• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 апреля 2011 года Дело N А55-15139/2010

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена 11 апреля 2011 года

Постановление в полном объеме изготовлено 14 апреля 2011 года

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Кувшинова В.Е., судей Юдкина А.А., Филипповой Е.Г., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Горяевой Н.Н.,

с участием в судебном заседании:

представителей закрытого акционерного общества «Алкоа СМЗ» - Плетка Т.В. (доверенность от 01.02.2011), Алексахиной О.В. (доверенность от 31.12.2010), Панькиной Л.Н. (доверенность от 01.02.2011),

представителей Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области - Лукьяновой Е.А. (доверенность от 28.12.2010 N02-11/20766), Спиридоновой А.В. (доверенность от 28.12.2010 N02-11/20763), Кошеленковой С.А. (доверенность от 15.02.2011 N02-11/01780),

представителя Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области - Косарева А.А. (доверенность от 19.07.2010 N12-21/322),

рассмотрев в открытом судебном заседании 11 апреля 2011 года в помещении суда апелляционные жалобы Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области

на решение Арбитражного суда Самарской области от 08 декабря 2010 года по делу NА55-15139/2010 (судья Селиваткин В.П.), принятое по заявлению закрытого акционерного общества «Алкоа СМЗ», г.Самара, к Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области, г.Самара, третье лицо: Управление ФНС России по Самарской области, г.Самара, о признании недействительным решения в части,

УСТАНОВИЛ:

закрытое акционерное общество «Алкоа СМЗ» (ИНН 6310000160, ОГРН 1026300763389) (далее - ЗАО «Алкоа СМЗ», Общество) обратилось в Арбитражный суд Самарской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области (далее - налоговый орган) от 07.05.2010 N08-42/09536 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, требования от 28.06.2010 N42 об уплате налога, сбора, пени, штрафа (т.1 л.д.2-14).

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, привлечено Управление ФНС России по Самарской области (далее - Управление).

Решением Арбитражного суда Самарской области от 08.12.2010 по делу NА55-15139/2010 заявленные требования удовлетворены. Суд признал недействительным решение налогового органа от 07.05.2010 N08-42/09536 в части привлечения ЗАО «Алкоа СМЗ» к ответственности по п.1 ст.122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неполную уплату налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в виде штрафа в размере 191007 руб., в части доначисления НДС в размере 40271568 руб. и пени в соответствующей части, непризнания расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль в сумме 276472458руб. Суд признал недействительным требование налогового органа об уплате налога, сбора, пени и штрафа от 28.06.2010 N42 (т.13 л.д.36-41).

В апелляционной жалобе налоговый орган просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт (т.13 л.д.44-53).

В апелляционной жалобе Управление просит отменить решение суда первой инстанции и принять по делу новый судебный акт (т.13 л.д.64-65).

Общество апелляционные жалобы отклонило по основаниям, изложенным в отзыве на них (т.13 л.д.91-102, 122-151).

В судебном заседании представитель налогового органа поддержал свою апелляционную жалобу и апелляционную жалобу Управления.

Представитель Управления поддержал свою апелляционную жалобу и апелляционную жалобу налогового органа.

Представитель Общества отклонил апелляционные жалобы по основаниям, приведенным в отзыве.

Рассмотрев дело в порядке апелляционного производства, проверив обоснованность доводов изложенных в апелляционных жалобах, отзыве на них и в выступлении представителей сторон, суд апелляционной инстанции не находит оснований для удовлетворения апелляционных жалоб.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка ЗАО «Алкоа СМЗ» (до изменения наименования и типа общества - ОАО «СМЗ») по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам за период с 01.01.2006 по 31.12.2007.

По результатам проверки составлен акт от 02.03.2010 N08-42/020 ДСП (т.10 л.д.1-76).

Рассмотрев материалы проверки, представленные заявителем письменные возражения от 25.03.2010, а также материалы проверки после проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, налоговым органом вынесено решение от 07.05.2010 N08/42/09536 о привлечении Общества к ответственности за совершение налогового правонарушения по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату НДС в размере 191007 руб., предложено уплатить недоимку по НДС в размере 49782629 руб., начислены пени в сумме 1405322 руб., установлено завышение убытков при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль организаций в сумме 276472458 руб. в связи с тем, что, по мнению налогового органа, ЗАО «Алкоа СМЗ» неправомерно воспользовалось правом на налоговые вычеты и необоснованно приняло на расходы стоимость товаров, отгруженных «недобросовестными» налогоплательщиками - ООО «СПМ», ООО «СТД», ООО «ОптМетТрейд», ООО «Статус» и ООО «Галант» (т.1 л.д.16-144, т.9 л.д.14-141).

Налогоплательщик в порядке ст. 101.2, 137, 138 НК РФ обратился с апелляционной жалобой в вышестоящий налоговый орган - Управление ФНС России по Самарской области.

Решением Управления ФНС России по Самарской области от 24.06.2010 N 03-15-15991 жалоба Общества удовлетворена частично, а именно: уменьшено доначисление НДС в сумме 9511061 руб. (по ООО «СПМ» и ООО «СТД»). Управление обязало Инспекцию произвести перерасчет сумм пени. В остальной части решение оставлено без изменения (т.1 л.д.160-165).

В связи с вступлением в силу решения от 07.05.2010 N 08/42/09536 налоговым органом выставлено требование от 28.06.2010 N42 об уплате налога, сбора, пени, штрафа, в соответствии с которым заявитель обязан оплатить недоимку по НДС в размере 40271568 руб. и пени в размере 690423 руб. (т.1 л.д.147-148).

Общество не согласилось с оспариваемым решением и требованием инспекции, обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции, удовлетворив заявленные требования, правильно применил нормы материального права.

В силу положений ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов и решений арбитражный суд осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений и устанавливает их соответствие закону. Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону, законности принятия решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения возлагается на орган, который принял этот акт, решение.

