• по
Более 53000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 11 июля 2011 года Дело N А49-5997/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 07 июля 2011 года

Постановление в полном объеме изготовлено 11 июля 2011 года

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Балашевой В.Т.,

судей Деминой Е.Г., Туркина К.К.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Абрамовой А.В.,

с участием:

от истца - представитель Кузнецова Я.М., доверенность от 14.07.2010,

в отсутствие ответчика, извещенного надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании 07 июля 2011 года апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал», г. Новокуйбышевск, Самарская область, на решение Арбитражного суда Пензенской области от 20 апреля 2011 года по делу N А49-5997/2010 (судья Лаврова И.А.),

по иску общества с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал», ИНН 6330020020, ОГРН 1026303117983, г. Новокуйбышевск, Самарская область, к Государственному бюджетному учреждению «Управление строительства и дорожного хозяйства Пензенской области», ИНН 5836013717, ОГРН 1095836004824, г. Пенза, о взыскании 2 652 494 руб. 09 коп.,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал» (далее - истец, общество) обратилось в Арбитражный суд Пензенской области с иском к Государственному бюджетному учреждению «Управление автомобильных дорог Пензенской области» (далее - ответчик, учреждение) о взыскании с учетом уточнения исковых требований 2 701 842 руб. 96 коп., из которых: 49 348 руб. 87 коп. - неустойка, 2 652 494 руб. 09 коп. - убытки (реальный ущерб, упущенная выгода).

Исковые требования мотивированы нарушением ответчиком условий государственного контракта N 19-с-1 от 01.09.2009.

Определением суда от 17.02.2011 на основании статьи 48 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации произведена замена ответчика - Государственного бюджетного учреждения Пензенской области «Управление автомобильных дорог Пензенской области» на его правопреемника - Государственное бюджетное учреждение «Управление строительства и дорожного хозяйства Пензенской области».

Определением суда, занесенным в протокол судебного заседания от 14.04.2011, принято заявление истца об уменьшении размера исковых требований до 2 652 494 руб. 09 коп., включающей в себя неустойку в сумме 49 348 руб. 87 коп. и не покрытые неустойкой убытки в сумме 2 603 145 руб. 22 коп.

Решением Арбитражного суда Пензенской области от 20.04.2011 исковые требования удовлетворены частично.

С Государственного бюджетного учреждения «Управление строительства и дорожного хозяйства Пензенской области» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал» взысканы убытки в сумме 90 743 руб. 73 коп., а также расходы по государственной пошлине в сумме 1240 руб. 57 коп.

В удовлетворении остальной части иска отказано.

Решено возвратить обществу с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал» из федерального бюджета государственную пошлину в сумме 1906 руб. 49 коп., уплаченную по платежному поручению N 2104 от 16.07.2010.

Не согласившись с принятым судебным актом, истец подал апелляционную жалобу, в которой просил решение Арбитражного суда Пензенской области от 20.04.2011 отменить, исковые требования удовлетворить полностью.

По мнению заявителя жалобы, выводы суда, изложенные в решении об отказе во взыскании неустойки, не соответствуют обстоятельствам дела, приняты с неправильным толкованием норм материального права - п. 1 ст. 330 ГК РФ.

Истец также считает, что доказал причинение ему убытков, которые должны быть удовлетворены в полном объеме.

В представленном отзыве ответчик просил отказать в удовлетворении апелляционной жалобы.

Представитель ответчика в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен надлежащим образом.

В соответствии со ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции рассматривает дело в отсутствие ответчика.

Выслушав объяснения представителя истца, поддержавшего доводы апелляционной жалобы, изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы и возражения ответчика в совокупности с исследованными доказательствами, суд апелляционной инстанции установил.

Как следует из материалов дела, 01.09.2009 между ответчиком (заказчик) и истцом (подрядчик) был заключен государственный контракт на выполнение подрядных работ по строительству N 19-с-1 (далее - контракт).

По условиям контракта подрядчик обязался в срок с 01.09.2009 по 18.09.2009 выполнить дорожно-строительные работы по строительству автомобильной дороги «Подъезд к производственной базе в Нижнеломовском районе протяжённостью 1,505 км», а заказчик - принять работы и оплатить их.

Общая стоимость работ по контракту установлена в 20 226 480 руб., в том числе НДС.

В соответствии с пунктом 7.1. контракта с целью реализации соглашения заказчик обязался передать подрядчику по акту знаки закрепления геодезической разбивочной основы сооружений (реперы, углы поворота, оси и т.д.).

