• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ЧЕТВЕРТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 октября 2012 года  Дело N А19-11163/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 15 октября 2012 года

Полный текст постановления изготовлен 22 октября 2012 года

Четвертый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Е.В. Желтоухова, судей Д.Н. Рылова, Е.О. Никифорюк, при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Королёвой Д.С., рассмотрев в открытом судебном заседании, с использованием видеоконференц-связи апелляционную жалобу Общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное Общество «Бастион» на решение Арбитражного суда Иркутской области от 22 августа 2012 года по делу № А19-11163/2012 по заявлению Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области Центр лицензионно-разрешительной работы (ОГРН 1073808028326, ИНН 3808171041, адрес: г. Иркутск, ул. Литвинова, 15) к Обществу с ограниченной ответственностью Частное Охранное Общество «Бастион» (ОГРН 3808107039, ИНН 1043801020449, адрес: г. Иркутск, ул. Трактовая, 14 А) о привлечении к административной ответственности, принятое судьей Л.В. Назарьевой,

при участии в судебном заседании:

судьи Арбитражного суда Иркутской области, осуществляющего организацию видеоконференц-связи, Загвоздиным В.Д., при ведении протокола отдельного процессуального действия в Арбитражном суде Иркутской области помощником судьи Сыроватской Л.А.,

от заявителя: Авдеевой Е.В., представителя по доверенности от 27.05.2012;

от лица, привлекаемого к административной ответственности: Старостина И.А., представителя по доверенности от 15.10.2012;

установил:

Заявитель, Главное управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по Иркутской области Центр лицензионно-разрешительной работы, обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении Общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное Общество «Бастион» к административной ответственности по части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Решением суда первой инстанции от 22 августа 2012 года требования заявителя удовлетворены полностью.

Принимая указанное решение, суд первой инстанции исходил из следующего.

Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях Общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и о соблюдении Центром лицензионно-разрешительной работы порядка возбуждения дела об административном правонарушении.

Общество, не согласившись с выводами суда первой инстанции, заявило апелляционную жалобу, в которой просит решение отменить и отказать заявителю в удовлетворении требований.

Представитель Общества в судебном заседании поддержал доводы апелляционной жалобы, пояснив следующее.

Закон РФ от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» не содержит ограничений по объектам, подлежащим охране, в связи с чем, вменяемые Обществу правонарушения относительно охраны объектов Иркутского филиала «Иркутского областного радиотелевизионного передающего центра» РТРС ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть», подлежащих государственной охране, не обоснованы. ФГУП РТСС не относится к организациям, охрану объектов которого осуществляет государственная охрана.

Проверка Общества проведена с грубым нарушением установленных требований проведения проверки, в отношении юридического лица с наименованием ООО ЧОП «Бастион» указаний на проведение проверки не поступало.

Кроме того, в протоколе об административном правонарушении также указано иное наименование лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, а именно - протокол составлен в отношении Общества с ограниченной ответственностью охранное агентство «Бастион», в то время как, согласно уставной документации, наименование ответчика по делу - Общество с ограниченной ответственностью частное охранное предприятие «Бастион». Вывод суда первой инстанции о допущенной административным органом опечатке относительно правильного наименования Общества является несостоятельным и ущемляющим права лица, привлекаемого к ответственности.

Представитель Управления в судебном заседании не согласился с доводами апелляционной жалобы и просил в её удовлетворении отказать.

Информация о принятии апелляционной жалобы к производству, о времени и месте судебного заседания размещена судом апелляционной инстанции на официальном сайте арбитражного суда в сети Интернет 11.09.2012.

Согласно пункту 3 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации неявка лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о месте и времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения дела по существу.

О месте и времени судебного заседания стороны извещены надлежащим образом в порядке частей 1, 6 статьи 121, статей 122, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Четвертый арбитражный апелляционный суд, рассмотрев дело в порядке главы 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, проверив обоснованность доводов, изложенных в апелляционной жалобе и возражениях на нее, изучив материалы дела, проверив правильность применения судом первой инстанции норм материального и процессуального права и заслушав доводы сторон, пришел к следующим выводам.

