• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 02 ноября 2012 года  Дело N А60-6315/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 30 октября 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 02 ноября 2012 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Назаровой В. Ю.

судей Масальской Н.Г., Дружининой Л.В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Минкович И.А.

при участии:

от истца Муниципальное бюджетное учреждение "Детская городская клиническая больница № 11", от ответчиков: ООО "Уралинформбюро", редакции СМИ Информационное агентство "Уралинформбюро": не явились,

от ответчика Авдюшина Г.С.: Авдюшин Г.С. (представлен паспорт), Усольцев А.И. на основании доверенности от 21.05.2012, паспорта,

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу истца - муниципального бюджетного учреждения "Детская городская клиническая больница № 11"

на решение Арбитражного суда Свердловской области

от 25 июля 2012 года

по делу № А60-6315/2012

принятое судьей Т.И. Шулеповой

по иску муниципального бюджетного учреждения "Детская городская клиническая больница № 11" (ОГРН 1036602641800, ИНН 6658035885)

к Авдюшину Герману Сергеевичу, обществу с ограниченной ответственностью "Уралинформбюро" (ОГРН 1026602340786, ИНН 6658120234), редакции СМИ Информационное агентство "Уралинформбюро"

о защите деловой репутации и взыскании компенсации,

установил:

муниципальное бюджетное учреждение "Детская городская клиническая больница № 11" (далее - МБУ «Детская городская клиническая больница № 11, истец) обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с исковым заявлением к обществу с ограниченной ответственностью "Уралинформбюро" (далее - ООО "Уралинформбюро", ответчик) о защите деловой репутации, взыскании 100000 руб. морального вреда (л.д. 5-6 том 1).

Определением суда от 09.04.2012 по ходатайству ответчика с согласия истца к участию в деле в качестве второго ответчика привлечен Авдюшин Герман Сергеевич (далее - Авдюшин Г.С., ответчик) - л.д. 53-56 том 1.

Определением суда от 23.05.2012 по ходатайству истца к участию в деле в качестве ответчика привлечена редакция СМИ Информационное агентство «Уралинформбюро» (л.д. 84-91 том 1).

В судебном заседании 23.05.2012 истец уточнил исковые требования, просит признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию следующие сведения «...представители больницы и правоохранительных органов действовали незаконно. Они, во-первых, нанесли побои женщине, во-вторых, отобрали ребенка без объяснений и до сих пор запрещают ей видеться с ним, не объясняя причин и не предоставляя никаких сведений о состоянии здоровья ее сына». Уточнение принято судом на основании ст.49 АПК РФ (л.д. 42-43,83, 84-91 том 1).

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 25 июля 2012 года (резолютивная часть от 26.07.2012, судья Т.И. Шулепова) в удовлетворении иска отказано (л.д. 44-51 том 2).

Истец, не согласившись с принятым решением, подал апелляционную жалобу, в доводах которой указал на то, что решение суда является незаконным и необоснованным. По мнению заявителя, судом применен закон, не подлежащий применению, поскольку суд необоснованно сослался на п. 2 ст. 10 «Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод» от 04.11.1950, а также практику Европейского Суда по Правам Человека, поскольку ЕСПЧ подчеркивал, что ст. 10 Конвенции защищает не все мнения, а только те, которые «имеют политическую природу» и имеет целью «расширить границы допустимой критики в отношении политиков и государственных служащих по сравнению с частными лицами». Как указывает истец, с учетом ст. 10 Конвенции, п. 9 Постановления Пленума ВС РФ, различие между фактом и мнением заключается в том, что утверждение о факте можно проверить на соответствие действительности. При этом, в спорной статье речь идет о фактах, которые можно проверить. Кроме того, по мнению заявителя, суд должен был руководствоваться при принятии решения ст. 152 ГК РФ, из положений которой следует, что ответственность за распространение порочащих сведений наступает вне зависимости от вины причинителя вреда.

Также истцом указано на то, что судом допущено неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела, поскольку смысл утверждений о незаконности действий истца, с точки зрения рядового читателя, заключается в намерении истца изъять органы для продажи.

В нарушении ст. ст. 168, 67 АПК РФ, суд, по мнению истца, вынес решение на основании не существующих доказательств или доказательств, которые не имеют отношения к делу. В деле отсутствует «точная и надежная фактическая основа, пропорциональная характеру и степени опубликованных сведений» в смысле, придаваемом этому выражению ЕСПЧ.

