• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 03 октября 2012 года  Дело N А40-70074/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 01 октября 2012 года

Постановление изготовлено в полном объеме 03 октября 2012 года

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи Н.О.Окуловой,

Судей Р.Г. Нагаева, В.Я. Голобородько,

при ведении протокола судебного заседания секретарем И.С. Забабуриным

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу

МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 на решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.07.2012 по делу № А40-70074/12-116-152, принятое судьей Терехиной А.П. по заявлению Общества с ограниченной ответственностью "Газпром добыча Оренбург" (ОГРН 1025601028221), 460058, Оренбург Город, Чкалова Улица, 1/2 к Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 2 (ОГРН 1047702056160), 129223, Москва г, Мира пр-кт, 191 о признании недействительным решения

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Семенова В.П. по дов. № 509 от 22.12.2011, Никонов А.А. по дов. № 368 от 18.10.2011

от заинтересованного лица - Зыкова Е.А. по дов. № 04-17/11980 от 26.09.2012, Болдырева Е.П. по дов. № 04-17/01474@ от 07.02.2012, Мохов П.Е. по дов. № 04-17/11851 от 25.09.2012, Галинская О.А. по дов. № 04-17/07863 от 22.06.2012, Нагиева С.Н. по дов. № 04-17/00678 от 24.01.2012

УСТАНОВИЛ:

ООО «Газпром добыча Оренбург» (далее - заявитель, общество, налогоплательщик) обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании недействительным решения МИФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 2 (далее - заинтересованное лицо, инспекция, налоговый орган) от 28.12.2011г. № 27/17-14 о привлечении ООО «Газпром добыча Оренбург» к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль в сумме 29 623 090 руб., в том числе за 2008г. - в сумме 16 023 545 руб., за 2009г. - в сумме 13 599 545 руб. (п.1.2 мотивировочной и п.2 резолютивной части решения), НДС в сумме 5 430 449 руб., в том числе за 2008г. - в сумме 2 811 493 руб., за 2009г. - в сумме 2 618 956 руб. (п.2 мотивировочной и п.2 резолютивной части решения), предложения уплатить пени по налогу на прибыль организаций в сумме 1 617 134,59 руб. (п.3 и п.4.2 резолютивной части решения).

Решением от 11.07.2012 г. заявленные требования удовлетворены. При этом суд исходил из того, что ненормативный акт инспекции в оспариваемой части является незаконным, нарушает права и законные интересы налогоплательщика.

Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований полностью, указывая на то, что судом при принятии решения неправильно применены нормы материального права, судом дана неправильная оценка представленным доказательствам.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит оставить решение суда без изменения, а апелляционную жалобу инспекции - без удовлетворения.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции представители сторон поддержали свои правовые позиции по спору.

Законность и обоснованность принятого решения проверены апелляционной инстанцией в порядке ст.ст.266, ст. 268 АПК РФ.

Изучив представленные в деле доказательства, заслушав представителей сторон, рассмотрев доводы апелляционной жалобы и отзыва, суд апелляционной инстанции не находит оснований для отмены или изменения решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством РФ о налогах и сборах и обстоятельствами дела, и удовлетворения апелляционной жалобы, исходя из следующего.

Как следует из материалов дела, налоговым органом проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) всех налогов и сборов за период с 01.01.2008г. по 31.12.2009г., по результатам проведения которой был составлен акт выездной налоговой проверки № 92/17-14 от 23.12.2011г. По результатам рассмотрения материалов проверки и представленных заявителем возражений на акт проверки налоговым органом было вынесено оспариваемое решение от 28.12.2011г. № 27/17-14 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, которым заявителю предложено уплатить: налог на прибыль в сумме 29 810 211 руб., в том числе за 2008 г. - в сумме 16 210 666 руб., за 2009 г. - в сумме 13 599 545 руб.; НДС в сумме 5 430 449 руб., в том числе за 2008 г. - в сумме 2 811 493 руб., за 2009 г. - в сумме 2 618 956 руб.; санкции за неполную уплату НДС в сумме 244 150 руб., в том числе за июль 2008 г. - в сумме 131 682 руб., за июль 2009 г. - в сумме 112 468 руб.; пени по налогу на прибыль организаций в сумме 1 617 134,59 руб.