Из материалов дела видно, что в обоснование отказа в применении налоговых вычетов по НДС, а также в принятии расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль налоговый орган в оспариваемом решении указывает на неправомерное применение ЗАО «Алкоа СМЗ» налоговых вычетов по НДС в связи с тем, что предприятия - поставщики ООО «СПМ», ООО «СТД», ООО «ОптМетТрейд», ООО «Статус» и ООО «Галант» являются недобросовестными налогоплательщиками, не находятся месту своей регистрации, не имеют лицензии на осуществление деятельности по заготовке, переработке и реализации лома, подлежащей лицензированию, а финансово-хозяйственные документы по осуществлению сделок с ЗАО «Алкоа СМЗ» содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами.

По мнению налогового органа, налогоплательщиком не предприняты соответствующие меры по проверке статуса контрагента на момент заключения сделки из надлежащего официального источника, установлению личности и правомочности представителей поставщиков, указанное свидетельствует о том, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности.

На основании этих доводов налоговый орган делает вывод о том, что отсутствует реальное осуществление хозяйственных операций между сторонами, действия «ЗАО «Алкоа СМЗ» направлены не на получение дохода, а на уменьшение налогооблагаемой базы.

При этом налоговый орган в решении указывает на то, что все первичные документы, представленные налогоплательщиком в доказательство права на налоговый вычет по НДС и правомерности уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль, не соответствуют требованиям пункта 2 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 N129-ФЗ «О бухгалтерском учете», поскольку сведения, содержащиеся в этих документах, недостоверны.

Суд первой инстанции правомерно признал данные выводы налогового органа не соответствующими положениям НК РФ, исходя из следующего.

Согласно ст. 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов.

В п. 1 ст. 252 НК РФ установлено, что в целях главы 25 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов.

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Таким образом, право налогоплательщика на уменьшение полученных доходов в целях обложения налогом на прибыль на величину произведенных расходов, непосредственно зависит от представления им соответствующих документов, подтверждающих затраты.

Федеральным законом от 21.11.1996 N129-ФЗ «О бухгалтерском учете» предусмотрено, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами. Эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет, при этом они должны содержать достоверную информацию.

Из оспариваемого решения налогового органа (стр.52-78) видно, что заявителю отказано в признании в качестве расходов в сумме 276472458 руб., в том числе за 2006 год в сумме 274058421 руб., за 2007 год в сумме 2414037 руб. при определении налоговой базы по налогу на прибыль в связи с тем, что ЗАО «Алкоа СМЗ» приобретало лом и иные товары у «недобросовестных» налогоплательщиков, а поставка товара не подтверждена товарно-транспортными накладными.

Из материалов дела видно, что Общество в 2006 году закупало лом алюминия у ООО «Алкоа Рус» в соответствии с договором от 01.01.2002 N420-РАП/2002.

Фактически отгрузка лома автомобильным транспортом в адрес завода производилась фирмами-грузоотправителями ООО «СПМ» и ООО «СТД» на условиях «СРТ - склад ОАО «СМЗ».

У продавца - ООО «Алкоа Рус» имелась лицензия на осуществление деятельности по обращению с ломом цветных металлов.

Поставка товара от ООО «ОптМетТрейд», ООО «Статус» и ООО «Галант» осуществлялась по прямым договорам с поставщиками, которые подписаны генеральными директорами этих фирм. Отгрузка товара производилась на условиях «Франкозавод» либо «склад завода».

Реальность хозяйственных операций по поставке товара ЗАО «Алкоа СМЗ» указанными поставщиками подтверждается наличием договоров на поставку товара, товарными накладными формы ТОРГ - 12, платежными поручениями, счета - фактурами, приходными ордерами, приемо-сдаточными актами, товарно-транспортными накладными, выписками из ЕГРЮЛ, Уставами предприятий, договорами на их банковское обслуживание, банковскими карточками с образцами подписей руководителей, заявлениями о госрегистрации контрагентов, решениями о госрегистрации. Все указанные контрагенты на момент совершения хозяйственных операций и на настоящий момент являются действующими юридическими лицами.

Оприходование товара выполнялось в полном соответствии с законодательством РФ о бухгалтерском учете, хозяйственные операции оформлялись оправдательными документами. Приходные ордера, накладные ТОРГ-12 составлены с применением форм, содержащихся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации. Также по всем поставкам имеются счета-фактуры, составленные и заполненные в установленном порядке. Эти факты налоговым органом не оспариваются. Налоговый орган также не оспаривает соответствие данных бухгалтерского и налогового учета заявителя фактическим операциям по приобретению товаров и того факта, что целью этих операций у налогоплательщика было именно приобретение товара.

Налоговый орган в решении указывает об отсутствии ТТН по форме N1-Т по отгрузкам ООО «СТД» и ООО «СПМ», как на основание в подтверждение отсутствия реальности хозяйственных операции между заявителем и данными контрагентами.

Суд первой инстанции правомерно отклонил данный довод, поскольку он не соответствует материалам дела, так как указанные документы представлены налоговому органу в ходе проверки, исследованы они и в судебном заседании.

Товарно-транспортная накладная по форме N1-Т не является единственно возможным основанием для принятия покупателем товара (сырья) к учету.

Ссылка в решении налогового органа на Инструкцию «О порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом» от 30.11.1983 Минфина СССР N156, Госбанка СССР N30, ЦСУ СССР N354/7, Минавтотранса РСФСР N10/998 необоснованна.

В Письме ФНС России от 18.08.2009 NШС-20-3/1195 прямо сказано, что предусмотренная Инструкцией Минфина СССР N156, Госбанка СССР N30, ЦСУ СССР N354/7, Минавтотранса РСФСР N10/998 форма N 1-т утратила силу. В настоящее время в данном случае речь может идти о товарно-транспортной накладной по типовой межотраслевой форме N1-Т «Товарно-транспортная накладная», которая утверждена Постановлением Госкомстата России от 28.11.1997 N78 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте». Однако данное Постановление не зарегистрировано Минюстом России и официально не опубликовано.

Пункты 8, 10 Указа Президента РФ от 23.05.1996 N763 «О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти» указывают на неправомерность ссылки на акт, который не опубликован.

Отсутствие ТТН формы N1-Т не может служить причиной для отказа в учете расходов, а также вычете НДС.

