• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ДЕВЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 09 ноября 2012 года  Дело N А40-31075/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 01.11.2012г.

Постановление изготовлено в полном объеме 09.11.2012г.

Девятый арбитражный апелляционный суд в составе:

Председательствующего судьи С.Н. Крекотнева,

Судей В.Я. Голобородько, Р.Г. Нагаева

при ведении протокола судебного заседания секретарем М.А. Прозоровской

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 6

на решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.08.2012

по делу № А40-31075/12-91-157, принятое судьей Я.Е. Шудашовой

по заявлению ОАО"Аэропорт Сургут"

(ОГРН 1028600603998; 628422, ХМАО-Югра, г. Сургут, Аэропорт)

к МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 6 (ОГРН 1027743056030; 125239, г. Москва, пр. Черепановых, д. 12/9, стр. 1)

о признании недействительным решения в части

при участии в судебном заседании:

от заявителя - Добрынина М.В. по дов. № ДАС-102/12 от 12.03.2012; Шевченко Н.Р. по дов. № ДАС-101/12 от 12.03.2012

от заинтересованного лица - Голубых В.В. по дов. № 03-07/173 от 03.08.2012; Олисаев К.А. по дов. №03-02/138

У С Т А Н О В И Л:

ОАО «Аэропорт Сургут» (далее - заявитель, Общество) обратилось в Арбитражный суд г.Москвы с заявлением о признании недействительным решения МИ ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам № 6 (далее - Инспекция, налоговый орган, заинтересованное лицо) от 16.09.2011г. № 15-11/1638073 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части привлечения к налоговой ответственности за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль в размере 124.362 руб., НДС - 3.742.637 руб., налога на имущество организаций - 7.841 руб.; начисления пени по состоянию на 16.09.2011г. по налогу на прибыль - 85.702 руб., НДС - 6.009.751 руб., налогу на имущество организаций - 5.856 руб.; предложения уплатить недоимку на общую сумму 23.824.242 руб., в том числе: налог на прибыль организаций - 621.807 руб.; налог на добавленную стоимость - 23.163.232 руб., налог на имущество - 39.203 руб.; уплатить штраф, пени, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 24.08.2012г. требования заявителя удовлетворены.

Не согласившись с принятым решением, заинтересованное лицо обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит отменить решение суда и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных обществом требований.

Заявитель представил отзыв на апелляционную жалобу, в котором, не соглашаясь с доводами жалобы, просит решение суда первой инстанции оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Рассмотрев дело в порядке ст.ст. 266, 268 АПК РФ, заслушав объяснения представителя заинтересованного лица, поддержавшего доводы и требования апелляционной жалобы, заявителя, изучив материалы дела, суд апелляционной инстанции не находит оснований к удовлетворению апелляционной жалобы и отмене или изменению решения арбитражного суда, принятого в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах и обстоятельствами дела.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка деятельности Общества по вопросам правильности уплаты (удержания, перечисления) по всем налогам и сборам за период с 01.01.2008 по 31.12.2009. По результатам проверки составлен акт №15-11/1503960 (т.1 л.д.14-66), вынесено решение от 16.09.2011 №15-11/1638073 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения (т.2 л.д.3-80), в соответствии с которым решено отказать в привлечении ОАО «Аэропорт Сургут» к налоговой ответственности за неуплату (неполную уплату) налога на добавленную стоимость за 1 квартал 2008 года и за 2 квартал 2008 года в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения по данным налоговым периодам на момент принятия настоящего решения (п.1 ст.113 НК РФ); привлечь ОАО «Аэропорт Сургут» к налоговой ответственности за неуплату (неполную уплату) налога: налог на прибыль - 124 362 рублей; НДС - 3 742 637 рублей; Налог на имущество организаций - 7 841 рублей; начислить пени по состоянию на 16.09.2011: по налогу на прибыль - 85 702 рублей; по НДС - 6 009 751 рублей; по ЕСН - 3 298 рублей; по НДФЛ - 162 556 рублей; по налогу на имущество организаций - 5 856 рублей; предложить ОАО «Аэропорт Сургут»: уплатить недоимку в размере 23 824 242 рублей, в том числе: Налог на прибыль организаций - 621 807 рублей; НДС-23 163 232 рублей; Налог на имущество - 39 203 рублей; уплатить штраф и пени; а также внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета.

Общество, не согласившись с указанным решением Налогового органа обратилось в ФНС России с апелляционной жалобой, рассмотрев которую вышестоящий налоговый орган решением от 01.02.2012г. №Са-4-9/1467@ (т.3 л.д.1-20) изменил решение Инспекции путем отмены начисленных пеней в сумме 3 298 руб. по ЕСН, подлежащих уплате в федеральный бюджет; в остальной части решение Инспекции оставлено без изменения.

