• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРИНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2010 года Дело N А56-37475/2009

Резолютивная часть постановления объявлена 19 мая 2010 года Постановление изготовлено в полном объеме 31 мая 2010 года Тринадцатый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего М.Л. Згурской, судей М.В. Будылевой, И.А. Дмитриевой,

при ведении протокола судебного заседания: О.В. Енисейской

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу (регистрационный номер 13АП-5442/2010) потребительского кооператива «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.02.2010 по делу N А56-37475/2009 (судья Пасько О.В.), принятое

по заявлению потребительского кооператива «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи»

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 23 по Санкт-Петербургу о признании частично недействительным решения

при участии:

от заявителя: Кортунов П.Н. - доверенность от 25.06.2009 N 1-18-Д;

от заинтересованного лица: Сердюков М.В. - доверенность от 01.02.2010 N 18/02.370; Дашкина Г.А. - доверенность от 21.01.2010 N 18/01033; Чернова А.И. - доверенность от 18.01.2010 N 18/00666;

установил:

Потребительский кооператив «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» (далее - кооператив, заявитель, налогоплательщик), уточнив предмет заявленных требований в соответствии со статьей 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании частично недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 23 по Санкт-Петербургу (далее - инспекция, налоговый орган) от 17.03.2009 N 06/6 (далее - решение), а именно:

- подпункты 1 и 2 пункта 1 резолютивной части решения относительно привлечения к налоговой ответственности за неуплату или неполную уплату налога на прибыль, зачисляемому в федеральный бюджет и в бюджет Санкт-Петербурга, в виде 19 885 руб. и 53 565 руб. штрафа соответственно;

- в части привлечения к налоговой ответственности в виде 2 448 139 руб. штрафа за неправомерное неперечисление сумм налога на доходы физических лиц (далее - НДФЛ), подлежащих удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом;

- в части начисления 2 285 250 пеней по состоянию на 17.03.2009;

- пункт 3.1 резолютивной части решения относительно предложения налогоплательщику уплатить 367 301 руб. недоимки по налогу на прибыль;

- пункт 3.2 резолютивной части решения относительно предложения заявителю удержать с физических лиц с соблюдением гарантий, установленных законодательством Российской Федерации, и перечисления в бюджет Российской Федерации суммы не удержанного (не полностью удержанного) 12 240 696 руб. НДФЛ;

- пункты 3.3, 3.4 резолютивной части решения относительно предложения уплатить начисленные штрафы и пени соответственно.

Решением от 17.02.2010 суд в удовлетворении заявленных требований отказал.

В апелляционной жалобе кооператив, ссылаясь на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права и на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, просит решение суда от 17.02.2010 отменить и принять по делу новый судебный акт. В обоснование жалобы ее податель указывает на то, что приказом от 31.01.2007 N 07, налогоплательщик установил ведение учета доходов и расходов в 2007 году по кассовому методу. Следовательно, как полагает заявитель, выводы инспекции о необходимости исчисления им налога на прибыль по методу начисления являются неправомерными. Кроме того, по мнению налогоплательщика, у него отсутствовала обязанность по удержанию и перечислению НДФЛ в отношении денежных средств, предоставленных им обществам с ограниченной ответственностью «Восток+» и «Октава» (далее - ООО «Восток+», ООО «Октава») в качестве займов и фактически перечисленных физическим лицам.

В судебном заседании представитель кооператива настаивал на доводах апелляционной жалобы.

Представители инспекции просили оставить решение суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

В судебном заседании от 13.05.2010 в порядке статьи 163 АПК РФ судом апелляционной инстанции был объявлен перерыв до 19.05.2010 до 09 час. 45 мин.

После перерыва судебное заседание продолжено в том же составе суда и с участием тех же представителей сторон, которые поддержали свои правовые позиции.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены в апелляционном порядке.

