• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПЯТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 21 ноября 2012 года  Дело N А24-2871/2012

Резолютивная часть постановления оглашена 14 ноября 2012 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 21 ноября 2012 года.

Пятый арбитражный апелляционный суд в составе:

председательствующего В.В. Рубановой,

судей А.В. Пятковой, Е.Л. Сидорович,

при ведении протокола секретарем судебного заседания Е.С. Лисовской,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу индивидуального предпринимателя Кондрашова Владимира Михайловича

апелляционное производство № 05АП-8728/2012

на решение от 22.08.2012

судьи А.М. Сакун

по делу № А24-2871/2012 Арбитражного суда Камчатского края

по заявлению индивидуального предпринимателя Кондрашова Владимира Михайловича (ИНН 410103356060, ОГРН 307410132600048) о признании частично недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому (ИНН 4101035889, ОГРН 1044100663507) от 30.03.2012 № 14-13/13

при участии:

от ИП Кондрашова Владимира Михайловича: не явились;

от Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому: Марьинских В.В. - государственный налоговый инспектор юридического отдела по доверенности № 04-33/00007 от 30.12.2011, срок действия до 31.12.2012, Лукичева И.Н. - старший государственный налоговый инспектор по доверенности № 04-38/01910 от 06.02.2012, срок действия до 31.12.2012,

УСТАНОВИЛ:

Индивидуальный предприниматель Кондрашов Владимир Михайлович (далее - заявитель, ИП Кондрашев В.М., предприниматель, налогоплательщик) обратился в Арбитражный суд Камчатского края с заявлением о признании частично недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому (далее - инспекция, налоговый орган) от 30.03.2012 № 14-13/13 о привлечении к налоговой ответственности.

Решением Арбитражного суда Камчатского края от 22.08.2012 оставлено без рассмотрения требование заявителя о признании недействительным решения Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому от 30.03.2012 № 14-13/13 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 500.169, 45 руб., пеней в сумме 65.949,52 руб., привлечения к налоговой ответственности предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 100.034 руб. В удовлетворении остальной части заявленных требований предпринимателю отказано. Судебный акт мотивирован тем, что налоговым органом доказан факт получения ИП Кондрашовым В.М. необоснованной налоговой выгоды, путем создания формальных условий для уменьшения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, а представленные предпринимателем документы в обоснование правомерности применения вычетов по налогу на добавленную стоимость не подтверждают реальность осуществления сделок со спорными контрагентами. Таким образом, инспекцией правомерно доначислен налог на добавленную стоимость в сумме 1.717.266,90 руб., а также соответствующая сумма пеней за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость и штраф.

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении заявленных требований, ИП Кондрашов В.М. обратился с апелляционной жалобой, в которой просит судебный акт отменить, как принятый с нарушением норм материального права и при неполном выяснении обстоятельств, имеющих значение для дела.

В обоснование своих доводов предприниматель указал, что материалы дела содержат доказательства реальности хозяйственных операций со спорными контрагентами. В частности, с контрагентом ООО «Промсофт» ИП Кондрашовым В.М. были заключены договоры на поставку товара, который получен предпринимателем и реализован. При этом показаниями Юлдашева М.Н. подтверждается, что он осуществлял доставку товара в адрес заявителя по доверенности, выданной ООО «Промсофт».

С контрагентом ООО «Санвентика» предпринимателем также были заключены договоры на поставку товара. При этом инспекция не оспаривает факт поступления товара от данного контрагента и не представила доказательств того, что товар получен от иных лиц.

Заявитель жалобы считает, что вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных неуполномоченным лицом, не может являться основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Налоговый орган не представил доказательств взаимозависимости или аффилированности предпринимателя и спорных контрагентов. То обстоятельство, что налогоплательщик не запрашивал выписки из ЕГРЮЛ в отношении ООО «Промсофт» и ООО «Санвентика» не свидетельствует о не проявлении предпринимателем должной осмотрительности при выборе контрагентов, поскольку законодательство Российской Федерации не устанавливает такую обязанность.