Аналогичный вывод содержится в постановлении ФАС Поволжского округа от 19.06.2008 NА55-13067/07; Определении ВАС РФ от 20.10.2008 N11453/08.

С 1999 года для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации предусмотрено использование также и товарной накладной по форме ТОРГ-12, содержащейся в «Альбоме унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций», утвержденном Постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 N132. При этом пояснениями к форме предусмотрено, что она составляется в двух экземплярах. Первый экземпляр остается в организации, сдающей товарно-материальные ценности, и является основанием для их списания. Второй экземпляр передается сторонней организации и является основанием для оприходования этих ценностей.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод, что утверждение о том, что товарно-транспортная накладная N1-Т является единственным документом, служащим для списания товарно-материальных ценностей у грузоотправителей и оприходования их у грузополучателей, противоречит Постановлению Госкомстата России от 25.12.1998 N132.

Кроме того, действующая в настоящее время форма товарно-транспортной накладной N1-Т обязательна к применению юридическими лицами, являющимися отправителями и получателями грузов. При этом она служит основанием для расчетов между заказчиком транспортной перевозки и перевозчиком. Если покупатель заказчиком перевозки не является, то действующий порядок наличия товарно-транспортной накладной у получателя груза (покупателя) не предусматривает.

Как указывалось выше, товар поставлялся на условиях СРТ - склад завода, «Франко-завод», то есть заявитель не является заказчиком перевозки.

Несостоятельной является ссылка налогового органа в акте на нарушение п. 24 Постановления Правительства РФ от 11.05.2001 N370. В тексте данного пункта прямо указано, что требования об обязательности наличия транспортной накладной адресовано грузоотправителю и перевозчику.

Ссылка налогового органа на требования ст. 785 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) является несостоятельной, так как между налогоплательщиком и поставщиком ломов, а в данном случае им является ООО «Алкоа Рус», заключен договор поставки, а товарно-транспортная накладная составляется при договоре перевозки.

Таким образом, для грузополучателя накладная ТОРГ-12 и товарно-транспортная накладная 1-Т являются альтернативными документами, на основании которых товар принимается к учету. Содержание товарного раздела накладной N1-Т и содержание накладной ТОРГ-12 практически совпадает. То есть, наличие товарных накладных по форме ТОРГ-12 является достаточным, при таких обстоятельствах наличие накладных по форме N 1-Т не является обязательным, а их отсутствие не влияет на правомерность отнесения на расходы затрат на покупку сырья.

Из содержания оспариваемого решения следует, что к числу налогоплательщиков, уклоняющихся от уплаты налогов или от представления налоговой отчетности, инспекцией отнесено не ООО «Алкоа Рус», а его контрагенты по сделкам - ООО «СТД» и ООО «СПМ», в правоотношения с которым заявитель не вступал. Тем самым налоговый орган возлагает на заявителя ответственность за действия даже не его контрагента по сделке, а контрагентов его контрагентов, что является неправомерным.

Данное обстоятельство подтверждается договором от 01.01.2002 N420-РАП/2002, заключенным между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «Алкоа Рус».

ООО «Алкоа Рус» является добросовестным налогоплательщиком, в установленном порядке включен в ЕГРЮЛ, имеет реальный юридический адрес, который совпадает с фактическим, имеет соответствующую лицензию.

Добросовестность данного контрагента, которая налоговым органом в акте и решении не оспаривается, является подтверждением того, что ЗАО «Алкоа СМЗ» действовало с должной осмотрительностью и осторожностью при выборе поставщика.

Факт совершения рассматриваемых хозяйственных операций подтвержден имеющимися в деле первичными документами и не опровергнут налоговым органом (т.13 л.д. 123-131).

Реальность сделки между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «Алкоа Рус» так же подтверждена в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09.03.2011 по делу NА55-9531/2010.

Далее, из оспариваемого решения налогового органа следует, что налоговый орган оспаривает реальность хозяйственных операций между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «ОптМетТрейд».

Налоговый орган указывает, что за период 2006 года ООО «ОптМетТрейд» производило поставку ЗАО «Алкоа СМЗ» материалов (никель, марганец, катоды медные, хром, алюминий первичный, силумин, магний, цинк - цветной металл) по договору поставки от 08.11.2006 N1358. Со стороны ООО «ОптМетТрейд» договор подписан генеральным директором Копыловым В.М.

Из договора поставки следует, что поставка товара осуществлялась на условиях «Франко завод» со склада продавца по адресу: ОАО «Самарский металлургический завод», 443051, Россия, г.Самара, ул.Алма-Атинская, 29. Марка товара, цена, количество и иные характеристики, которые стороны сочтут существенными, определяются в Приложении N1 к настоящему договору поставки. Датой поставки партии товара является дата подписания накладной по форме ТОРГ-12 на складе продавца ООО «ОптМетТрейд».

Сумма материальных расходов, отраженная ЗАО «Алкоа СМЗ» в бухгалтерском и налоговом учете по закупленным материалам, поставленным ООО «ОптМетТрейд», составила 260047615,96 руб. Объем поставки составил 3047,056 тонн.

Таким образом, из договора видно, что поставка осуществлялась фактически с территории ЗАО «Алкоа СМЗ», в то время как юридический адрес и адрес местонахождения ООО «ОптМетТрейд» ИНН 7709616610, согласно документам о государственной регистрации юридического лица: 109004, г.Москва, пер.Тетеринский, д.16, корп.1 и никаких филиалов и складов на территории г.Самары никогда не имело.

В ходе проведения проверки ЗАО «Алкоа СМЗ» представило договор поставки, товарные накладные, счета-фактуры и платежные поручения.

В товарной накладной в строке грузоотправитель значится ООО «ОптМетТрейд», 109004, г. Москва, пер.Тетеринский, д.16, корп.1, в строке поставщик указано ООО «ОптМетТрейд», 109004, г.Москва, пер.Тетеринский, д. 16, корп.1, грузополучателем является ОАО «Самарский металлургический завод», 443051, г.Самара, ул.Алма-Атинская, 29, корп. 33/34.