Как усматривается из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки кооператива на основании акта от 03.02.2009 N 06/393 и с учетом представленных налогоплательщиком возражений инспекция приняла решение от 17.03.2009 N 06/6 (том дела 1, листы 54-130), которым привлекла кооператив к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) в виде 73 460 руб. штрафа за неполную уплату налога на прибыль, по пункту 1 статьи 120 НК РФ в виде 5000 руб. за грубое нарушение правил бухгалтерского учета, не повлекшее занижение налоговой базы, по пункту 1 статьи 126 НК РФ в виде 2 800 руб. штрафа, по статье 123 НК РФ в виде 2 448 139 руб. штрафа за неправомерное неперечисление (неполное перечисление) сумм НДФЛ, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом. Этим же решением налоговый орган начислил заявителю 2 285 250 руб. пеней за несвоевременную уплату НДФЛ и налога на прибыль, а также предложил уплатить 367 301 руб. налога на прибыль, 12 240 696 руб. НДФЛ.

Кооператив обжаловал решение инспекции в апелляционном порядке в Управление Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу (том дела 1, листы 143-150).

Решением от 19.05.2009 N 16-13/13550@ вышестоящий налоговый орган оставил ненормативный акт инспекции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения (том дела 2, листы 1-5).

Считая незаконным решение налоговой инспекции от 17.03.2009 N 06/6 в части доначисления налога на прибыль, НДФЛ, начисления соответствующих пеней и штрафов за неуплату этих налогов, кооператив обратился в арбитражный суд.

Согласно обжалованному ненормативному акту налогового органа заявителю вменено занижение налоговой базы по налогу на прибыль за 2007 год на сумму 1 530 420 руб. Данный вывод проверяющих основан на следующих обстоятельствах.

В соответствии с уставом кооператива последний создан для выдачи/оформления поручительств организации перед кредиторами пайщиков, оказания пайщиками друг другу финансовой взаимопомощи, для обеспечения пайщиков необходимыми им услугами, для удовлетворения иных имущественных интересов пайщиков и для выполнения иных указанных в уставе целей (пункт 2.1.; том дела 1, листы 40-50). Целью деятельности заявителя является, в том числе выдача займов и кредитов пайщикам и третьим лицам, при этом кооператив вправе предоставлять его членам займы и кредиты (пункты 2.2. и .2.3 устава).

ПК «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» утвердил положения о паевых взносах в паевой фонд кооператива, пунктом 1 которого предусмотрено, что паевой фонд заявителя представляет собой совокупность всех фактических внесенных пайщиками паевых взносов (как в денежной, так и в имущественной форме и ценными бумагами), имеющая денежную оценку и номинированная в рублях или иностранной валюте (в отношении пайщиков - иностранных резидентов), (приложение к делу, лист 1).

Пунктом 7 этого положения определено, что доходы от взыскания процентов по процентным займам пайщикам не включаются в паевой фонд и являются доходами от предпринимательской деятельности кооператива и используются последним для выплаты премий и паенакоплений пайщикам.

10.09.2007 кооператив заключил с ООО «Восток+» в пользу третьих лиц договор процентного займа, в соответствии с которым заявитель обязался предоставить пайщику заем на срочной и возвратной основе в размере 182 000 000 руб., а пайщик в свою очередь обязался оплатить сумму займа в оговоренный срок и уплатить причитающиеся по этому займу проценты (том дела 2, листы 19-20). По условиям этого договора сумма займа предоставляется ООО «Восток+» сроком на два года с выплатой процентов в размере, действующей на момент заключение договора ставки рефинансирования, установленной Центробанком России за весь срок пользования заемными денежными средствами.

Кроме того, 14.09.2007 налогоплательщик заключил с ООО «Октава» в пользу третьих лиц договор беспроцентного займа, по которому кооператив предоставил пайщику процентный денежный заем в размере 13 500 000 руб. на срочной и возвратной основе, а пайщик обязался оплатить сумму займа в оговоренный срок и уплатить причитающиеся по этому займу проценты (том дела 2, листы 11-12). Заем предоставлен на срок с 01.10.2007 по 01.06.2009 с выплатой процентов в размере действующей на момент заключение договора ставки рефинансирования, установленной Центробанком России за весь срок пользования заемными денежными средствами.

Приказом от 31.12.2006 N 01 налогоплательщик утвердил, что с 01.01.2007 для целей исчисления налога на прибыль им применяется метод начисления, регламентированный статьями 271, 273 НК РФ (том дела 2, листы 92-102).

Вместе с тем, как установил налоговый орган, в нарушение названного приказа заявитель не учел при исчислении налога на прибыль в 2007 году доходы в виде процентов, подлежащих уплате пайщиками на основании выше приведенных договоров процентного займа.