Решение инспекции было обжаловано заявителем в апелляционном порядке путем подачи апелляционной жалобы в ФНС России в соответствии со ст.101.2 НК РФ. Решением ФНС России от 16.04.2012г. № СА4-9/633@ решение инспекции отменено в части: вывода о неправомерном списании в 2008 г. в состав внереализационных расходов безнадежной дебиторской задолженности ОАО «Мясной комбинат Оренбургский» в сумме 315 112,74 руб. и ЗАО «Стройиндустрия» в сумме 464 558, 83 руб., начисления соответствующих сумм налогов и пени (пункт 1.1. мотивировочной части решения инспекции); привлечения к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 НК РФ, за неправомерную уплату НДС за 4-й квартал 2008г. в размере 131 682 руб. и за 1-й квартал 2009г. в размере 112 468 руб. (пункта 2 резолютивной в части решения инспекции). В остальной части решение инспекции было оставлено без изменения.

Решение инспекции в обжалуемой части мотивировано тем, что деятельность общества во взаимоотношениях с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» по договорам об оказании услуг по приему очищенных промстоков направлена на получение необоснованной налоговой выгоды; договоры заключены формально, работы по рекультивации земель фактически не проводились контрагентами. Окончательным исполнителем услуг была организация ООО «Газпром энерго». Установить местонахождение контрагентов ООО «ЭнергоНефтеГаз», за исключением ООО «Газпром энерго», не представляется возможным. ООО «ПромТехСервис», ООО «Лада» и ООО «Домант» относятся к числу организаций, не отчитывающихся в налоговых органах. Ввиду наличия единой технологической схемы очистных сооружений заявитель мог заключить договор напрямую с ООО «Газ-пром энерго», но необоснованно этого не сделал, в связи с чем стоимость услуг оказалась завышенной.

Арбитражный апелляционный суд, исследовав и оценив представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи, считает, что судом первой инстанции полно и всесторонне установлены обстоятельства по делу и им дана надлежащая правовая оценка.

В апелляционной жалобе инспекция приводит доводы, аналогичные, содержащимся в оспариваемом решении и заявленным в суде первой инстанции. Инспекция не указала обстоятельств, являющихся в соответствии со ст.270 АПК РФ основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции.

В оспариваемом решении налоговый орган указал на то, что заявитель в нарушение ст. 252 НК РФ неправомерно включил в состав расходов затраты на оплату работ по рекультивации земель и неправомерно завысил расходы на оплату услуг по приему очищенных промышленных стоков, оказанных по следующим договорам:

1) договор на оказание услуг по приему очищенных промстоков, прошедших механическую и биологическую очистку на очистных сооружениях ООО «Газпром добыча Оренбург» на границе раздела эксплуатационной ответственности сторон, от 21.12.2006г. № 1805-14, заключенный с ООО «ЭнергоНефтеГаз». По мнению налогового органа, в результате оплаты услуг по настоящему договору неполная уплата налога на прибыль заявителем с 2008 г. по апрель 2009 г. составила 19 055 661 руб., в том числе, по работам, относящимся к рекультивации земель, - 4595 767 руб., по работам, относящимся к утилизации промстоков - 14 459894 руб.;

2) договоры на оказание услуг по приему очищенных промстоков, прошедших механическую и биологическую очистку на очистных сооружениях ООО «Газпром добыча Оренбург» на границе раздела эксплуатационной ответственности сторон, от 14.05.2009 г. № 566-14, от 03.09.2009 г. № 1100-14, заключенные с ООО «Сервиснефтегаз». Неполная уплата налога на прибыль организаций в связи с оплатой услуг по этим договорам, по мнению налогового органа, составила с мая по декабрь 2009 г. -10 567 429 руб., в том числе, по работам, относящимся к рекультивации земель, - 2 062 841 руб., по работам, относящимся к утилизации промстоков - 8504 588руб.

В связи с указанным нарушением инспекция полагает, что заявитель неправомерно применил налоговые вычеты по НДС в части оплаты услуг по рекультивации земель. Общая сумма НДС, неправомерно принятая обществом к вычету, составила 5 430 449 руб.

Суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требования заявителя в указанной части, поскольку в данном случае инспекцией не доказано получение заявителем необоснованной налоговой выгоды по взаимоотношениям со спорными контрагентами.

В соответствии с п.1 ст.252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты, осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством РФ. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Материалами дела подтверждено, что произведенные обществом расходы по указанным договорам являются обоснованными (экономически оправданными), поскольку несение данных расходов обусловлено производственной необходимостью, а также являются документально подтвержденными.

