• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД ПРИМОРСКОГО КРАЯ

РЕШЕНИЕ

от 26 августа 2009 года Дело N А51-9761/2009

Арбитражный суд Приморского края в составе судьи А.А. Фокиной, рассмотрев в судебном заседании 19.08.2009 дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Альтаир» к Владивостокской таможне

о признании незаконным решения от 11.06.2009 по корректировке таможенной стоимости товаров, оформленных по ГТД N 10702020/260509/0004977, выразившегося в проставлении записи «таможенная стоимость принята 11.06.2009» в графе «для отметок таможни» декларации таможенной стоимости по форме ДТС- 2, при участии в заседании:

от заявителя - представителя Санникова С.Б. (по доверенности N 16 от 10.02.2009),

от таможни - представителя Полоухиной С.Ю. (по доверенности N 11 от 03.02.2009), протокол судебного заседания на компьютере вёл судья А.А. Фокина, установил:

Резолютивная часть решения была оформлена и объявлена судом в судебном заседании 19.08.2009, изготовление полного текста мотивированного решения откладывалось судом на основании п. 2 ст. 176 АПК РФ. Полный текст решения изготовлен 26.08.2009.

Общество с ограниченной ответственностью «Альтаир» (далее по тексту - «заявитель», «Общество» или «декларант») обратилось в Арбитражный суд Приморского края с заявлением к Владивостокской таможне (далее по тексту - «таможня», «таможенный орган») о признании незаконным решения от 11.06.2009 по корректировке таможенной стоимости товаров, оформленных по ГТД N 10702020/260509/0004977, выраженного в проставлении записи «Таможенная стоимость принята 11.06.2009» в графе «для отметок таможни» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС - 2.

Общество, настаивая на заявленных требованиях в полном объеме, сослалось на то, что при подаче грузовой таможенной декларации (далее по тексту - «ГТД») N 10702020/260509/0004977, а также дополнительно по запросу таможенного органа представило все имеющиеся у него и необходимые документы, перечень которых установлен приказом ФТС России от 25.04.2007 N 536, соответственно, им в полном объеме выполнена обязанность по подтверждению таможенной стоимости, определенной по первому методу «по стоимости сделки с ввозимыми товарами».

Заявитель также указал, что представление ненадлежащим образом заверенных банковских документов не является основанием для отказа в их использовании при определении таможенной стоимости по первому методу; кроме того, таможня не воспользовалась своим правом проверить достоверность представленных документов и необоснованно отказалась от их использования для подтверждения таможенной стоимости.

Декларант также считает необоснованным довод таможенного органа о том, что заявителем при заключении контракта не была соблюдена простая письменная форма (в Контракте отсутствуют сведения о лице, подписавшем его со стороны покупателя), поскольку фактическое исполнение условий Контракта устраняет сомнения в его заключении.

Тот факт, что в Контракте не оговорен порядок оплаты товара, по мнению заявителя, не влияет на порядок определения таможенной стоимости, поскольку таможенной стоимостью является именно цена товара, а не порядок ее оплаты.

Помимо этого, представитель Общества считает, что таможенным органом в качестве источника ценовой информации необоснованно приняты ГТД, указанные в ДТС-2, поскольку по данным ГТД ввезён товар иного наименования и качества, в ином количестве, по иным условиям поставки, другого изготовителя, что существенно влияет на его стоимость.

Заявитель пояснил, что увеличение таможенной стоимости со стороны ответчика необоснованно увеличивает размер подлежащих уплате таможенных платежей, что нарушает права и законные интересы юридического лица в сфере внешнеэкономической деятельности, а также нарушается право Общества на определение действительной таможенной стоимости ввезенного товара по методам, предусмотренным действующим законодательством.

Таможенный орган представил отзыв на заявление, из которого следует, что заявленные требования он не признает, поскольку документы и сведения, использованные Обществом при заявлении таможенной стоимости по методу N 1, не основаны на количественно определяемой и документально подтверждённой достоверной информации.

В частности, таможня полагает, что представленный декларантом пакет документов не содержал достоверного и достаточного документального подтверждения таможенной стоимости, поскольку банковские документы, представленные заявителем, были заверены ненадлежащим образом.