Просит решение суда отменить и принять по делу новый судебный акт.

Ответчики ООО «Уралинформбюро» и Авдюшин Г.С. представили письменные отзывы на апелляционную жалобу, находя решение суда законным и обоснованным, просят решение суда оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Ответчик, Авдюшин Г.С. и его представитель поддержали в судебном заседании доводы письменного отзыва на жалобу.

Заявили ходатайство о приобщении к отзыву на апелляционную жалобу распечатки с интернет сайта http://www.prokuratra.ur/news.php?id=7196 «нарушение прав граждан выявлено в ходе прокурорской проверки», копии решения Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга от 20.09.2012 по делу по иску Абрамовских Е.В. к детской городской клинической больнице № 11 о признании нарушенным право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство, отказ от медицинского вмешательства, признании факта не предоставления информации, возложении обязанности по предоставлению информации, в соответствии с которым исковые требования истицы удовлетворены частично; признано нарушенным право на получение имеющейся в медицинской организации информации о состоянии здоровья, в том числе сведения о результатах медицинского обследования, наличии заболевания, об установленном диагнозе, результатах оказания медицинской помощи, по обращения от Абрамовских Е.В. о предоставлении информации в порядке ст. 22 Федерального закона РФ «Об охране здоровья граждан РФ» от 20.02.2012, 22.02.2012, 02.03.2012; ДГБ № 11 обязана предоставить Абрамовских Е.В. информацию: по обращению от 20.02.2012, от 22.03.2012, от 02.03.2012; в остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Ходатайство апелляционным судом рассмотрено и удовлетворено на основании ст. ст. 262, 268 АПК РФ.

Истец и ответчик ООО «Уралинформбюро» представили ходатайства о рассмотрении жалобы в отсутствие их представителей.

Ходатайства апелляционным судом рассмотрены и удовлетворены.

Третье лицо, редакция СМИ Информационное агентство «Уралинформбюро», надлежащим образом извещенное о времени и месте судебного заседания, явку представителя для участия в процессе не обеспечило.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела, с учетом принятого судом уточнения исковых требований истец просит признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию следующие сведения, содержащиеся в статье ООО «Уралинформбюро» «...представители больницы и правоохранительных органов действовали незаконно. Они, во-первых, нанесли побои женщине, во-вторых, отобрали ребенка без объяснений и до сих пор запрещают ей видеться с ним, не объясняя причин и не предоставляя никаких сведений о состоянии здоровья ее сына».

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении исковых требований, исходя положений ст. 152 ГК РФ, п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3, ст. 33 Конституции РФ, ч.ч. 1, 2 ст. 10 ГК РФ, п. 2 ст. 10 Конвенции от 04.11.1950 «О защите прав человека и основных свобод», ст. 46 Закона РФ «О средствах массовой информации», установил, что с учетом анализа словесно-смысловой конструкции оспариваемых фраз в контексте всей статьи, следует, что статья представляет собой комментарий событий, происходивших с момента рождения ребенка Е. Абрамовских до помещения его 12.01.2012 в больницу № 11, при этом в статье, в виде прямой речи приводится рассказ матери ребенка и мнение ответчика Авдюшмна Г.С. о сложившейся ситуации, спорные фразы являются личным мнением, автора.

Суд апелляционной инстанции, изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, отзывов на нее, заслушав в судебном заседании пояснения ответчика Авдюшина Г.С. и его представителя, оценив в совокупности, представленные доказательства, оснований для удовлетворения апелляционной жалобы и отмены решения не установил.

В соответствии со ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Статьей 150 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что деловая репутация наряду с другими нематериальным благами защищается в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного материального права и характера последствий его нарушения.

В силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

Согласно разъяснений, содержащихся в пункте 7 Постановления Пленума ВС РФ № 3 от 24.02.2005, под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе в устной, форме хотя бы одному лицу. Порочащими признаются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

При этом, следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности (п. 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3).

Таким образом, истец обязан доказать факт распространения ответчиком сведений порочащего характера об истце, а ответчик - соответствие этих сведений действительности.

