• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ДВЕНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 ноября 2009 года Дело N А12-8695/09

Резолютивная часть постановления объявлена «12» ноября 2009 года. Полный текст постановления изготовлен «16» ноября 2009 года.

Двенадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Борисовой Т.С. судей Александровой Л.Б., Акимовой М.А., при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Ченцовой Ю.Г., с участием в судебном заседании:

от Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области - представители Антонов В.С. по доверенности от 31.12.2008, Котов Н.Н. по доверенности от 04.06.2009,

от общества с ограниченной ответственностью «Тарко» - представитель Плужников М.Ю. по доверенности от 20.07.2009, рассмотрев апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Тарко»

на решение Арбитражного суда Волгоградской области от «10» августа 2009 года по делу N А12-8695/2009 (судья Пронина И.И.) по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Тарко» (г. Волжский Волгоградской области) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области

о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому Волгоградской области N 462/в-01 от 16 января 2009 года,

УСТАНОВИЛ:

в Арбитражный суд Волгоградской области обратилось общество с ограниченной ответственностью «Тарко» (далее - ООО «Тарко», Общество, налогоплательщик, заявитель, подрядчик) к Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Волжскому (далее - ИФНС России по г. Волжскому, налоговый орган) с заявлением, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о признании недействительным решения ИФНС России по г. Волжскому N 462/в-01 от 16.01.2009 года в части привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 1 982 272 рубля, начисления пени по налогам в сумме 2 372 780 рублей, предложения уплатить недоимку по налогу на прибыль, по налогу на добавленную стоимость в размере 10 374 580 рублей, уменьшения, предъявленного к возмещению из бюджета в завышенных размерах налога на добавленную стоимость в размере 98 313 рублей.

Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 10 августа 2009 года в удовлетворении заявленных ООО «Тарко» требований отказано.

ООО «Тарко» не согласилось с решением суда первой инстанции и обратилось в Двенадцатый арбитражный апелляционный суд с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда первой инстанции по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе. Из апелляционной жалобы следует, что, по мнению налогоплательщика, вывод суда первой инстанции о выполнении строительно-монтажных работ на объектах в г. Тихвин без привлечения субподрядных организаций не является обоснованным. ООО «Тарко» не могло выполнить объем оговоренных работ самостоятельно, не привлекая сторонние организации. По мнению Общества, вывод суда первой инстанции о подписании счетов-фактур, актов выполненных работ, договоров от имени ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» неустановленными лицами основан только на протоколах допроса свидетелей Шулакова Р.А., Сабитовой Э.С., Попова А.С., Жалий Н.Е., Ивановой Г.Н., которые не могут являться достаточными доказательствами и подлежат критической оценке. Общество настаивает на том, что ИФНС России по г. Волжскому не доказала получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды при совершении операций преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. В материалах дела не имеется доказательств, свидетельствующих, что Общество действовало без должной осмотрительности и осторожности.

ИФНС России по г. Волжскому представила отзыв на апелляционную жалобу, в котором возражает против доводов апелляционной жалобы, считает решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просит оставить судебный акт без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения. Из отзыва следует, что контрагенты налогоплательщика ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» по месту регистрации не находятся; коммерческой деятельностью не занимаются; Шулаков Р.А., Сабитова Э.С., Попов А.С., Жалий Н.Е., Иванова Г.Н., Пименов М.В., являясь их номинальными учредителями и руководителями, к деятельности данных юридических лиц отношения не имеют; указанные контрагенты не имеют необходимых ресурсов и условий для осуществления хозяйственной деятельности; наличие производственной базы и основных средств для выполнения работ указанными юридическими лицами в ходе налоговой проверки не установлено. Налоговый орган настаивает на том, что заключенные между налогоплательщиком и контрагентами договоры имеют элементы мнимости, так как имеют своей целью создание искусственного обмена первичными документами без реального исполнения взятых сторонами обязательств; реальные хозяйственные операции между налогоплательщиком и указанными контрагентами не осуществлялись, а представленные ООО «Тарко» документы в подтверждение сделок носят недостоверный характер.

В судебном заседании представители налогоплательщика и налогового органа поддержали доводы апелляционной жалобы и отзыва на неё, дали пояснения, аналогичные, изложенным в них.