Совокупность представленных в материалы дела документов свидетельствует о том, что реальность хозяйственных операций обществом подтверждена.

Претензии по фактическому исполнению договоров у инспекции отсутствуют. Претензий к полноте сведений, отраженных в представленных документах, к наличию всех обязательных реквизитов первичных документов, предусмотренных ст. 9 Федерального закона от 21.11.1996 г. № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», и реквизитов, установленных ст. 169 НК РФ, инспекцией не предъявлено.

Договоры с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» заключались для получения реального экономического результата, решения реальных производственных задач. При проведении выездной налоговой проверки заявителем были представлены документы, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о разумности заключения договоров с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз».

Изучив пояснения заявителя об обстоятельствах заключения спорных договоров и представленные обществом документы, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что спорные услуги были заказаны заявителем в связи с объективно существовавшей производственной необходимостью и, что договоры с указанными контрагентами были заключены по объективным причинам экономического характера. В отличие от предложений ООО «Газпром энерго» ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» приняли на себя все обязанности, связанные как с приемом, хранением и утилизацией сточных вод, так и с рекультивацией с/х полей орошения.

Кроме того, суд обоснованно указал на то, что инспекция с учетом ее компетенции не вправе была оценивать целесообразность и экономическую эффективность заключения спорных договоров с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз».

Довод инспекции о том, что ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» услуг самостоятельно не выполняли, не свидетельствует об отсутствии у заявителя намерения достигнуть реальных результатов своей хозяйственной деятельности, поскольку законодательство Российской Федерации допускает привлечение субподрядчиков для выполнения услуг по договору. Выполнение работ силами субподрядчиков является обычной практикой делового оборота, которая не может свидетельствовать о недобросовестности хозяйствующего субъекта, привлекающего таких лиц.

Согласно постановлению Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговое законодательство исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом в соответствии с правовой позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 12.10.2006 №53, факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей, на что ссылается инспекция, сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Как правильно отмечено судом первой инстанции, суть претензий инспекции сводится к нарушению законодательства о налогах и сборах не самим заявителем и не его прямыми контрагентами (ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз»), а к нарушению налогового законодательства контрагентами 2-го - 4-го уровня, в том числе, организациями ООО «Висс-Т», ООО «Рост», ООО «ПромТехСервис», ООО «Лада» и ООО «Домант». Инспекция отказывает заявителю в признании расходов и применении налоговых вычетов, привлекает его к ответственности в связи с тем, что указанные организации не исполняют своей обязанности по уплате налогов в бюджет.

Вместе с тем инспекция не учитывает то обстоятельство, что хозяйственные связи у заявителя с данными организациями отсутствуют. При этом, никаких доказательств причастности заявителя к нарушению законодательства посредством согласованных действий с указанными организациями инспекцией не установлено.

Инспекцией не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что заявителю могло быть известно о нарушении контрагентами ООО «ЭнергоНефтеГаз» своих налоговых обязанностей. Наличие согласованности в действиях заявителя, ООО «ЭнергоНефтеГаз» и его поставщиков инспекцией не установлено.

Доводы инспекции о том, что факт неисполнения услуг по рекультивации подтверждается протоколами допроса руководителя ООО «Мужичья Павловка», в чьем пользовании находятся ЗПО, являются несостоятельными, т.к. содержание допросов руководителя ООО «Мужичья Павловка» Жильникова A.M. интерпретировано налоговым органом расширительно. Так, из протоколов допроса от 26.04.2011 г. и от 16.02.2011 г. следует, что на вопрос об осуществлении рекультивации в 2008-2009гг. на ЗПО собственными силами или привлеченными сторонними организациями Жильников A.M. ответил: рекультивация ни собственными силами ООО «Мужичья Павловка», ни привлеченными организациями в 2008-2009 гг. не производилась.

Суд обоснованно указал на то, что материалы допросов, представленные инспекцией, подтверждают только лишь тот факт, что ООО «Мужичья Павловка» сторонние организации для рекультивации ЗПО не привлекало. Утверждение о том, что в 2008-2009 г. такая рекультивация, в том числе за счет сил и средств других предприятий, вообще не производилась, в указанных протоколах отсутствует. Суд первой инстанции пришел к правильному вводу о том, что объяснения должностных лиц ООО «Мужичья Павловка» не соответствуют установленным НК РФ требованиям к порядку представления (раскрытия доказательств), поскольку были получены за рамками выездной налоговой проверки и не были зафиксированы ни в акте проверки, ни в решении о привлечении заявителя к ответственности.