В п.1.1 обжалуемого Решения указано, что ОАО «Аэропорт Сургут» в нарушение п.11 ст.258, п.2 ст.259 НК РФ неправомерно включило основные средства: шестиканальная кабельная канализация (линейные сооружения связи балансовой стоимостью 2 028 559, 58 руб. (инв.номер 0322012); кабельные линии связи объектов аэропорта с балансовой стоимостью 7 908636,76 руб. (инв.номер 0322013); кабельная канализация (линейные сооружения связи) с балансовой стоимостью 39 434,44 руб. (инв.номер 0322077); кабельные линии связи объектов аэропорта с балансовой стоимостью 5 106 518,39 руб. (инв.номер 0322078) в амортизационные группы без соответствующей государственной регистрации права собственности, тем самым завысив расходы по налогу на прибыль в сумме 3 539 387 рублей, в т.ч.: сумма амортизационных отчислений для целей налогообложения прибыли в размере 2 091 072 рубля, расходы на капитальные вложения в размере 10% от первоначальной стоимости основных средств 1 448 315 рублей.

В решении указано (с.40 решения), что сумма неуплаченного налога на прибыль с учетом налоговой льготы составляет: за 2008 год - 306 979 рублей; за 2009 год - 314 828 рублей. Всего: 621 807 рублей.

В п.2 резолютивной части решения (с.74) налогоплательщику предложено уплатить штраф в размере 124 362 рублей. Согласно п.3 резолютивной части решения начислены пени в размере 85 702 рублей.

В обоснование своей позиции налоговый орган указывает, что налогоплательщик необоснованно не осуществил государственную регистрацию кабельной канализации. Налоговый орган указывает, со ссылкой на п. 11 ст.258 НК РФ, что основные средства, права на которые подлежат государственной регистрации... включаются в состав соответствующей амортизационной группы с момента документально подтвержденного факта подачи документов на регистрацию указанных прав.

Согласно Положению об особенностях государственной регистрации права собственности и других вещных прав на линейно-кабельные сооружения связи, не все линии связи подлежат государственной регистрации, а только те, что: представляют собой совокупность разнородных недвижимых вещей, технологически образующих единое целое, соединенных являющимся движимым имуществом физическими цепями (кабелями); являются объектом недвижимости, созданным или приспособленным для размещения кабеля связи, функционально и технологически не взаимосвязанным и не образующим единое целое с другими сооружениями связи.

При этом при вынесении решения налоговым органом не принято во внимание следующее:

Сургутский аэропорт представляет собой комплекс зданий и сооружений, расположенных на значительной территории, периметр которой превышает 13 километров. Заявитель указывает, что до прокладки кабельной канализации линии связи располагались на опорах, что было неудобным для их использования, особенно, учитывая климат и близость аэропорта к водохранилищу ГРЭС. В настоящее время проходящие под землей линии связи связывают между собой порядка пятнадцати зданий и сооружений, расположенных на 4 земельных участках.

При этом, колодцы - это устройства, которые предназначены для протягивания, монтажа, проверок, ремонта и эксплуатационного обслуживания кабелей связи. В этом смысле их невозможно рассматривать как комплекс объектов недвижимости, соединенных физическими цепями. Кабельные колодцы в данном случае выступают как принадлежность главной вещи в смысле ст. 135 ГК РФ.

Суд принимает во внимание довод Заявителя о том, что в 2000 году ОАО «Аэропорт Сургут» обращался в Регистрационную палату ХМАО по регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним со схожей проблемой, связанной с регистрацией светосигнального оборудования. Письмом от 13.11.2000 (т.7 л.д.№96) начальником филиала №9 был дан ответ о том, что «то, что произведена замена светосигнального оборудования... не делает это оборудование отдельным объектом, а лишь вносит изменение в техническое описание главной вещи «аэропорт». Довод налогового органа о том, что указанное письмо подписано неуполномоченным лицом, не принимается судом как несостоятельный.

В рассматриваемом случае предназначение кабельной канализации состоит в том, чтобы обслуживать связью здания и сооружения аэропорта. Передача канализации в пользование или владение третьим лицам, а также ее реализация в отрыве от иных объектов аэропорта невозможна. Подсоединить к ней иной объект недвижимости также нельзя.

Довод налогового органа о том, что аэропорт является предприятием, также не принимается судом, поскольку в силу ст.40 Воздушного кодекса РФ аэропорт - комплекс сооружений, включающий в себя аэродром, аэровокзал, другие сооружения, предназначенный для приема и отправки воздушных судов, обслуживания воздушных перевозок.

Довод налогового органа о том, что на объект была заведена инвентарная карточка, следовательно, он мог быть зарегистрирован в качестве объекта недвижимости, также является неосновательным.

Согласно Постановлению Госкомстата РФ от 21.01.2003 N 7 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету основных средств" инвентарные карточки применяются для учета наличия объекта основных средств, а также учета движения его внутри организации. Следовательно, инвентарная карточка не является основанием для государственной регистрации объекта, а также не является подтверждением того, что объект является недвижимым. Кроме того, как указано в оспариваемом решении (п. 1.1, с.7 решения), ОАО «Аэропорт Сургут» присвоил кабельным сетям четыре инвентарных номера, соответственно, завел четыре инвентарных карточки.

Каждая сложная вещь состоит из составных частей, каждая из которых может являться основным средством. У каждого основного средства разный срок полезного использования. Именно от него зависит период начисления амортизации и размер амортизационных отчислений.