Суд апелляционной инстанции считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и дал им надлежащую правовую квалификацию, в связи с чем, у суда нет оснований к удовлетворению апелляционной жалобы. Выводы суда первой инстанции являются верными и соответствуют обстоятельствам дела.

Согласно части 6 статьи 205 АПК РФ при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения и имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении, имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол, предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол, а также определяет меры административной ответственности.

Как следует из материалов дела, 10 июня 2004 года Общество с ограниченной ответственностью Частное Охранное Предприятие «Бастион» зарегистрировано в качестве юридического лица, о чем внесена запись в Единый государственный реестр юридических лиц за основным государственным регистрационным номером 1043801020449 (т.1, л.д. 37).

12 мая 2009 года Обществу с ограниченной ответственностью Частное Охранное Предприятие «Бастион» Главным управлением внутренних дел по Иркутской области выдана лицензия № 180 на право осуществления видов негосударственной (частной) охранной деятельности, перечисленных в лицензии (т. 1, л.д. 38).

Срок действия лицензии установлен с 12 мая 2009 года до 12 мая 2014 года.

В период с 21.05.2012 по 25.05.2012 на основании распоряжения заместителя начальника полиции ГУ МВД России по Иркутской области от 16.05.2012 № 27/10-1140 административным органом проведена внеплановая проверка в отношении Общества с ограниченной ответственностью Частное Охранное Предприятие «Бастион».

По результатам проверки составлен акт от 25.05.2012 № 27/10-1140 (т. 1, л.д. 14-15), согласно которому установлено совершение административного правонарушения, выразившегося в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), а именно:

- лицензия частной охранной деятельности не переоформлена в связи с осуществлением лицензиатом не указанного в представленной лицензии нового вида охранных услуг - обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах;

- к договорам с клиентами на оказание охранных услуг не прилагаются копии заверенных заказчиком документов, подтверждающих его право владения или пользования имуществом, подлежащим охране;

- общество осуществляет охрану объектов, подлежащих государственной охране;

- общество при оказании охранных услуг с использованием видеонаблюдения в виде обеспечения внутриобъектового и пропускного режимов на местах, обеспечивающих гарантированную видимость в дневное и ночное время до входа на охраняемую территорию, не разместило информацию о ведении видеонаблюдения, об условиях внутриобъектового и пропускного режимов;

- у общества отсутствует приказ о порядке ведения документов внутреннего учета и обязанностях лица, ответственного за сохранность оружия и патронов при осуществлении контроля за наличием оружия;

- не проводятся ежеквартальные сверки оружия и патронов;

- не осуществляется проводка всех конечных операций по движению оружия и патронов, не выводятся остатки в книге учета с заверением подписи ответственного лица на день инвентаризации;

- при проведении инвентаризации бланки инвентаризационных описей, описей номерного учета и сличительной ведомости результатов инвентаризации оружия и патронов не зарегистрированы в установленном порядке.

28 мая 2012 года инспектором по особым поручениям ЦЛРР ГУ МВД России по Иркутской области в присутствии законного представителя юридического лица Караваевой В.В. составлен протокол 38 АС № 446718 об административном правонарушении, предусмотренном частью 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Из указанного протокола об административном правонарушении следует, что Обществом были нарушены требования пунктов 2, 4 части 1 статьи 11.4, частей 3, 4 статьи 12 Закона РФ от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», пункта 6 Перечня объектов, подлежащих государственной охране, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 августа 1992 года № 587, пунктов 125, 146, 150, 151 Инструкции по организации работы органов внутренних дел по контролю за оборотом гражданского и служебного оружия и патронов к нему, утвержденной приказом МВД России от 12 апреля 1999 года № 288.

Указанные нарушения охватываются диспозицией части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Диспозиция части 3 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, состоит в осуществлении предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией).

Под осуществлением предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением или лицензией, понимается занятие определенным видом предпринимательской деятельности на основании специального разрешения (лицензии) лицом, не выполняющим лицензионные требования и условия, установленные положениями о лицензировании конкретных видов деятельности, выполнение которых лицензиатом обязательно при ее осуществлении.

Под лицензионными требованиями и условиями понимается совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.