Законность и обоснованность принятого решения проверяются арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке и по основаниям, установленным статьями 258, 266 - 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Выслушав представителей сторон, изучив и исследовав материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы и отзыва на нее, проверив в пределах, установленных статьей 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, соответствие выводов, содержащихся в обжалуемом судебном акте, имеющимся в материалах дела доказательствам, правильность применения арбитражным судом норм материального и соблюдение норм процессуального права, арбитражный суд апелляционной инстанции считает, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, ИФНС России по г. Волжскому проведена выездная налоговая проверка в отношении ООО «Тарко» по вопросам правильности исчисления, полноты и своевременности уплаты налогов.

В ходе проверки налоговым органом выявлена неуплата (неполная уплата) налогов в сумме 10 374 580 рублей, в том числе неуплата (неполная уплата):

- налога на добавленную стоимость за период с 01.01.2005 по 31.12.2007 в сумме 4 123 581 рубль;

- налога на прибыль организаций за период с 01.01.2005 по 31.12.2007 в сумме 6 250 999 рублей.

26 ноября 2008 года по результатам выездной проверки налоговым органом составлен акт N 462, которым зафиксированы выявленные нарушения (т. 7 л.д. 1-71).

16 января 2009 года по результатам рассмотрения акта выездной налоговой проверки от 26 ноября 2008 года N 462 исполняющим обязанности заместителя начальника ИФНС России по г. Волжскому Фудько И.А. принято решение N 462/в-01, в соответствии с которым налогоплательщик привлечен к налоговой ответственности, предусмотренной:

1) пунктом 1 статьи 122 Налогового Кодекса Российской Федерации за неполную уплату сумм налога в результате нарушения порядка начисления налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 752 472 рубля;

2) пунктом 1 статьи 122 Налогового Кодекса Российской Федерации за грубое нарушение правил учета расходов в течение более одного налогового периода, повлекшее занижение налоговой базы по налогу на прибыль за 4 квартал 2005 года, 2006 и 2007 год в виде штрафа в размере 1 229 800 рублей;

3) пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налогоплательщиком в установленный срок в налоговый орган документов в виде штрафа в размере 700 рублей.

Этим же решением ООО «Тарко» начислены пени по налогу на добавленную стоимость в размере 1 122 004 рубля, по налогу на прибыль в сумме 1 250 776 рублей, а всего на сумму 2 372 780 рублей.

Кроме того, решением налогового органа Обществу предложено уплатить недоимку по налогу на добавленную стоимость в размере 4 123 581 рубль, по налогу на прибыль в размере 6 250 999 рублей, а всего в сумме 10 374 580 рублей.

Полагая, что решение ИФНС России по г. Волжскому от 16 января 2009 года N 462/в-01 является незаконным, нарушает права и законные интересы хозяйствующего субъекта, Общество обжаловало его в Арбитражный суд Волгоградской области.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных Обществом требований, установил, что ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» никакой финансово-хозяйственной деятельности не вели, и сделал выводы о том, что указанные организации не могли осуществлять строительно-монтажные работы, представленные налогоплательщиком в налоговый орган документы не подтверждают факт осуществления реальных расходов на оплату товара (работ, услуг) и сумм налога на добавленную стоимость, движение денежных средств по счетам контрагентов обладает признаком использования данных счетов исключительно для транзита либо обналичивания денежных средств.

Суд апелляционной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции соответствуют обстоятельствам дела, собранным по делу доказательствам и закону, исходя из следующего.

В соответствии со статьей 23 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан уплачивать законно установленные налоги.

Согласно положениям главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации право налогоплательщика на налоговый вычет непосредственно связано с уплатой НДС при приобретении им товаров (работ, услуг), то есть с наличием хозяйственной операции по реализации поставщиком товаров (работ, услуг) - объекта налогообложения.

В соответствии с главой 25 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик вправе уменьшить полученные им доходы на сумму произведенных расходов.

Пунктом 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы, связанные с производством и реализацией, включают в себя, в том числе, расходы, связанные с изготовлением (производством), хранением и доставкой товаров, выполнением работ, оказанием услуг, приобретением и (или) реализацией товаров (работ, услуг, имущественных прав) (подпункт 1 пункта 1 статьи 253 Налогового кодекса Российской Федерации).