Предприятие самостоятельно выбирает способ начисления амортизации, руководствуясь своей учетной политикой. В ОАО «Аэропорт Сургут» кабельная канализация представляет собой несколько объектов основных средств, которые, в свою очередь, являются элементами сложной вещи «аэропорт».

По пункту 1.2 решения (с.7 решения) судом установлено следующее:

В обоснование своей позиции налоговый орган указывает следующие данные: ООО «Оптические технологии» представил налоговые декларации по НДС за 1 и 4 квартал 2008 года с нулевыми показателями; у данной организации, согласно ответу, предоставленному ИФНС РФ по Орджоникидзевскому району г.Екатеринбурга на 03.06.2011 не имеется движимого и недвижимого имущества; директор ООО «Оптические технологии» Корюков А.Ю., данные о котором содержатся в ЕГРЮЛ, договоры, акты выполненных работ и счета-фактуры не подписывал; полученные от налогоплательщика на расчетный счет денежные средства далее перечислялись другим компаниям с назначением платежа «табак, алкогольные напитки, автомобили Лексус и т.п.». Более того, представители налогового органа в судебном заседании выдвинули какие-то фантастические, не подтвержденные ничем, предположения о том, что указанные автомобили были приобретены для сотрудников аэропорта; работники ООО «Оптические технологии» Варваров и Лочкарев отрицают свою причастность к деятельности данной компании.

При этом судом установлено, что выполнение ООО «Оптические технологии» работ для Общества было предметом рассмотрения проводившейся в 2009 году в отношении Общества камеральной проверки. Согласно Решению от 22.06.2009 ОАО «Аэропорт Сургут» было предложено уплатить недоимку по НДС в размере 241 109 рублей. Не согласившись с указанным решением, Общество обратилось с апелляционной жалобой в ФНС РФ. Решением от 11.02.2010 №9-1-08/0149@ решение МИ ФНС №6 было отменено в связи с тем, что «обстоятельства, выявленные Межрегиональной инспекцией в ходе проведения мероприятий налогового контроля, сами по себе не могут являться достаточным доказательством получения Заявителем необоснованной налоговой выгоды». Иными словами, ФНС РФ подтвердила тот факт, что налоговым органом выявлен ряд обстоятельств, однако она не сочла доказанным факт получения налоговой выгоды.

Налоговым органом не доказан факт того, что ООО «Оптические технологии» является зависимым или аффилированным лицом с ОАО «Аэропорт Сургут», а также то, что налогоплательщик знал или мог знать о том, что данной организацией не выполняются обязательства по уплате налогов.

Судом установлено, что между Заявителем и ООО «Оптические технологии» были заключены договоры и дополнительные соглашения (см., к примеру, т.3 л.д. 23-27, 33-40, 32). При их заключении в соответствии с Положением о порядке проведения договорной работы (утв.Приказом Генерального директора от 21.03.2007 №182) была проведена предварительная правовая экспертиза. Были запрошены правоустанавливающие документы, выписка из ЕГРЮЛ, лицензия, а также документы, подтверждающие полномочия исполнительного органа (т.3 л.д. 79-97). Полученные документы позволили предполагать, что ООО «Оптические технологии» с высокой долей вероятности является добросовестным контрагентом.

ООО «Оптические технологии» по завершении работ предоставлена налогоплательщику вся исполнительная документация на объекты.

Как указано в п.3, 5, 6 Приказа Ростехнадзора от 26.12.2006 №1128 "Об утверждении и введении в действие Требований к составу и порядку ведения исполнительной документации при строительстве, реконструкции, капитальном ремонте объектов капитального строительства и требований, предъявляемых к актам освидетельствования работ, конструкций, участков сетей инженерно-технического обеспечения" исполнительная документация представляет собой текстовые и графические материалы, отражающие фактическое исполнение проектных решений и фактическое положение объектов капитального строительства и их элементов в процессе строительства, реконструкции, капитального ремонта объектов капитального строительства по мере завершения определенных в проектной документации работ.

Исполнительная документация ведется лицом, осуществляющим строительство. В состав исполнительной документации включаются текстовые и графические материалы.

В состав исполнительной документации также включаются следующие материалы:

а) исполнительные геодезические схемы;

б) исполнительные схемы и профили участков сетей инженерно-технического обеспечения;

в) акты испытания и опробования технических устройств;

г) результаты экспертиз, обследований, лабораторных и иных испытаний выполненных работ, проведенных в процессе строительного контроля;

д) документы, подтверждающие проведение контроля за качеством применяемых строительных материалов (изделий);

е) иные документы, отражающие фактическое исполнение проектных решений.

Во время проведения налоговой проверки на рассмотрение налогового органа была предоставлена вся исполнительная документация, подготовленная ООО «Оптические технологии» в соответствии с указанным выше Приказом Ростехнадзора РФ.

