• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 12 апреля 2011 года Дело N А21-8405/2010

Резолютивная часть постановления объявлена 05 апреля 2011 года Постановление изготовлено в полном объеме 08 апреля 2011 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего Савицкой И.Г. судей Зотеевой Л.В., Семеновой А.Б.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Алыбиной Ж.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-3489/2011) Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области на решение Арбитражного суда Калининградской области от 27.12.2010 по делу N А21-8405/2010 (судья Гурьева И.Л.), принятое

по заявлению открытого акционерного общества энергетики и электрификации «Янтарьэнерго»

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области о признании недействительным решения

при участии: от заявителя: Юриной А.А. по доверенности от 01.01.2011 N 320/26; от заинтересованного лица: извещен, не явился;

установил:

открытое акционерное общество энергетики и электрификации «Янтарьэнерго» (далее - общество, заявитель, ОАО «Янтарьэнерго») обратилось в Арбитражный суд Калининградской области с заявлением о признании недействительными решения Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области (далее - управление, УФАС, антимонопольный орган) от 21.07.2010 по делу N АМЗ-38/2010.

Решением от 27.12.2010 суд первой инстанции заявленные требования удовлетворил.

В апелляционной жалобе управление, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права и на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, просит решение суда от 27.12.2010 отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы ее податель указывает на то, что общество в технических условиях от 30.11.2009 N Z-2285/09 возложило на Шелопухо Е.Г. не предусмотренную законодательством обязанность в части выполнения этим лицом присоединения его энергопринимающего устройства в соответствии с письмом владельца сетевого оборудования и согласования с ним проекта. Кроме того, по мнению УФАС, в нарушение пункта 16 Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861 (далее - Правила N 861), договор от 23.12.2009 N 1667/09 не содержит срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению энергопринимающего устройства Шелопухо Е.Г., а также информации об ответственности сетевой организации и праве названного лица в одностороннем порядке расторгнуть договор. Таким образом, как полагает антимонопольный орган, приведенные обстоятельства в совокупности подтверждают его позицию о наличии в деяниях заявителя нарушение части 1 статьи 10 Федерального закона от 26.07.06 N 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон N 135-ФЗ).

В судебном заседании представитель общества против удовлетворения апелляционной жалобы возражал.

Представитель управления, извещенного о времени и месте рассмотрения спора, в суд не явился, что не является препятствием для рассмотрения апелляционной жалобы в его отсутствие.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.

Как усматривается из материалов дела, в антимонопольный орган поступило заявление Шелопухо Е.Г. на действия индивидуального предпринимателя Беловой И.П. по установлению монопольно высокой цены за технологическое присоединение объекта к электрическим сетям (том дела 1, листы 41-42).

При рассмотрении названного заявления УФАС выявило признаки нарушения антимонопольного законодательства в действиях ОАО «Янтарьэнерго» при заключении с Шелопухо Е.Г. договора об осуществлении технологического присоединения.

Приказом от 05.05.2010 N 93 управление возбудило дело N АМЗ-38/2010 по признакам нарушения обществом части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ (том дела 1, лист 64

).

В рамках антимонопольного производства УФАС установило следующее.

Постановлением Федеральной энергетической комиссии Российской Федерации от 19.12.1997 N 127/08 общество признано субъектом естественной монополии в сфере услуг по передаче электрической и (или) тепловой энергии и включено в раздел I Реестра субъектов естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе под регистрационным номером 39.1.1.

Решением Правления энергетической комиссии Калининградской области от 24.02.2000 N 10-1/100 заявитель включен в Реестр естественных монополий в топливно-энергетическом комплексе, в отношении которых осуществляется государственное регулирование.

Следовательно, как указал антимонопольный орган, общество занимает доминирующее положение на рынке услуг передачи электрической энергии в географических границах принадлежащих ему электрических сетей.

Оказание таких услуг в силу положений Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 N 861, и Федерального закона от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее - Закон N 35-ФЗ) обусловлено необходимостью технического присоединения энергопринимающих устройств потребителей к сетям энергоснабжающей организации. Таким образом, антимонопольный орган пришел к выводу о том, что заявитель является хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующей положение на рынке услуг по передаче электрической энергии и связанном с ним рынке услуг по технологическому присоединению.

23.12.2009 между обществом (исполнитель) и Шелопухо Е.Г. заключен договор N 1667/09 (ЗПЭС), предметом которого являлось оказание заявителем услуг по технологическому присоединению энергопринимающего устройства заказчика к электрическим сетям (том дела 1, листы 44-46).

Согласно пункту 7 технических условий от 30.11.2009 N Z-2285/09 заказчику следует выполнить присоединение объекта в соответствии с письмом собственника сетей (ИП Беловой Е.В.) от 20.11.2009 N 8, а также согласовать проект с этим лицом (том дела 1, лист 47).

По мнению антимонопольного органа, общество, предложив техническими условиями Шелопухо Е.Г. выполнить присоединение объекта в указанном порядке и согласовать проект с собственником сетевого оборудования, тем самым возложило на заказчика не предусмотренную законом обязанность по урегулированию отношений с иными лицами, что могло привести к ущемлению его интересов.

