• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ОДИННАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 мая 2010 года Дело N А72-19732/2009

г. Самара

Резолютивная часть постановления объявлена: 31 мая 2010 г.

Постановление в полном объеме изготовлено: 31 мая 2010 г.

Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Кузнецова В.В.,

судей Рогалевой Е.М., Марчик Н.Ю., при ведении протокола секретарем судебного заседания Глущенко Е.И., с участием:

от заявителя - Щербакова О.В., доверенность от 31.12.2009 г., N 105

от первого ответчика - Пронина М.Г., доверенность от 11.01.2010 г., N 16-04-06/10, Максименко О.Г., доверенность от 11.01.2010 г., N16.04-06/1264.

от второго ответчика - не явился, извещен;

рассмотрев в открытом судебном заседании в помещении суда, в зале N 7, дело по апелляционной жалобе Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области на решение Арбитражного суда Ульяновской области от 03 марта 2010 года по делу N А72-19732/2009 (судья Пиотровская Ю.Г.) по заявлению общества с ограниченной ответственностью «Технокром», Ульяновская область, г. Новоульяновск, к Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области, Ульяновская область, Ульяновский район, р.п. Ишеевка, УФНС России по Ульяновской области, г. Ульяновск, о признании частично недействительными решений,

УСТАНОВИЛ:

Общество с ограниченной ответственностью «Технокром» (далее заявитель) обратилось в Арбитражный суд Ульяновской области с заявлением о признании недействительными: п. 1 резолютивной части решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области (далее налоговый орган, первый ответчик) от 10.09.2009 г. N 2 об отказе в возмещении (частично) суммы НДС, заявленной к возмещению; решения Управления ФНС России по Ульяновской области (далее вышестоящий налоговый орган, второй ответчик) от 21.10.2009 г. N 16-15-12/14754 ; пунктов 2, 3, 4 резолютивной части решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области от 10.09.2009 г. N 12062 об отказе в привлечении лица к ответственности за совершение налогового правонарушения; решения Управления ФНС России по Ульяновской области от 21.10.2009 г. N 16-15-12/14798; и о возложении на налоговый орган обязанности возместить заявителю в установленный срок сумму НДС в размере 156 170 руб.

Решением Арбитражного суда Ульяновской области от 03 марта 2010 года по делу N А72-19732/2009 заявленные требования удовлетворены. Признаны недействительными: п. 1 резолютивной части решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области от 10.09.2009 г. N 2 об отказе в возмещении (частично) суммы НДС, заявленной к возмещению; решение Управления ФНС России по Ульяновской области от 21.10.2009 г. N 16-15-12/14798; пункты 2, 3, 4 резолютивной части решения Межрайонной ИФНС России N 2 по Ульяновской области от 10.09.2009 г. N 12062 дсп об отказе привлечении лица к ответственности за налоговое правонарушение; решение Управления ФНС России по Ульяновской области от 21.10.2009 г. N 16-15-12/14754. На Межрайонную ИФНС России N 2 по Ульяновской области возложена обязанность возместить ООО «Технокром» из бюджета НДС в размере 156 170 руб.

Налоговый орган в апелляционной жалобе просит отменить решение суда первой инстанции и отказать заявителю в удовлетворении заявленных требований, считает, что выводы суда в решении не соответствуют обстоятельствам дела, а заявитель создал схему для возмещения налога.

Заявитель считает, что решение суда является законным и обоснованным и просит оставить его без изменения.

Дело рассмотрено в отсутствие второго ответчика, извещенного надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Проверив материалы дела, выслушав представителей заявителя и налогового органа, оценив в совокупности имеющиеся в деле доказательства, арбитражный апелляционный суд считает решение арбитражного суда первой инстанции законным и обоснованным по следующим основаниям.