Выполнение лицензиатом лицензионных требований и условий, установленных положением о лицензировании конкретных видов деятельности, обязательно при осуществлении лицензионного вида деятельности.

В соответствии со статьей 1.1 Закона Российской Федерации от 11.03.1992 N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» частной охранной организацией является организация, специально учрежденная для оказания охранных услуг, зарегистрированная в установленном законом порядке и имеющая лицензию на осуществление частной охранной деятельности.

Согласно части 3 статьи 3 Закона о частной детективной деятельности в целях охраны разрешается предоставление следующих видов услуг:

1) защита жизни и здоровья граждан;

2) охрана объектов и (или) имущества (в том числе при его транспортировке), находящихся в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении, за исключением объектов и (или) имущества, предусмотренных пунктом 7 настоящей части;

3) охрана объектов и (или) имущества на объектах с осуществлением работ по проектированию, монтажу и эксплуатационному обслуживанию технических средств охраны, перечень видов которых устанавливается Правительством Российской Федерации, и (или) с принятием соответствующих мер реагирования на их сигнальную информацию;

4) консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств;

5) обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий;

6) обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, за исключением объектов, предусмотренных пунктом 7 настоящей части;

7) охрана объектов и (или) имущества, а также обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах, которые имеют особо важное значение для обеспечения жизнедеятельности и безопасности государства и населения и перечень которых утверждается в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

В соответствии с частью 1 статьи 11 Закона о частной детективной деятельности оказание услуг, перечисленных в части 3 статьи 3 настоящего Закона, разрешается только организациям, специально учреждаемым для их выполнения и имеющим лицензию, выданную органами внутренних дел.

Согласно требованиям пунктов 2, 4 статьи 11.4 Закона Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» документ, подтверждающий наличие лицензии на осуществление частной охранной деятельности, подлежит переоформлению в случае намерения лицензиата осуществлять новый (новые) вид (виды) охранных услуг, не указанный (не указанные) в предоставленной лицензии, а также в случае изменения наименования охранной организации или места ее нахождения.

Как следует из материалов дела, в лицензии № 180 от 12 мая 2009 года на осуществление частной охранной деятельности, выданной ГУВД по Иркутской области, указано право Общества на осуществление следующих видов негосударственной (частной) охранной деятельности:

- защита жизни и здоровья граждан;

- охрана имущества (в том числе при его транспортировке), находящегося в собственности, во владении, в пользовании, хозяйственном ведении, оперативном управлении или доверительном управлении;

- консультирование и подготовка рекомендаций клиентам по вопросам правомерной защиты от противоправных посягательств;

- обеспечение порядка в местах проведения массовых мероприятий.

В акте проверки и протоколе об административном правонарушении зафиксировано непереоформление лицензии в связи с оказанием нового вида услуг, не указанного в выданной лицензии, - обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов на объектах.

На основании изложенного, суд первой инстанции обоснованно установил нарушение Обществом требований, установленных пунктами 2, 4 статьи 11.4 Закона Российской Федерации от 11 марта 1992 года № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Как правильно установлено судом первой инстанции и подтверждается материалами дела, ООО ЧОП «Бастион» с ФГУП «Российская телевизионная и радиовещательная сеть» в лице филиала Иркутский областной радиотелевизионный передающий центр заключен договор от 18.01.2011 об оказании охранных услуг, 10.01.2012 заключено дополнительное соглашение, согласно которому ООО ЧОП «Бастион» принимает обязательства по оказанию услуг на обеспечение внутриобъектового и пропускного режимов (т.1, л.д. 108-113).

Частью 3 статьи 11 Закона о частной детективной деятельности установлено, что охранная деятельность организаций не распространяется на объекты, подлежащие государственной охране, перечень которых утверждается Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 14.08.1992 № 587 (в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемой сделки) утвержден Перечень объектов, подлежащих государственной охране, согласно пункту 6 которого объекты общероссийских и региональных государственных телевизионных и радиовещательных организаций, технические центры Российской телевизионной и радиовещательной сети подлежат государственной охране.

Доказательств наличия полномочий на выполнение государственной охраны объектов, перечисленных в Перечне, ответчик не представил.

