• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 09 октября 2012 года  Дело N А60-26329/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 02 октября 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 09 октября 2012 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Варакса Н.В.,

судей Васевой Е.Е., Риб Л.Х.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Черепановой Ю.С.,

при участии:

от заявителя открытого акционерного общества «Уральский завод транспортного машиностроения» (ОГРН 1096659005200, ИНН 6659190900): представители не явились,

от заинтересованного лица Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в Орджоникидзевском районе и Железнодорожном районе города Екатеринбурга (ОГРН 1056603541565, ИНН 6670083677): представители не явились,

(лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда),

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу

заявителя открытого акционерного общества «Уральский завод транспортного машиностроения»

на решение Арбитражного суда Свердловской области

от 03 августа 2012 года по делу № А60-26329/2012,

принятое судьей Ворониным С.П.,

по заявлению открытого акционерного общества «Уральский завод транспортного машиностроения»

к Территориальному отделу Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в Орджоникидзевском районе и Железнодорожном районе города Екатеринбурга

о признании незаконным постановления о привлечении к административной ответственности,

установил:

Открытое акционерное общество «Уральский завод транспортного машиностроения» (далее - Общество) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным и отмене постановления Территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Свердловской области в Орджоникидзевском районе и Железнодорожном районе города Екатеринбурга (далее - административный орган) от 31.01.2012 № 91 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч.2 ст. 14.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), в виде штрафа в размере 10000 рублей.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 03.08.2012 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, Общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований. Общество полагает, что событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, в действиях Общества отсутствует, так как условия спорного договора не нарушают права потребителя.

Административный орган с доводами жалобы не согласен по мотивам, изложенным в письменном отзыве на апелляционную жалобу. Полагает, что выводы суда первой инстанции о том, что договор от 05.03.2012 № 418 содержит условия, ущемляющие права потребителя, являются обоснованными, просит решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Лица, участвующие в деле, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание не явились, что в силу ч. 2 ст. 210 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в отсутствие представителей лиц, участвующих в деле.

Приложенные к апелляционной жалобе Общества документы (копия прейскуранта цен на стоматологические услуги, копия амбулаторной истории болезни, копия плана лечения, копия Приказа Министерства здравоохранения Свердловской области от 16.10.2008 № 1782-п) приобщению к материалам дела не подлежат, поскольку ходатайство об их приобщении к материалам дела Обществом не заявлено, уважительных причин непредставления данных документов в суд первой инстанции не указано (ч. 2 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном ст.ст. 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, на основании обращения гр.Курликовской И.О. (вх. № 2268 от 16.04.2012) о ненадлежащем исполнении медицинских услуг административным органом в отношении медико-санитарной части Общества вынесено определение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

Исследовав при проведении административного расследования договор предоставления платных стоматологических и ортопедических услуг от 05.03.2012 № 418, заключенный между Обществом как исполнителем и Курликовской И.О. как пациентом (л.д. 15), административный орган установил, что условия, указанные в п. 2.11, п. 3.4, п. 5.1, п. 5.2, п. 6.3 данного договора ущемляют установленные законами Российской Федерации права потребителя, кроме того в договоре отсутствует цена договора и срок оказания услуг.

По данному факту уполномоченным должностным лицом административного органа в отношении Общества составлен протокол об административном правонарушении от 28.05.2012 (л.д. 12-14) и вынесено постановление от 31.05.2012 № 91 о привлечении Общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, в виде взыскания штрафа в размере 10 000 рублей (л.д. 8-11).

Не согласившись с указанным постановлением о привлечении к административной ответственности, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене данного постановления.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, пришел к выводу о правомерности привлечения Общества к административной ответственности и законности оспариваемого постановления.

Исследовав имеющиеся в материалах дела доказательства, рассмотрев доводы, изложенные в апелляционной жалобе, суд апелляционной инстанции полагает, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

В ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, в виде административного штрафа для юридических лиц от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей.