Как усматривается из материалов дела, 20.04.2009 г. ООО «Технокром» представило в Межрайонную ИФНС России N 2 по Ульяновской области налоговую декларацию по налогу на добавленную стоимость за 1 квартал 2009 г., согласно которой сумма исчисленная к возмещению из бюджета составила 360 273 руб., сумма исчисленная к уменьшению по операциям по реализации товаров, обоснованность применения налоговой ставки 0 процентов по которым ранее была документально подтверждена, составила 485 599 руб.

Налоговым органом по результатам камеральной проверки представленной заявителем налоговой декларации приняты оспариваемые решения N 2 от 10.09.2009 г. и N 12062 от 10.09.2009 г. об отказе в возмещении НДС в сумме 156 170 руб., об отказе в привлечении лица к ответственности за налоговое правонарушение. Налоговый орган сделал вывод о недобросовестности действий заявителя и направленности этих действий на незаконное возмещение из бюджета денежных средств.

При проверке экспортной деятельности заявителя налоговым органом установлена совокупность признаков, свидетельствующих о необоснованном получении налогоплательщиком налоговой выгоды: удаленный характер экспортных операций. Осуществление операций не по месту нахождения налогоплательщика. Налогоплательщик искусственно вовлечен в экспортные сделки для получения из бюджета НДС по экспортным операциям; искусственное увеличение числа участников сделок, при том, что заявитель, являясь заводом-производителем аналогичной продукции, мог совершать экспортные сделки самостоятельно без участия многочисленных посредников; совершение операций между аффилированными и взаимозависимыми лицами; осуществление операций исключительно «на бумаге», отсутствие физического движения товара; использование посредников при осуществлении хозяйственных операций; подписание счетов-фактур и накладных неуполномоченным лицом.

Заявитель обжаловал решения налогового органа в Управление ФНС России по Ульяновской области в порядке ст.101.2 НК РФ.

Решениями вышестоящего налогового органа от 21.10.2009 г. N 16-15-12/14754, N 16-15-12/14798 апелляционные жалобы заявителя оставлены без удовлетворения.

Пункт 1 ст.21 Налогового кодекса РФ предусматривает, что налогоплательщики имеют право использовать налоговые льготы при наличии оснований и в порядке, установленном законодательством о налогах и сборах, кроме того, законом предусмотрено право на своевременный зачет или возврат сумм излишне уплаченных либо излишне взысканных налогов.

Согласно пункту 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации право налогоплательщика на возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость, уплаченных при осуществлении операций, подлежащих налогообложению по ставке 0 процентов, и порядок реализации этого права установлены статьями 165, 171-172 и пунктом 4 ст. 176 Налогового кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со ст. 166 НК РФ, на установленные налоговые вычеты.

Статья 172 НК РФ предусматривает, что налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), имущественных прав, документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 НК РФ.

Из материалов дела усматривается, что ООО «Управление кровля» по договору подряда N П-8-УЧ-М от 01.08.04г. заказывало производство продукции из давальческого сырья ООО «Урало-Сибирская Кровельная компания», являлось собственником изготовленной продукции и впоследствии реализовывало ее самостоятельно или через сеть комиссионеров.

ООО «Технокром» на основании договора купли-продажи N 242 от 29.12.2007 г. является перепродавцом кровельного материала, приобретенного у ООО «Управление Кровля», г. Москва (переименовано в ООО «ТехноНИКОЛЬ-Строительные Системы») через ООО «Торговый Дом Урало-Сибирская Кровельная компания» (г.Учалы, Башкортостан) и осуществляет реализацию продукции на экспорт через своего комиссионера - ОАО «Кровля» ( г.Учалы).

По договору комиссии N 3 от 01.04.2008 г. ОАО «Кровля» (г.Учалы) реализует переданную ему на комиссию от ООО «Технокром» готовую продукцию, в том числе произведенную из давальческого сырья ООО «Урало-Сибирская Кровельная Компания» (рулонные кровельные и гидроизоляционные материалы) на экспорт. Таким образом, готовая продукция, приобретенная ООО «Технокром», до момента реализации располагается на территории складов комиссионеров.

