• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 июня 2011 года Дело N А56-4840/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 07 июня 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 10 июня 2011 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Г.В. Борисовой судей О.И.Есиповой, Л.А. Шульга

при ведении протокола судебного заседания: Л.Н.Мацур

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-6841/2011) ООО «Скартел» на решение Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16 .03.2011 по делу N А56-4840/2011 (судья Пасько О.В.) , принятое по заявлению ООО «Скартел» к Пулковской таможне о признании незаконным решения по корректировке таможенных стоимости и признании недействительным требования об уплате таможенных платежей при участии:

от заявителя: Маслова А.В. по доверенности от 11.01.2011 N9-01/11;

от ответчика: Котенко Ю.В. по доверенности от 31.12.2010 N19-18/14493; Быковой Л.Б. по доверенности от 03.03.2011 N19-19/2349; Иванова С.В. по доверенности от 30.12.2010 N19-18/14449;

установил:

ООО «Скартел» ( далее- общество) обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании незаконным решения Пулковской таможни( далее- таможенный орган) по корректировке таможенной стоимости товара,ввезенного по ГТД N 10221010/241109/0030230 и признании недействительным требования таможенного органа об уплате таможенных платежей от 27.12.2010 N 324 в размере 161 442,65 рублей.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных обществом требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество направило апелляционную жалобу, в которой просило отменить решение суда в связи с неправильным применением норм материального права и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы апелляционной жалобы по тем основаниям, что в договоре поставки от 15.01.2009 N01/09 W-S и лицензионном соглашении от 15.07.2009 NN01/09 W-S отсутствуют условия, свидетельствующие о том, что лицензионные Программы являются обязательной и неотъемлемой частью поставленного оборудования, следовательно, общество обосновано не включало в структуру таможенной стоимости вознаграждение за их использование, предусмотренное лицензионным соглашением. По мнению заявителя, совместное использование оборудования (ввезенных товаров) и пакетов лицензий, как и использование пакетов лицензий для обеспечения работы данного оборудования, не является снованием для включения лицензионных платежей в таможенную стоимость оборудования, так как оборудование и пакеты лицензий являются самостоятельными объектами гражданского права и не могут являться составными частями друг друга.

Представители таможенного органа в судебном заседании не согласились с доводами апелляционной жалобы, возражения изложили в отзыве и просили решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения. По мнению представителей, общество необоснованно уменьшило стоимость ввезенного оборудования на размер стоимости использования программного обеспечения, подлежащих уплате компании «ВИМАКС ХОЛДИНГ ЛИМИТЕД» в соответствии с лицензионным соглашением за пакеты лицензий, которые являются неотъемлемой частью ввезенного заявителем оборудования, без которых работа оборудования невозможна.

Законность и обоснованность принятого решения проверяются в порядке и по основаниям, установленными статьями 258, 266-271 АПК РФ.

Выслушав представителей сторон, исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для ее удовлетворения.

Как видно из материалов дела, Пулковской таможней на основании решений от 29.09.2010 N10221000/400/290910/Р0039 и от 09.11.2010 N10221000/400/091110/Р0039 проведена внеплановая выездная проверка ООО «Скартел» по вопросу достоверности сведений о таможенной стоимости товаров , ввезенных во исполнение договора поставки оборудования от 15.01.2009 N01/09 W-S .

В ходе проверки установлено, что ООО «Скартел» с компанией «ВИМАКС ХОЛДИНГ ЛИМИТЕД» (Кипр) заключен договор поставки от 15.01.2009 N 01/09 W-S, в рамках которого на условиях FCA Гумми (Инкотермс-2000) по ГТД N10221010/241109/0030230 была осуществлена поставка товара :

- N 1 «части базовых станций...U-RAS Premium-F: плата реализации алгоритма цифровой обработки частотных сигналов модель MRA-F410 - 100 шт., удаленный радиочастотный приемо-передающий блок, модель FRH-1250 - 100 шт., оптический интерфейсный модуль, модель RBT12SLX-ST5 100 шт.», классифицируемый в товарной подсубпозиции 8517709009 ТН ВЭД России; - N 2 «установочный комплект для FRH-1250..., 100 шт.», классифицируемый в товарной подсубпозиции 7326909809 ТН ВЭД России.