В соответствии с подпунктом 6 пункта 1 статьи 254 Кодекса к материальным расходам, в частности, относятся затраты налогоплательщика на приобретение работ и услуг производственного характера, выполняемых сторонними организациями или индивидуальными предпринимателями, а также на выполнение этих работ (оказание услуг) структурными подразделениями налогоплательщика.

Для признания за налогоплательщиком права на вычет налога на добавленную стоимость и на уменьшение налогооблагаемой прибыли на сумму произведенных затрат требуется подтверждение факта совершения реальных хозяйственных операций по реализации товаров.

В соответствии со статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 Налогового кодекса Российской Федерации на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно статье 172 Налогового кодекса Российской Федерации производятся после принятия работ, услуг на учет на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога.

В соответствии со статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению является счет-фактура. При этом представленные для подтверждения права на вычет по налогу на добавленную стоимость счета-фактуры должны отвечать установленным Кодексом требованиям, содержать достоверные сведения и подтверждать реальность совершенных операций. Счета-фактуры, составленные с нарушением установленного порядка, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Таким образом, из содержания приведенных норм в их совокупности следует, что при исчислении налога полученные Обществом доходы и произведенные им расходы должны подтверждаться соответствующими первичными документами.

Первичными документами признаются оправдательные документы, подтверждающие хозяйственную деятельность организации, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичных учетных документов, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты, исчерпывающий перечень которых установлен пунктом 2 статьи 9 Федерального закона «О бухгалтерском учете».

Первичные учетные документы должны содержать следующие обязательные реквизиты: наименование документа (формы), код формы; дату составления; наименование организации, от имени которой составлен документ; содержание хозяйственной операции; измерители хозяйственной операции (в натуральном и денежном выражении); наименования должностей лиц, ответственных за совершение хозяйственной операции и правильность ее оформления, личные подписи и их расшифровки (включая случаи создания документов с применением средств вычислительной техники).

Данные документы служат доказательствами, подтверждающими обстоятельства совершения хозяйственных операций (выполнение работ, уплата денежных средств и иные операции). При этом указанные документы, представляемые в государственные органы физическими и юридическими лицами с целью подтверждения субъективного права, должны содержать достоверную информацию, поскольку право на применение пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, а также право на применение налоговых вычетов, предусмотренных статьями 171-172 Налогового кодекса Российской Федерации возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения им вышеуказанных требований закона.

В обоснование подтверждения совершения ООО «Тарко» реальных хозяйственных операций, а также понесенных им расходов, Общество представило в налоговый орган договоры на осуществление строительно-монтажных работ с субподрядчиками ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал», счета-фактуры, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ. Указанные документы подписаны со стороны контрагентов от имени руководителей указанных организаций.

При этом установлено, что учредителем и руководителем является одно лицо, а именно в ООО «Югснаб» - Шулаков Р.А., в ООО «Гласком» - Сабитова Э.С., в ООО «Прадо» - Попов А.С., в ООО «Синтекс» - Жалий Н.Е., в ООО «ПлантерКом» - Иванова Г.Н., в ООО «Портал» - Пименов М.В.

Все перечисленные контрагенты налогоплательщика не находятся по юридическим адресам, не выполняют налоговых обязательств.

В ходе налоговых мероприятий ИФНС России по г. Волжскому допрошены руководители ООО «ПлантерКом» - Иванова Г.Н., ООО «Югснаб» - Шулаков Р.А., ООО «Гласком» - Сабитова Э.С., ООО «Прадо» - Попов А.С., ООО «Синтекс» - Жалий Н.Е., показания которых оформлены соответствующими протоколами допросов, отвечающими требованиям статей 90, 99 Налогового кодекса Российской Федерации.

Из показаний Ивановой Г.Н. следует, что она являлась формальным директором, руководство ООО «ПлантерКом» не осуществляла, договора на выполнение строительно-монтажных работ, счета-фактуры, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат не подписывала.

Согласно показаниям Шулакова Р.А., он являлся формальным директором, руководство ООО «Югснаб» не осуществлял, к данной организации отношения не имеет.

Сабитова Э.С. в ходе допроса показала, что она не исполняла обязанности директора ООО «Гласком», счета-фактуры от имени общества не подписывала.

Из свидетельских показаний Попова А.С. следует, что ООО «Прадо» он не учреждал, директором не являлся, договоры на выполнение строительно-монтажных работ, счета-фактуры не подписывал.