Кроме того, таможенный орган указал, что представленный Контракт не содержит сведений о лице, уполномоченном на совершение внешнеэкономических сделок со стороны покупателя (ООО «Альтаир»), что не позволяет установить лицо, подписавшее контракт, а также удостовериться в подлинности Контракта.

Помимо этого, дополнительным признаком недостоверности таможенной стоимости, заявленной декларантом, таможенный орган считает то обстоятельство, что индекс таможенной стоимости товара, заявленного в спорной ГТД, расходится с ценовой информацией, содержащейся в информационной базе «Мониторинг - Анализ», в частности, в качестве корректной ценовой информации были использованы сведения, содержащиеся в ГТД, перечисленных в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2.

Изложенные обстоятельства, по мнению таможенного органа, свидетельствуют о том, что он обоснованно перешел к определению таможенной стоимости на основании шестого «резервного» метода таможенной оценки, в связи с чем отсутствуют основания для удовлетворения требования заявителя.

Заслушав пояснения сторон, исследовав материалы дела, судом установлено следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «Альтаир» зарегистрировано в качестве юридического лица ИФНС по Ленинскому району г. Владивостока 18.05.2007, о чем в Единый государственный реестр юридических лиц внесена запись за основным государственным регистрационным номером 1072536001438 и выдано Свидетельство серии 25 N 002700477.

Из материалов дела следует, что на основании Контракта N SC-G091 от 10.07.2007, заключённого между Обществом (Покупатель) и Компанией «DAE HAN RYU IL. СО», Корея, (Продавец), в мае 2009 года на территорию Российской Федерации был ввезен товар - портативные газовые печи «MEGA-1» на сумму 22.680 долл. США.

Базисным условием поставки, согласно пункту 2 Контракта, определено CFR - Владивосток согласно Инкотермс-2000.

Вид, размер, цена и количество товара указаны в Спецификации к Контракту. Никаких условий, которые могут повлиять на цену сделки, Контракт и Спецификация к нему не предусматривают.

В целях таможенного оформления ввезенного товара Обществом была подана ГТД N 10702020/260509/0004977, таможенная стоимость товара была определена по методу N 1 по стоимости сделки с ввозимыми товарами и общая стоимость товара составила 22.680 долл. США.

Представленные вышеуказанные документы позволяют прийти к однозначному выводу о том, какой товар, в каком количестве и какой стоимости ввезён на территорию Российской Федерации по спорной ГТД, а также о том, что ввезённый товар, указанный в графе 31 ГТД, полностью соответствует тому, который является предметом вышеуказанного Контракта как по наименованию, так и по количеству.

При этом, установленные судом фактические обстоятельства прямо свидетельствуют о том, что сторонами внешнеэкономической сделки полностью соблюдены порядок и сроки согласования партии товара, его оплаты и поставки.

Однако, в ходе таможенного контроля таможенный орган тем не менее пришёл к выводу, что представленные к таможенному оформлению документы и сведения по товару не основаны на количественно определяемой и документально подтвержденной информации и недостаточны для подтверждения заявленной декларантом таможенной стоимости товаров по первому методу, в связи с чем таможенным органом в адрес Общества направлен Запрос о предоставлении дополнительных документов для подтверждения заявленной таможенной стоимости.

По результатам анализа дополнительно представленных декларантом документов, таможенным органом было принято решение от 26.05.2009 о несогласии с таможенной стоимостью, определённой декларантом, и ему было предложено в срок до 16.07.2009 явиться в таможенный орган для продолжения определения таможенной стоимости с применением другого метода.

В связи с отказом Общества определить таможенную стоимость на основании иного метода (отличного от первого) таможней было принято окончательное решение о корректировке таможенной стоимости товаров от 11.06.2009 путем проставления отметки «Таможенная стоимость принята 11.06.2009» в графе «Для отметок таможенного органа» декларации таможенной стоимости формы ДТС-2.

Данным решением о корректировке таможенной стоимости таможенный орган определил стоимость товара, задекларированного по ГТД N 10702020/260509/0004977, по шестому резервному методу с гибким использованием предыдущих методов определения таможенной стоимости (на базе третьего) с учётом сведений по ГТД, перечисленным в ДТС-2.