Выкупленная у ООО «Управление кровля» продукция реализована ООО «Технокром» на экспорт через ОАО «Кровля» в республики Казахстан, Кыргызстан по контрактам: в августе 2008 г. N 01-08 от 09.01.2008 г. (покупатель ТОО «ТехноНИКОЛЬ-Астана»), N 02-08 от 03.01.2008 г. (покупатель ТОО «ТехноНИКОЛЬ-Астана»), N 57 от 01.08.2007 г. (покупатель ТОО «ТехноНИКОЛЬ-Астана»); в сентябре 2008 г. N 10 от 28.02.2008 г. (покупатель ТОО «Милана-Темир»); в июле 2008 г. N 38 от 28.03.2009 г. (покупатель ООО «Атрия плюс»).

Факт получения экспортной выручки ООО «Технокром» за поставленный товар подтверждается выписками банка.

О реально произведенном экспорте товара свидетельствуют отметки Магнитагорской и Оренбургской таможни «товар вывезен» на ГТД 10401030/220808/0002053, 10401030/120808/0001911, 10401030/220808/0002052, 10414030/270808/0002283, 10414030/220708/0001910, 10414030/081008/0002759, 10414030/250908/0002602, 10414030/090908/0002423, 10414030/250808/0002265.

Товар, приобретенный по спорным счетам-фактурам, отгружен на экспорт, и выручка от его реализации заявлена в декларации по ставке 0 % за 1 квартал 2009 г.

Изложенные обстоятельства подтверждают реальность экспортных операций, что не оспаривается налоговым органом.

Поскольку заявителем была получена экспортная выручка, именно заявитель приобретает право на возмещение налога.

Налоговые органы указывают, что все операции от производства продукции до е. продажи на экспорт фактически осуществлены без участия заявителя, который лишь искусственно вовлечен в экспортные сделки для получения из бюджета НДС. В рассматриваемой цепочке «производство-экспорт» отсутствует физическое движение товара, процесс приобретения товара не сопровождался его физическим перемещение со склада на склад, операции осуществляются исключительно «на бумаге», что является одним из признаков недобросовестности налогоплательщика. Данные обстоятельства свидетельствуют об отсутствии реальной экономической цели (рентабельности) операций, осуществляемых налогоплательщиками.

Указанные доводы налоговых органов обоснованно отклоенны судорм первой инстанции.

Аналогичная договорно-хозяйственная модель изготовления и реализации кровельных материалов применяется ООО «Управление Кровля», расположенном в г. Москве, в отношениях с рядом заводов- изготовителей и тейдеров.

Поскольку ООО «Управление Кровля» физически невозможно приблизить одновременно ко всем местам производства товаров, изготавливаемых из его давальческого сырья, сам по себе «удаленный» характер операций не свидетельствует о недобросовестности как его, так и покупателей, одним из которых является заявитель, находящееся в городе Новоульяновске.

Применяемая организация продажи кровельных материалов на экспорт не требует их физического перемещения из города в город, и общих правил по обязательному совпадению структуры договорных связей с маршрутом перемещения товара законодательство не содержит.

Указанная правовая позиция отражена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 9 сентября 2008 г. N 4191/08.

Являются обоснованными доводы заявителя о том, что избранная им форма взаимоотношений направлена на минимизацию перемещений товара для снижения соответствующих затрат при перемещении продукции от производителя к конечному иностранному покупателю, поскольку географически иностранные контрагенты (Казахстан, Кыргызстан) более приближенны к г. Учалы. Создание для иностранных покупателей более выгодных условий за счет снижения стоимости поставки товара имеет под собой разумную деловую цель.

Налоговые органы полагают, что заявитель, являясь сам производителем аналогичной продукции, мог самостоятельно экспортировать ее, без привлечения посредников.

Эти доводы налоговых органов также обоснованно отклонены судом первой инстанции.

Конституцией РФ в статьях 8, 34 провозглашена свобода предпринимательской и иной не запрещенной законодательством экономической деятельности.

