибыль предприятий и организаций» (далее - Закон о налоге на прибыль).

По мнению Инспекции, ЗАО «Мурманский Траловый Флот 4» не является субъектом малого предпринимательства, поскольку им не обеспечено соблюдение всех критериев отнесения хозяйствующего субъекта к малым предприятиям, а именно, в уставном капитале Общества доля участия предприятий, не являющихся субъектами малого предпринимательства, превышает 20 процентов и составляет 100 процентов (ЗАО «Северный Гранат» - 80 процентов, ОАО «Мурманский Траловый Флот» - 20 процентов).

К такому выводу Инспекция пришла, руководствуясь статьей 3 Федерального закона от 14.06.1995 N88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» и результатами встречной проверки ЗАО «Северный Гранат». Встречной проверкой установлено, что ЗАО «Северный Гранат» фактически финансово-хозяйственную деятельность в проверяемом периоде не осуществляло, вследствие чего, не могло являться субъектом малого предпринимательства.

Суд, удовлетворяя заявление в этой части, сделал вывод о том, что Обществом соблюдены все условия для применения льготы по налогу на прибыль.

Апелляционная инстанция считает данный вывод суда правильным.

Согласно пункту 4 статьи 6 Закона о налоге на прибыль в первые два года работы не уплачивают названный налог малые предприятия, осуществляющие производство и переработку сельскохозяйственной продукции; производство продовольственных товаров, товаров народного потребления, строительных материалов, медицинской техники, лекарственных средств и изделий медицинского назначения; строительство объектов жилищного, производственного, социального и природоохранного назначения (включая ремонтно-строительные работы), при условии, если выручка от казанных видов деятельности превышает 70 процентов общей суммы выручки от реализации продукции (работ, услуг). При этом днем начала работы предприятия считается день его государственной регистрации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 3 Закона Российской Федерации «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской Федерации» под субъектами малого предпринимательства понимаются коммерческие организации, в уставном капитале которых доля участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, общественных и религиозных организаций (объединений), благотворительных и иных фондов не превышает 25 процентов, а доля, принадлежащая одному или нескольким юридическим лицам, не являющимся субъектами малого предпринимательства, не превышает 25 процентов и в которых средняя численность работников за отчетный период не превышает предельных уровней (малые предприятия), установленных настоящей статьей.

Из материалов дела следует, что Общество зарегистрировано постановлением администрации Мурманской области от 22.12.1999 N3547 в качестве субъекта малого предпринимательства.

Учредители Общества - ЗАО «Северный Гранат», (доля участия в уставном капитале ЗАО «МТФ - 4» - 80 процентов), ОАО «Мурманский Траловый Флот» (доля участия в уставном капитале ЗАО «МТФ - 4» - 20 процентов). В соответствии с постановлением администрации г Мурманска от 01.12.1999 N3350 ЗАО «Северный Гранат» является субъектом малого предпринимательства, что установлено встречной проверкой.

Основной вид деятельности Общества в проверяемом периоде - добыча рыбы, производство и реализация рыбопродукции, выручка от которого составила 99 процентов.

Среднесписочная численность работников Общества в 2001 году - 84 человека, что не превышает предельно допустимого уровня (в промышленности - 100 человек).

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что все условия для применения льготы Обществом соблюдены.

Учитывая изложенное, Общество правомерно пользовалось названной льготой.

Отклонен апелляционной инстанцией довод Инспекции о недобросовестности Общества вследствие создания схемы по уклонению от конституционной обязанности по уплате налога и формирования искусственной ситуации с целью получения налоговой льготы.

Как было указано выше, Обществом соблюдены все требования законодательства о налогах и сборах для применения льготы по налогу на прибыль. Законодательство о налогах и сборах не связывает право на получение названной льготы субъектом малого предпринимательства с осуществлением и результатами деятельности их учредителей, а также не устанавливает для субъекта малого предпринимательства обязанности подтверждать фактическое правовое положение своих учредителей при определении налогооблагаемой базы.

Недобросовестных действий и злоупотребления правом апелляционная инстанция по указанному эпизоду не усматривает.

Таким образом, вывод суда о недействительности решения Инспекции в части неправомерного завышения Обществом себестоимости продукции (работ, услуг), занижения налога на прибыль, является обоснованным.

При таких обстоятельствах, у Инспекции отсутствовали правовые основания для доначисления Обществу налога на прибыль, дополнительных платежей по налогу на прибыль, налога на добавленную стоимость, соответствующих пеней, а также для привлечения Общества к налоговой ответственности по вышеуказанным эпизодам.

Проверкой установлена неполная уплата Обществом единого социального налога за 2001 год в сумме 1.021.512,88 руб. в связи с невключением в налогооблагаемую базу по указанному виду налога сумм иностранной валюты, выплаченной экипажу судна взамен суточных в размере 5.994.883,67 руб.

По мнению Инспекции, Общество обязано было исчислить и уплатить с указанных выплат единый социальный налог, поскольку данные выплаты не относятся к выплатам компенсационного характера.

Суд, удовлетворяя заявление Общества по указанному эпизоду, сделал вывод о том, что выплаты иностранной валюты членам экипажа взамен суточных являются компенсационными выплатами и не подлежат налогообложению единым социальным налогом.

Апелляционная инстанция считает данный вывод суда правильным.

В соответствии с пунктом 1 статьи 236 НК РФ объектом налогообложения признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые работодателями в пользу работников.

При этом, подпунктом 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ установлено, что не подлежат налогообложению все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных, в том числе с выполнением работником трудовых обязанностей.

Пунктом 2 постановления Правительства Российской Федерации от 05.08.1992 N552 установлено, что особенности состава затрат, не предусмотренные Положением о составе затрат и типовыми методическими рекомендациями и инструкциями, определяются соответствующими министерствами и ведомствами Российской Федерации по согласованию с Министерством экономики Российской Федерации и Министерством Финансов Российской Федерации.

Во исполнение указанного постановления Комитетом Российской Федерации по рыболовству 25.01.1993 утверждены и согласованы с Министерством экономики Российской Федерации и Министерством Финансов Российской Федерации особенности состава затрат, включаемых в себестоимость продукции (работ, услуг) рыбной отрасли, в соответствии с которыми, в состав затрат дополнительно включаются командировочные расходы при направлении судна в загрансейс в виде выплаты экипажам иностранной валюты (взамен суточных).

При таких обстоятельствах, судом первой инстанции сделан обоснованный вывод о том, что выплаты иностранной валюты членам экипажа взамен суточных являются компенсационными выплатами, которые не подлежат налогообложению в соответствии с подпунктом 2 пункта 1 статьи 238 НК РФ.

При вынесении решения судом оценены все представленные Обществом и налоговым органом доказательства в их совокупности и взаимосвязи. Выводы, изложенные в решении суда первой инстанции, соответствуют материалам дела. Нарушений или неправильного применения норм материального и процессуального права при вынесении решения судом первой инстанции не допущено.

Учитывая изложенное, апелляционный суд считает, что оснований для отмены или изменения обжалуемого решения и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 269 п.1, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Мурманской области от 28.01.2005 по делу NА42-10729/04-20 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня изготовления постановления в полном объеме.

     Председательствующий
М.Л.Згурская
Судьи
В.М.Горбик
Е.К.Зайцева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А42-10729/2004
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 11 мая 2005

Поиск в тексте