Из показаний Жалий Н.Е. следует, что о фирме с наименованием ООО «Синтекс» слышит впервые, руководство организацией не осуществляла, договоры на выполнение строительно-монтажных работ, счета-фактуры, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат не подписывала.

Учредитель и руководитель ООО «Портал» Пименов М.В. не был допрошен по причине отсутствия по месту регистрации. Пименов М.В. объявлен в розыск по подозрению в совершении преступления, предусмотренного статьей 173 Уголовного кодекса Российской Федерации «Лжепредпринимательство».

Проведя системный анализ показаний допросов лиц, числящихся учредителями и руководителями указанных организаций, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что указанные лица являются формальными руководителями организаций, не имеют отношения к их финансово-хозяйственной деятельности, документы, представленные налогоплательщиком (договоры на выполнение строительно-монтажных работ, счета-фактуры, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат), не подписывали.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что документы от имени ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» подписаны неустановленными лицами, является правильным.

Суд первой инстанции не принял в качестве доказательства справку эксперта N 1006 от 17.11.2008, сделал вывод о недопустимости данного доказательства, как добытого с нарушением требований статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации, статьи 25 Гражданского кодекса Российской Федерации, Федерального закона от 31.05.2001 N 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». При этом суд первой инстанции указал, что постановление о назначении экспертизы не содержит информации о фамилии эксперта, что повлекло нарушение прав Общества, отсутствует расписка эксперта о том, что он предупрежден об уголовной ответственности.

Возражая против данного вывода суда первой инстанции, представитель налогового органа суду апелляционной инстанции пояснил, что между ИФНС по г. Волжскому (Заказчик) и УВД по г. Волжскому (Исполнитель) заключен договор N 1/79 от 20 августа 2008 года, в соответствии с пунктом 1.1. которого Заказчик поручает, оплачивает расходы и принимает выполненную работу, а Исполнитель принимает на себя обязательство проведения почерковедческой экспертизы подписей на предоставляемых Заказчиком документах. Налоговым органом вынесено постановление N 2 о назначении экспертизы от 07.08.2008, в котором проведение почерковедческой экспертизы поручено экспертам 5 Межрайонного экспертно-криминалистического центра Главного Управления внутренних дел по Волгоградской области. С данным постановлением налогоплательщик ознакомлен, возражений не представил. Начальником 5-го МЭКО ЭКЦ ГУВД по Волгоградской области эксперту Абрамовой А.А. разъяснены права и обязанности в соответствии с пунктами 4, 5, 8 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации, а также ответственность за дачу заведомо ложного заключения по пункту 2 статьи 129 Налогового кодекса Российской Федерации. В связи с чем, налоговый орган считает, что справка эксперта N 1006 от 17.11.2008 отвечает принципу допустимости доказательств.

В соответствии со статьей 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном названным Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В качестве доказательств допускаются заключения экспертов. Не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

В силу части первой статьи 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для дела, договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным способом, позволяющим установить достоверность документа.

Согласно статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.

Порядок проведения экспертизы установлен статьей 95 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 1 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации в необходимых случаях для участия в проведении конкретных действий по осуществлению налогового контроля, в том числе при проведении выездных налоговых проверок, на договорной основе может быть привлечен эксперт. При этом экспертиза назначается в случае, если для разъяснения возникающих вопросов требуются специальные познания в науке, искусстве, технике или ремесле.

Согласно пункту 3 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации экспертиза назначается постановлением должностного лица налогового органа, осуществляющего выездную налоговую проверку. В постановлении указываются основания для назначения экспертизы, фамилия эксперта и наименование организации, в которой должна быть произведена экспертиза, вопросы, поставленные перед экспертом, и материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.

Должностное лицо налогового органа, которое вынесло постановление о назначении экспертизы, обязано ознакомить с этим постановлением проверяемое лицо и разъяснить его права, предусмотренные пунктом 7 статьи 95 Кодекса, о чем составляется протокол (пункт 6 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации).

Эксперт дает заключение в письменной форме от своего имени. В заключении эксперта излагаются проведенные им исследования, сделанные в результате их выводы и обоснованные ответы на поставленные вопросы. Если эксперт при производстве экспертизы установит имеющие значение для дела обстоятельства, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе включить выводы об этих обстоятельствах в свое заключение (пункт 8 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации).