Следует признать обоснованным вывод суда о том, что общество проявило должную осмотрительность и осторожность при выборе контрагентов.

Из доступных источников, а также от самих контрагентов заявителем была получена информация об их статусе, репутации и имеющихся ресурсах, в связи с чем у заявителя отсутствовали объективные основания сомневаться в их надежности.

Кроме того, заявителем были запрошены документы, подтверждающие правовой статус и деловую репутацию контрагентов. При заключении контрактов заявитель убедился в том, что ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» зарегистрированы в ЕГРЮЛ и состоят на учете в налоговых органах.

При пролонгации договора от 21.12.2006 г. № 1805-14 на 2008-2009гг. заявитель принимал во внимание длительность хозяйственных отношений с ООО «ЭнергоНефтеГаз».

ООО «ЭнергоНефтеГаз» оказывало услуги по приему очищенных промстоков и рекультивации земель заявителю в течение 2006-2007 гг., в том числе и на основании договоров от 20.04.2006г. № 612-14, от 31.07.2006г. Затраты по указным договорам заявитель учитывал для целей налогообложения, НДС принимал к вычету. Никаких претензий в ходе выездной налоговой проверки за 2006-2007 гг. к указанным расходам инспекцией предъявлено не было, в связи с чем у заявителя отсутствовали какие бы то ни было основания, чтобы усомниться в добросовестности данного контрагента.

Как пояснил заявитель, ООО «Сервиснефтегаз» было выбрано в качестве подрядчика в рамках особо регламентированной процедуры - в результате проведения открытого одноэтапного конкурса.

Обязательность выбора подрядчиков на конкурсной основе была установлена Положением о порядке размещения заказов на закупку МТР, выполнение подрядных работ и оказание услуг для нужд ООО «Газпром добыча Оренбург», утв. Приказом Генерального директора заявителя от 06.04.2009 г. № 105.

Кроме того, деловая репутация ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» подтверждена общедоступными данными, размещенными в сети «Интернет», информационной базе «Спарк» и на официальном сайте ФНС России. ООО «Сервиснефтегаз» является дочерним обществом ООО «Газпром добыча Оренбург», в связи с чем заявитель осведомлен о надежности и хорошей деловой репутации этого контрагента.

Заявителю регулярно передавались документы, подтверждающие факт оказания как услуг по приемке и утилизации сточных вод, так и услуг по рекультивации земель. В связи с чем, у заявителя отсутствовали объективные причины предполагать наличие у ООО «ЭнергоНефтеГаз», и тем более, у привлекаемых им субподрядчиков, умысла, направленного на уклонение от уплаты обязательных платежей.

Деятельность контрагентов заявителя - ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» - проверена налоговыми и правоохранительными органами. Выводы этой проверки также подтверждают, что при заключении договора с указанными контрагентами заявитель не только проявил должную осмотрительность, но и выбрал для осуществления сделки такие организации, которые осуществляют реальную экономическую деятельность и законодательство о налогах и сборах не нарушают.

В ходе выездной налоговой проверки было установлено, что ООО «Энерго-НефтеГаз» является действующей организацией и надлежащим образом исполняет свои налоговые обязательства перед бюджетом. Руководство ООО «ЭнергоНефтеГаз» от контролирующих органов не скрывается, исправно представляет документы, причем как по запросу налоговых, так и правоохранительных органов.

В ходе мероприятий налогового контроля в отношении ООО «Сервиснефтегаз» также подтверждено, что указанная организация является действующей и свои налоговые обязательства исполняет надлежащим образом

Проанализировав представленные в деле доказательства в их совокупности и взаимной связи в соответствии со ст. 71 АПК РФ, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что с учетом действующей в налоговых отношениях презумпции добросовестности налогоплательщика исключение спорных расходов ООО «Газпром добыча Оренбург» и уменьшение заявленных налоговых вычетов по мотивам нарушения законодательства поставщиками ООО «ЭнергоНефтеГаз», с которыми заявитель не взаимодействовал, является неправомерным.