Опровергая позицию инспекции в соответствующей части, кооператив представил в материалы дела приказ от 31.01.2007 N 07 об изменении учетной политики организации на 2007 год, согласно которому с 01.02.2007 методом определения налоговой базы для целей налогообложения является кассовый метод (том дела 2, лист 6). Исходя из этого документа, по мнению налогоплательщика, у него отсутствовала обязанность учитывать проценты, подлежащие уплате обществами «Восток+» и «Октава» в соответствии с договорами процентного займа от 10.09.2007 и 14.09.2007, при определении облагаемой налогом на прибыль базы в 2007 году.

Суд первой инстанции, отказывая кооперативу в удовлетворении заявления в указанной части, обоснованно руководствовался следующим.

В соответствии с пунктом 1 статьи 272 НК РФ при методе начисления расходы, принимаемые для целей налогообложения с учетом положений главы 25 НК РФ, признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты и определяются с учетом положений статей 318 - 320 НК РФ.

В силу пункта 1 статьи 248 НК РФ к доходам в целях главы 25 НК РФ относятся доходы от реализации товаров (работ, услуг) и имущественных прав и внереализационные доходы.

Согласно пунктом 6 статьи 250 НК РФ к внереализационным доходам относится доход в виде процентов, полученных по договорам займа, кредита, банковского счета, банковского вклада, а также по ценным бумагам и другим долговым обязательствам.

С учетом положения пункта 6 статьи 271 НК РФ по договорам займа и иным аналогичным договорам (иным долговым обязательствам, включая ценные бумаги), срок действия которых приходится более чем на один отчетный период, в целях главы 25 Налогового кодекса Российской Федерации доход признается полученным и включается в состав соответствующих доходов на конец соответствующего отчетного периода.

Принимая во внимание вышеприведенные нормы, основанием для начисления налогоплательщиком в налоговом учете дохода в виде процентов является действующее долговое обязательство, условиями которого предусмотрена уплата процентов.

Следовательно, суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что с учетом избранной налогоплательщиком учетной политике кооператив обязан был при формировании налоговой базы по налогу на прибыль в 2007 году учесть в качестве дохода проценты, подлежащие уплате по договорам процентного займа от 10.09.2007 и 14.09.2007.

Суд обоснованно отклонил ссылку заявителя на приказ от 31.01.2007 N 07, которым им с 01.02.2007 установлен кассовый метод определения налоговой базы для исчисления налога на прибыль.

В соответствии с пунктом 4 статьи 6 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон о бухгалтерском учете) принятая организацией учетная политика применяется последовательно из года в год. Изменение учетной политики может производиться в случаях изменения законодательства Российской Федерации или нормативных актов органов, осуществляющих регулирование бухгалтерского учета, разработки организацией новых способов ведения бухгалтерского учета или существенного изменения условий ее деятельности. В целях обеспечения сопоставимости данных бухгалтерского учета изменения учетной политики должны вводиться с начала финансового года.

Согласно пункту 1 статьи 4 названного Закона он распространяется на все организации, находящиеся на территории Российской Федерации, а также на филиалы и представительства иностранных организаций, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации.

Учетная политика для целей налогообложения представляет собой выбранную налогоплательщиком совокупность допускаемых Налоговым кодексом Российской Федерации способов (методов) определения доходов и (или) расходов, их признания, оценки и распределения, а также учета иных необходимых для целей налогообложения показателей финансово-хозяйственной деятельности налогоплательщика (статья 11 НК РФ).

Исходя из абзаца 6 статьи 313 НК РФ, изменить порядок учета для целей налогообложения можно в следующих случаях: при изменении применяемых методов учета - с начала нового налогового периода; при изменении законодательства о налогах и сборах - не ранее чем с момента вступления в силу изменений норм указанного законодательства.

Таким образом, законодательство четко определяет случаи, в которых налогоплательщик вправе изменить ранее утвержденную им учетную политику, и регламентирует порядок внесения таких изменений.

В соответствии с пунктом 1 статьи 285 НК РФ налоговым периодом по налогу на прибыль признается календарный год.

В данном случае наличие оснований, закрепленных в приведенных нормативных положениях, предоставляющих налогоплательщику право изменить принятую им на 2007 год учетную политику для целей исчисления налога на прибыль с февраля 2007 года, судом первой инстанции не установлено. Доказательств обратного кооперативом не представлено.