Из материалов дела следует и судом апелляционной инстанции установлено, что налоговый орган вынес постановление от 07.08.2008 N 2 о назначении почерковедческой экспертизы, проведение которой поручено экспертам 5 Межрайонного экспертно-криминалистического центра Главного Управления внутренних дел по Волгоградской области, определен перечень вопросов, поставленных перед экспертом, в распоряжение эксперта предоставлены образцы подписей и документы.

Общество ознакомлено с данным постановлением, что подтверждается протоколом об ознакомлении проверяемого лица с результатами почерковедческой экспертизы от 04.11.2008 N 2, замечаний и заявлений к которому не поступило. (т. 7 л.д. 84) Данные обстоятельства представителем ООО «Тарко» в ходе судебного разбирательства не оспаривались.

Судом апелляционной инстанции в судебном заседании обозрены подлинники постановления ИФНС по г. Волжскому N 2 о назначении экспертизы от 07.08.2008, а также подписки о разъяснении эксперту Абрамовой А.А. прав и обязанностей, предусмотренных пунктами 4, 5, 8 статьи 95 Налогового кодекса Российской Федерации, а также предупреждения об ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Таким образом, вывод суда первой инстанции о том, что отсутствует подписка эксперта о его предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения, суд апелляционной инстанции считает преждевременным, который опровергнут налоговым органом путем представления соответствующего доказательства.

Экспертом 5-го МЭКО ЭКЦ ГУВД по Волгоградской области Абрамовой А.А., которой разъяснены права и ответственность, предусмотренные статьями 95 и 102 Налогового кодекса Российской Федерации, проведено почерковедческое исследование счетов-фактур, выставленных Обществу его контрагентами - ООО «ПлантерКом», ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», а также договоров, актов выполненных работ, по результатам которого эксперт сделал вывод о том, что подписи от в графах «руководитель» на вышеперечисленных документах, представленных для исследования, выполнены не Ивановой Г.Н., Шулаковым Р.А., Сабитовой Э.С., Поповым А.С., Жалий Н.Е., а другими, неустановленными лицами.

С результатами экспертизы руководитель Общества ознакомлен, о чем свидетельствует протокол об ознакомлении проверяемого лица с результатами почерковедческой экспертизы от 19.11.2008 N 1. (т. 7 л.д. 72) Данное обстоятельство представитель ООО «Тарко» в ходе судебного разбирательства не оспаривал.

Таким образом, принимая во внимание, что Общество ознакомлено с постановлением ИФНС по г. Волжскому N 2 о назначении экспертизы от 07.08.2008, результатами почерковедческой экспертизы, суд апелляционной инстанции считает, что неуказание в постановлении налогового органа о назначении экспертизы фамилии конкретного эксперта не является существенным нарушением, исключающим справку эксперта из числа доказательств, поскольку оно не повлекло нарушений прав и законных интересов ООО «Тарко». Доказательств обратного в материалах дела не имеется и суду в ходе судебного разбирательства не представлено.

Поскольку проведенное экспертом Абрамовой А.А. почерковедческое исследование содержит сведения об имеющих значение обстоятельствах, отвечает понятию письменных доказательств в соответствии со статьей 75 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, оно является доказательством по делу наряду с другими имеющимися в деле документами, которые подлежат оценке в совокупности.

Суд апелляционной инстанции считает, что справка эксперта N 1006 от 17.11.2008 объективно согласуется и подтверждает показания допрошенных в ходе выездной налоговой проверки свидетелей, числящихся руководителями ООО «ПлантерКом», ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс». В совокупности указанные доказательства позволяют сделать однозначный вывод о том, что Иванова Г.Н., Шулаков Р.А., Сабитова Э.С., Попов А.С., Жалий Н.Е. не подписывали от имени вышеназванных контрагентов договоры на выполнение строительно-монтажных работ, счета-фактуры, акты выполненных работ, справки о стоимости выполненных работ и затрат.

Таким образом, первичные документы, представленные налогоплательщиком, подписаны от имени контрагентов неустановленными лицами. Это не отвечает требованиям, предъявляемым к первичным учетным документам. Такие документы содержат недостоверные сведения, что не соответствует требованиям статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации.