В частности, в качестве примера налогоплательщиком в суд предоставлены: разрешение на производство земляных работ (т.3 л.д.59), акт входного контроля, схемы канализации, распечатка трассы, схемы (т.7 л.д. 98-102). Кроме того, в материалах дела находятся: график производства работ (т.3 л.д. 42), локальный сметный расчет (т.3 л.д. 43-54), протокол совещания по вопросу переноса кабельных сетей (т.3 л.д. 55), письмо в ОАО «Сургутнефтегаз» об организации допуска работников ООО «Оптические технологии» на объект ОАО «Сургутнефтегаз», расположенный на территории аэропорта (т.3 л.д. 56), письмо директора ООО «Оптические технологии» с просьбой оформить пропуска для работников и техники, письмо ООО «Оптические технологии» о том, что данная организация готова приступить к выполнению работ (т.3 л.д. 59). Вся эта документация является подтверждением того, что в рассматриваемый период времени организация «Оптические технологии» осуществляла свою деятельность на территории Сургута, и, более того, выполняла работы для нужд аэропорта.

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 №53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Судом установлено, что все перечисления за выполненные работы производились исключительно на расчетный счет ООО «Оптические технологии» в соответствии с выставленными указанной организацией счетами-фактурами. ИФНС РФ по г.Сургуту, в которой была зарегистрирована указанная организация, данный счет закрыт не был.

ООО «Оптические технологии» в полном объеме, качественно и в срок выполнило взятые на себя по договору обязательства. Данный факт не опровергается налоговым органом. Выставленные данной организацией счета-фактуры составлены в соответствии с требованиями НК РФ, акты выполненных работ подписаны без замечаний, содержат в себе все требуемые реквизиты, в актах полностью указаны количественные и качественные показатели.

Довод налогового органа о том, что ООО «Оптические технологии» не находилось по юридическому адресу, также не принимается судом по следующим основаниям:

Из представленных документов, а также из текста решения следует, что на адрес ООО «Оптические технологии», указанный в его учредительных документах, приходили письма, следовательно, организация функционировала и взаимодействовала не только с ОАО «Аэропорт Сургут».

Во-вторых, согласно ст.54 ГК РФ место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственную регистрацию юридического лица осуществляют налоговые органы. Место нахождения юридического лица указывается в выписке из единого государственного реестра юридических лиц. Получив при заключении договора выписку из ЕГРЮЛ ОАО «Аэропорт Сургут» счел достоверными содержащиеся в ней данные, поскольку, согласно ст.4 Федеральный закон от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами.

Сам по себе факт того, что подписи на договорах и счетах-фактурах выполнены не Корюковым А.Ю., как показала почерковедческая экспертиза, также не может свидетельствовать об отсутствии реальности выполненных работ.

При этом суд принимает во внимание тот факт, что представленные документы скреплены печатью организации.

Судом установлено, что поскольку часть работ ООО «Оптические технологии» выполнялась в стерильной зоне аэропорта (т.е. на территории, в отношении которой действует специальный охранный режим, обусловленным требованиями норм законодательства о транспортной безопасности), на указанных лиц на длительный период времени были оформлены пропуска (т.3 л.д.21-22), информация о них, включая фотографии, до настоящего времени хранится в специализированной программе службы авиационной безопасности «Система контроля доступа» (т.3 л.д. 74-75). Также в этой программе имеется информация о каждом входе-выходе указанных лиц на контролируемую территорию. Имеются подписи Лочкарева М.Г. в журнале регистрации пропусков.

В целях установления порядка организации и осуществления пропускного и внутриобъектового режима, обеспечения авиационной безопасности, в ОАО «Аэропорт Сургут» разработана и утверждена 13 июля 2006 года «Инструкция по пропускному и внутриобъектовому режиму в международном аэропорту г. Сургута ОАО «Аэропорт Сургут». Инструкция является документом с грифом «ДСП - для служебного пользования».

Указанная инструкция регламентирует процесс оформления и выдачи пропусков. В соответствии с п. 1.3. данной инструкции, её требования распространяются и являются обязательными для всех юридических и физических лиц, осуществляющих свою деятельность на территории аэропорта.

Согласно п.8.2., 9.2. указанной инструкции, основанием для оформления разового, временного или постоянного пропуска является заявка от контрагента на оформление соответствующих пропусков, предварительно согласованная с ЛОВД в аэропорту г. Сургута и поданная в ОАО «Аэропорт Сургут» не менее чем за 3 рабочих дня. При этом к заявке прилагаются копии паспортов работников, на которых оформляются пропуска.

Это обусловлено требованиями Федеральных авиационных правил «Требования авиационной безопасности к аэропортам» (утв.Приказом Минтранса РФ от 28.11.2005 №142).

Длительность срока действия пропусков опрошенные лица пояснить не смогли. При этом экспертиза подписей Лочкарева, Варварова и Казакова на представленных налоговому органу, а также в суд документах, не проверялась. Лочкарев, кроме того, не смог не подтвердить, ни опровергнуть факт подписания им исполнительной документации ООО «Оптические технологии».

Наличие пропускного режима на территории аэропорта подтверждено также протоколом осмотра (т.6 л.д.3-5).