Доводы инспекции о противоправном характере деятельности субпоставщиков, привлеченных ООО «ЭнергоНефтеГаз» для выполнения услуг по приему и утилизации промстоков, не подтверждены документами, прилагаемыми к акту проверки и решению

Суд правомерно указал на то, что вменение заявителю необоснованного получения налоговой выгоды в связи с оплатой услуг по приему и утилизации промстоков, является неправомерным.

В пункте 1.2 решения инспекция установила, что заявитель необоснованно учел часть расходов на оплату услуг по приему и утилизации промстоков по договорам, заключенным с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз», так как мог приобрести эти услуги дешевле, обратившись напрямую в ООО «Газпром энерго». Тем самым инспекция указывает на отсутствие деловой цели в действиях заявителя и на необоснованность получения в связи с этим налоговой выгоды.

Однако указанные выводы в отношении налога на прибыль прямо противоречат выводам, изложенным в п.3 мотивировочной части оспариваемого решения по тому же эпизоду, но в части доначисления НДС. В части доначисления НДС со стоимости услуг по утилизации промстоков возражения заявителя были приняты, доначисление НДС признано необоснованным.

Применение разных стандартов к оценке обоснованности получения заявителем налоговой выгоды применительно к разным налогам (в том числе, к оценке реальности хозяйственной операции, проявления должной осмотрительности и др.) не соответствует законодательству о налогах и сборах и не согласуется с практикой ВАС РФ.

Исключая доначисление НДС в отношении услуг по приемке и утилизации промышленных сточных вод, инспекция обязана была провести корреспондирующую корректировку доначислений по налогу на прибыль организаций.

Выводы налогового органа о завышении стоимости услуг по контролируемым сделкам сделаны с нарушением применимых в рассматриваемой ситуации правил корректировки цены товаров (работ, услуг), установленных НК РФ.

Налоговым кодексом установлена презумпция, согласно которой для целей налогообложения принимается стоимость товаров (работ, услуг), которая установленная сторонами по сделке (п. 1 ст. 40 НК РФ). Эта презумпция является опровержимой, так как НК РФ допускает корректировку цены товаров (работ, услуг) и переоценку налоговых последствий сделки, если налоговыми органами будет установлено, что цена, установленная в договоре, допускает необоснованную экономию на налогах.

Тем не менее, корректировка цен на товары (работы, услуги) не может быть осуществлена налоговым органом произвольно. Для целей такой корректировки налоговый орган обязан руководствоваться специальными нормами, установленными в ст. 40 НК РФ.

Как правильно отмечено судом, положения ст. 40 НК РФ, определяющей принципы расчета цен на товары (работы, услуги), инспекций не применялись. В качестве надлежащей стоимости была использована цена услуг по очистке промстоков, установленная ООО «Газпром энерго» для другого хозяйствующего субъекта (поставщика 3-го уровня ООО «ГазЭнергоПромтехРесурс»), что противоречит нормам ст.40 НК РФ. При этом, применив данную цену для расчета налоговых платежей, инспекцией в нарушение требований закона не было доказано, что ООО «Газпром Энерго» заключило бы с заявителем контракты на тех же условиях и по тем же расценкам, что и для ООО «ГазЭнергоПромтехРесурс».

При корректировке в сторону уменьшения стоимости услуг по договорам с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» налоговый орган необоснованно исключает из расчета суммы расходов, подлежащих учету для целей налогообложения, ту часть стоимости, которая согласно калькуляции затрат приходится на работы по рекультивации земель.

Является обоснованным вывод суда о том, что доводы инспекции о завышении стоимости услуг по приему и утилизации промстоков надлежащим образом не подтверждены и основаны на неполном исследовании всех имеющих значение для разрешения спорного вопроса обстоятельств.

Учитывая изложенное, заявителем доказано, что спорные расходы понесены в связи с осуществлением реальной предпринимательской деятельности. Налоговым органом в оспариваемом решении не установлено, что именно действия заявителя, а не ООО «ЭнергоНефтеГаз» и его поставщиков привели к завышению цены сделки. При этом из фактических обстоятельств, установленных проверкой, вытекает, что заявитель проявил должную осмотрительность, заключил сделки с действующими организациями, уплачивающими налоги, и не имел хозяйственных связей между ним и контрагентами ООО «ЭнергоНефтеГаз», к которым у налогового органа есть претензии. В решении инспекцией не указано, каким образом заключение договоров с ООО «ЭнергоНефтеГаз» и ООО «Сервиснефтегаз» могло повлечь для заявителя необоснованную налоговую выгоду и за счет чего конкретно такая выгода образовалась.