В Определении от 15.02.2005 N 93-О Конституционный Суд Российской Федерации указал на то, что по смыслу статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации соответствие счета-фактуры требованиям, установленным пунктами 5 и 6 этой статьи, позволяет определить контрагентов по сделке (ее субъектов), их адреса, объект сделки (товары, работы, услуги), количество (объем) поставляемых (отгруженных) товаров (работ, услуг), цену товара (работ, услуг), а также сумму начисленного НДС, уплачиваемую налогоплательщиком и принимаемую им далее к вычету.

Требование пункта 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, согласно которому налогоплательщик в качестве основания налогового вычета может представить только полноценный счет-фактуру, содержащий все требуемые сведения, и не вправе предъявлять к вычету сумму налога, начисленную по дефектному счету-фактуре, сведения в котором отражены неверно или неполно, направлено на создание условий, позволяющих оценить правомерность налогового вычета и пресечь ситуации, связанные с необоснованным возмещением (зачетом или возвратом) сумм НДС из бюджета.

Согласно пункту 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что налогоплательщиком не соблюдены все требования и условия, предусмотренные статьями 169, 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации, им не представлены достоверные, надлежащим образом оформленные счета-фактуры, в связи с чем, ООО «Тарко» не может применять заявленные им налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость.

С учетом вышеизложенного, суд делает вывод о том, что заявленные ООО «Тарко» расходы документально не подтверждены.

Кроме того, для установления факта реального выполнения строительно-монтажных работ непосредственно ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» налоговым органом в ходе выездной налоговой проверки изучен договор, заключенный между ООО «ИСТ-Строй» (генеральный подрядчик) и ООО «Тарко» (подрядчик), по условиям которого подрядчик принимает на себя выполнение собственными силами и средствами. Возможность привлечения подрядчиком субподрядных организаций договором не предусмотрена.

Налоговым органом допрошены в качестве свидетелей генеральный директор ООО «ИСТ-Строй» Ефремов С.Н., заместитель директора ЗАО «ТФЗ» (заказчик) Муравьев В.Н., начальник отдела капитального строительства ЗАО «ТФЗ» Шелкошитов С.Н., из показаний которых следует, что все работы выполнялись ООО «Тарко», в договорах не предусматривалась возможность привлечения субподрядных организаций, пропуска на территорию промплощадки для работников ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал».

С целью объективного установления данных обстоятельств налоговым органом были допрошены работники ООО «Тарко»: газосварщики Ягнов В.К., Кудрин Ю.Г., монтажники Пронин А.О., Коршунов В.С., Гревцов А.В., Лознов А.И., Григорьев И.Н., инженер, технический директор Халимов Э.М., начальник ПТО Головачев А.Н., из показаний которых следует, что об организациях ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» ничего не слышали, этих организаций в период работы в г. Тихвине не встречали, организаций помимо ООО «Тарко» на объекте не было, субподрядные организации не привлекались, все работы на объекте в г. Тихвин ООО «Тарко» осуществляло собственными силами, о фактах передачи субподряда субподрядным организациям ничего им неизвестно.

Судом первой инстанции установлено и объективно подтверждается материалами выездной налоговой проверки, что у субподрядчиков ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал» штатная численность предприятий контрагентов составляет один человек (в ООО «ПлантерКом» - три человека), при этом не имеющий отношения к деятельности обществ, у всех предприятий отсутствуют имущество и транспортные средства.

Суд делает вывод о том, что спорные контрагенты не располагают материальными, техническими ресурсами, численным составом работников, необходимыми для исполнения договорных обязательств, выполнения строительно-монтажных работ в объемах, отраженных в актах выполненных работ и счетах-фактурах.

Доказательств обратного суду первой и апелляционной инстанции не представлено.

Налоговым органом проведен анализ выписок с расчетных счетов контрагентов, по результатам которого выявлено отсутствие у них расходов на заработную плату, на коммунальные услуги, арендных платежей, то есть отсутствие платежей, характерных для организаций реально осуществляющих финансово-хозяйственную деятельность. Это свидетельствует о наличии признаков, направленных на проведение операций с денежными средствами с целью транзита и обналичивания денежных средств.

Оценив доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в их совокупности и взаимосвязи, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что Общество не доказало факт хозяйственных отношений со спорными контрагентами, а также реальность выполнения строительно-монтажных работ ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал».