Кроме того, из показаний А.А.Иванова (протокол допроса - т.5 л.д. 82-88) следует, что он с одной стороны, утверждает, что ООО «Оптические технологии» никогда не осуществляло деятельность в офисе, собственником которого он является, но, в то же время, согласно собранным Инспекцией и отраженным в решении данным, регистрирует организацию с аналогичным названием ООО Строительная компания «Оптические технологии», которая осуществляет аналогичные виды деятельности. Данная организация зарегистрирована им 13.05.2008 по адресу: г.Сургут, ул.30 лет Победы, 62, что также отражено в протоколе. Кроме того, он утверждает, что им на территории аэропорта выполнялись «разовые работы», но в то же время подтверждает тот факт, что на его имя был выписан пропуск на продолжительное время для прокладки кабеля.

Согласно ст. 106 НК РФ налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное деяние налогоплательщика, за которое НК РФ установлена ответственность. В рассматриваемом случае налогоплательщику вменяется в вину результат незаконных действий его контрагента. Однако достоверность данных, содержащихся в документах, обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы. Налогоплательщик не может нести ответственность за достоверность сведений, указанных контрагентом в счетах-фактурах и за их действия по сделкам (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 №18162/09).

Согласно п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Между тем, данные факты Инспекцией не доказаны, поскольку налогоплательщик предпринял все доступные ему законные действия для того, чтобы выяснить возможность выполнения контрагентом необходимых ему работ. Следовательно, он действовал с должной осторожностью и осмотрительностью.

О нарушениях, допущенных контрагентом (неполное перечисление в бюджет сумм налогов, а также подписание счетов-фактур не руководителем организации), налогоплательщику не было известно. Налоговым органом обратного не доказано.

Исходя из вышеизложенного суд считает, что Заявителем не были неправомерно завышены расходы: сумма амортизационных отчислений для целей налогообложения прибыли, а также расходы на капитальные вложения; требования Инспекции об уплате налога на прибыль в сумме 621 807 рублей, а также штрафа в размере 124 362 рублей и пени в размере 85 702 рублей являются незаконными.

В разделе II оспариваемого решения указано, что налогоплательщик неправомерно предъявил к вычету из бюджета НДС в сумме 23 163 232 рублей, в том числе: 1 квартал 2008 года - 2 613 964 руб., 2 квартал 2008 года - 1 836 086 руб., 3 квартал 2008 года - 3 715 734 руб., 4 квартал 2008 года - 3 511 557 руб.; 1 квартал 2009 года - 2 181 364 руб., 2 квартал 2009 года - 3 622 368 руб., 3 квартал 2009 года - 2 785 516 руб., 4 квартал 2009 года - 2 896 643 руб.

В п.2.1 решения (с.55) указано, что в результате перерасчета «входного» НДС с учетом отнесения услуг. Поименованных Приказом №110, к услугам, освобожденных от налогообложения НДС сумма неправомерно предъявленного к вычету НДС составила 19 039 993, 15 рублей, в том числе: 1 квартал 2008 года - 1 973 430,35 руб., 2 квартал 2008 года - 1 751 751,64 руб., 3 квартал 2008 года - 3 356 001,47 руб., 4 квартал 2008 года - 3270 448,08 руб., 1 квартал 2009 года - 1 426 278,82 руб., 2 квартал 2009 года - 1 866 088,74 руб., 3 квартал 2009 года - 2 499 351,21 руб., 4 квартал 2009 года - 2 896 642,84 руб.

По вопросу правильности применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость по видам деятельности, не облагаемым НДС и облагаемым по ставкам, установленным ст. 164 НК РФ, судом установлено следующее:

Согласно пп.22 п.2 НК РФ не подлежит налогообложению НДС (освобождается от налогообложения) реализация (а также передача, выполнение, оказание для собственных нужд) на территории Российской Федерации услуг, оказываемых непосредственно в аэропортах Российской Федерации и воздушном пространстве Российской Федерации по обслуживанию воздушных судов, включая аэронавигационное обслуживание.

Какие именно услуги следует понимать под услугами по обслуживанию воздушных судов, о которых говорится в пп. 22 п. 2 ст. 149 НК РФ, в самом НК РФ не разъясняется.

Налоговый орган ссылается на Постановление Президиума ВАС РФ от 07.06.2011 №17072/10, указывая на то, что «под услугами, освобождаемыми от обложения НДС, следует понимать любые услуги, если они связаны с обслуживанием воздушных судов непосредственно в аэропортах Российской Федерации». Ни в указанном постановлении ВАС РФ, ни в НК РФ нет указания на то, какие именно услуги, осуществляемые в аэропорту, являются услугами по обслуживанию воздушных судов.

При этом налоговый орган приходит к выводу о том, что услугами по обслуживанию воздушных судов являются услуги, поименованные в разделах 2 и 3, а также п.4.11-4.17 раздела 4 Приложения 1 к Приказу Минтранса РФ от 02.10.2000 №110.

При этом, пропорция определяется исходя из данных по налогооблагаемым и необлагаемым суммам. И если налогоплательщик предъявил покупателю НДС, суммы считаются обложенными НДС и при расчете пропорции считаются таковыми.

На основании п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства, используемые в Налоговом кодексе РФ, применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено самим Налоговым кодексом РФ.

Налоговый орган в своем решении в обоснование своей позиции сослался на письмо Минтранса от 09.10.2007 №01-01-02/2675, которым было дано толкование применения п.22 ст. 149 НК РФ.