Напротив, государственная охрана - функция федеральных органов государственной власти в сфере обеспечения безопасности объектов государственной охраны, осуществляемая на основе совокупности правовых, организационных, охранных, режимных, оперативно-розыскных, технических и иных мер (статья 1 Федерального закона от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране»).

ООО «ЧОП «Бастион» к таковым органам не относится, соответственно, в силу закона не может охранять объекты общероссийских и региональных государственных телевизионных и радиовещательных организаций, к которым относится заявитель.

Статья 2 Федерального закона от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране» предусматривает, что государственная охрана осуществляется на основе Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, настоящего Федерального закона, других федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также международных договоров Российской Федерации.

Данный закон, является специальным федеральным законом в соответствующей сфере правового регулирования, регламентирует охранную деятельность в сфере государственной охраны как вида деятельности, и регулирует общественные отношения, складывающиеся в сфере обеспечения государственной охраны лицам, подлежащим такой охране, а также зданий, строений и сооружений, подлежащих защите в целях обеспечения безопасности указанных лиц.

Однако Федеральный закон от 27.05.1996 № 57-ФЗ «О государственной охране» не устанавливает императивных предписаний, запрещающих правовое регулирование в области государственной охраны в иных нормативно-правовых актах, к которым относится Закон РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации» и Постановление Правительства РФ от 14.08.1992 № 587, которыми установлены нормы ограничительного характера, в отношении деятельности частных охранных организаций, к которой, в том числе, относится ответчик.

Таким образом, судом первой инстанции правильно установлено, что ООО ЧОП «Бастион», заключив договор 18.01.2011 № 04р-5-11 с ФГУП «РТРС» на охрану объекта филиала ФГУП «РТРС» - Иркутского областного радиотелевизионного передающего центра, нарушило положения Закона РФ от 11.03.1992 № 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации», что повлекло несоблюдение лицензиатом требований нормативных правовых актов Российской Федерации, регламентирующих охранную деятельность, поскольку ответчиком были приняты на охрану объекты общероссийской телевизионной и радиовещательной организации.

Доводы жалобы ООО «ЧОП «Бастион» о том, что ФГУП РТРС, являясь оператором связи и не осуществляя вещание телевизионное и радиовещание, не относится к организациям, охрану объектов которого осуществляет государственная охрана, судом апелляционной инстанции отклоняются, как основанные на неправильном толковании норм материального права и фактических материалах дела.

Иные нарушения, вменяемые Обществу при осуществлении охранной деятельности, также полно отражены в акте проверки № 27/10-1140 от 25.05.2012, протоколе об административном правонарушении 38 АС № 446718 и иных представленных в материалы дела материалах проверки, на основании которых суд первой инстанции правильно пришел к выводу, о том, что ответчиком не соблюдаются лицензионные требования и условия, выполнение которых обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности, и установил доказанным факт совершения Обществом административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

Согласно части 3 статье 2.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

В отличие от физических лиц в отношении юридических лиц КоАП РФ формы вины не выделяет. Следовательно, в отношении юридических лиц требуется лишь установление того, что у соответствующего лица имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но им не приняты все зависящие от него меры по их соблюдению. Обстоятельства, указанные в части 1 или части 2 статьи 2.2 КоАП РФ, применительно к юридическим лицам установлению не подлежат.

Выяснение виновности лица в совершении административного правонарушения осуществляется на основании данных, зафиксированных в протоколе об административном правонарушении, объяснений лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, в том числе об отсутствии возможности для соблюдения соответствующих правил и норм, о принятии всех зависящих от него мер по их соблюдению, а также на основании иных доказательств, предусмотренных частью 2 статьи 26.2 КоАП РФ.

Имеющиеся в материалах дела доказательства являются достаточными для квалификации противоправного деяния ООО «ЧОП «Бастион» по части 3 статьи 14.1 КоАП РФ и подтверждают наличие в его действиях состава указанного административного правонарушения, в том числе вину в совершении правонарушения.

Из материалов дела следует, что Общество в силу своего правого статуса не приняло всех зависящих от него мер по соблюдению нарушенных им правил и норм, в то время как, согласно материалам дела у него имелась такая возможность.