В пункте 3 резолютивной части решения обществу предложено уплатить пени по налогу на прибыль в сумме 1617134,59 руб.

Суд апелляционной инстанции полагает обоснованными доводы налогоплательщика о том, что согласно решению от 28.12.2011 г. № 27/17-14 предметом проведенной в отношении заявителя выездной налоговой проверки была правильность уплаты налогов и сборов за период с 2008 г. по 2009 г. В связи с этим в своих выводах и предложениях налоговый орган не имел права выходить за пределы проверяемого налогового периода. Тем не менее, из приложения № 1 и № 2 следует, что пени доначислены заявителю в связи с возникновением недоимки по налогу на прибыль в период с 29.09.2010 г. по 29.11.2011 г., то есть недоимки за период, не охваченный выездной налоговой проверкой. В то же время правильность ис­числения и уплаты налога на прибыль за 2010-2011 гг. в рамках текущей выездной нало­говой проверки заявителя не устанавливалась.

Следовательно, вынесение решения о начислении пеней, указанных в п. 3 ре­золютивной части решения, противоречит порядку проведения и оформления результатов выездной налоговой проверки. Инспекция доначислила пени по налогу на прибыль неправо­мерно, так как в данном случае они выступают способом обеспечения погашения недоим­ки по налогу на прибыль, возникшей в 2010-2011 гг. За проверяемый налоговый период недоимки по уплате налога на прибыль у заявителя не возникло, просрочки в уплате нало­га не допущено, бюджет убытков не понес. Следовательно, правовые основания для на­числения пени по результатам выездной налоговой проверки за 2008-2009 гг. отсутство­вали.

Судом первой инстанции полно и всесторонне исследованы доводы сторон и представленные в деле доказательства по существу вменяемых обществу нарушений, суд апелляционной инстанции соглашается с оценкой суда первой инстанции и полагает, что требования общества были обоснованно удовлетворены судом первой инстанции.

В качестве дополнительного аргумента для признания недействительным решения инспекции заявитель указывал на существенные нарушения процедуры проверки, допущенные инспекцией. По мнению заявителя, ему не были представлены доказательства, положенные в основу выводов налогового органа о совершении обществом налогового правонарушения.

Так, согласно решению от 31.10.2011 г. инспекцией были проведены дополнительные мероприятия налогового контроля, в рамках которых у заявителя и у третьих лиц были истребованы дополнительные документы, необходимые для оценки правомерности получения налоговой выгоды по договору об оказании услуг по приемке и утилизации промышленных сточных вод, прошедших очистку на ГПЗ ООО «Газпром добыча Оренбург». Заявителем 29.11.2011 г. и 06.12.2011 г. было заявлено ходатайство, в котором он просил предоставить ему «для представления объяснений (возражений) по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля, а также по акту проверки ... копии отсутствующих у него материалов дополнительного налогового контроля, включая описание выводов и предложений, сделанных проверяющими (налоговым органом) по итогам анализа доказательств, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля». Однако результаты дополнительных мероприятий налогового контроля, по его мнению, не были оформлены каким-либо документом. В ответ на указанные ходатайства инспекция в протоколе рассмотрения возражений (объяснений) заявителя и материалов проверки от 06.12.2011г. указала, что «оценка доказательств, полученных в ходе проведения дополнительных мероприятий налогового контроля, как и других материалов выездной налоговой проверки, с выводами проверяющих, отражается в решении налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, согласно п. 8 ст. 101 НК РК».

В справке от 29.11.2011г. № 25Д/17-14, составленной инспекцией по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля, перечислены проведенные мероприятия налогового контроля, истребованные и представленные налоговому органу документы (в т.ч. документы, относящиеся к проведению конкурса ООО «Газпром добыча Оренбург», и материалы допроса руководителя ЮУФ ООО «Газпром Энерго» Бакланова А.А.). По получении указанных документов налоговый орган посчитал, что доказательственная база для вынесения обоснованного решения по результатам выездной налоговой проверки сформирована. Однако, в нарушение подп. 13 п. 3 ст. 100 НК РФ выводы проверяющих, сделанные на основании исследования этих документов, не указаны. Оценка документов, их анализ, мотивы привлечения заявителя к ответственности, в справке не отражены. Заявитель полагает, что в результате отсутствия в справке от 29.11.2011 г. № 25Д/17-14 письменных выводов проверяющих о том, почему собранные ими доказательства послужили основанием для привлечения заявителя к ответственности, ООО «Газпром добыча Оренбург» было лишено права представить свои объяснения по результатам проверки, что в силу п. 14 ст. 101 НК РФ является безусловным основанием для признания решения ответчика недействительным