В этой связи суд обоснованно критически отнесся к представленному заявителем приказу от 31.01.2007 N 07 о введении с 01.02.2007 иного метода учетной политики, отличного от утвержденного приказом от 31.12.2006 N 01 и примененного в январе 2007 года при формировании налогооблагаемой базы по налогу на прибыль.

Следовательно, отказав кооперативу в удовлетворении заявления в этой части, суд первой инстанции вынес законный и обоснованный судебный акт. Жалоба по данному эпизоду подлежит отклонению.

В рамках выездной налоговой проверки инспекция также выявила, что в 2007 и 2008 годах кооператив перечислил физическим лицам, не являющимся пайщиками организации, денежные средства по договорам процентного займа от 10.09.2007 и 14.09.2007, заключенных с обществами «Вектор+» и «Октава». Однако, как указал налоговый орган, в нарушение подпункта 1 пункта 3 статьи 24, пункта 1 статьи 226 НК РФ заявитель не исчислил, не удержал и не уплатил НДФЛ с выплаченного таким лицам дохода.

Суд первой инстанции согласился с такой позицией инспекции, посчитав, что рассматриваемом случае именно налогоплательщик в отношениях с третьими лицами, фактически получившими денежные средства, выступил как налоговый агент.

С подобным выводом суда нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 24 НК РФ налоговыми агентами признаются лица, на которых в соответствии с этим Кодексом возложены обязанности по исчислению, удержанию у налогоплательщика и перечислению налогов в бюджетную систему Российской Федерации.

В подпункте 1 статьи 209 НК РФ установлено, что объектом обложения налогом на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиками от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации - для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 226 НК РФ организация, от которой или в результате отношений с которой налогоплательщик получил доходы, обязана исчислить, удержать и уплатить в бюджет сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 224 НК РФ.

Пунктом 6 статьи 226 НК РФ установлено, что налоговый агент обязан перечислить сумму исчисленного и удержанного налога не позднее дня перечисления дохода со счета налогового агента в банке на счета налогоплательщика либо по его поручению на счета третьих лиц в банках.

Статьей 11 НК РФ предусмотрено, что институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства Российской Федерации, используемые в Налоговом кодексе Российской Федерации, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено названным Кодексом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 807 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по договору займа одна сторона (займодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

Как уже приводилось выше, кооператив заключил с ООО «Восток+» и с ООО «Октава», являющимися пайщиками организации, договоры процентного займа от 10.09.2007 и от 14.09.2007 соответственно, по которым заявитель обязался предоставить обществам денежные займы на срочной и возвратной основе в соответствующих суммах, а общества в свою очередь обязались оплатить суммы займов в оговоренный срок и уплатить причитающиеся по этому займу проценты.

Согласно пункту 1 статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений.

Суд первой инстанции правильно указал на то, что названные договоры процентного займа заключены между юридическими лицами и обязательства перед кооперативом по возврату займов и по уплате процентов за пользование такими денежными средствами возникло у обществ «Восток+» и «Октава» как сторон этих договоров. Из содержания этих сделок не вытекает, что они порождают для физических лиц, в пользу которых они совершены, правовые последствия в виде их обязанности по возврату полученных денежных средств именно налогоплательщику. Следовательно, независимо от того, кому фактически заявитель осуществил перечисление денежных средств в рамках спорных договоров, эти займы с момента совершения операций представляли собой собственные средства ООО «Вектор+» и ООО «Октава». Таким образом, следует признать, что кооператив не являлся источником дохода для физических лиц в отношении спорных выплат, а потому и не может рассматриваться в качестве налогового агента, на которого в силу закона возложена обязанность по удержанию и перечислению НДФЛ в таком случае. Следует принять во внимание и то, что, исходя из сведений бухгалтерского учета заявителя, показаний лиц, которым были перечислены денежные средства налогоплательщиком, они не являлись пайщиками кооператива.

Одновременно из приведенных выше договоров и иных имеющихся в материалах дела документов невозможно установить действительную правовую природу взаимоотношений между обществами «Вектор+», «Октава» и лицами, в интересах которых эти юридические лица приняли на себя обязательства в виде процентных займов. Данное обстоятельство вообще исключает возможность квалифицировать осуществленные заявителем выплаты физическим лицам в качестве дохода, подлежащего обложению НДФЛ.