В счете-фактуре продавцом является ООО «ОптМетТрейд», 109004, г.Москва, пер.Тетеринский, д.16, корп.1, грузоотправителем также является ООО «ОптМетТрейд», 109004, г.Москва, пер.Тетеринский, д.16, корп.1.

Таким образом, согласно представленным документам ЗАО «Алкоа СМЗ» никаких данных о том, что отгрузка осуществлялась со склада продавца ООО «ОптМетТрейд» по адресу: ОАО «Самарский металлургический завод», 443051, Россия, г.Самара, ул.Алма-Атинская, 29 (как прописано в договоре поставки от 08.11.2006 N1358), нет, а производилась по адресу 109004, г.Москва, пер.Тетеринский, д.16, корп.1.

Суд первой инстанции правомерно признал выводы налогового органа необоснованными, исходя из следующего.

Судом первой инстанции установлено, что поставка действительно осуществлялась с территории ЗАО «Алкоа СМЗ». На территории завода хранятся материальные ценности, являющиеся мобилизационным резервом. Эти ценности являются собственностью Росрезерва.

ЗАО «Алкоа СМЗ» является ответственным хранителем мобилизационного резерва. В 2006 году государственная организация, курирующая вопросы мобилизационных резервов РФ, Росрезерв разбронировал ряд материальных ценностей и дал указание заводу, как ответственному хранителю, каким организациям передать эти ценности, путем направления на завод Акта на выпуск в порядке разбронирования и писем. В частности, одной из таких организаций, которой необходимо было передать разбронированные легирующие материалы, было ООО «ОптМетТрейд». Документы, подтверждающие разбронирование, являются секретными, поэтому могут быть представлены для проверки только лицам, имеющим соответствующий допуск к работе с секретными материалами. Далее ООО «ОптМетТрейд», уже являясь собственником легирующих материалов, не взяло их со складов, находящихся на территории завода, а предложило ЗАО «Алкоа СМЗ» приобрести эти легирующие изделия. Поскольку предприятие испытывало потребность в этих товарах, между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «ОптМетТрейд» заключен договор поставки от 08.11.2006 N1358, на основании которого легирующие материалы переданы со складов предприятия уже в собственность завода.

На момент проведения хозяйственных операций с заявителем налоговая отчетность грузоотправителями сдавалась и никаких претензий к данным организациям налоговые органы не предъявляли. Отсутствие транспортных средств на балансе организации не является доказательством того, что грузоотправитель не имел возможности поставлять товар, поставка могла осуществляться по договорам перевозки с транспортными компаниями либо индивидуальными предпринимателями.

Суд первой инстанции сделал правильный вывод, что представленные в ходе проверки документы: договора, счета-фактуры, товарные накладные содержат все обязательные и установленные законом к их заполнению реквизиты, сведения о руководителях и главных бухгалтерах поставщиков и соответствуют учредительным и уставным документам контрагентов.

Генеральный директор ООО «ОптМетТрейд» Копылов В.М., допрошенный в качестве свидетеля, подтвердил, что он зарегистрировал указанное общество и являлся его директором (т.10 л.д.77-81, 102).

К показаниям Копылова В.М. о том, что он не подписывал документы по взаимоотношениям с ЗАО «Алкоа СМЗ», следует относиться критически, поскольку в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя.

Ссылка налогового органа, что почерковедческая экспертиза подтвердила, что на первичных бухгалтерских документах ООО «ОптМетТрейд» по взаимоотношениям с ЗАО «Алкоа СМЗ» подпись не принадлежит Копылову В.М., является необоснованной, поскольку не исключают исполнение обязанности руководителя на время болезни, командировки и иных случаев иными лицами. Данное обстоятельство может быть вызвано несообщением этим поставщиком об изменениях в составе руководства налоговому органу, за что общество не может нести ответственность. При этом ни гражданское, ни налоговое законодательство не предусматривают обязательное приложение к счету-фактуре и иным первичным документам приказов о возложении соответствующих обязанностей.

Указанное обстоятельство само по себе не свидетельствует о подписании документов неуполномоченным лицом. Данные сделки в судебном порядке не оспорены по мотиву их неполномочности и не признаны недействительными в установленном законом порядке.

Суд первой инстанции правомерно признал несостоятельным вывод налогового органа, что ЗАО «Алкоа СМЗ» не проявило должную осмотрительность и осторожность, вступив во взаимоотношения с контрагентами, не имеющими соответствующих лицензий в связи с тем, что Налоговый кодекс Российской Федерации не устанавливает требований обязательности наличия у поставщиков лицензий для признания расходов в целях налогообложения прибыли.

Из материалов дела видно, что передача металла и легирующих материалов со склада Росрезерва (2 отдела) на склад N114 сырья и основных материалов ЗАО «Алкоа СМЗ» подтверждается накладными ТОРГ-12.

Со склада сырья и основных материалов N1114 слитки АМГ2, полученные от ООО «ОптМетТрейд», на основании лимитной карты N2 на ноябрь 2006 года переданы в прокатный цех N2 и вовлечены в производство по лимитно-заборной карте от 30.11.2006 N84878. В прокатном цехе N2 из слитков получена ГП- прокатаны листы и рулоны, которые переданы в цех ГП N36 на основании сдаточных накладных. Цех ГП N36 отгрузил указанные листы и рулоны покупателям. Со склада сырья и основных материалов N1114 легирующие материалы, полученные от ООО «ОптМетТрейд», на основании лимитной карты N1 на декабрь 2006 года, лимитной карты N1 на январь 2007 года, лимитной карты N2 на январь 2007 года переданы в литейно-плавильный цех N1 для переработки. В цехе N1 легирующие материалы вовлечены в производство по лимитно-заборным картам от 31.12.2006 N153, от 31.01.2007 N7277, от 31.01.2007 N6964, от 31 01.2007 N7520. Выплавленные в цехе N1 слитки направлены для дальнейшей переработки в прокатный цех N2 на основании следующих сдаточных накладных: от 20.12.2006 N574, от 20.12.2006 N568, от 03.01.2007 N14, от 06.01.2007 N60, от 07.01.2007 N79, от 18.12.2006 N502, от 19.12.2006 N534.