В соответствии с п. 1 ст. 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей) условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Согласно п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса Российской Федерации договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законами и иными нормативными актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иным правовым актом (п. 4 ст. 421 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Порядок и условия предоставления платных медицинских услуг населению (дополнительных к гарантированному объему бесплатной медицинской помощи) лечебно-профилактическими учреждениями независимо от ведомственной подчиненности и формы собственности, в том числе научно-исследовательскими институтами и государственными медицинскими образовательными учреждениями высшего профессионального образования, установлен Постановлением Правительства Российской Федерации от 13.01.1996 № 27 «Об утверждении Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями».

В соответствии с п. 11 вышеуказанных Правил предоставление платных медицинских услуг оформляется договором, которым регламентируются условия и сроки их получения, порядок расчетов, права, обязанности и ответственность сторон.

Из материалов дела следует, что 05.03.2012 между ОАО «Уралтрансмаш» и гр. Курликовской И.О. заключен договор № 418 на оказание платных медицинских (стоматологических и ортопедических) услуг.

Как следует из содержания оспариваемого постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, Обществу вменяется отсутствие в договоре существенных условий, а именно, цены договора или способа ее определения в соответствии со ст. 709 Гражданского кодекса Российской Федерации, сроков выполнения работ (оказания услуг).

Между тем, по мнению суда апелляционной инстанции, отсутствие в договоре его существенных условий, не образует событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, поскольку в ч. 2 ст.14.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за включение в договор условий, ущемляющих установленные законом права потребителя, а не за отсутствие в договоре существенных условий.

Также Обществу вменяется включение в п. 2.11 договора на оказание платных медицинских услуг условия о том, что пациент обязан четко выполнять все предписания и рекомендации врачей, соблюдать гигиену полости рта как во время лечения, так и после него, являться к врачу-стоматологу один раз в шесть месяцев на контрольные проверки.

При этом в оспариваемом постановлении административного органа указано, что если данная услуга (профилактические осмотры) оказывается за дополнительную плату, то указанное условие договора противоречит п. 2 ст.16 Закона о защите прав потребителей», согласно которой запрещается обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением других.

Суд апелляционной инстанции полагает, что само по себе условие п.2.11 договора не нарушает права потребителя. С учетом того, что административным органом не устанавливался и не доказан факт оказания Обществом услуги контрольный (профилактический) осмотр за плату, суд апелляционной инстанции полагает, что по данному эпизоду событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, административным органом не доказано.

Кроме того, Обществу вменяется включение в п. 3.4 договора условия, согласно которому при неоднократном нарушении пациентом условий настоящего договора исполнитель вправе расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Суд апелляционной инстанции полагает, что суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что данное условие нарушает права потребителя.

Согласно ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Ссылка Общества на ч. 2 ст. 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой в случае невозможности исполнения, возникшей по вине заказчика, услуги подлежат оплате в полном объеме, если иное не предусмотрено законом или договором возмездного оказания услуг, а также на ч. 2 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой предусмотрено, что исполнитель вправе отказаться от исполнения обязательств по договору возмездного оказания услуг лишь при условии полного возмещения заказчику убытков, судом апелляционной инстанции отклоняется по следующим основаниям.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 06.06.2002 № 115-О указано, что правовая оценка п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации не может быть осуществлена без учета его взаимосвязи с иными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, а также положениями других нормативных правовых актов, регулирующих отношения по оказанию медицинской помощи и закрепляющих гарантии реализации прав граждан в данной сфере, в том числе при предоставлении платных медицинских услуг, в частности Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 января 1996 года № 27).