При этом само по себе выполнение строительно-монтажных работ не свидетельствует о том, что эти виды работ выполнены вышеуказанными организациями, а не собственными силами ООО «Тарко».

В пункте 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано, что о необоснованности налоговой выгоды может также свидетельствовать отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств. Согласно пункту 6 этого Постановления разовый характер операции и осуществление операции не по месту нахождения налогоплательщика в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, в частности, указанными в пункте 5 данного Постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В соответствии с пунктом 10 указанного Постановления факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей может являться доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Материалами дела объективно подтверждается, что при наличии договора с генподрядчиком, предусматривающего выполнение работ силами ООО «Тарко», Общество заключало договоры на выполнение строительно-монтажных работ с контрагентами, не находящимися по юридическому адресу, не исполняющими должным образом своих налоговых обязанностей, не располагающими необходимыми условиями для осуществления строительно-монтажных работ (отсутствие производственной базы, основных средств, управленческого и технического персонала, транспортных средств) и представило в налоговый орган первичные документы, сведения в которых от имени спорных контрагентов подписаны неустановленными лицами.

Как пояснил в ходе налоговой проверки директор Общества Тараканов П.А., с директорами вышеуказанных организаций он не контактировал, сведения о наличии у них лицензий на осуществление строительных работ не истребовал, кто из их представителей передавал документы о выполнении данными организациями строительно-монтажных работ назвать затруднился.

Суд апелляционной инстанции считает, что ООО «Тарко» не проявило должной осмотрительности и осторожности, вступая во взаимоотношения с ООО «Югснаб», ООО «Гласком», ООО «Прадо», ООО «Синтекс», ООО «ПлантерКом», ООО «Портал».

Между тем, налогоплательщик имел реальную возможность и должен был проявить должную степень осмотрительности и осторожности, убедиться в наличии у субподрядчиков необходимых условий для осуществления строительно-монтажных работ (лицензия, производственная база, основные средства, управленческий и технический персонал; транспортные средства), в подписании первичных документов непосредственно руководителями субподрядных организаций (а не неустановленными лицами), согласовать в рамках договорных отношений с генподрядчиком возможность заключения ООО «Тарко» договоров с субподрядными организациями.

Подтверждений проявления такой осмотрительности общество не представило. Исследовав представленные сторонами доказательства, суды пришли к выводу, что в действиях заявителя усматриваются признаки получения необоснованной налоговой выгоды, направленные на незаконное возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость. По мнению судов, общество не представило доказательств, опровергающих данный вывод.

Подтверждений проявления такой осмотрительности Общество не представило.

Исследовав представленные сторонами доказательства, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу, что в действиях ООО «Тарко» усматриваются признаки получения необоснованной налоговой выгоды, направленные на незаконное возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость и уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль.

Доказательств, опровергающих данный вывод, ООО «Тарко» не представило.

Вывод суда первой инстанции о правомерности доначисления Обществу налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, соответствующих пеней и штрафа по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации является правильным.

Все имеющие значение для правильного и объективного рассмотрения спора обстоятельства выяснены судом первой инстанции, всем представленным доказательствам дана правовая оценка.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобы, явились предметом детального рассмотрения в суде первой инстанции, не опровергают выводов суда первой инстанции, направлены на их переоценку и не могут служить основаниями к его отмене. Апелляционную жалобу ООО «Тарко» следует оставить без удовлетворения.

Судебные расходы по уплате государственной пошлины суд апелляционной инстанции в соответствии с положениями статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации относит на налогоплательщика.

Государственная пошлина в размере 1000 (одна тысяча) рублей уплачена Обществом, что подтверждается чеком-ордером от 13.10.2009, и возврату из федерального бюджета не подлежит.

Руководствуясь статьями 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Волгоградской области от «10» августа 2009 года по делу N А12-8695/2009 оставить без изменения, а апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Тарко» - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в порядке, предусмотренном статьями 273-277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, путем подачи кассационной жалобы через Арбитражный суд Волгоградской области в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
судья
Т.С.Борисова
Судьи
Л.Б.Александрова
М.А.Акимова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А12-8695/09
Принявший орган: Двенадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 16 ноября 2009

Поиск в тексте