Согласно пункту 7.2. контракта и приложению N 2 к контракту заказчик обязался в срок до 01.09.2009 передать подрядчику по акту проектно-сметную документацию.

В свою очередь подрядчик обязался поставить на строительную площадку необходимые материалы, оборудование и иное, используемое для исполнения контракта имущество; обеспечить и содержать за свой счёт охрану строящегося объекта, материалов, оборудования, стоянки строительной техники и другого имущества и строящихся сооружений, необходимых для строительства объекта на строительной площадке, ограждения мест производства работ с момента начала строительства до подписания акта приёмки объекта в эксплуатацию (пункты 8.4. и 8.6. контракта).

Срок действия контракта установлен: с даты его заключения - до полного исполнения сторонами своих обязательств (п. 18.7. контракта).

В силу пункта 1 статьи 763 Гражданского кодекса Российской Федерации подрядные строительные работы (статья 740) предназначенные для удовлетворения государственных или муниципальных нужд, осуществляются на основе государственного или муниципального контракта на выполнение подрядных работ для государственных или муниципальных нужд.

Согласно статье 9 Федерального закона от 21.07.2005 N 94-ФЗ «О размещении заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный заказчиком от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд. Контракт заключаются в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации и иными федеральными законами с учетом положений данного Федерального закона.

По договору строительного подряда подрядчик обязуется в установленный договором срок построить по заданию заказчика определенный объект либо выполнить иные строительные работы, а заказчик обязуется создать подрядчику необходимые условия для выполнения работ, принять их результат и уплатить обусловленную цену (пункт 1 статьи 740 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, во исполнение своих обязательств по контракту истец (подрядчик) к началу производства работ доставил к месту строительства следующую технику: Экскаватор 320 BL, Бульдозер CATD6T, Каток CATCS-583E, Бензовоз УРАЛ, Трал MAN, что подтверждается представленными в дело актами от 09.09.2009, составленными комиссией с участием представителей общества, ООО «Термодом», и.о. Главы администрации Аршиновского сельсовета Филатова В.И. (т. 1, л.д. 44, 45), путевыми листами (т. 2, л.д. 78-90), и не оспаривается ответчиком.

Истец указывает, что встречные обязательства по предоставлению подрядчику проектно-разрешительной документации (разрешения на строительство, общего журнала работ, знаков закрепления геодезической разбивочной основы сооружений - пункт 7.1 контракта) ответчик не исполнил, а предоставленные заказчиком сведения о карьере для изъятия грунта не соответствовали действительности.

Письмами исх. N 10/2 и N 1006 от 04.09.2009 (т. 1, л.д. 47-48, 54-55) истец уведомил ответчика о готовности техники к началу выполнения работ, просил оказать содействие в получении документации, необходимой для начала выполнения работ, а также просил передать знаки закрепления геодезической разбивочной основы.

08.09.2009 истец повторно обратился к ответчику с аналогичным требованием, уведомив последнего о том, что в связи с неисполнением заказчиком договорных обязательств общество несет убытки (т. 1, л.д. 49-50).

Письмом исх. N 06-713 от 07.09.2009, полученным истцом 10.09.2009, заказчик направил подрядчику проект дополнительного соглашения к контракту, в котором предложил продлить срок выполнения работ до 31.07.2010, а также продлить срок оплаты на 2010 год (т. 1, л.д. 122-123).

От предложенных заказчиком условий общество отказалось, сославшись на перебазировку необходимой техники к месту выполнения работ, а также на закупку части необходимых материалов, и в очередной раз предложило заказчику совершить действия, необходимые для начала работ (т.1, л.д. 51 -53).

В связи с невозможностью выполнения работ по контракту, учитывая истечение установленного контрактом срока выполнения подрядных работ, истец в соответствии со статьей 719 Гражданского кодекса Российской Федерации уведомил ответчика об утрате интереса к исполнению контракта и предложил возместить причиненные ему убытки и неустойку в претензии исх. N 1142 от 29.09.2009 (т. 2, л.д. 124-128).

Письмом исх. N 04-2/450 от 02.05.2010 ответчик предложил истцу заключить соглашение о расторжении государственного контракта по соглашению сторон (т. 2, л.д. 129).

Пунктом 1 статьи 719 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено право подрядчика не приступать к работе, а начатую работу приостановить в случаях, когда нарушение заказчиком своих обязанностей по договору подряда, в частности непредставление материала, оборудования, технической документации или подлежащей переработке (обработке) вещи, препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок (статья 328 Кодекса).