Как указывает заявитель, об обстоятельствах, послуживших основанием для вынесения решения после дополнительных мероприятий налогового контроля, заявитель узнал только из текста оспариваемого решения. В результате инспекцией было совершено нарушение процедуры рассмотрения материалов проверки, указанное в абз. 2 п. 14 ст. 101 НК РФ, т.е. нарушение, являющееся безусловным основанием для отмены оспариваемого решения.

Суд первой инстанции посчитал обоснованными доводы заявителя о существенном характере нарушений налогового органа.

Суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что в рассматриваемой ситуации налоговым органом не допущено существенных нарушений процедуры проверки по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 101 НК РФ лицо, в отношении которого проводилась налоговая проверка, вправе до вынесения решения знакомиться со всеми материалами дела, включая материалы дополнительных мероприятий налогового контроля.

Справка от 29.11.2011 № 25Д/17-14, составленная инспекцией по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля является документом, в котором систематизированы мероприятия налогового контроля, подтверждающим факт ознакомления ООО «Газпром добыча Оренбург» с материалами и результатами проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля.

Согласно п. 3 ст. 100 НК РФ в акте налоговой проверки указываются документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых, выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных нарушений и ссылки на статьи настоящего НК РФ, в случае если НК РФ предусмотрена ответственность за данные нарушения законодательства о налогах и сборах. Соответственно, в акте проверки могут содержаться выводы проверяющих относительно того, какие именно налоговые правонарушения совершило проверенное лицо, какие именно санкции (штрафы), урегулированные в НК РФ, подлежат применению и в какой сумме.

Утверждение заявителя о том, что справка от 29.11.2011 № 25Д/17-14 по результатам дополнительных мероприятий налогового контроля должна содержать письменные выводы проверяющих, противоречит нормам НК РФ, так как в законе прямо указано, что выводы и предложения проверяющих по устранению выявленных правонарушений содержатся в акте выездной налоговой проверки.

Следовательно, при вынесении оспариваемого решения налоговым органом не было допущено нарушений, которые в силу п.14 ст. 101 НК РФ являются существенными нарушениями процедуры рассмотрения материалов проверки. Так, налогоплательщик ознакомлен с материалами проверки, ему были предоставлены копии материалов, полученных в ходе дополнительных мероприятий налогового контроля, налогоплательщику было предоставлено время на представления возражений на акт проверки и материалы проверки с учетом результатов проведенных дополнительных мероприятий налогового контроля.

Общество, воспользовавшись предоставленным ему правом, представило дополнения к возражениям на акт в связи с ознакомлением с материалами дополнительных мероприятий налогового контроля, которые были рассмотрены и учтены инспекцией при принятии оспариваемого решения.

Суд апелляционной инстанции полагает, что в данном случае, ошибочность выводов суда по дополнительному доводу налогоплательщика о существенном характере нарушений процедуры рассмотрения материалов проверки, не повлияла на правильность выводов суда по существу налогового спора и обоснованность удовлетворения заявленных обществом требований о признании недействительным решения налогового органа в оспариваемой части. Неправильная оценка судом одного из доводов налогоплательщика не привела к принятию незаконного и необоснованного решения, поскольку все обстоятельства данного налогового спора были правильно установлены судом, выводы суда по существу налоговых правонарушений, вменяемых обществу, являются правильными, в связи с чем оснований для отмены или изменения решения суда не имеется.

Апелляционной инстанцией рассмотрены все доводы апелляционной жалобы, однако они не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены решения и удовлетворения апелляционной жалобы.

С учетом изложенного, руководствуясь ст.ст.110, 266, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда г. Москвы от 11.07.2012 по делу № А40-70074/12-116-152 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

     Председательствующий  
   Н.О. Окулова

     Судьи  
   В.Я. Голобородько

     Р.Г. Нагаев

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-70074/2012
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 03 октября 2012

Поиск в тексте