В прокатном цехе N2 из слитков получена ГП - прокатаны листы и рулоны, которые переданы в цех ГП N36 на основании сдаточных накладных (в суд представлены оригиналы): от 07.01.2007 N73144, от 15.01.2007 N 84039, от 16.01.2007 N82905, от 20.01.2007 N74119, от 20.01.2007 N98240, от 21.01.2007 N8903, от 21.01.2007 N8903, от 26.01.2007 N74121, от 29.01.2007 N71101, от 29.01.2007 N71101, от 29.01.2007 N71863, от 30.01.2007 N87586, от 31.01.2007 N87586, от 31.01.2007 N87586, от 31.01.2007 N88737, от 31.01.2007 N88737, от 31.01.2007 N97731, от 06.02.2007 N70139, от 09.02.2007 N79174, от 11 02.2007 N88737, от 27.02.2007 N92706.

Цех ГП N36 отгрузил указанные листы и рулоны, изготовленные с добавлением легирующих материалов, полученных от ООО «ОптМетТрейд», покупателям.

Факт совершения рассматриваемых хозяйственных операций подтвержден имеющимися в деле первичными документами и не опровергнут налоговым органом (т.13 л.д.131-137).

Суд первой инстанции правомерно подтвердил реальность сделки Общества с ООО «ОптМетТрейд».

Налоговый орган опровергает реальность сделки между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «Статус».

Из оспариваемого решения налогового органа следует, что согласно данным бухгалтерского учета предприятия, ООО «Статус» (ИНН 6319101886 КПП 631901001) за период 2006 года производило поставку пиломатериалов по договору поставки от 08.07.2005 N187/2005-1 в адрес ЗАО «Алкоа СМЗ». Со стороны ООО «Статус» договор подписан генеральным директором Борзовым Г.А.

В рамках выездной налоговой проверки в ИФНС России по Промышленному району г.Самары направлено поручение от 27.08.2009 N08-41/19334 об истребовании документов у ООО «Статус» (ИНН 6319101886), в результате которого получена следующая информация: адрес, указанный в учредительных документах: 443087, г.Самара, ул.Стара-Загора, д.120, кв.65, руководителем и учредителем является Борзов Григорий 443083, г.Самара, ул.Победы, д.9, дата постановки на учет в налоговом органе 12.02.2004, ООО «Статус» (ИНН 6319101886) при создании заявляло ОКВЭД 45.11.2 - «производство земляных работ», организация относится к категории налогоплательщиков, не представляющих налоговую отчетность, последняя налоговая отчетность представлена за 9 месяцев 2005 года, согласно налоговой декларации по ЕСН численность работающего персонала составляет 0 человек, автотранспорт отсутствует.

Из материалов дела видно, что получение пиломатериалов Обществом от ООО «Статус» подтверждено первичными бухгалтерскими документами, подтверждающими факт несения Обществом затрат.

Со склада N1521 пиломатериалы (доска обрезная, брус), полученные от ООО «Статус», переданы в цех N10 для производства тары на основании требований -накладных от 09.03.2006 N09, от 03.03.2006 N3, от 04.03.2006 N4, от 17.03.2006 N17, от 20.03.2006 N20, от 20.04.2006 N20 и от 25.04.2006 N25. В цехе N10 указанные пиломатериалы использованы для производства тары по лимитно-заборным картам от 21.03.2006 N18283, от 06.03.2006 N14891, от 09.03.2006 N15087, от 21.03.2006 N18299, от 21.03.2006 N18326, от 25.04.2006 N28009, от 27.04.2006 N28719. Изготовленная в цехе N10 тара направлена в цех N2 для упаковки ГП на основании накладных на сдачу продукции: N25 за 09.03.2006, N20 за 07.03.2006 и 08.03.2006, N29 за 10.03.2006, 11.03.2006 и 12.03.2006, N57 на с за 17.03.2006, 18.03.2006 и 19.03.2006, N75 за 22.03.2006, N78 за 21.04.2006, 22.04.2006 и 23.04.2006, N111 за 28.04.2006, 29.04.2006 и 30.04.2006. Упакованная ГП из цех N2 передавалась в цех N36 согласно сдаточных накладных. Цех ГП N36 отгрузил указанные листы и рулоны, упакованные в тару, изготовленную из пиломатериалов, поставленных ООО «Статус», согласно транспортных документов, покупателям.

Факт совершения рассматриваемых хозяйственных операций подтвержден имеющимися в деле первичными документами и не опровергнут налоговым органом (т.13 л.д.137-143).

Ссылка налогового органа на отрицание нотариусом факта свидетельствования подлинности подписи Борзова Г.А. на заявлении о государственной регистрации ООО «Статус», отклоняется судом.

Регистрирующий орган зарегистрировал ООО «Статус» в качестве юридического лица в ЕГРЮЛ, следовательно, данное юридическое лицо является правоспособным.

Общество проявило осторожность и осмотрительность при заключении сделки с ООО «Статус».

В оспариваемом решении налоговый орган опровергает реальность сделки между ЗАО «Алкоа СМЗ» и ООО «Галант».

Из решения налогового органа следует, что согласно данным бухгалтерского учета предприятия, ООО «Галант» (ИНН 6367052639 КПП 636701001) за период 2007 года производило поставку пиломатериалов по договору поставки от 01.02.2007 N1828 в адрес ЗАО «Алкоа СМЗ». Со стороны ООО «Галант» договор подписан генеральным директором Красновым В.И. Всего в адрес ЗАО «Алкоа СМЗ» ООО «Галант» было отгружено 620 м(3) пиломатериалов на сумму 2848244,83 руб.