Следовательно, вывод суда первой инстанции о том, что заявитель выступал в качестве источника дохода по спорным денежным перечислениям физическим лицам, не находит подтверждения имеющимися в деле доказательствами.

При таком положении суд первой инстанции необоснованно отказал налогоплательщику в признании недействительным решения инспекции от 17.03.2009 N 06/6 в соответствующей части. Жалоба по данному эпизоду подлежит удовлетворению.

Согласно пунктам 1.10.4 и 1.10.5 обжалованного ненормативного акта кооперативу вменено неудержание и неперечисление НДФЛ в размере 2 124 980 руб. за 2007-2008 годы по сделке, совершенной с Родионенко Н.М., а также в размере 4 180 020 руб. за 2006 год, январь-март 2008 года по операции, осуществленной с Прохоровым В.А. Основанием для такой позиции проверяющих послужили следующие обстоятельства.

15.08.2007 кооператив заключил с Родионенко Н.М. договор процентного займа N 47, по условиям которого обязался предоставить заемщику денежные средства в сумме 24 000 000 руб., а последний - вернуть по истечении срока займа такую же сумму с начислением процентов, начисленных по ставке, действующей на данный момент ставки рефинансирования и установленной Центробанком России (приложение к делу, лист 26). Согласно договору сумма займа предоставляется частями в срок до 01.03.2008, срок возврата займа определен 01.03.2010.

Во исполнение вышеприведенного договора процентного займа налогоплательщик в 2007 году и в период январь-март 2008 года перечислил Родионенко Н.М. 16 346 000 руб.

Одновременно на основании произведенного анализа данных бухгалтерского учета заявителя налоговый орган установил, что Родионенко Н.М., являясь пайщиком кооператива, вступительных взносов не уплачивал и не вносил никаких денежных средств в качестве паев. Таким образом, по мнению инспекции, названное физическое лицо не приобрело статус пайщика организации.

Исходя из перечисленных обстоятельств, инспекция посчитала, что перечисленные кооперативом Родионенко Н.М. заемные денежные средства в отсутствие у этого лица расходов по оплате паевых взносов представляют собой доход, подлежащий обложению НДФЛ в порядке, предусмотренном главой 23 Налогового кодекса Российской Федерации.

Кроме того, налогоплательщик заключил с Прохоровым В.А. соглашение от 10.10.2006 N 11, предметом которого являлось определение порядка оплаты Прохоровым В.А. паевых взносов, а именно: в 2006 году - 36 000 000 руб. в имущественной форме и 300 000 руб. в денежном эквиваленте сроком внесения до 31.12.2006; в 2007 году - 17 000 000 руб. в денежной форме сроком внесения в период с марта по ноябрь 2007 года.

Однако в 2006 году этим физическим лицом внесены имущественное право владения земельным участком, приобретенным этим лицом по цене 5000 руб., а также недвижимое имущество (гараж), оцененные на общую сумму 36 000 000 руб. Доказательств и документального подтверждения правильности произведенного расчета стоимости названного имущества налогоплательщиком не представлено. Подлежащие оплате паевые взносы в размере 17 300 000 руб. Прохоровым В.А. внесены не были.

14.11.2006 между заявителем и Прохоровым В.А. подписано соглашение N 21 о частичном возврате пайщику паевого взноса в размере 11 700 000 руб.

14.12.2006 между этими же лицами заключен договор процентного займа N 21, по которому обязательства кооператива по возврату паевого взноса прекращаются и заменяются обязательствами организации по предоставлению пайщику денежного займа на срочной и возвратной основе в сумме 34 000 000 руб. При этом пайщик обязался оплатить сумму займа в оговоренный срок и уплатить причитающиеся по этому займу проценты по ставке, действующей на данный момент ставки рефинансирования и установленный Центробанком России.

Согласно представленным заявителем документам в рамках договора процентного займа кооператив перечислил Прохорову В.А. 32 154 000 руб.

По мнению налогового органа, в отсутствие доказательств реальности уплаты указанным физическим лицом паевых взносов, а также ввиду того, что при выходе из кооператива внесенное им имущество останется у него собственности, заемные денежные средства, полученные Прохоровым В.А. от налогоплательщика, отвечают понятию дохода, подлежащего обложению НДФЛ.