Согласно пункту 2 названной статьи, если иное не предусмотрено договором подряда, подрядчик при наличии обстоятельств, указанных в пункте 1 настоящей статьи, вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

Нарушение ответчиком встречных обязательств по контракту, послужило основанием для обращения с настоящим иском в суд о взыскании неустойки и убытков.

Ссылаясь на непредоставление ответчиком документации, необходимой для начала выполнения работ, а также на невыполнение последним обязательств по передаче знаков закрепления геодезической разбивочной основы сооружений, истец заявил требования о взыскании неустойки в сумме 49 348 руб. 87 коп., исходя из расчёта 1/300 ставки рефинансирования (7,75% годовых) за период с 02.09.2009 по 05.10.2009 (дата получения ответчиком уведомления об отказе от договора - т. 2, л.д. 128) за 34 дня просрочки, на основании п. 11.3 контракта.

Как предусмотрено п. 11.3. контракта, в случае просрочки исполнения заказчиком обязательств, предусмотренных контрактом, другая сторона вправе потребовать уплату неустойки (штрафа, пеней), которая начисляется за каждый день просрочки исполнения, начиная со дня, следующего после дня истечения срока исполнения обязательства, в размере 1/300 ставки рефинансирования Центрального Банка Российской Федерации, действующей на день уплаты неустойки.

Контрактом на заказчика возложены как денежные обязательства (по оплате выполненных подрядчиком работ), так и неденежные (обязательства по предоставлению проектно-сметной документации, знаков закрепления геодезической разбивочной основы и иные).

Заявляя требование о взыскании неустойки за неисполнение ответчиком неденежного обязательства, истец исчислил штрафные санкции, исходя из цены контракта.

Несмотря на то, что в пункте 11.3. контракта не конкретизирован вид обязательства, в отношении которого возможно применение неустойки, условия контракта не содержит оценку неденежных обязательств с целью исчисления неустойки за их нарушение, поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что предъявление неустойки за непредставление знаков, исходя из стоимости работ, необоснованно.

В контракте не согласован способ или порядок расчета штрафных санкций за нарушения заказчиком обязательств неденежного характера, поэтому суд первой инстанции в соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании неустойки.

В силу пунктов 1 и 2 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Под убытками в соответствии с пунктом 2 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Взыскание убытков является мерой гражданско-правовой ответственности, которая возлагается при одновременном наличии совокупности условий: доказанности факта неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, наличия убытков и их размера, причинной связи между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства и возникновением убытков.

Для удовлетворения требований истца о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов.

Истцом заявлены требования о взыскании убытков в сумме 30 340 руб. в размере затрат по страхованию гражданской ответственности подрядчика за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по государственному контракту.

Согласно пункту 36 Информационной карты аукциона (т. 3, л.д. 56-62) подрядчику предлагалось принять меры по обеспечению исполнения контракта путем предоставления безотзывной банковской гарантии, заключения договора страхования гражданской ответственности, передачи заказчику в залог денежных средств.

В целях обеспечения исполнения контракта истец с ЗАО «Страховая компания «Спасские ворота» заключи договор от 26.08.2009 N LK 31024 N 456 страхования гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение государственного контракта N 19-с-1 от 01.09.2009 (т. 1, л.д. 112-119).

На основании договора страхования обществу (страхователю) выдан страховой полис от 26 августа 2009 года сроком действия с 28 августа 2009 года по 18 сентября 2009 года. В качестве выгодоприобретателя по договору страхования указано Государственное бюджетное учреждение «Управление автомобильных дорог Пензенской области» (том 1, л.д. 108).

Страховая премия по договору страхования гражданской ответственности составила 30 340 руб. 00 коп. и оплачена истцом в полном объёме платёжным поручением N 2933 от 31 августа 2009 года (т. 1, л.д. 107).

Учитывая, что договорные отношения истца и ответчика прекратились вследствие неисполнения ответчиком обязательства по предоставлению фронта работ и иных сопутствующих обязательств (п. 7.1 контракта), обязанность истца по предоставлению обеспечения контракта была возложена на последнего в соответствии с условиями аукциона, размер затрат истца подтверждается материалами дела, суд удовлетворил исковые требования о возмещении данных затрат в виде убытков в сумме 30 340 руб. в соответствии со статьей 719 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Истцом заявлено требование о возмещении реального ущерба - денежных средств в сумме 60 403 руб. 73 коп., затраченных на приобретение горючесмазочных материалов по перебазировке спецтехники к месту выполнения работ.