В рамках выездной налоговой проверки в ИФНС России по Волжскому району Самарской области направлено поручение от 22.06.2009 N08-41/13025 об истребовании документов у ООО «Галант», в результате которого получена следующая информация: адрес, указанный в учредительных документах: 443524 область, Волжский район, с. Подъем-Михайловка, ул. Советская, 68, руководитель: Краснов Вячеслав Игоревич (443009, Россия Краснодонская, д. 63, кв. 25), при создании заявлен вид деятельности по Код ОКВЭД - 45.2

В рамках мероприятий налогового контроля допрошенный в качестве свидетеля Краснов Вячеслав Игоревич, 1979 г.р., учредитель и директор ООО «Галант», пояснил, что данное юридическое лицо регистрировал и открывал расчетные счета лично. В 2007 году заключал договор с ЗАО «Алкоа СМЗ» на поставку пиломатериалов, отгрузку производили со складов производителя материалов напрямую на склады ЗАО «Алкоа СМЗ» согласно товарной накладной и накладной на пиломатериалы. Транспортировка осуществлялась транспортом, привлеченным со стороны ООО «Галант», все расходы, связанные с транспортировкой груза ООО «Галант» несет сам. Краснову В.И. были представлены копии счетов-фактур, выставленных ООО «Галант» (ИНН 6367052639) в адрес ЗАО «Алкоа СМЗ» (ИНН 6310000160) за период 2007 года для подтверждения подлинности своей подписи. Краснов В.И. отказался от подписи на представленных счетах-фактурах и подтвердил, что данная подпись не его.

Из материалов дела видно, что получение пиломатериалов Обществом от ООО «Галант» подтверждено первичными бухгалтерскими документами, указывающими на факт несения Обществом затрат.

Со склада N1521 пиломатериалы (доска обрезная, брус), полученные от ООО «Галант» переданы в цех N10 для производства тары на основании требований накладных от 04.03.2007 N4, от 07.03.2007 N07, от 08.02.2007 N8, от 12.02.2007 N12, от 14.02.2007 N14, от 18.02.2007 N18, от 19.02.2007 N19.

В цехе N10 указанные пиломатериалы использованы для производства тары по лимитно-заборным картам: от 12.03.2007 N16700, от 12.03.2007 N16701, от 12.03.2007 N16691, от 07.03.2007 N 17438, от 21.02.2007 N13510, от 16.02.2007 N12127, от 16.02.2007 N12213, от 22.02.2007 N13787, от 22.02.2007 N13777, от 22.02.2007 N13776, от 14.03.2007 N20802, от 26.03.2007 N21387, от 26.03.2007 N21388, от 28.03.2007 N21373, от 29.03.2007 N21374. Изготовленная в цехе N10 тара направлена в цех N2 для упаковки ГП на основании накладных на сдачу продукции. Упакованная ГП из цеха N2 передавалась в цех N36 согласно сдаточных накладных. Цех ГП N36 отгрузил указанные листы и рулоны, упакованные в тару, изготовленную из пиломатериалов, поставленных ООО «Галант», согласно транспортных документов, покупателям.

Ссылка налогового органа, что Краснов В.И. отрицает факт подписания первичных бухгалтерских документов, является необоснованной.

К показаниям Краснов В.И. в данной части следует относиться критически, поскольку в соответствии со ст. 51 Конституции Российской Федерации никто не обязан свидетельствовать против себя.

Вместе с тем, Краснов В.И. не отрицает, что в 2007 году заключал договор с ЗАО «Алкоа СМЗ» на поставку пиломатериалов и осуществлял поставку материалов.

Факт совершения рассматриваемых хозяйственных операций подтвержден имеющимися в деле первичными документами и не опровергнут налоговым органом (т.13 л.д.143-150).

Деятельность по реализации пиломатериалов, поставку которых осуществляли ООО «Статус» и ООО «Галант» не лицензируется, так же как не лицензируется деятельность по реализации цветных металлов, поставку которых осуществляло ООО «ОптМетТрейд».

В постановлении ФАС Поволжского округа от 19.05.2009 по делу NА12-14495/2008 прямо указано, что отсутствие надлежащей лицензии не опровергает факт выполнения работ и их оплаты.

Данное обстоятельство подтверждается также наличием многочисленной судебной практикой (Постановление ФАС Поволжского округа от 22.05.2008 NА65-24999/06, Постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.08.2006 по делу NФ03-А59/06-2/1753, Постановление ФАС Московского округа от 11.06.2004 NКА-А41/4709-04, Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.01.2006 по делу NА43-21719/2005-16-672, Постановление ФАС Московского округа от 14.11.2007 NКА-А40/10223-07, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 01.06.2006 по делу NА13-2869/2005-21, Постановление ФАС Уральского округа от 18.08.2008 NА71-10321/07 (Ф09-5783/08-С2), Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.07.2008 NА56-19487/2007).

Суд первой инстанции сделал правильный вывод, что право на отнесение затрат на расходы при исчислении налога на прибыль, в соответствии с нормами НК РФ, не поставлено в зависимость от наличия или отсутствия у поставщиков налогоплательщика лицензии на осуществления определенной деятельности, на наличие или отсутствия у поставщика транспортных и технических средств, а также персонала, а также на действия контрагентов по сделкам по исполнению своих налоговых обязательств.

Общество не обладает ни правами, ни возможностями контролирующих и правоохранительных органов для выявления нарушителей закона, таких, например, как проведение экспертизы документов, получение информации об уплате контрагентом налогов, их размере и пр.

Действующее законодательство не предоставляет права хозяйствующим субъектам при заключении договоров проверять иные аспекты деятельности друг друга.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановление ФАС Поволжского округа от 25.12.2007 NА12-5870/07-С60.

Все данные о налоговой отчетности и суммах уплаченных налогов являются налоговой тайной и в общем случае недоступны (Постановления ФАС ПО от 06.09.2007 NА12-1085/07, ФАС ЦО от 10.10.2007 NА36-88/2007, ФАС ДВО в Постановлении от 13.09.2007 NФ03-А51/07-2/3620).

Также у организации нет законных прав на проверку таких фактов, как отсутствие контрагента по юридическому адресу.

Как отметил ФАС Поволжского округа в Постановлении от 28.07.2009 по делу NА57-8829/2008, оставленном в силе Определением ВАС РФ от 25.09.2009 NВАС-11879/09, в соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (в том числе присвоение ИНН, внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами. Включение юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц публично подтверждает реальность существования и правоспособность такого участника гражданского оборота. Таким образом, если налоговые органы зарегистрировали вышеуказанную организацию в качестве юридического лица и поставили на учет, то они тем самым признали ее право заключать сделки, нести определенные законом права и обязанности. Налоговый орган, в отличие от налогоплательщика, является единственным участником налоговых правоотношений, который имеет законодательное право контролировать соблюдение гражданами и юридическими лицами требований законодательства о налогах и сборах. Юридическое лицо считается созданным с момента его государственной регистрации. Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр.