Кроме того, управление выявило, что в нарушение пункта 16 Правил N 861 договор не содержит срока (конкретной даты или периода) осуществления мероприятий по технологическому присоединению энергопринимающего устройства заказчика. Данное обстоятельство также расценено УФАС как нарушение заявителем антимонопольного законодательства.

08.07.2010 между Шелопухо Е.Г. и обществом заключено дополнительное соглашение N 1 к договору N 1667/09, в соответствии с которым технические условия от 30.11.2009 N Z-2285/10 заменены техническими условиями от 24.06.2010 N Z-1512/10, исключившими незаконные обязанности заказчика. Этим же дополнительным соглашением стороны внесли изменения в пункт 1.4 договора, определив срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению в один год (том дела 1, лист 90).

Решением от 21.07.2010 по делу N АМЗ-38/2010 управление признало общество нарушившим часть 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ в части несоблюдения Правил N 861 при осуществлении процедуры технологического присоединения индивидуального жилого дома Шелопухо Е.Г. (пункт 1; том дела 1, листы 8-14). Одновременно УФАС прекратило рассмотрение дела в связи с добровольным устранением заявителем выявленного нарушения антимонопольного законодательства (пункт 2), в связи с чем предписание обществу не выдавалось (пункт 3).

Не согласившись с законностью ненормативного акта антимонопольного органа, ОАО «Янтарьэнерго» обратилось в арбитражный суд.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции исходил из недоказанности управлением наличия в деяниях общества состава вмененного ему нарушения антимонопольного законодательства.

Изучив материалы дела, проверив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены судебного акта в силу следующего.

Целями Закона N 135-ФЗ являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков (часть 2 статьи 1 Закона N 135-ФЗ).

Согласно части 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц.

Для квалификации действий хозяйствующего субъекта как нарушающих приведенный нормативный запрет, прежде необходимо доказать, что такое лицо занимает доминирующее положение на исследованном антимонопольным органом товарном рынке.

Частью 5 статьи 5 Закона N 135-ФЗ предусмотрено, что доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.

Из содержания статьи 3, пункта 1 статьи 4 Федерального закона от 17.08.1995 N 147-ФЗ «О естественных монополиях» следует, что субъектом естественной монополии является хозяйствующий субъект (юридическое лицо), занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии. Услуги по передаче электрической энергии отнесены к сфере деятельности субъектов естественных монополий.

В данном случае применительно к приведенным нормативным требованиям общество является хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение на рынке передачи электрической энергии в границах своих сетей.

Процесс передачи электрической энергии неразрывно связан с процессом технологического присоединения к электрическим сетям. Так, согласно пункту 2 Правил недискриминационного доступа сетевые организации - это организации, владеющие на праве собственности или на ином установленном федеральными законами основании объектами электросетевого хозяйства, с использованием которых такие организации оказывают услуги по передаче электрической энергии и осуществляют в установленном порядке технологическое присоединение энергопринимающих устройств (энергетических установок) юридических и физических лиц к электрическим сетям.

В статье 3 Закона N 35-ФЗ определено, что услугами по передаче электрической энергии является комплекс организационно и технологически связанных действий, в том числе по оперативно-технологическому управлению, обеспечивающих передачу электрической энергии через технические устройства электрических сетей в соответствии с требованиями технических регламентов.

В соответствии с пунктом 3 Правил N 861 сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им данных Правил и наличия технической возможности технологического присоединения.

Исходя из пункта 2 статьи 26 Закона N 35-ФЗ, пункта 10 Правил недискриминационного доступа, договор на оказание услуг по передаче электрической энергии не может быть заключен ранее договора на технологическое присоединение энергопринимающих устройств физических и юридических лиц к электрическим сетям.

С учетом перечисленных нормативных положений довод управления о доминирующем положении ОАО «Янтарьэнерго» на рынке услуг по передаче электрической энергии и связанных с ними услугами по технологическому присоединению энергопринимающих устройств к своим электрическим сетям в расположенных границах их балансовой принадлежности соответствует требованиям статьи 5 Закона N 135-ФЗ.

Как уже приводилось выше, частью 1 статьи 10 Закона N 135-ФЗ предусмотрен запрет на злоупотребление доминирующим положением.

Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в пункте 4 постановления от 30.06.2008 N 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» (далее - постановление Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 N 30) разъяснил, что исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона N 135-ФЗ для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц. Оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона N 135-ФЗ, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

Таким образом, квалифицируя действия лица как нарушение императивных запретов, предусмотренных Законом N 135-ФЗ, в частности части 1 статьи 10 этого Закона, антимонопольный орган обязан доказать, что такое поведение обусловлено именно злоупотреблением хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением, результатом которого являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц. То есть деяния лица содержат в себе антиконкуретный компонент, подпадающий под объект регулирования Закона N 135-ФЗ и требующий принятия мер антимонопольного контроля.