Факт распространения оспариваемых сведений подтвержден материалами дела и ответчиком не оспорен. Факт распространения сведений на сайте http://www.uralinform.ru 01.02.2012 в 14:30 в статье под названием «Екатеринбурженка обвиняет врачей и полицию в похищении сына», подтвержден распечаткой с вышеназванного сайта.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Свобода выражения мнений и убеждений, свобода массовой информации составляют основы развития современного общества и демократического государства.

Заявляя иск, истец указал на то, что информация, изложенная в репортаже, содержит ложные сведения, порочащие репутацию МБУ "Детская городская клиническая больница № 11", в связи с тем, что речь в ней идет о незаконных действиях работников больницы.

При этом, суд, исследуя содержание фраз, которые, по мнению истца, не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию, должен сопоставлять смысл спорных фраз с общим смыслом статьи, а также другими, содержащимися в такой статье высказываниями, то есть оценивать содержание публикации в совокупности.

Суд первой инстанции, проанализировав словесно-смысловую конструкцию оспариваемых фраз в контексте всей статьи, сделал обоснованный вывод о том, что статья представляет собой комментарий событий, происходивших с момента рождения ребенка Е. Абрамовских до помещения его 12.01.2012 в больницу № 11.

Судом обоснованно указано на то, что в спорной статье в виде прямой речи приведен рассказ матери ребенка и мнение ответчика Авдюшина Г.С. по сложившейся ситуации. При этом, о том, что спорные фразы являются личным мнением автора (ответчика Авдюшина Г.С.) также свидетельствует название статьи: «Общественники выдвинули версию…». Версия выдвинута с учетом того, что общественники не сомневаются в адекватности матери, на что также прямо указано в спорной статье.

Таким образом, учитывая рассказ матери ребенка и ее вариант развития ситуации, поскольку иной информации у ответчиков не имелось, представители общественного движения, воспользовались своим правом принять участие в конфликте и оказали правовую помощь родителям ребенка, о чем свидетельствуют неоднократные обращения ответчика Авдюшина Г.С. в правоохранительные органы в соответствии со ст. 33 Конституции РФ (письмо Всероссийского родительского собрания от 01.02.2012 № 136 Генеральному прокурору РФ, письмо Межрегионального родительского собрания № 3147 от 10.04.2012 в Прокуратуру Свердловской области, письмо Прокуратуры Свердловской области № 15/1-р-12 от 19.03.2012, №85-ж-12 от 21.03.2012, № 21-72-12 от 16.05.2012, письмо Прокуратуры Верх-Исетского района г. Екатеринбурга № 62ж-12 от 10.04.2012, письмо Генеральной Прокуратуры РФ № 25р-7 от 21.02.2012, письмо отдела по надзору за процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью органов внутренних дел и юстиции № 15/1-1567-12 от 10.05.2012,письмо Уполномоченного по правам ребенка в Свердловской области № 54/01-02 от 18.01.2012).

Судом первой инстанции проанализирована представленная в материалы дела переписка по факту обращения ответчика Авдюшина Г.С., установлено, что из материалов проверки № 21-72-12 представленных Прокуратурой Свердловской области (письмо Прокуратуры Свердловской области № 21-72-12 от 16.05.2012, письмо ГУ МВД РФ по Свердловской области № 53/3-2455 от 29.06.2012) следует, что по факту изъятия сотрудниками полиции малолетнего ребенка у Абрамовских Е.В., а также применения к ней физической силы и специальных средств (наручников) следственным отделом по Октябрьскому району г. Екатеринбурга СУ СК РФ по Свердловской области проведена проверка в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ, результатам которой 12.04.2012 вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в действиях должностных лиц ОП № 6 УМВД России по г. Екатеринбургу составов преступлений, предусмотренных ч. 1ст. 285, ч. 1 ст. 286 УК РФ. Вместе с тем, 05.05.2012 заместителем прокурора Октябрьского района г. Екатеринбурга постановление от 12.04.2012 отменено, материал направлен в следственный орган для дополнительной проверки (процессуальное решение не принято).