Кроме того, ИП Кондрашов В.М. просит учесть, что налоговый орган включил в состав затрат суммы, уплаченные контрагентам за поставленный товар.

Таким образом, заявитель считает, что налоговый орган не доказал факт получения предпринимателем необоснованной налоговый выгоды в виде вычетов по налогу на добавленную стоимость в размере 1.717.266,90 руб.

Поскольку инспекцией не доказана осведомлённость налогоплательщика о выставлении спорными контрагентами счетов-фактур с нарушением статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации, следовательно, отсутствует вина ИП Кондрашова В.М. во вменяемом ему налоговом правонарушении. В связи с чем, просит апелляционный суд применить смягчающие вину обстоятельства (подпункт 3 пункта 1 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации) и снизить размер штрафной санкции.

ИП Кондрашов В.М., надлежащим образом извещённый о времени и месте судебного заседания, явку представителя в судебное разбирательство не обеспечил.

Руководствуясь частью 3 статьи 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции рассмотрел апелляционную жалобу в отсутствие представителя заявителя по имеющимся в материалах дела документам.

В судебном заседании представители налогового органа возразили на доводы жалобы предпринимателя по мотивам, изложенным в отзыве, считают решение суда первой инстанции законным и обоснованным, просят оставить его без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Принимая во внимание, что апелляционная жалоба подана только на часть судебного акта, и возражения по проверке только части судебного акта налоговым органом не заявлено, судебная коллегия с учётом разъяснений, изложенных в пункте 25 постановления Пленума ВАС РФ от 28.05.2009 № 36 «О применении Арбитражного процессуального кодекса российской Федерации при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции», рассматривает законность и обоснованность обжалуемого решения суда только в части отказа в удовлетворении требования о признании незаконным решения инспекции от 30.03.2012 № 14-13/13 в части доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 1.717.266,90 руб., начисления пеней за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 277.544 руб. и привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 305.440 руб.

Из материалов дела судебной коллегией установлено следующее.

Инспекцией Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому проведена выездная налоговая проверка ИП Кондрашев В.М по вопросам соблюдения налогового законодательства по налогам и сборам, а также страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, о чём составлен акт № 14-13/4 от 29.02.2012.

По результатам рассмотрения акта проверки и представленных на него возражений 30.03.2012 инспекцией принято решение № 14-13/13 «О привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения».

В соответствии с указанным решением предпринимателю предложено уплатить, в том числе: налог на добавленную стоимость (далее - НДС) за 2008 год - 190.060,86 руб., за 2010 год - 2.027.376,05 руб. (оспаривается 1.717.266,90 руб.), пени в сумме 343.494,17 руб. (оспаривается 277.544 руб.), штраф по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации за несвоевременную уплату налога на добавленную стоимость в сумме 405.474 руб. (оспаривается 305.440 руб.).

Не согласившись с решением налогового органа, заявитель обжаловал его в вышестоящий налоговый орган.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Камчатскому краю от 15.05.2012 № 06-18/01331, Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Петропавловску-Камчатскому от 30.03.2012 № 14-13/13 оставлено без изменения.

Предприниматель, посчитав выводы налогового органа незаконными и необоснованными, а основанное на них решение инспекции от 30.03.2012 № 14-13/13 не соответствующим нормам налогового законодательства и нарушающим права и законные интересы налогоплательщика, обратился в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Исследовав материалы дела, проверив в порядке, предусмотренном статьями 266, 268, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом норм материального и процессуального права, проанализировав доводы апелляционной жалобы, отзыва на неё, заслушав представителей участвующих в деле лиц, суд апелляционной инстанции не усматривает оснований для отмены решения суда первой инстанции в обжалуемой части по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьёй 166 НК РФ, на установленные налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с главой 21 НК РФ, и товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Статьёй 172 НК РФ установлено, что налоговые вычеты, предусмотренные статьёй 171 НК РФ, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пункту 2 статьи 169 НК РФ, счета-фактуры являются основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету при выполнении требований, установленных пунктами 5, 5.1 и 6 настоящей статьи.