При этом Положением о Министерстве транспорта РФ (утв. Постановлением Правительства РФ от 30.07.2004 N 395) данному ведомству не даны полномочия давать разъяснения по вопросам налогообложения.

При этом органом, уполномоченным давать разъяснения по вопросам применения налогового законодательства, является Минфин РФ (ст. 34.2 НК РФ). До 2005 года такими полномочиями были наделены Министерство по налогам и сборам РФ и налоговые органы (ст. 30, пп. 4 п. 1 ст. 32 соответствующей редакции НК РФ).

При этом, из письма МНС России от 22.05.2001 № ВГ-6-03/411@, следует, что не облагаются НДС сборы за услуги, оказываемые непосредственно в российских аэропортах и воздушном пространстве Российской Федерации по обслуживанию российских и иностранных воздушных судов, включая аэронавигационное обслуживание, указанные в разделах 2 и 3 Приложения 1 "Перечень аэронавигационных и аэропортовых сборов, тарифов за обслуживание воздушных судов эксплуатантов Российской Федерации в аэропортах и воздушном пространстве Российской Федерации" к Приказу Министерства транспорта Российской Федерации от 02.10.2000 N 110, а именно:

- сборы за аэронавигационное обслуживание на воздушных трассах, на местных воздушных линиях и в районах авиаработ, а также в районе аэродрома;

- сборы за взлет-посадку, обеспечение авиационной безопасности, сверхнормативную стоянку, пользование аэровокзалом, метеообеспечение.

Таким образом, из разъяснений МНС России следует, что тарифы подлежат обложению НДС, а сборы НДС нет.

В связи с таким разъяснением Минтранса России Минфин России изменил свою позицию относительно перечня услуг, подпадающих под действие пп. 22 п. 2 ст. 149 НК РФ (Письмо от 24.03.2009 N 03-07-08/67).

В силу п. 7 ст. 3 НК РФ все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

В связи с этим при рассмотрении налоговых споров, основанных на различном толковании налоговыми органами и налогоплательщиками норм законодательства о налогах и сборах, судам необходимо оценивать определенность соответствующей нормы (п. 4 Постановление Пленума ВАС РФ от 28.02.2001 N 5 "О некоторых вопросах применения части первой Налогового кодекса Российской Федерации").

При этом пп. 22 п. 2 ст. 149 НК РФ на предмет его определенности уже оценивался Высшим Арбитражным судом Российской Федерации. Так, в Определении ВАС РФ от 09 03.2011 N ВАС-17072/10 по делу N А51-20859/2009 указано, что руководствуясь одним и тем же Перечнем сборов, утвержденным Приказом Минтранса РФ, суды пришли к разным выводам. Изучение практики рассмотрения аналогичных споров свидетельствует об отсутствии единообразия в толковании и применении пп. 22 п. 2 ст. 149 НК РФ.

Учитывая изложенное, в том числе наличие противоположных разъяснений уполномоченного органа, и на основании п. 7 ст. 3 НК РФ неопределенность нормы должна быть истолкована в пользу налогоплательщика.

При этом позиция Минфина России изменилась только в течение 2009 года. До этого момента Минфином России давались другие разъяснения, в соответствии с которыми общество и производило уплату налога.

Суд установил, что налоговый орган доначислил налог за период, порядок уплаты налога в который, применяемый Обществом, соответствовал имеющимся в тот же период разъяснениям Минфина России.

При этом согласно пп. 5 п. 1 ст. 32 НК РФ налоговые органы обязаны руководствоваться письменными разъяснениями Министерства финансов России по вопросам применения законодательства о налогах и сборах.

Таким образом, налоговые органы не вправе производить доначисления, если налогоплательщик действовал в соответствии с официальными разъяснениями Минфина России.

Кроме того, суд отмечает, что при расчете Инспекция необоснованно сочла необлагаемыми виды деятельности, не имеющие отношения к обслуживанию воздушных судов. Такие, как хранение на складе ГСМ, производство анализов на складе ГСМ для нужд организаций, не являющихся авиаперевозчиками. Следовательно, указанные услуги не являются услугами по обслуживанию воздушных судов.

Довод налогового органа, высказанный им в возражениях на пояснения (п.4 возражений) о том, что «услуги по хранению авиаГСМ, предназначенных для последующей заправки воздушных судов, являются неотъемлемой частью авиатопливообеспечения воздушных перевозок и подпадают под действие льготы» в рассматриваемом случае не принимаются судом, поскольку авиационный керосин используется не только для заправки воздушных судов. В частности, авиаГСМ используется в качестве присадки к дизельному топливу, в лакокрасочной промышленности для изготовления олифы и алкидных красок, в других отраслях народного хозяйства.

Согласно п.3 ст.40 Воздушного кодекса РФ аэропорт - комплекс сооружений, включающий в себя аэродром, аэровокзал, другие сооружения, предназначенный для приема и отправки воздушных судов, обслуживания воздушных перевозок и имеющий для этих целей необходимые оборудование, авиационный персонал и других работников.