Как следует из материалов дела, в проверяемом периоде контрагенты заявителя являлись полноценными юридическими лицами. Кроме того, действующее законодательство не предоставляет покупателю товара (работ, услуг) необходимых полномочий по контролю за отражением его контрагентами в налоговой отчетности операций по реализации товара (выполнению работ, оказанию услуг) и их оплате, а также за уплатой ими налога в бюджет и за представлением в налоговый орган каких-либо документов. Поэтому несовершение контрагентами покупателя товара (работ, услуг) указанных действий не может служить бесспорным доказательством недобросовестности покупателя, который не обязан, в силу действующего законодательства, отвечать за действия третьих лиц. Следовательно недобросовестность третьих лиц сама по себе не может свидетельствовать об отсутствии у налогоплательщика права на получение налоговой выгоды, если налоговый орган не докажет недобросовестность налогоплательщика при совершении конкретной хозяйственной операции. Задолженность перед бюджетом по налогу на добавленную стоимость, в случае ее образования у российского поставщика товаров, подлежит взысканию с последнего как с самостоятельного налогоплательщика в общеустановленном порядке.

На момент совершения сделок с поставщиками заявитель никакими законными способами не мог установить, будет ли являться данный поставщик «проблемным», как не мог установить это и сам налоговый орган, так как фактически «недобросовестность» поставщиков налоговый орган выявил спустя несколько лет после завершения хозяйственных операций: при проведении выездной налоговой проверки, когда поставщики перестали сдавать налоговую отчетность и уплачивать налоги.

Судебная практика исходит из того, что если впоследствии после проведения сделок выясняется, что контрагент все же является недобросовестным, вины налогоплательщика в этом нет и негативные последствия его коснуться не должны (Постановление ФАС ПО от 22.11.2007 NА65-8586/07, Постановление ФАС СЗО от 08.11.2007 NА56-44634/2006, Постановление ФАС СЗО от 30.06.008 NА56-17768/2007, Постановление ФАС Уральского округа от 26.05.2008 NФ09-3183/08-С3, Постановление ФАС ДВО от 17.10.2007 NФ03-А51/07-2/3967, Постановление ФАС ПО от 30.05.2008 по делу NА65-16782/07).

Согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ определении от 16.10.2003 N329-0, истолкование ст. 57 Конституции РФ системной связи с другими положениями Конституции Российской Федерации не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

По смыслу положения, содержащегося в п. 7 ст. 3 НК РФ, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. Налоговые органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающее на налогоплательщиков дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Согласно ст. 252 НК РФ расходы - обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком; обоснованные расходы - экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме; документально подтвержденные расходы - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Суд апелляционной инстанции проверил представленные Обществом в материалы дела документы и установил факт реальности совершения рассматриваемых хозяйственных операций, что подтверждено имеющимися в деле первичными документами и не опровергнуто налоговым органом.

Приобретение материалов для последующей их продажи непосредственно связано с хозяйственной деятельностью Общества, то есть эти операции для общества имели конкретную разумную деловую цель.

Таким образом, при решении вопроса о возможности принятия расходов в целях исчисления налога на прибыль необходимо исходить из реальности этих расходов, произведенных для приобретения товаров (работ, услуг), а также их документального подтверждения.

Судом первой инстанции сделан правильный вывод, что имеющиеся в материалах дела документы подтверждают реальность понесенных Обществом расходов по приобретению товаров в сумме 276472458 руб., в том числе: ОАО «СТД» в сумме 17205298 руб., ООО «СПМ» в сумме 36240736 руб., ООО «ОптМетТрейд» в сумме 220379336 руб., ООО «Галант» в сумме 233051 руб., ООО «Статус» в сумме 2414037 руб., а, следовательно, у налогового органа не было оснований для отказа в признании в качестве расходов указанных сумм.

В оспариваемом решении налогового органа указано, что в нарушение ст.ст. 169, 171, 172 НК РФ ЗАО «Алкоа СМЗ» неправомерно применило налоговые вычеты по НДС в сумме 49782626 руб. при приобретении товаров у «недобросовестных» налогоплательщиков, а также лома и отходов алюминия у ООО «Алкоа Рус», полученного от «недобросовестных» грузоотправителей.

В обоснование отказа в применении налоговых вычетов налоговым органом указано, что ЗАО «Алкоа СМЗ» неправомерно применены налоговые вычеты по НДС в связи с тем, что предприятия - поставщики ООО «СПМ», ООО «СТД», ООО «ОптМетТрейд», ООО «Статус» и ООО «Галант» являются недобросовестными налогоплательщиками, не находятся месту своей регистрации, не имеют лицензии на осуществление деятельности по заготовке, переработке и реализации лома, подлежащей лицензированию, а финансово-хозяйственные документы по осуществлению сделок с ЗАО «Алкоа СМЗ» содержат недостоверные сведения и подписаны неустановленными лицами.

Указанные доводы налогового органа, послужившие основанием для отказа в применении налоговых вычетов, в том числе, НДС в размере 49782626 руб., являются аналогичными при отказе в признании в качестве расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль расходов при приобретении продукции у данных поставщиков.

На основании п. 1 ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в соответствии со ст. 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы данного налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в силу главы 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Право на налоговый вычет по НДС, в соответствии с нормами НК РФ, не поставлено в зависимость от наличия или отсутствия у поставщиков налогоплательщика лицензии на осуществления определенной деятельности, на наличие или отсутствия у поставщика транспортных и технических средств, а также персонала, а также на действия контрагентов по сделкам по исполнению своих налоговых обязательств (в том числе и постановке на налоговый учет).

Изложенная правовая позиция налогоплательщика подтверждается судебной практикой, в частности, Постановлениями ФАС Поволжского округа от 30.04.2008 NА12-15514/07-С65, Северо-Западного округа от 06.02.2007 NА56-15455/2006, от 04.04.2008 NА52-954/2007, Восточно-Сибирского округа от 17.01.2006 NА19-16467/05-40-Ф02-6922/05-С1 и от 16.11.2006 NА19-13647/06-40-Ф02-6064/06-С1.