Кроме того, обществом с компанией «ВИМАКС ХОЛДИНГ ЛИМИТЕД» заключено Лицензионное соглашение от 15.07.2009 N 01/09 W-S на приобретение пакетов лицензионных Программ для обеспечения работы базовых станций U-RAS LS3P, LIRA S Premium-F и дополнительное соглашение от 04.12.2009 N 1 о выплате вознаграждений за предоставление Программ.

Проверкой установлено, что стоимость товаров по спорной ГТД определялась таможенным брокером ( ООО «Север-ТТ») по основному методу-стоимости сделки с ввозимыми товарами. При ее определении в соответствии с требованиями, установленными подпунктами 5 и 7 пункта 1 статьи 19.1 Закона Российской Федерации «О таможенном тарифе» от 21.05.1993 N5003-1 ( далее-Закон N 5003-1) к цене, подлежащей уплате за ввезенные товары, дополнительно начислялись расходы по перевозке до места прибытия товаров на таможенную территорию Российской Федерации, расходы на страхование в связи с международной перевозкой , однако, стоимость использования программного обеспечения , являющегося неотъемлемой частью оборудования, для работы которого оно предназначено не была включена декларантом в таможенную стоимость ввозимых по договору поставки товаров.

Указанные обстоятельства зафиксированы в акте проверки от 11.11.2010 N10221000/400/111110/А0039.

На основании акта проверки таможенным органом принято решение от 16.12.2010 о корректировке таможенной стоимости товара, ввезенного обществом по ГТД N10221010/241109/0030203 . Основанием корректировки послужило нарушение обществом пункта 1 статьи 19, подпункта 3 пункта 1 статьи 19.1 Закона N5003-1, выразившееся в невключении таможенным брокером стоимости лицензионных Программ в заявленную таможенную стоимость ввозимых по договору поставки 15.01.2009 N01/09 W-S товаров.

27.12.2010 в адрес общества таможенным органом направлено требование N324 об уплате таможенных платежей, доначисленных в результате проведенной корректировки таможенной стоимости товаров в размере 161 442,65 рублей.

Считая решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товара и выставленное на его основании требование об уплате таможенных платежей незаконными, общество обратилось с настоящим заявлением в арбитражный суд.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных обществом требований, посчитал, что у таможенного органа имелись законные основания для проведения корректировки таможенной стоимости ввезенного товара.

В силу статьи 318 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ) к таможенным платежам относится в частности ввозная таможенная пошлина и налог на добавленную стоимость, взимаемый при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации.

Согласно статье 322 ТК РФ объектом обложения таможенными пошлинами, налогами являются товары, перемещаемые через таможенную границу. Налоговой базой для целей исчисления таможенных пошлин, налогов являются таможенная стоимость товаров и (или) их количество.

В соответствии с п.1 ст.323 ТК РФ таможенная стоимость товаров определяется декларантом согласно методам определения таможенной стоимости, установленным законодательством Российской Федерации, и заявляется в таможенный орган при декларировании товаров.

Согласно п.1 ст.19 Закона N 5003-1 таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со ст.19.1 Закона N 5003-1.

Для целей настоящей статьи ценой, фактически уплаченной или подлежащей уплате, является общая сумма всех платежей, осуществленных или подлежащих осуществлению покупателем непосредственно продавцу и (или) третьему лицу в пользу продавца за ввозимые товары. При этом платежи могут быть осуществлены прямо или косвенно в любой форме покупателем продавцу или третьему лицу в пользу продавца.

В соответствии с требованиями подпункта 3 пункта 1 статьи 19.1 Закона о таможенном тарифе, при определении таможенной стоимости ввозимых товаров по методу по стоимости сделки с ввозимыми товарами к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате за эти товары, должны быть дополнительно начислены платежи за использование объектов интеллектуальной собственности (за исключением платежей за право воспроизведения в Российской Федерации), которые относятся к оцениваемым товарам и которые покупатель прямо или косвенно должен уплатить в качестве условия продажи таких товаров, в размере, не включенном в цену, фактически уплаченную или подлежащую уплате, при условии, что такие платежи относятся только к ввозимым товарам.

Таким образом, по смыслу данной нормы права к таможенной стоимости дополнительно начисляются и платежи за использование объектов интеллектуальной собственности, которые покупатель прямо или косвенно оплачивает как условие продажи таких товаров.