При этом, в законодательстве отсутствует норма запрещающая аэропорту использовать свой комплекс сооружений в иных целях, в частности, оказывать услуги сторонним лицам.

Прилагаемые расчеты показывают, что, даже если бы налогоплательщик придерживался мнения о том, что тарифы, поименованные в п.4.11-4.17 Приказа Минтранса №110, не подлежат обложению НДС, расчет коэффициента существенно отличался бы от сделанного налоговым органом.

Налоговый орган необоснованно посчитал, что налогоплательщик обязан был не облагать НДС стоимость обслуживания в ВИП-зале. Однако данная услуга не входит в состав тарифов по обслуживанию воздушных судов, поименованных в Письме Минтранса, и должна быть обложена НДС по ставке 18%, что и было сделано налогоплательщиком.

В соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется следующими лицами в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением суммы налога:

1) лицами, не являющимися налогоплательщиками, или налогоплательщиками, освобожденными от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой налога;

2) налогоплательщиками при реализации товаров (работ, услуг), операции по реализации которых не подлежат налогообложению.

Вводя данную норму, законодатель предусмотрел ситуацию, когда по освобождаемым от налогообложения операциям может быть выставлен НДС. Для этого он предусмотрел специальную норму, согласно которой выставленный покупателю НДС продавец должен уплатить в бюджет.

Таким образом, общие нормы требуют не облагать определенные операции налогом (ст. 149 НК РФ) и, соответственно, не предъявлять покупателям НДС (п. 5 ст. 168 НКРФ). При этом имеется специальная норма, в которой описан случай, когда по необлагаемой операции налог все же подлежит уплате в бюджет. Однако соответствующая специальная норма, посвященная тому, как в таком случае поступать с суммой входного НДС, в главе 21 НК РФ не предусмотрена.

Между тем, если при осуществлении операции, не облагаемой НДС, налог был предъявлен продавцом и уплачен в бюджет, то соответствующие суммы входного НДС продавцом также могут быть приняты к вычету.

В рассматриваемом случае налоговый орган не отрицает тот факт, что НДС уплачен в бюджет в полном объеме. Сумма вычетов не только не превышает сумму налога, но гораздо меньше нее.

Ссылка налогового органа на Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2009 № 9084/09 некорректна, поскольку в нем рассмотрена ситуация, когда налогоплательщик принимал к вычету входной НДС по объектам, используемым в необлагаемых операциях, но не предъявлял покупателям и не уплачивал в бюджет налог при совершении этих операций.

Довод налогового органа о том, что применение вычетов Обществом противоречит п. 2 ст. 170 НК РФ, также не является обоснованным.

С учетом обстоятельств, указанных выше, можно сделать вывод, что п.2 ст. 170 НК РФ является общей нормой и не должна применяться к ситуации, когда действует специальная норма, а именно п. 5 ст. 173 НК РФ.

Как подтверждает налоговый орган в своих возражениях на заявление, предусмотренная п.2 ст. 149 НК РФ возможность освобождения от налогообложения является льготой. Согласно ст.21 НК РФ использование льгот - это право, а не обязанность налогоплательщика.

В статье 56 НК РФ не указано, каким образом налогоплательщик обязан отказываться от льготы. Нет такого указания и в п.2 ст.149 НК РФ. Следовательно, он вправе был зафиксировать свой отказ, выставляя контрагентам счета и акты выполненных работ. Кроме того, налоговый орган был уведомлен налогоплательщиком о том, что последний отказался от использования налоговой льготы, установленной пп.22 п.2 ст.149 НК РФ, зафиксировав свой отказ в ряде утвержденных генеральным директором положений об учетной политике. Данные положения направлялись налоговому органу и каких-либо возражений, замечаний по поводу содержащихся в них информации от налогового органа не поступало. Следовательно, отдельное заявление и не должно было быть предоставлено.

Вопреки утверждению налогового органа, приведенного в возражениях на пояснения (с.7 возражений) о том, что «из учетной политики Общества следует лишь, что налоговый учет организован в соответствии с главой 21 Кодекса» на стр. 43 оспариваемого решения, со ссылкой на учетную политику Общества (утвержденную приказом генерального директора Общества) приводится содержащийся в ней видов сборов (услуг), не подлежащих налогообложению НДС.

А потому довод налогового органа о том, что Инспекция не была поставлен в известность о том, что налогоплательщик не намерен воспользоваться льготой по НДС, необоснован.

По пункту 2 решения судом установлено следующее:

Обществом был заявлен вычет в размере 2 797 528,62 рублей по основным средствам (подъемник гидравлический аэродромный ВС-22.06А, установка воздушного запуска GUINALT авиационный тягач GS250 Schopf 160), поскольку они непосредственно участвуют в облагаемой деятельности, что отражено судом выше. В частности, п.4.15.13 Приказа №110 установлен тариф за обеспечение воздушного запуска авиадвигателей. П. 4.15.1. Тариф за обеспечение приемки и выпуска п. 4.15.2. Тариф за буксировку.

Указанные тарифы облагались НДС, что налоговым органом не опровергается. Следовательно, техника использовалась в облагаемой НДС деятельности.