Деятельность по оказанию платной медицинской помощи российское законодательство относит к предпринимательской деятельности, осуществляемой под публичным контролем. Договор о предоставлении платных медицинских услуг (медицинского обслуживания) согласно п. 1 ст.426 Гражданского кодекса Российской Федерации признается публичным договором, т.е. соглашением, заключаемым коммерческой организацией и устанавливающим ее обязанности по оказанию услуг, которые такая организация по характеру своей деятельности должна осуществлять в отношении каждого, кто к ней обратится; при этом коммерческая организация не вправе оказывать предпочтение одному лицу перед другим в отношении заключения публичного договора, кроме случаев, предусмотренных законом и иными правовыми актами. Отказ организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие услуги не допускается, и при уклонении в таком случае от заключения публичного договора другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор и о возмещении убытков, причиненных необоснованным отказом от его заключения (п. 3 ст. 426 и п. 4 ст. 445 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Обязательность заключения публичного договора, каковым является договор о предоставлении платных медицинских услуг, при наличии возможности предоставить соответствующие услуги означает и недопустимость одностороннего отказа исполнителя от исполнения обязательств по договору, если у него имеется возможность исполнить свои обязательства (предоставить лицу соответствующие услуги), поскольку в противном случае требование закона об обязательном заключении договора лишалось бы какого бы то ни было смысла и правового значения.

Такое ограничение свободы договора для одной стороны - исполнителя (в данном случае - медицинского учреждения, оказывающего платную медицинскую помощь), учитывающее существенное фактическое неравенство сторон в договоре о предоставлении медицинских услуг и особый характер предмета договора, направлено на защиту интересов гражданина (пациента) как экономически более слабой стороны в этих правоотношениях, обеспечение реализации им права на медицинскую помощь.

Иное, т.е. признание права медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств, при том что у него имеется возможность оказать соответствующие услуги, не только приводило бы к неправомерному ограничению конституционного права на охрану здоровья и медицинскую помощь, но и означало бы чрезмерное ограничение (умаление) конституционной свободы договора для гражданина, заключающего договор об оказании медицинских услуг, создавало бы неравенство, недопустимое с точки зрения требования справедливости, и, следовательно, нарушало бы предписания статей 34, 35 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Истолкование и применение п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации как обусловливающей право медицинского учреждения на односторонний отказ от исполнения обязательств по договору об оказании медицинских услуг только лишь полным возмещением убытков, причиненных отказом, не согласуется также с существом медицинской профессиональной деятельности, врачебным долгом, морально-этическими и юридическими нормами, определяющими обязанности врача во взаимоотношениях с больными и права пациентов.

Таким образом, п. 2 ст. 782 Гражданского кодекса Российской Федерации во взаимосвязи с положениями статей 426 и 445 Гражданского кодекса Российской Федерации не может рассматриваться как допускающий односторонний отказ медицинского учреждения от исполнения своих обязательств по договору об оказании платных медицинских услуг при наличии у него возможности предоставить соответствующие услуги.

С учетом изложенной позиции Конституционного Суда Российской Федерации, суд апелляционной инстанции полагает, что административный орган обоснованно указал, что условие п. 3.4 договора, предусматривающее право Общества как исполнителя расторгнуть договор в одностороннем порядке при неоднократном нарушении пациентом условий договора, нарушает права потребителя.

Кроме того, Обществу вменяется включение в договор с потребителем следующих условий:

п. 5.1, в котором предусмотрено, что в течение гарантийного срока, который установлен на оказанную услугу, исполнитель отвечает за ее недостатки, за исключением случаев, когда недостатки возникли после принятия услуги потребителем, вследствие нарушения правил использования услуги, а также действий третьих лиц или непреодолимой силы;

п. 5.2, в котором предусмотрено, что исполнитель не несет ответственность за результаты лечения, возникшие осложнения, побочные, в том числе аллергические реакции, ухудшение первоначально достигнутых результатов и за вред, причиненный здоровью, возникшие во время или после лечения в течении гарантийных сроков и сроков службы в результате: неполного или недостоверного сообщения существенных сведений об общем состоянии здоровья пациентом; неявки или несвоевременной явки пациента на запланированный визит или контрольный медицинский осмотр; досрочного расторжения договора по инициативе пациента; несоблюдения рекомендаций, данных лечащим врачом, по уходу за состоянием полости рта (периодичность профилактических осмотров, проведение гигиенических мероприятий, уход за протезами и т.д.); отказа пациента от дополнительных обследований, постановки проб, необходимых для адекватного лечения и профилактических осложнений. При этом уплаченные пациентом денежные средства не возвращаются.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что данные условия договора нарушают права потребителя по сравнению с действующим законодательством.