Подпунктом 2 пункта 1 статьи 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ) отнесены к объектам интеллектуальной собственности.

В соответствии с лицензионным соглашением стороны согласились с однозначным толкованием терминов и определений, в том числе, определили, что Программа - комплекс программ для электронных вычислительных машин, описание которых содержится в приложениях к настоящему соглашению.

Материалами дела подтверждается, что в соответствии с лицензионным соглашением от 15.07.2009 N 01/09 W-S ООО «Скартел» переданы неисключительные права на пакеты лицензий для обеспечения работы базовых станций U-RAS Premium-F и U-RAS LS3P.

Одним из условий лицензионного соглашения на предоставление права использования программы является выплата обществом лицензиару вознаграждения (пункты 1.1,1.2). В Приложении N 1 к лицензионному соглашению установлена цена за пакет лицензионных Программ для обеспечения работы базовых станций U-RAS Premium-F и U-RAS LS3P.

Следовательно, требование об уплате за лицензионные Программы в качестве условия продажи ввозимого товара вытекает из условий непосредственно заключенного лицензионного соглашения , а не включение условия об уплате стоимости Программ непосредственно в договор поставки не освобождает общество от их уплаты.

Факт оплаты предоставленных лицензионных Программ обществом не отрицается.

Доводы общества о том, что Программа не может быть признана неотъемлемой частью оборудования, так как и Программа и оборудование участвуют в обороте как самостоятельные объекты гражданских прав, несостоятельны, поскольку Программа предназначена для работы конкретного оборудования, являющегося предметом договора поставки. Иного обществом не доказано.

Пунктом 2.1.1 лицензионного соглашения обществу предоставлено право использования программы любыми законными способами как неотъемлемой части оборудования или совместно с оборудованием, для работы которого она предназначена.

Лицензионным соглашением также предусмотрено, что общество не вправе, в том числе, продавать, сублицензировать, перерабатывать, вносить изменения, адаптировать или переводить Программу, то есть Программа должна использоваться только в исходном виде и исключительно обществом.

Таким образом, из буквального толкования лицензионного соглашения следует, что Программа, являющаяся объектом интеллектуальной собственности, используется на базовых станциях U-RAS Premium-F и U-RAS LS3P, иное использование Программы соглашением не предусмотрено.

Вышеуказанные обстоятельства подтверждаются и объяснениями представителя общества Н.А. Семеновой, полученными в ходе проведения таможенной проверки, согласно которым согласованное сторонами количество пакетов лицензий строго соответствует количеству поставленного по договору поставки оборудования.

Кроме того, из материалов дела видно, и не отрицается обществом, что первая поставка товаров на территорию Российской Федерации в соответствии с договором от 15.01.2009 N 01/09 W-S осуществлена обществом 25.09.2009 по ГТД N 10221010/250909/0024117, то есть только после заключения обществом с продавцом ввозимых товаров лицензионного соглашения от 15.07.2009 N 01/09 W-S, предусматривающего предоставление неисключительных прав на использование программ.

Таким образом, на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 19.1 Закона вышеуказанные платежи за использование объектов интеллектуальной собственности уплаченные обществом относятся к ввозимому оборудованию и подлежат включению в таможенную стоимость ввезенного оборудования.

Учитывая изложенное, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о наличии у таможенного органа законных оснований для корректировки таможенной стоимости товара, ввезенного по ГТД N 10221010/241109/0030230 и выставления на его основании требования от 27.12.2010 N 324 об уплате доначисленных в результате проведенной корректировки таможенных платежей в размере 161 442,65 рублей.

В свою очередь, общество в нарушение ч. 1 ст.65 АПК РФ свои доводы и возражения относительно того, что Программа не может быть признана неотъемлемой частью оборудования документально не подтвердило. В силу ст.9 лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.

При таких обстоятельствах апелляционный суд считает, что суд первой инстанции, в полном объеме оценил все обстоятельства, установленные по делу, и принял законное решение, оснований для его отмены и удовлетворения апелляционной жалобы общества не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда г.Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 16.03.2011 по делу N А56-4840/2011 оставить без изменения, апелляционную жалобу ООО «Скартел» без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
Г.В.Борисова
Судьи
О.И.Есипова
Л.А.Шульга

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-4840/2011
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 10 июня 2011

Поиск в тексте