В соответствии с действующим законодательством юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора, гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона (п. 2 ст. 1 ГК РФ).

Налоговые органы считают, что взаимоотношения заявителя и прочих участников сделок носят формальный характер, необходимости в заключении между ними договоров на поставку продукции не было. Увеличивая искусственно количество участников сделок, действуя через комиссионеров, заявитель создает схему возмещения НДС из бюджета. При этом заявитель действует через систему аффилированных лиц, в связи с чем, у него отсутствует должная осмотрительность при выборе контрагентов. Эти взаимоотношения не преследовали цели осуществления предпринимательской деятельности, а заключены с намерением создания условий для неосновательного увеличения обществом налоговых вычетов, которые предоставляются добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат на уплату налога на добавленную стоимость поставщикам товаров (работ, услуг) и возмещение которых обусловлено необходимостью подтверждения надлежащими документами факта приобретения и оплаты товаров (работ, услуг).

Эти доводы налоговых органов также являются необоснованными.

Налог на добавленную стоимость является косвенным налогом, взимаемым с участников хозяйственного оборота при реализации ими товаров (работ, услуг) по основаниям, предусмотренным главой 21 Кодекса, в соответствии с которой определяются объекты налогообложения и налоговая база по названному налогу (пункт 1 статьи 146, пункт 2 статьи 153 Кодекса). В целях исчисления суммы налога на добавленную стоимость, подлежащей уплате в бюджет, налогоплательщики уменьшают сумму исчисленного налога на налоговые вычеты - сумму налога, уплаченного своим поставщикам (статьи 171 и 172 Кодекса). Причем Кодекс не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиком платежи по налогу на добавленную стоимость с позиции экономической целесообразности, рациональности и эффективности хозяйственных взаимоотношений.

Иной подход к разрешению настоящего спора означал бы нарушение установленного Кодексом порядка исчисления налога на добавленную стоимость.

Этот вывод соответствует правовой позиции, изложенной в Постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. N 8337/08, от 28 октября 2008г. N 6272/08, N 6273/08.

Приобретение и экспорт продукции заявителем через посредников само по себе не означает получения им необоснованной налоговой выгоды, так как каждый участник сделок в указанной цепочке перепродавцов несет свою долю налогового бремени, исходя из стоимости реализованных им товаров. Судом установлено, что налоговый орган располагал документами налоговой отчетности поставщика и его контрагентов, однако не заявил о фактах неисполнения ими налоговой обязанности и не представила суду соответствующих доказательств.

Суд первой инстанции обоснованно отклонил довод налогового органа о том, что взаимозависимость участников сделок свидетельствует о фиктивности совершенных хозяйственных операций, отсутствии разумной деловой цели заключаемых сделок.

В соответствии с пунктом 6 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006г. N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» взаимозависимость участников сделки сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. О необоснованности налоговой выгоды может свидетельствовать лишь взаимозависимость участников сделки в совокупности с невозможностью реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствием необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Материалами дела подтверждается, что факт производства экспортируемого товара, переход права собственности на него кзаявителю, вывоз товара за пределы таможенной территории Российской Федерации имел место. Данные обстоятельства не оспариваются налоговым органом.

Кроме того, как установлено материалами дела, ООО «Урало-Сибирская Кровельная компания», ООО «Торговый Дом «Урало-Сибирская Кровельная компания», ОАО «Кровля», ООО «Управление Кровля» реально существуют и ведут хозяйственную деятельность, зарегистрированы в установленном порядке и не относятся к категории предприятий, представляющих нулевую отчетность, исчисляют и уплачивают налоги.

Судом первой инстанции правильно установлено, что заявитель осуществляет реальную хозяйственную деятельность с целью получения прибыли, что подтверждается отчетом о прибылях и убытках за 9 месяцев 2009 г., анализ отчета о прибылях и убытках заявителя за указанный период подтверждает, что за 9 месяцев 2009 г. заявитель получил по экспортным операциям 13, 354 млн. руб. прибыли, что почти в два раза больше, чем за аналогичный период 2008 г. ( 7, 332 млн.руб.).