Не согласившись с корректировкой таможенной стоимости, декларант обратился в арбитражный суд с заявлением об оспаривании окончательного решения таможни от 05.06.2009.

Суд находит требования заявителя подлежащими удовлетворению в силу следующего.

В силу пункта 1 статьи 19 Закона Российской Федерации от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе» (далее - «Закон N 5003-1») таможенной стоимостью товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, является стоимость сделки, то есть цена, фактически уплаченная или подлежащая уплате за товары при их продаже на экспорт в Российскую Федерацию и дополненная в соответствии со статьей 19.1 настоящего Закона, в виде дополнительных начислений к цене, фактически уплаченной или подлежащей уплате.

В соответствии с пунктом 1 статьи 12 Закона N 5003-1 определение таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию Российской Федерации, основывается на принципах определения таможенной стоимости товаров, установленных нормами международного права и общепринятой международной практикой, и производится путем применения одного из методов определения таможенной стоимости товаров. Таможенная стоимость товаров и сведения, относящиеся к ее определению, должны основываться на количественно определяемой и документально подтвержденной достоверной информации (п. 3 статьи 12 Закона N 5003-1).

Пунктом 7 статьи 323 Таможенного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - «ТК РФ») определено, что в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа, таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров, последовательно применяя методы определения таможенной стоимости товаров.

Согласно абзацу 1 пункта 2 статьи 12 Закона N 5003-1 первоосновой для таможенной стоимости товаров является стоимость сделки, которая в данном спорном случае и использована декларантом при определении таможенной стоимости.

Таким образом, исходя из смысла метода определения таможенной стоимости по цене сделки с ввозимыми товарами в сочетании с условием о ее документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности данный метод не может быть применен в случаях отсутствия документального подтверждения заключения сделки в любой, не противоречащей закону форме, или отсутствия в документах, выражающих содержание сделки, ценовой информации, относящейся к количественно определенным характеристикам товара, условий поставки и оплаты, либо наличия доказательств недостоверности таких сведений, то есть их необоснованного расхождения с аналогичными сведениями в других документах, выражающих содержание сделки, а также коммерческих, транспортных, платежных (расчетных) и иных документах, относящихся к одним и тем же товарам.

При этом таможенный орган самостоятельно определяет таможенную стоимость товаров лишь в случаях, когда декларантом не представлены в установленные таможенным органом сроки дополнительные документы и сведения либо таможенным органом обнаружены признаки того, что представленные декларантом сведения могут не являться достоверными и (или) достаточными, и при этом декларант отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода по предложению таможенного органа (пункт 7 статьи 323 ТК РФ).

Как установлено судом из материалов дела, содержания Дополнений N 1 к ДТС-2, в целях документального подтверждения применения метода по стоимости сделки с вывозимым товаром декларант представил в таможенный орган:

· Контракт N SC-G091 от 10.07.2007;

· Соглашение от 10.07.2007 к Контракту;

· Дополнительное соглашение от 16.07.2007 к Контракту;

· Спецификация N 25 от 13.05.2009 к Контракту;

· Инвойс от 13.05.2009 N DHRI-J012;

· Упаковочный лист;

· Коносамент;

· Договор морской перевозки;

· Банковские документы;

· пояснения по условиям продажи, которые могли повлиять на цену сделки, по форме в Приложении N 2 к Положению о контроле таможенной стоимости товаров, ввозимых на таможенную территорию РФ;

· пояснения о влияющих на цену физических характеристиках, качестве и репутации на рынке ввозимого товара.

При анализе представленных документов, как уже было указано выше по тексту, суд не усматривает оснований согласиться с мнением таможенного органа об отсутствии документального подтверждения сделки, поскольку доказательств несоблюдения декларантом установленного пунктом 2 статьи 323 ТК РФ условия о документальном подтверждении, количественной определенности и достоверности стоимости сделки с ввозимыми товарами таможенный орган не представил.