Кроме того, из письма заместителя прокурора Верх-Исетского района г. Екатеринбурга от 14.03.2012 № 62ж-12, а также из докладной записки от 10.04.2012 № 62ж-12 следует, что проверкой по обращению в связи с действиями сотрудников полиции Октябрьского района г. Екатеринбурга, а также действиями должностных лиц МБУ «ДГКБ № 11» установлено, что исключительных оснований для помещения Абрамовских Е.В. 12.01.2012 в камеру административно-задержанных не имелось, в связи с чем 07.03.2012 в адрес начальника ОП №9 УМВД по г. Екатеринбургу внесено представление об устранении допущенных нарушений законодательства и привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности. Из информации № 11-114в12 от 11.04.2012 прокурора Октябрьского района г. Екатеринбурга следует, что по факту изъятия сотрудниками полиции малолетнего ребенка и применения к Абрамовских Е.В. физической силы, по факту выявленных нарушений законодательства прокуратурой района внесены представления о привлечении к дисциплинарной ответственности 2 должностных лиц.

С учетом изложенного, при оценке в совокупности представленных доказательств, судом верно указано на то, что на момент публикации (01.02.2012) спорной статьи у Авдюшина Г.С. имелись основания сомневаться в правомерности действий должностных лиц по помещению ребенка в больницу № 11.

Кроме того, из письма и.о. прокурора Орджоникидзевского района г. Екатеринбурга в адрес прокурора г. Екатеринбурга следует, что по заданию о проведении проверки по обращению представителя Центрального совета Общественного движения в защиту прав родителей и детей «Всероссийское родительское собрание» Андрюшина Г.С. в интересах Абрамовских Е.В., в том числе следует, что в нарушение норм о добровольном информированном согласии родителя на проведение профилактических прививок новорожденному сыну, оформленное в соответствии с Приказом Минздравсоцразвития от 26.01.2009 № 19н у Абрамовских Е.В. не получено, по указанному факту в адрес главного врача МБУ ГКБ № 14 внесено представление.

Из письма Прокуратуры Свердловской области № 21-72-12 от 16.05.2012 следует, что нарушений в действиях медицинского персонала не выявлено, вместе с тем, в информации прокурора Октябрьского района г. Екатеринбурга № 11-114в12 от 11.04.2012 указано на то, что разрешение на посещение малолетнего Боровского М.С. в медицинском учреждении выдано бабушке и отцу (ни основания, ни порядок, ни форма выдачи данных разрешений законом не установлена), что является нарушением ч. 3 ст. 51 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и ограничивает права родителей, иных членов семьи, которые могут находиться в медицинской организации в стационарных условиях совместно с ребенком до достижения им возраста четырех лет.

Принимая во внимание вышеизложенное, суд первой инстанции обоснованно в соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 10 Постановления Пленума ВС РФ от 24.02.2005 № 3 "О судебной практики по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", а также руководствуясь ч.ч. 1, 2 ст. 10 ГК РФ, указал на то, что само по себе обстоятельство того, что в ходе проверки сведения не нашли подтверждения, не может служить основанием для привлечения Авдюшина Г.С. к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Доказательств того, что Авдюшин Г.С., выражая свое мнение в статье по поводу действий работников больницы и обращаясь в правоохранительные органы, действовал умышленно с намерением причинить вред больнице № 11, в материалы дела не представлено.

С учетом изложенного, вывод суда первой инстанции о том, что ответчик Авдюшин Г.С. реализовал конституционное право на оказание правовой помощи гражданке Абрамовских Е.В. и обращение в правоохранительные органы, обязанностью которых является проверка поступившей информации, является верным. Таким образом, настоящее дело фактически затрагивает конфликт между правом на свободу выражения мнения и защитой репутации.

При рассмотрении такого рода споров нужно учитывать баланс между необходимостью соблюсти деловую репутацию и правом журналистов и граждан распространять информацию по вопросам, представляющим большой общественный интерес.

В соответствии с установившейся прецедентной практикой Европейского Суда свобода выражения мнения составляет одну из существенных основ демократического общества и одно из главных условий для его прогресса и самореализации каждого гражданина. С учетом положения пункта 2 статьи 10 Конвенции от 4 ноября 1950 года «О защите прав человека и основных свобод »она распространяется не только на "информацию" или "идеи", которые благосклонно принимаются или считаются безвредными или нейтральными, но также на оскорбляющие, шокирующие или причиняющие беспокойство. Таковы требования плюрализма, терпимости и широты взглядов, без которых невозможно "демократическое общество" (см. Постановление Европейского Суда от 07.12.1976 по делу "Хэндисайд против Соединенного Королевства" (Handyside v. United Kingdom), Series A, № 24, p. 23, § 49, и Постановление Европейского Суда от 23.09.1994. по делу "Йерсилд против Дании" (Jersild v. Denmark), Series A, № 298, p. 26, § 37, Постановление Европейского Суда от 14.10.2008 по делу "Дюндин против Российской Федерации" (Dyundin v. Russia), жалоба № 37406/03, § 33 <**>).