В соответствии со ст. 14 Закона о защите прав потребителей, ст.ст. 1095-1098 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем) независимо от их вины.

Вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя, подлежит возмещению, если вред причинен в течение установленного срока службы или срока годности товара (работы).

Исполнитель несет ответственность за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя в связи с использованием материалов, оборудования, инструментов и иных средств, необходимых для оказания услуг, независимо от того, позволял уровень научных и технических знаний выявить их особые свойства или нет.

Исполнитель освобождается от ответственности, если докажет, что вред причинен вследствие непреодолимой силы или нарушения потребителем установленных правил использования, хранения или транспортировки товара (работы, услуги).

Изложенные в п. 5.1. и п. 5.2 договора условия существенно ограничивают права потребителя на возмещение ущерба в той части, в которой ставят вопрос о возможности возмещения вреда в зависимость от обстоятельств, не предусмотренных ст. 14 Закона о защите прав потребителей, ст.ст. 1095-1098 Гражданского кодекса Российской Федерации. Соответствующие доводы, изложенные в апелляционной жалобе общества, судом апелляционной инстанции отклоняются как основанные на неверном толковании норм права.

Кроме того, административный орган считает, что п. 6.3 договора, в котором предусмотрено, что согласованный перечень услуг и их общая стоимость, анкета о состоянии здоровья, заполненная пациентом, согласие на медицинское вмешательство являются приложениями медицинской карты пациента, нарушает права потребителя, поскольку данные условия являются существенными условиями договора об оказании платных медицинских услуг и должны быть указаны в самом договоре или в приложении к договору.

Суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что условие п. 6.3 договора нарушает права потребителя, поскольку позволяет устанавливать согласованный перечень услуг и их общую стоимость не в договоре на оказание платных медицинских услуги и не в приложениях к данному договору, а в приложениях к медицинской карте пациента, что противоречит п. 11 Правил предоставления платных медицинских услуг населению медицинскими учреждениями.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о том, что в действиях Общества установлено событие административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ, выразившегося во включении в договор п. 3.4, п. 5.1, п. 5.2, п. 6.3, ущемляющих права потребителя.

В соответствии со ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Обстоятельств, свидетельствующих о том, что у Общества не имелось возможности для соблюдения требований действующего законодательства при заключении договора с потребителем, а также свидетельствующих о том, что Обществом были предприняты все необходимые и достаточные меры для недопущения административного правонарушения, судом не установлено и из материалов дела не следует.

Таким образом, в действиях Общества содержится состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.8 КоАП РФ.

Существенных нарушений порядка привлечения к административной ответственности судом апелляционной инстанции не установлено. Процессуальных нарушений закона, не позволивших объективно, полно и всесторонне рассмотреть материалы дела об административном правонарушении и принять правильное решение, административным органом не допущено. Обществу предоставлена возможность воспользоваться правами лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Протокол об административном правонарушении от 28.05.2012, постановление о привлечении к административной ответственности от 31.05.2012 составлены в присутствии представителя Общества - Колотова В.Р., действующего на основании доверенности.

Общество привлечено к административной ответственности в пределах установленного ст. 4.5 КоАП РФ срока давности привлечения к административной ответственности.

С учетом конкретных обстоятельств дела, характера совершенного административного правонарушения оснований для признания данного правонарушения малозначительным и применения ст. 2.9 КоАП РФ суд апелляционной инстанции не усматривает.

Таким образом, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о правомерности привлечения Общества к административной ответственности и обоснованно отказал в удовлетворении заявленных Обществом требований.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, основанием для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения суда и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 03 августа 2012 года по делу № А60-26329/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Уральский завод транспортного машиностроения» - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, через Арбитражный суд Свердловской области.

     Председательствующий

     Н.В.Варакса

     Судьи

     Е.Е.Васева

     Л.Х.Риб

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А60-26329/2012
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 09 октября 2012

Поиск в тексте