В соответствии с пунктом 6 статьи 169 НК РФ счет-фактура подписывается руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации.

Пунктом 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» регламентировано, что все хозяйственные операции, проводимые организацией, должны оформляться оправдательными документами, эти документы служат первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Требования к оформлению организациями документов, подтверждающих совершение хозяйственных операций, установлены статьёй 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-Федерального закона «О бухгалтерском учете».

Данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственных операций, должны соответствовать фактическим обстоятельствам, отражать конкретные факты хозяйственной деятельности.

Исходя из анализа статей 169, 171, 172 НК РФ, следует, что обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками. При этом необходимо, чтобы перечисленные документы в совокупности с достоверностью подтверждали реальность хозяйственных операций и иные обстоятельства, с которыми законодатель связывает право налогоплательщика на получение права на налоговый вычет, то есть сведения в представленных документах должны быть достоверными.

Следовательно, налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

Кроме того, основным условием признания вычетов по налогу на добавленную стоимость обоснованными или экономически оправданными является определенная их соотносимость именно с деятельностью организации, что соответствует правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 04.06.2007 № 366-О-П.

Поскольку возможность применения вычетов носит заявительный характер, то несмотря на то, что в налоговых правоотношениях по смыслу определения Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О и пункта 7 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации, действует презумпция добросовестности налогоплательщика, именно на него возложена обязанность доказать правомерность и обоснованность их применения, в том числе путем представления соответствующих документов.

Положения статей 7-9, 65, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не освобождают заявителя, оспорившего решение налогового органа, представлять доказательства заявленных оснований недействительности решения государственного органа, опровергающие доводы налогового органа относительно правомерности доначисления налога.

В пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налоговой выгоды» разъяснено, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности - достоверны.

Под налоговой выгодой понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Документы, предоставляемые налогоплательщиком (счета-фактуры, документы, подтверждающие оплату, а также документы, подтверждающие выполнение работ и услуг и факт принятия к учету) должны не только соответствовать предъявленным НК РФ требованиям, но и достоверно свидетельствовать об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает налоговые последствия.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствии намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 3 Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53, следует, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера).

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности (пункт 4).

Согласно пункту 5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53, о необоснованности налоговой выгоды могут также свидетельствовать подтвержденные доказательствами доводы налогового органа о наличии следующих обстоятельств: невозможность реального осуществления налогоплательщиком указанных операций с учетом времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, экономически необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг; отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств; учет для целей налогообложения только тех хозяйственных операций, которые непосредственно связаны с возникновением налоговой выгоды, если для данного вида деятельности также требуется совершение и учет иных хозяйственных операций; совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета.

Согласно пункту 10 названного Постановления, налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Из положений указанного Постановления следует, что доводы налогового органа о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды должны основываться на совокупности доказательств, с бесспорностью подтверждающих наличие обстоятельств, свидетельствующих о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В свою очередь, налогоплательщик в соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не освобождён от доказывания правомерности требований о возмещении налога на добавленную стоимость из бюджета, при этом налогоплательщик должен представить такой пакет документов, который исключает различные противоречия и сомнения как с формальной точки зрения (оформление), так и фактической (осуществление финансово-хозяйственных операций).

В ходе налоговой проверки было установлено, что ИП Кондрашовым В.М. неправомерно завышен предъявленный к вычету НДС в сумме 1.717.266,90 руб. по сделкам с ООО «Промсофт» (508.847,49 руб.) и ООО ПО «Санвентика» (1.020.295,02 руб.) за 2-4 кварталы 2008 года и 1-4 кварталы 2010 года.