Отказывая кооперативу в удовлетворении заявления в соответствующей части, суд первой инстанции признал необоснованными доводы налогоплательщика.

Однако судом необоснованно непринято во внимание следующее.

Согласно статье 41 НК РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки, в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с нормами главы 23 «Налог на доходы физических лиц» и главы 25 «Налог на прибыль организаций».

Выше уже приводилось, что в соответствии с пунктом 1 статьи 209 НК РФ объектом налогообложения по налогу на доходы физических лиц признается доход, полученный налогоплательщиком от источников в Российской Федерации и (или) от источников за пределами Российской Федерации для физических лиц, являющихся налоговыми резидентами Российской Федерации.

Одновременно при определении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со статьей 212 НК РФ (пункт 1 статьи 210 НК РФ).

В настоящем споре заемные средства, полученные Родионенко Н.М. и Прохоровым В.А., на условиях возврата, включая начисление процентов за их использование, независимо от наличия или отсутствия у этих лиц статуса пайщика кооператива, не могут быть квалифицированы в качестве дохода, и, следовательно, не подлежат обложению НДФЛ. Таким образом, суд апелляционной инстанции считает, что доначисление налоговым органом заявителю 2 124 980 руб. НДФЛ по сделке с Родионенко Н.М. и 4 180 020 руб. по операции с Прохоровым В.М., а также начисление на эти суммы налога пеней и штрафов произведено неправомерно. Учитывая изложенное, решение суда в соответствующей части подлежит отмене с вынесением нового судебного акта об удовлетворении заявления.

В соответствии с частью 1 статьи 110 АПК РФ судебные расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в пользу которых принят судебный акт, взыскиваются арбитражным судом со стороны.

В случае, если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований.

Вместе с тем, исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 13.11.2008 N 7959/08, в случае признания обоснованным полностью или частично заявления об оспаривании ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц судебные расходы подлежат возмещению соответственно этим органом в полном размере.

В этой связи государственная пошлина, уплаченная кооперативом при подаче заявления, апелляционной жалобы и заявлению о принятии обеспечительных мер в общей сумме 5000 руб., относится на инспекцию.

В то же время согласно подпункту 9 пункта 1 статьи 333.21 НК РФ в редакции, действующей на момент обращения налогоплательщиком в арбитражный суд первой инстанции, размер государственной пошлины по заявлению об обеспечении иска составлял 1000 руб.

За рассмотрение такого заявления кооператив платежным поручением от 01.06.2009 N 312 уплатил 2000 руб. государственной пошлины. Следовательно, государственная пошлина в размере 1000 руб. подлежит возврату заявителю из федерального бюджета как излишне уплаченная.

Руководствуясь пунктом 2 статьи 269, пунктом 3 части 1 статьи 270, статьей 271, статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Тринадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.02.2010 по делу N А56-37475/2009 изменить, изложив резолютивную часть решения суда в следующей редакции:

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 23 по Санкт-Петербургу от 17.03.2009 N 06/6 в части привлечения потребительского кооператива «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» к налоговой ответственности по статье 123 Налогового кодекса Российской Федерации за неправомерное неперчисление сумм налога на доходы физических лиц, подлежащего удержанию и перечислению в бюджет налоговым агентом, в виде 2 448 129 руб. штрафа, начисления 2 235 367 руб. пеней за неуплату этого налога, предложения удержать с физических лиц и перечислить в бюджет 12 240 696 руб. налога на доходы физических лиц.

В остальной части в удовлетворении заявленных требований потребительскому кооперативу «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» отказать.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 23 по Санкт-Петербургу в пользу потребительского кооператива «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» 5 000 руб. в возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины по заявлению, апелляционной жалобе и заявлению о принятии обеспечительных мер согласно платежным поручениям от 01.06.2009 NN 309, 312, от 01.06.2009 N 310, платежной квитанции от 16.03.2010 N 556309091.

Вернуть потребительскому кооперативу «Балтийское общество взаимного поручительства и финансовой взаимопомощи» из федерального бюджета 1000 руб. государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению от 01.06.2009 N 312.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в течение двух месяцев со дня вступления постановления в законную силу.

     Председательствующий
М.Л.Згурская
Судьи
М.В.Будылева
И.А.Дмитриева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А56-37475/2009
Принявший орган: Тринадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 31 мая 2010

Поиск в тексте