Судом отклоняется довод таможни, изложенный в Дополнении N 1 к ДТС-1, о том, что комплект документов, представленный декларантом, не содержит части документов, указанных в пункте 2 приложения 1 к приказу ФТС РФ от 25.04.2007 N 536 «Об утверждении Перечня документов и сведений, необходимых для таможенного оформления товаров в соответствии с выбранным таможенным режимом», ввиду того, что все документы о предмете и цене сделки были представлены.

Базисным условием поставки товара по спорной ГТД является CFR, что в соответствии с Международными правилами толкования торговых терминов «Инкотермс-2000» включает обязанности продавца оплатить все расходы, относящиеся к товару до момента передачи его перевозчику, фрахт и расходы, включая расходы по погрузке товара на борт судна, и любые расходы по выгрузке товара в согласованном порту разгрузки, которые согласно договору перевозки возлагаются на продавца, а также, если потребуется, расходы, связанные с выполнением таможенных формальностей, и оплатой всех пошлин, налогов и иных официальных сборов, взимаемых при вывозе, а также и при транзитной перевозке через иную страну, если согласно договору перевозки это возлагается на продавца.

Довод таможенного органа о том, что в результате оценки достоверности заявленной декларантом таможенной стоимости обнаружено ненадлежащее документальное подтверждение основы, использованной для определения таможенной стоимости по первому методу, поскольку в представленном Контракте не оговорен порядок оплаты за товар, поставляемый по спорной ГТД, судом отклоняется в силу следующего.

В силу положений Закона N 5003-1 таможенной стоимостью является цена товаров, а не порядок ее оплаты. В данном случае сведения о цене сделки содержатся в представленных таможенному органу декларантом к таможенному оформлению документах: Контракте, инвойсе, спецификации.

Действительно, порядок оплаты по Контракту N SC-G091 от 10.07.2007 должен быть согласован сторонами; в п. 7 Контракта предусмотрены два способа оплаты - предварительная оплата 100% либо последующая оплата 100% в течение 60 дней с момента поступления товара, которые должны быть выбраны по согласованию сторон. Однако, в Контракте не оговаривается способ такого согласования, что дает сторонам возможность определить порядок оплаты любыми приемлемыми для них способами, в том числе устно. В данном случае порядок оплаты за товар, оформленный по спорной ГТД, определен сторонами на основании устной договоренности, о чем декларант информировал таможенный орган путем проставления в графе 28 ГТД расчетного срока платежа «июль 2009 года». При этом, факт оплаты за товар (14.05.2009 на сумму 22.680 долл. США) подтверждён представленными 27.05.2009 таможенному органу Ведомостью банковского контроля, заявлением на перевод N 12 и мемориальным ордером N 7402.

Кроме того, судом отклоняется и довод таможни о том, что Контракт подписан неизвестным лицом. Так, из сопоставления подписей от имени ООО «Альтаир», проставленных в Контракте, в Соглашении от 10.07.2007 и в Дополнительном соглашении N 2 от 16.06.2009 к нему, а также в Агентском договоре N 3 от 03.07.2008 с ИП Дерендяевой О.В., товарной накладной, счете-фактуре, акте приёма-передачи товарно-материальных ценностей и отчёте комиссионера (которыми таможня располагает и представила в материалы дела), явно следует, что подпись в Контракте принадлежит Халилову В.С. - директору Общества. при этом, таможне также представлен Устав Общества, в котором определяются полномочия единоличного исполнительного органа Общества, в том числе его право действовать от имени Общества без доверенности. Сведения о директоре Общества (Халилове В.В.) также содержит паспорт сделки, представленный таможне.

Более того, отсутствие в Контракте расшифровки подписи представителя ООО «Альтаир» само по себе не свидетельствует о его ничтожности или недостоверности.

Судом также отклоняется довод таможенного органа, изложенный в дополнении N 1 к ДТС-1 о том, что декларант для подтверждения сумм денежных средств представил банковские платежные документы, которые не заверены надлежащим образом работником банка, что делает невозможным их использование для подтверждения заявленной таможенной стоимости, поскольку в обоснование данного довода таможня не сослалась на нормативный акт, устанавливающий необходимость заверения представленных декларантом банковских документов работниками банка, а также порядок такого заверения.