Как установлено судом, истец к началу производства работ доставил к месту строительства следующую технику: Экскаватор 320 BL, Бульдозер CATD6T, Каток CATCS-583E, Бензовоз УРАЛ, Трал MAN, которая в связи с невостребованностью была перебазирована истцом обратно.

По расчёту истца (т. 3, л.д. 1-2), затраты на ГСМ по доставке техники к месту выполнения работ и обратно с учётом данных путевых листов о расходе топлива (т. 2, л.д. 78-90) составили 60 403 руб. 73 коп. и подтверждены представленными в материалы дела доказательствами - счётом-фактурой N 260 от 01.09.2009, и платёжным поручением N 2961 от 02.09.2009 (т. 1, л.д. 70, 71).

Суд пришел к выводу, что данные затраты непосредственно связаны с исполнением контракта, и в связи с прекращением договорных отношений, являются для истца реальным ущербом, который подлежит возмещению ответчиком в полном объёме в сумме 60 403 руб. 73 коп. в соответствии со статьёй 719 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решение суда в части взыскания убытков в сумме 90 743 руб. 73 коп. (30 340 руб. 60 403 руб. 73 коп.) сторонами не оспаривается.

Истцом также заявлены требования о взыскании расходов по оплате услуг сотовой связи в сумме 1 100 руб.; затрат на ГСМ, командировочных и иных расходов возмещённых начальнику строительного участка Буре А.В., на основании авансовых отчётов от 30 сентября 2009 года N 1465, от 30 сентября 2009 года N 1550 и от 05 октября 2009 года N 1643 в общей сумме 14 612 руб.

Как следует из служебного задания (т. 2, л.д. 100), начальник участка Бура А.В. был командирован обществом к месту назначения - «Самаранефтегаз» на срок с 01 по 30 сентября 2009 года.

В то же время согласно путевых листов автомобиля «Нива-Шевроле» (т. 2, л.д. 103, 105), Бура А.В. в период с 01 сентября 2009 года по 03 октября 2009 года совершал поездки по маршруту Пенза-Самара-Н.Ломов, о чём в путевых листах имеются нерасшифрованные подписи, заверенные печатью Участка N 502997П общества.

Сведения о том, какие именно учреждения (организации) посещал Бура А.В. в г. Пензе и г. Н. Ломов Пензенской области, обоснование необходимости направления сотрудника в указанные даты в г. Пензу и г. Н.Ломов, и их связь с исполнением контракта, а также соответствующие отметки этих организаций в путевых листах отсутствуют.

Поскольку истцом не представлено доказательств наличия причинной связи между вышеуказанными расходами и нарушением ответчиком своих обязательств, суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении заявленных требований в этой части.

Суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании будущих расходов по оплате услуг охраны техники в размере 9 000 руб. на основании договора от 31.08.2009, заключенного с Бабаевым Р.Д. (т. 2, л.д. 15-18), а также по оплате стоимости проживания работников общества в сумме 17 500 руб. на основании договора от 30.08.2009, заключенного с гражданином Гальчуткиным М.В. (т. 2, л.д. 13-14).

Суд пришел к правильному выводу о том, что факт наличия договоров сам по себе не подтверждает факта оказания спорных услуг (объем и стоимость), а доказательств, свидетельствующих о том, что общество неизбежно понесет указанные расходы в заявленной сумме, истец не представил.

Как следует из материалов дела, истцом заявлены требования о взыскании упущенной выгоды в размере 2 519 538 руб. 36 коп., в том числе: 657 455 руб. 36 коп. - доход, который истец мог бы получить при сдаче техники в аренду, в остальной части - убытки в связи с простоем техники.

В материалы дела, представлен договор N 392-О/2009 оказания услуг по аренде спецтехники от 28.08.2009 (т. 3, л.д. 15), заключенный между обществом и ООО «Стройресурс», на срок с 19.09.2009 по 30.10.2009.

Истец указал, что по окончании установленного контрактом срока выполнения работ -18.09.2009, заказчик не дал указаний относительно дальнейших действий по исполнению контракта, поэтому доставленная к месту работ техника была оставлена истцом на объекте до поступления соответствующих указаний, что повлекло задержку предоставления техники другому заказчику по договору N 392-О/2009.

С учетом указанного обстоятельства истец посчитал, что стоимость услуг в размере 657 455 руб. 36 коп., которую он мог бы получить при своевременной передаче техники по предусмотренным в договоре N 392-О/2009 расценкам, является для него упущенной выгодой, которая подлежит взысканию с ответчика.