Суд апелляционной инстанции считает, что в данном конкретном случае указание в пункте 7.1 технических условий от 30.11.2009 N Z-2285/10 на необходимость Шелопухо Е.Г. согласовать проект технологического присоединения с владельцем сетевого оборудования само по себе не свидетельствует о противоправности поведения заявителя. В рамках антимонопольного производства и судебного разбирательства общество ссылалось на то, что фактически урегулирование взаимоотношений с третьим лицом в целях технологического присоединения энергопринимающего устройства заказчика ОАО «Янтарьэнерго» осуществляло самостоятельно. Доказательств обратного, равно как и свидетельствующих о понуждении заявителем заказчика совершить такие действий, управлением в материалы дела не представлено. На наличие таких доказательств антимонопольный орган не ссылается и в апелляционной жалобе.

Следовательно, УФАС не подтвердило того, что пункт 7.1 технических условий от 30.11.2009 N Z-2285/10 каким-либо образом нарушил права и законные интересы заказчика, а потому обоснованной является позиция суда первой инстанции о неправомерности квалификации деяний заявителя в рассмотренной части в качестве нарушения требований антимонопольного законодательства.

Относительно довода подателя жалобы об отсутствии в договоре от 23.12.2009 N 1667/09 срока осуществления мероприятий по технологическому присоединению энергопринимающего устройства Шелопухо Е.Г. апелляционный суд приходит к следующему выводу.

В силу пункта 3 Правил N 861 сетевая организация обязана выполнить в отношении любого обратившегося к ней лица мероприятия по технологическому присоединению при условии соблюдения им названных Правил и при наличии технической возможности технологического присоединения. Независимо от наличия или отсутствия технической возможности технологического присоединения на дату обращения заявителя сетевая организация обязана заключить договор с лицами, указанными в пунктах 12.1, 14 и 34 Правил N 861, обратившимися в сетевую организацию с заявкой на технологическое присоединение энергопринимающих устройств, принадлежащих им на праве собственности или на ином предусмотренном законом основании, а также выполнить в отношении энергопринимающих устройств таких лиц мероприятия по технологическому присоединению.

В соответствии с пунктом 6 Правил N 861 технологическое присоединение осуществляется на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и юридическим или физическим лицом, в сроки, установленные настоящими Правилами. Заключение договора является обязательным для сетевой организации.

По правилам статьи 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Технологическое присоединение осуществляется в сроки, определяемые в порядке, установленном Правительством Российской Федерации или уполномоченным им федеральным органом исполнительной власти. Порядок технологического присоединения, утверждаемый Правительством Российской Федерации, устанавливает правила заключения и исполнения договоров об осуществлении технологического присоединения, в том числе существенные условия такого договора (абзацы 4 и 7 пункта 1 статьи 26 Закона N 35-ФЗ).

Подпунктом «б» пункта 16 Правил N 861 прямо закреплено, что договор технологического присоединения должен содержать срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению, который не может превышать срок, определенный этими Правилами.

По мнению апелляционной инстанции, сформулированный в договоре пункт 1.4, предусматривающий, что срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению определяется в соответствии с действующим законодательством, нельзя признать отвечающим вышеприведенным нормативным требованиям. Однако из материалов дела не вытекает, что данное условие договора повлекло неоправданные негативные последствия для заказчика, равно как и наличие со стороны общества нарушений законодательно установленного срока при фактическом исполнении договора.

Следовательно, в рассматриваемой ситуации УФАС не представило ни одного доказательства, что выявленные им нарушения Правил N 861, имевшие место при заключении договора на технологическое присоединение энергопринимающего устройства Шелопухо Е.Г., направлены на злоупотребление заявителем как доминантом своими субъективными правами в целях ущемления интересов заказчика. Наличие таких обстоятельств не выявлено и в рамках судебного разбирательства. При таком положении управление не доказало наличие прав и интересов, подлежащих защите посредством вмешательства антимонопольного контроля.

Отклоняется апелляционной инстанцией утверждение подателя жалобы об отсутствии в договоре обязательной информации, закрепленной подпунктом «в» пункта 16 Правил N 861, а именно: положения об ответственности сторон за несоблюдение установленных договором и Правилами N 861 сроков исполнения своих обязательств, включая право Шелопухо Е.Г. в одностороннем порядке расторгнуть договор при нарушении сетевой организацией сроков технологического присоединения, указанных в договоре.

Во-первых, из решения УФАС, равно как и иных материалов дела не следует, что данный вопрос исследовался управлением в рамках антимонопольного производства. Во-вторых, приведенная позиция подателя жалобы опровергается содержанием самого договора, а именно: пунктами 4.1 и 4.6, в которых отражены вышеназванные сведения.

Следовательно, принятое УФАС в отношении общества решение не обеспечивает реализацию целей и задачей антимонопольного контроля в сфере монополистической деятельности, ввиду чего обоснованно признано судом первой инстанции недействительным.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований, в том числе процессуальных, для отмены судебного акта и удовлетворения апелляционной жалобы.

Руководствуясь пунктом 1 статьи 269, статьей 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Калининградской области от 27.12.2010 по делу N А21-8405/2010 оставить без изменения, апелляционную жалобу Управления Федеральной антимонопольной службы по Калининградской области без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
И.Г.Савицкая
Судьи
Л.В.Зотеева
А.Б.Семенова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А21-8405/2010
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 12 апреля 2011

Поиск в тексте