С учетом изложенного, а также положений ст. 29 Конституции Российской Федерации, ст. 10 "Свобода выражения мнения" Конвенции о защите прав человека и основных свобод, учитывая имеющиеся в материалах дела доказательства, принимая во внимание тематику репортажа, анализируя слова Е. Абрамовских и комментарии ответчика о событиях, происходящих 12.01.2012, данных с учетом информации, полученной от матери ребенка, предполагая возможную неправомерность действий работников больницы и правоохранительных органов, учитывая, что Авдюшин Г.С. высказывался в спорной статье с достаточной степенью разумности, в том числе с целью привлечения внимания общества к проблеме (следует из того, что члены общественного движения помогли Е. Абрамовских обратиться с заявлениями в госорганы для проверки законности совершенных действий по помещению 12.01.2012 несовершеннолетнего ребенка в больницу), суд апелляционный инстанции считает, что отказ суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований следует признать правомерным.

Кроме того, следует отметить, что лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему п. 3 ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Доводы истца о том, что судом применен закон, не подлежащий применению, поскольку суд необоснованно сослался на п. 2 ст. 10 «Конвенции о Защите Прав Человека и Основных Свобод» от 04.11.1950, а также практику Европейского Суда по Правам Человека подлежат отклонению, в связи с тем, что истцом не приведены нормы позволяющие ограничить применении ст. 10 Конвенции, применительно к обстоятельствам данного дела.

Вопреки доводам апелляционной жалобы, судом полно и всесторонне исследованы фактические обстоятельства, проанализированы результаты проверок, по обращениям ответчика Авдюшина Г.С., с целью установления фактических обстоятельств.

Доводы о неполном выяснении судом обстоятельств по делу не нашли своего подтверждения.

Как следует из заявленных исковых требований, истцом заявлено требование о признании несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию следующие сведения «...представители больницы и правоохранительных органов действовали незаконно. Они, во-первых, нанесли побои женщине, во-вторых, отобрали ребенка без объяснений и до сих пор запрещают ей видеться с ним, не объясняя причин и не предоставляя никаких сведений о состоянии здоровья ее сына».

Суд при исследовании содержания фраз, которые, по мнению истца, не соответствуют действительности и порочат его деловую репутацию, должен сопоставлять смысл спорных фраз с общим смыслом статьи, а также другими, содержащимися в такой статье высказываниями, то есть оценивать содержание публикации в совокупности.

Суд первой инстанции проанализировал словесно-смысловую конструкцию оспариваемых фраз в контексте всей статьи. При этом, в спорной статье, вопреки доводам истца, отсутствует утверждение о том, что «истец незаконно удаляет органы у новорожденных с целью продажи». В спорной статье содержится фраза: «общественники выдвинули версию о возможном намерении медиков изъять у мальчика органы для дальнейшей продажи», т.е. фраза не содержит выражения в форме утверждения о факте. При этом, суд первой инстанции, как указано ранее в судебном акте, отказывая в удовлетворении исковых требований, проанализировал смысловое содержание статьи в целом.

Суд апелляционной инстанции также обращает внимание на то, что признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию иные фразы, содержащиеся в статье, кроме, указанных истцом в уточненном исковом заявлении, истец не просил (ст. ст. 49, 268 АПК РФ).

Иных доводов, влекущих отмену судебного акта, апелляционная жалоба не содержит.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения Арбитражного суда Свердловской области от 25 июля 2012 года, предусмотренных статьей 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не имеется, апелляционная жалоба удовлетворению не подлежит. Решение суда соответствует нормам материального права, а изложенные в нем выводы - установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам.

Согласно части 1 статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации государственная пошлина по апелляционной жалобе относится на истца.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 176, 258, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Свердловской области от 25 июля 2012 года по делу № А60-6315/2012 оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Свердловской области.

     Председательствующий

     В.Ю.Назарова

     Судьи

     Л.В.Дружинина

     Н.Г.Масальская

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А60-6315/2012
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 02 ноября 2012

Поиск в тексте