В ст. 172 НК РФ (редакция, действовавшая в рассматриваемый период) определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные ст. 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 ст. 171 Кодекса.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных данной статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Следовательно, при соблюдении указанных требований Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности, налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Предоставление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды, является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, установленных ст. 169 НК РФ, возлагается на продавца. Соответственно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов, оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в указанных счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать об указании продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Суд первой инстанции правильно указал, что представленные в материалы дела счета-фактуры соответствую требованиям пунктов 5, 6 ст. 169 НК РФ, реальность хозяйственных операций подтверждена материалами дела.

При отсутствии доказательств несовершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, указанных в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

О необоснованности налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из вышеуказанных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности налогоплательщика. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, указанными в учредительных документах контрагентов в качестве руководителей таких обществ, не может сам по себе, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания налоговой выгоды в качестве необоснованной.

Суд первой инстанции правильно указал, что ссылки инспекции на отсутствие доказательств реальности хозяйственных операций между сторонами также не могут быть признаны состоятельными по вышеизложенным основаниям.

Все приведенные в решении налогового органа указанные выше обстоятельства могли иметь юридические значение для признания налоговой выгоды необоснованной только в том случае, когда налогоплательщик умышленно совершал действия, направленные на незаконное изъятие денежных средств их федерального бюджета либо на уклонение от исполнения конституционной обязанности по уплате налогов.

Данный вывод суда основан на системном толковании норм налогового законодательства в их взаимосвязи и сделан с учетом принципа единообразия судебной практики, нашедшей свое выражение, в частности, в постановлении ФАС Поволжского округа от 30.05.2008 по делу NА12-17005/07.

В соответствии с пунктами 1 и 3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (получения налогового вычета, уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны или противоречивы.

Следовательно, позиция судов о том, что налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и отнесения сумм, уплаченных за товар поставщику, на расходы при исчислении налога на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции, является обоснованной.

Суд первой инстанции, проведя анализ всех доказательств по делу в совокупности и взаимозависимости, сделал правильный вывод, что налогоплательщик при заключении и исполнении сделок с названными поставщиками действовал со всей возможной и необходимой степенью предусмотрительности и осторожности, требуя от контрагента копии учредительных документов и свидетельств о регистрации в качестве юридических лиц и постановки на налоговый учет, все хозяйственные операции являются реальными, основной целью налогоплательщика являлось получение прибыли от исполнения договоров и последующей реализации продукции, работ и услуг.

Указанная правовая позиция изложена в Постановлениях Президиума ВАС РФ N9299 от 11.11.2008 по делу NА40-16436/07-107-121, от 09.03.2010 N15574/09.

Доказательств вины и каких-либо недобросовестных действий непосредственно со стороны Общества, а также наличия у него намерения необоснованно применить налоговый вычет путем сговора и совершения согласованных деяний с поставщиками в ходе проверки налоговым органом не установлено и арбитражному суду не представлено.

Таким образом, у Общества имеются надлежащим образом оформленные первичные документы, которые отвечают установленным требованиям, подтверждают приобретение и принятие на учет товара, в связи с чем, согласно положениям статей 171, 172 НК РФ он имеет право на применение налоговых вычетов.

Суд первой инстанции, правомерно удовлетворил Обществу заявленные требования в этой части в связи с недоказанностью налоговым органом необоснованности налоговой выгоды.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 09.03.2011 по делу NА55-9531/2010 по спору между теми же сторонами, но по другому налоговому периоду (с 01.01.2005 по 31.12.2005).

Суд первой инстанции правомерно признал недействительным требование Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области об уплате налога, сбора, пени и штрафа от 28.06.2010 N42.

В соответствии с положениями ст. 69 НК РФ требованием об уплате налога признается извещение налогоплательщика о неуплаченной сумме налога, а также об обязанности уплатить в установленный срок неуплаченную сумму налога.

Требование об уплате налога направляется налогоплательщику при наличии у него недоимки.

Данное требование выставлено на основании решения Межрайонной ИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области от 07.05.2010 N08-42/09536 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно которому ЗАО «Алкоа СМЗ» привлечено к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ за неполную уплату НДС в виде штрафа в размере 191007 руб., налогоплательщику доначислено НДС в размере 40271568 руб. и пени в соответствующей части, а также отказано в признании расходов при определении налоговой базы по налогу на прибыль в сумме 276472458 руб.

Суд признал указанное решение недействительным полностью, следовательно, отсутствует недоимка по налогу, пени и штрафу, что не может служить основанием для выставления Требования об уплате недоимки по налогу, пени и штрафа.

Положенные в основу апелляционной жалобы доводы проверены судом апелляционной инстанции в полном объеме, но учтены быть не могут, так как не опровергают обстоятельств, установленных судом первой инстанции и, соответственно, не влияют на законность принятого судебного акта.

При вынесении обжалуемого решения суд первой инстанции всесторонне, полно и объективно исследовал материалы дела, дал им надлежащую оценку и правильно применил нормы права.

Нарушений процессуального закона, влекущих отмену обжалуемого решения, также не установлено.

Таким образом, обжалуемое судебное решение является законным и обоснованным, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит.

Расходы по государственной пошлине, согласно ст. 110 АПК РФ и ст. 333.21 НК РФ относятся на налоговые органы, но не взыскиваются, в связи с освобождением налоговых органов от ее уплаты в соответствии со ст. 333.37 НК РФ.

Руководствуясь статьями 110, 112, 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Самарской области от 08 декабря 2010 года по делу NА55-15139/2010 оставить без изменения, апелляционные жалобы Управления Федеральной налоговой службы по Самарской области и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Самарской области - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и в двухмесячный срок может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа через суд первой инстанции.

     Председательствующий
В.Е.Кувшинов
Судьи
А.А.Юдкин
Е.Г.Филиппова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-15139/2010
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 14 апреля 2011

Поиск в тексте