Как установлено судом, согласно пункту 19 Правил приема грузовых таможенных деклараций, утв. Приказом ГТК России от 29.11.2002 N 1284, документы, необходимые для таможенных целей, представляются в виде копий или выписок из них, которые должны быть заверены декларантом (для юридических лиц - подписью руководителя и печатью), если иной способ удостоверения копий конкретных документов не установлен законодательством РФ.

Из представленных таможенным органом документов следует, что декларант представил все документы, включая банковские, в надлежаще заверенном виде (подписью руководителя и печатью).

Более того, таможенный орган вправе запросить оригиналы документов, которые после сопоставления с копией возвращаются декларанту, а осуществляющее проверку лицо на копии документа делает запись «сверено с оригиналом» (п. 19 Правил приема ГТД).

Доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможня не представила.

Таким образом, у таможенного органа отсутствуют основания для вывода о неподтверждении заявителем цены ввозимого товара.

При таких обстоятельствах суд считает, что у таможенного органа не возникло само право истребования у декларанта дополнительных документов, поскольку первоначально представленные Обществом документы подтверждали таможенную стоимость товара, определенную по цене сделки с ввозимыми товарами, и не содержали ни признаков её недостоверности, ни признаков недостаточности.

С учетом изложенного доводы таможенного органа о том, что у него имелись основания для корректировки таможенной стоимости указанных товаров, поскольку в целях уточнения заявленной таможенной стоимости декларант не представил дополнительные документы, а также отказался определить таможенную стоимость товаров на основе другого метода, судом отклоняются.

Следовательно, решение таможни о необходимости уточнения заявленных сведений о таможенной стоимости товаров и представлении декларантом дополнительных документов, является необоснованным и немотивированным.

При этом суд исходит из того, что со стороны таможенного органа не должно допускаться необоснованного и произвольного истребования сведений, не влияющих на принятие таможенным органом решения по таможенной стоимости либо не имеющих значения для выяснения обстоятельств сделки.

Проанализировав пакет представленных декларантом документов, суд пришел к выводу о том, что он содержал достаточную и достоверно подтвержденную информацию о предмете и стоимости сделки.

Утверждая обратное, таможня ссылается на то, что ИТС (индекс таможенной стоимости) товара, заявленного в спорной ГТД, расходится с ценовой информацией, содержащейся в информационной базе «Мониторинг - Анализ», в частности, в ГТД, перечисленным в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2.

Вместе с тем, довод таможенного органа о том, что таможенная стоимость, указанная декларантом в рамках заявленного первого метода, ниже статистических данных информационно-аналитической системы «Мониторинг-Анализ», не может быть принят судом во внимание, поскольку эти данные не являются нормативными правовыми актами, регулирующим порядок определения таможенной стоимости.

То обстоятельство, что определенная заявителем таможенная стоимость товаров оказалась ниже ценовой информации, само по себе не влечет корректировку таможенной стоимости, поскольку не названо в законе в качестве основания для корректировки. Как следует из положений ст. 358-359 ТК РФ, система управления рисками в таможенном деле и применение методов анализа рисков предполагает сотрудничество с таможенными органами иностранных государств и применение тех или иных форм таможенного контроля в необходимой степени, но в соответствии с таможенным законодательством Российской Федерации.

Предусмотренные в статье 367 ТК РФ полномочия таможенного органа определять критерии достаточности и достоверности информации не могут рассматриваться как позволяющие ему произвольно (бездоказательно) осуществлять корректировку таможенной стоимости товаров. Аналогичному толкованию подлежат и положения статьи 323 ТК РФ.

Таким образом, обязанность декларанта представлять по требованию таможенного органа объяснения и дополнительные документы возникает лишь при наличии признаков недостоверности сведений о цене сделки либо о ее зависимости от условий, влияние которых не может быть учтено при определении таможенной стоимости. Таможенный орган обязан доказать наличие таких признаков в соответствии с частью 5 статьи 200 АПК РФ (пункты 2, 3, 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.07.2005 N 29 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с определением таможенной стоимости товаров»).