Каких-либо доказательств, свидетельствующих о невозможности исполнения установленного порядка осуществления предпринимательской деятельности, равно как и доказательств, подтверждающих принятие всех зависящих мер, не представлено.

Относительно доводов апелляционной жалобы о проведении административным органом проверки с грубым нарушением установленных требований проведения проверки, суд апелляционной инстанции, соглашаясь с выводами суда первой инстанции, отмечает следующее.

Ссылка Общества на то, что административный орган привлек к административной ответственности иное лицо, поскольку указал неправильно наименование лица, привлекаемого к административной ответственности, не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку из материалов дела усматривается, что акт проверки, протокол об административном правонарушении, а также иные документы в ходе проверки, составлены в отношении одного юридического лица - ООО ЧОП «Бастион», что подтверждается указанием адреса, ОГРН Общества, номера и даты лицензии, принадлежащего именно данному лицу.

Суд апелляционной инстанции не нашел со стороны Управления каких-либо процессуальных нарушений при производстве по делу об административном правонарушении.

Не установлено судом апелляционной инстанции и нарушений при проведении в отношении Общества проверочных мероприятий, в том числе, и в части надлежащего уведомления его о дате начале проверки.

В соответствии с частями 1, 2 статьи 28.2 КоАП РФ о совершении административного правонарушения составляется протокол, за исключением случаев, предусмотренных статьей 28.4, частями 1 и 3 статьи 28.6 настоящего Кодекса. В протоколе об административном правонарушении указываются дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, фамилии, имена, отчества, адреса места жительства свидетелей и потерпевших, если имеются свидетели и потерпевшие, место, время совершения и событие административного правонарушения, статья настоящего Кодекса или закона субъекта Российской Федерации, предусматривающая административную ответственность за данное административное правонарушение, объяснение физического лица или законного представителя юридического лица, в отношении которых возбуждено дело, иные сведения, необходимые для разрешения дела.

Согласно части 3 статьи 28.2 КоАП РФ при составлении протокола об административном правонарушении физическому лицу или законному представителю юридического лица, в отношении которых возбуждено дело об административном правонарушении, а также иным участникам производства по делу разъясняются их права и обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом, о чем делается запись в протоколе.

В протоколе об административном правонарушении от 28 мая 2012 38 АС № 446718 содержатся установленные статьей 28.2 КоАП РФ реквизиты. В протоколе изложено, с учетом фактических обстоятельств, событие нарушения. Протокол составлен в присутствии директора общества Караваевой В.В., копия протокола получена Караваевой В.В. 28 мая 2012 года.

Протокол об административном правонарушении составлен уполномоченным должностным лицом ЦЛРР ГУ МВД России по Иркутской области.

Установленный частью 1 статьи 4.5 КоАП РФ срок давности привлечения к административной ответственности, исчисляемый с даты обнаружения правонарушения от 25.05.2012, поскольку выявленные правонарушения носят длящийся характер, на момент принятия 22 августа 2012 года судом первой инстанции обжалуемого судебного акта, не истек.

Санкция заявителю назначена в минимальном размере, с учетом обстоятельств, установленных частью 1 и 3 статьи 4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Иные доводы, изложенные в апелляционной жалобе, подлежат отклонению, поскольку не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, либо влияли на обоснованность и законность оспариваемого решения суда, либо опровергали выводы суда первой инстанции.

Таким образом, по мнению суда апелляционной инстанции, суд первой инстанции в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации дал полную и всестороннюю оценку имеющимся в деле доказательствам в их взаимосвязи и совокупности и пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требований заявителя.

На основании изложенного, у суда апелляционной инстанции нет законных оснований для удовлетворения апелляционной жалобы.

Суд, руководствуясь статьями 258, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

П О С Т А Н О В И Л:

Решение Арбитражного суда Иркутской области от «22» августа 2012 года по делу №А19-11163/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции, в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления его в законную силу, только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

     Председательствующий  
  Е.В. Желтоухов

     Судьи  
  Д.Н. Рылов

     Е.О. Никифорюк

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А19-11163/2012
Принявший орган: Четвертый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 22 октября 2012

Поиск в тексте