В силу пункта 4 статьи 393 Гражданского кодекса Российской Федерации при определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

В пункте 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер неполученного дохода (упущенной выгоды) должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Отказывая в удовлетворении иска в указанной части, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истцом не представлены доказательства того, что в результате задержки техники на объекте, предусмотренном спорным контрактом, истец не смог исполнить договор N 392-О/2009 от 28.09.2009 и получить прибыль в заявленном размере.

Размер упущенной выгоды истец рассчитал, исходя из согласованной стоимости услуг, которую он мог бы получить при передаче техники, без учета разумных затрат, которые должен был понести.

Кроме того, договором N 392-О/2009 от 28.09.2009 было предусмотрено оказание услуг спецтехникой - экскаватором CATERPILAR 32 CL, экскаватором CATERPILAR CAT-318, бульдозером гусеничным CATERPILAR D6R, в то время как на объекте ответчика, согласно акту от 09.09.2009 (т. 1, л.д. 46), присутствовала аналогичная техника, но иных моделей: экскаватор 320 BL, бульдозер CATD6T. В договоре N 392-О/2009 от 28.08.2009, в акте от 09.09.2009 отсутствуют идентифицирующие номера катка дорожного и автомобиля трал-MAN, в связи с чем, суд пришел к правильному выводу о недоказанности довода истца о срыве исполнения договора N 392-О/2009 по вине ответчика.

Упущенную выгоду в сумме 1 862 083 руб. (2 519 538 руб. 36 коп. - 657 455 руб. 36 коп.) истец считает неполученными доходами в результате вынужденного простоя спецтехники (т. 3, л.д. 52-53, т. 1, л.д. 76-80).

При этом истец указывает, что мог бы использовать простаивающую технику для выполнения работ по государственным контрактам на расчистку русел рек Самарской области от 14 июля 2009 года N 3.09-1/036 (срок выполнения работ с даты заключения контракта по 30 октября 2009 года), от 15 июля 2009 года N 3.09-1/037 (срок выполнения работ с даты заключения контракта по 30 октября 2009 года), от 06 июля 2009 года N 3.09-1/027 (срок выполнения работ с даты заключения контракта по 30 октября 2009 года), заключенным между с Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды Самарской области, в связи с чем, мог получить дополнительную выгоду.

Спорный контракт с ответчиком заключен 01.09.2009, то есть в период действия указанных выше контрактов с Министерством природных ресурсов и охраны окружающей среды Самарской области.

С учетом презумпции добросовестного поведения сторон, суд обоснованно исходил из того, что, заключая несколько контрактов на совпадающий период, истец должен был исходить из наличия своих возможностей исполнить все обязательства с учетом, имеющейся у него в наличии техники. Кроме того, истцом не представлены доказательства необходимости участия в исполнении контрактов от 14 июля 2009 года N 3.09-1/036, от 15 июля 2009 года N 3.09-1/037 и от 06 июля 2009 года N 3.09-1/027 техники, доставленной на объект ответчика.

Таким образом, истец не доказал вину ответчика в неполучении упущенной выгоды в размере 1 862 083 руб., а приведенный истцом расчет упущенной выгоды носит вероятностный характер, построен на предположениях без учета фактических обстоятельств, способных существенно повлиять на размер предполагаемого дохода. Из материалов дела не видно, какие меры были приняты истцом для уменьшения или предотвращения убытков, имел ли истец реальную возможность получить доход в заявленной сумме.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно отказал в удовлетворении исковых требований о взыскании упущенной выгоды.

Учитывая изложенное, арбитражный апелляционный суд доводы заявителя жалобы отклоняет, и считает, что решение принято судом первой инстанции обоснованно, в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права. Выводы суда, изложенные в решении, соответствуют обстоятельствам дела. Обстоятельства, имеющие значение, исследованы полно в соответствии с представленными доказательствами.

На основании ч. ч. 1, 5 ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины по апелляционной жалобе в размере 2 000 руб. относятся на истца.

Руководствуясь статьями 268 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Пензенской области от 20 апреля 2011 года по делу NА49-5997/2010 оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Стройпотенциал», г. Новокуйбышевск, Самарская область, - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа.

     Председательствующий
 В.Т. Балашева

      Судьи
 Е.Г. Демина

     К.К. Туркин

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А49-5997/2010
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 11 июля 2011

Поиск в тексте