Арбитражный суд первой инстанции обоснованно отклонил довод налогового органа о том, что товарные накладные по форме ТОРГ-12 содержат подписи неуполномоченного лица - Низамутдиновой А.И. по следующим основаниям.

Представленные товарные накладные представитель Низамутдинова А.И. подписала не от имени грузоотправителя (ООО «ТД «Урало-Сибирская компания»), а разрешила отпуск товара от имени поставщика (ООО «Управление Кровля»), т.е. действовала в рамках полномочий, предоставленных ей доверенностью.

Как установлено материалами дела и не отрицается налоговым органом, ООО «Технокром» произвел полную оплату за поставленный кровельный материал платежными поручениями. Счета-фактуры, предоставленные налогоплательщиком, признаны налоговым органом соответствующими требованиям ст. 169 НК РФ.

Законодательство о налогах и сборах не предусматривает и не связывает право налогоплательщика на применение налоговых вычетов с действиями его контрагентов по исполнению ими налоговых обязательств, в том числе по уплате налога поставщиками товара.

Налоговый орган, в нарушение части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не доказал наличия иных обстоятельств, свидетельствующих о получении заявителем необоснованной налоговой выгоды.

Ссылка налогового органа на судебные акты по другим арбитражным делам является необоснованной, поскольку по этим делам установлены иные фактические обстоятельства. Иной вывод судов по другим делам с участием заявителя не свидетельствует о правомерности оспариваемых решений налогового органа, рассматриваемых в настоящем деле.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства и дав им в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации оценку, арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что вменяемые заявителю нарушения не нашли своего подтверждения представленными в дело документами.

В определении Конституционного Суда Российской Федерации от 25.01.2001г. N 138-О указано, что по смыслу положения, содержащегося в пункте 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, в сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности налогоплательщиков.

Следовательно, обязанность по доказыванию обстоятельств, вызывающих сомнения в добросовестности налогоплательщика, также лежит на налоговом органе. Таким образом, инспекция должна представить сведения, бесспорно подтверждающие, что действия налогоплательщика экономически необоснованны, направлены исключительно на искусственное создание условий для возмещения налога из бюджета.

В силу пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации презумпция добросовестности налогоплательщика означает, что пока налоговый орган не докажет обратное, налогоплательщик считается добросовестно выполнившим свои обязанности.

Выводы налогового органа о недобросовестности общества не могут быть основаны на предположениях. Именно на налоговом органе лежит обязанность доказать недобросовестность налогоплательщика при исполнении им своих налоговых обязанностей и реализации права на применения налогового вычета.

Пунктом 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 65 «О некоторых процессуальных вопросах, возникающих при рассмотрении арбитражными судами заявлений налогоплательщиков, связанных с защитой права на возмещение налога на добавленную стоимость по операциям, облагаемым названным налогом по ставке 0 процентов», предусмотрено, что если при рассмотрении заявления налогоплательщика о признании незаконным решения налогового органа об отказе в возмещении НДС (бездействия налогового органа) суд установит, что мотивы отказа необоснованны, он признает оспариваемое решение (бездействие) незаконным и в резолютивной части судебного акта обязывает налоговый орган в установленный судом срок возместить соответствующую сумму НДС.

Учитывая положения п. 4 ст. 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд первой инстанции сделал правильный вывод о возможности обязать налоговый орган устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя путем возмещения НДС в сумме 156 170 руб.

Решение арбитражного суда первой инстанции является законным и обоснованным, а поэтому его следует оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст.ст. 268-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Ульяновской области от 03 марта 2010 года по делу N А72-19732/2009 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в двухмесячный срок в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, через арбитражный суд первой инстанции.

     Председательствующий
В.В.Кузнецов
Судьи
Е.М.Рогалева
Н.Ю.Марчик

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А72-19732/2009
Принявший орган: Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 31 мая 2010

Поиск в тексте