Суд полагает, что, претендуя на возможность определения таможенной стоимости товара по резервному методу на базе третьего метода - по стоимости сделки с однородными товарами, таможня ненадлежащим образом применила положения статьи 21 Закона N 5003-1 (в редакции от 27.07.2006), согласно которым для определения таможенной стоимости товаров в соответствии с настоящей статьей используется стоимость сделки с однородными товарами, проданными в тот же или соответствующий ему период времени (пункт 1), на том же коммерческом уровне (оптовом, розничном и ином) и по существу в том же количестве, что и оцениваемые товары (пункт 2).

Таким образом, из приведённой нормы следует, что помимо обеспечения необходимого подобия сравниваемых товаров, следует учитывать фактор времени, корректировки на коммерческий уровень продаж, количество ввозимых товаров и значительную разницу в расходах, указанных в пп. 5 - 7 п. 1 ст. 19.1 Закона. В связи с этим при принятии конкретного решения о возможности использования методов по стоимости сделки с идентичными (однородными) товарами необходимо обратить внимание на корректный выбор как временного периода, так и коммерческого уровня («те же или соответствующие ему») для обеспечения наиболее объективного сравнения условий ввоза идентичных (однородных) и оцениваемых товаров.

Доказательств оценки и исследования этих факторов таможенный орган не представил.

В подтверждение правильности определения таможенной стоимости товара по цене сделки Общество представило в таможенный орган соответствующие достоверные и достаточные документы. При этом цена ввозимого товара указана в Контракте без каких-либо условий, является фиксированной. Доказательств недостоверности указанных документов либо заявленных в них сведений, а также доказательств наличия каких-либо ограничений и условий, которые могли повлиять на цену сделки при заключении контракта, а также условий, влияние которых не может быть учтено, таможней не представлено.

На основании изложенного суд приходит к выводу, что таможня не доказала наличие обстоятельств, препятствующих применению первого метода определения таможенной стоимости.

Оспариваемое решение повлекло за собой увеличение размера таможенных платежей, исчисляемых в соответствии с таможенной стоимостью товаров, чем нарушены права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Частями 4, 5 статьи 200 АПК РФ установлено, что при рассмотрении дел об оспаривании ненормативных правовых актов государственных органов арбитражный суд в судебном заседании осуществляет проверку оспариваемого акта или его отдельных положений и устанавливает их соответствие закону или иному нормативному правовому акту, устанавливает наличие полномочий у органа или лица, которые приняли оспариваемый акт, а также устанавливает, нарушает ли оспариваемый акт права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, возлагается на орган, который принял акт (решение).

В силу части 2 статьи 201 АПК РФ арбитражный суд, установив, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действия (бездействие), в том числе государственных органов не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, принимает решение о признании ненормативного правового акта недействительным.

Принимая во внимание изложенное, суд находит требование заявителя о признании недействительными решения таможни обоснованным и подлежащим удовлетворению.

В соответствии с правилами статьи 110 АПК РФ судебные расходы по уплате госпошлины в сумме 2.000 руб. суд относит на таможенный орган, поскольку требования заявителя удовлетворены судом в полном объёме, а положениями главы 25.3 НК РФ не предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины государственных органов при совершении соответствующих процессуальных действий по делам, по которым данные органы выступают в качестве ответчика, и судебный акт вынесен судом не в их пользу.

Руководствуясь статьями 167-170, 201, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Р Е Ш И Л:

Признать недействительным решение Владивостокской таможни от 11.06.2009 о таможенной стоимости товаров, заявленных в грузовой таможенной декларации N 10702020/260509/0004977, оформленное путём проставления отметки «Таможенная стоимость принята» в декларации таможенной стоимости по форме ДТС-2, как не соответствующее Таможенному кодексу РФ, Закону РФ от 21.05.1993 N 5003-1 «О таможенном тарифе».

Решение подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с Владивостокской таможни, расположенной по адресу: г. Владивосток, ул. Посьетская, 21А, в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Альтаир» судебные расходы на оплату государственной пошлины в сумме 2000 (две тысячи) рублей. Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в установленном законом порядке.

     Судья
А.А.Фокина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А51-9761/2009
Принявший орган: Арбитражный суд Приморского края
Дата принятия: 26 августа 2009

Поиск в тексте