По п. 2.3 решения судом установлено следующее:

Налоговый орган считает, что налогоплательщик во взаимоотношениях с ООО «Оптические технологии» не проявил надлежащую осмотрительность и, соответственно, неправомерно предъявил к вычету из бюджета НДС в сумме 1 325 709 рублей. Следовательно, он обязан уплатить штраф в размере 120 168,37 рублей, а также пеня в размере 339 978,14 рублей (с.66 решения).

Пунктом 1 статьи 171 Кодекса предусмотрено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную согласно статье 166 Кодекса, на установленные этой статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 Кодекса, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

В статье 172 Кодекса (в редакции, действовавшей в рассматриваемый период) определен порядок применения налоговых вычетов, согласно которому налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов в случаях, указанных в пунктах 3, 6 - 8 статьи 171 Кодекса. Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), после принятия на учет данных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, установленных упомянутой статьей, и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, при соблюдении названных требований Кодекса налогоплательщик вправе претендовать на получение налогового вычета при исчислении налога на добавленную стоимость.

Законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, в частности налоговых вычетов при исчислении налога на добавленную стоимость, экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных Кодексом, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

О необоснованности получения налоговой выгоды, в частности, могут свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии таких обстоятельств, как невозможность реального осуществления налогоплательщиком хозяйственных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг, совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком, учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности.

Инспекцией в ходе проверки не было установлено ни одного из перечисленных обстоятельств, позволяющих усомниться в добросовестности общества. Следовательно, вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Как установлено судом выше, налогоплательщик по взаимоотношениям с ООО «Оптические технологии» проявил должную осмотрительность, реальность хозяйственных операций доказана, суммы перечислены, налог уплачен, следовательно налогоплательщик правомерно предъявил к вычету из бюджета НДС в сумме 1 325 709 рублей. Следовательно, не подлежат уплате штраф и пени.

В отношении доначисления налога на имущество судом установлено следующее:

Налоговый орган считает, что налогоплательщиком не исчислен и не уплачен налог на имущество за 2009 год в сумме 39 303 рубля.

Неправильный расчет налога на имущество, по мнению налогового органа, произведен налогоплательщиком в связи с тем, что им неправомерно заявлен налоговый вычет по НДС в размере 2 797 529 рублей по основным средствам, которые непосредственно участвуют в необлагаемой НДС деятельности. Следовательно, это привело к неправильному определению первоначальной стоимости, а также среднегодовой стоимости объектов для исчисления налога на имущество.

Как указано выше, налогоплательщик правильно определил первоначальную, а также среднегодовую стоимость объектов для исчисления налога на имущество за 2009 год. Это означает, что налогоплательщик правильно исчислил и уплатил налог на имущество за 2009 год. Пеня в размере 5 856 рублей также не подлежит начислению.

Суд считает, что ОАО "Аэропорт Сургут" за проверяемый период времени производилось правильное исчисление налогов и сборов, суммы НДС к вычету также предъявлялись в полном соответствии с требованиями действующего законодательства. Оснований для привлечения ОАО "Аэропорт Сургут" к налоговой ответственности по НДС, налогу на прибыль, налогу на имущество не имеется.

На основании изложенного, суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о том, что требования Общества о признании недействительным решения Инспекции от 16.09.2011г. № 15-11/1638073 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в части привлечения к налоговой ответственности за неуплату (неполную уплату) налога на прибыль в размере 124.362 руб., НДС - 3.742.637 руб., налога на имущество организаций - 7.841 руб.; начисления пени по состоянию на 16.09.2011г. по налогу на прибыль - 85.702 руб., НДС - 6.009.751 руб., налогу на имущество организаций - 5.856 руб.; предложения уплатить недоимку на общую сумму 23.824.242 руб., в том числе: налог на прибыль организаций - 621.807 руб.; налог на добавленную стоимость - 23.163.232 руб., налог на имущество - 39.203 руб.; уплатить штраф, пени, внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета, подлежат удовлетворению.

Суд апелляционной инстанции считает, что судом первой инстанции выяснены все обстоятельства дела, правильно оценены доводы заявителя и заинтересованного лица и вынесено законное и обоснованное решение, в связи с чем апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Доводы апелляционной жалобы не опровергают выводы суда, положенные в основу решения, и не могут служить основанием для отмены или изменения обжалуемого решения суда первой инстанции.

Поскольку в силу п.п. 1.1 п. 1 ст. 333.37 НК РФ (в редакции Федерального закона от 25.12.2008 г. № 281-ФЗ) налоговые органы, выступающие по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, в качестве истцов или ответчиков, освобождаются от уплаты государственной пошлины, то государственная пошлина по апелляционной жалобе взысканию не подлежит.

Руководствуясь ст. ст. 110, 176, 266, 267, 268, 269, 271 АПК РФ, арбитражный суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 24.08.2012 г. по делу № А40-31075/12-91-157 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев со дня изготовления в полном объеме в Федеральный арбитражный суд Московского округа.

     Председательствующий
    С.Н. Крекотнев

     Судьи
    Р.Г. Нагаев

     В.Я. Голобородько

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А40-31075/2012
Принявший орган: Девятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 09 ноября 2012

Поиск в тексте