Из материалов дела следует, что в проверяемом периоде ИП Кондрашов В.М. осуществлял розничную торговлю спортивными товарами, рыболовными принадлежностями, туристическим снаряжением (код по ОКВЭД 52.42.23).

Для осуществления предпринимательской деятельности между ИП Кондрашовым В.М. (Покупатель) и ООО «Промсофт» (Поставщик) 01.01.2008, 01.01.2009, 01.01.2010 заключены договоры поставки товара №№ 15, 2, 15 соответственно, по условиям которых, Поставщик в лице генерального директора Савицкого О.П., обязуется передать в собственность Покупателя, а Покупатель принять и оплатить товары и материалы для промыслового вооружения в количестве и ассортименте, в соответствии с заказом Покупателя.

В указанных договорах поставки товара, в счетах-фактурах, по контрагенту ООО «Промсофт» в графе руководитель организации отражена подпись и расшифровка подписи с фамилией Савицкий О.П., в счетах-фактурах, накладных, копиях к приходному кассовому ордеру в графе главный бухгалтер стоит подпись и расшифровка подписи с фамилией Буренкова И.Г.

В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией были получены сведения из Межрайонной ИФНС России № 13 по г. Новосибирску от 22.12.2011 № 17-52/10725, согласно которым, ООО «Промсофт» состоит на налоговом учете в Межрайонной ИФНС России № 13 по г. Новосибирску, дата постановки на учет 04.10.2002, зарегистрировано по адресу: 630060, Россия, г. Новосибирск, ул. Зеленая горка, 1,217, руководителем является Колодезев Дмитрий Яковлевич. ООО «Промсофт» не относится к категории налогоплательщиков, представляющих «нулевую» отчетность; видами деятельности ООО «Промсофт» является программное обеспечение и консультирование в этой области, разработка программного обеспечения и консультирование в этой области; находится на упрощенной системе налогообложения; сведения о наличии имущества (собственного, арендованного), транспорта организации, а также обособленных подразделений организации и о контрольно- кассовой технике с номерами №№ 69054265 и 11723186 в инспекции отсутствуют.

При этом согласно ответу ООО «Промсофт» на запрос Межрайонной ИФНС России № 13 по г. Новосибирску от 22.12.2011, за период с 01.01.2008 по 31.12.2010 общество не имело сделок или иных хозяйственных операций с ИП Кондрашовым В.М.; запрошенные документы по взаимоотношениям с предпринимателем не существуют и не могут быть предоставлены; доставка товара в адрес заявителя не осуществлялась; договоры поставки не заключались; не используют и не использовали контрольно-кассовую технику, расчеты наличными с предпринимателем не велись; сотрудников с фамилиями Савицкий и Буренкова не было; доверенности на граждан с такой фамилией не выдавались.

Учитывая вышеизложенные обстоятельства, судебная коллегия поддерживает позицию суда первой инстанции от том, что представленные документы от лица генерального директора и главного бухгалтера ООО «Промсофт» подписывались неустановленными лицами, а именно Савицким О.П., тогда как генеральным директором ООО «Промсофт», как указывалось выше, числится Колодезев Дмитрий Яковлевич, и главным бухгалтером Буренковой (никогда не являвшейся работником общества).

Довод заявителя жалобы о том, что Юлдашев М.Н., являясь доверенным лицом ООО «Промсофт», осуществлял доставку товара от спорного контрагента предпринимателю, судебной отклоняется, как противоречащий материалам дела. Так, из допроса Юлдашева М.Н. от 29.11.2009 № 71 (т. 3, л.д. 35) следует, что данное физическое лицо в целом и в период 2008-2010 годов, в частности, не являлось доверенным лицом компании ООО «Промсофт», о данной организации и об осуществлении какой либо финансово-хозяйственной деятельности предприятия известно не было, с Савицким О.П. (согласно доверенности И.о. генерального директора ООО «Промсофт» от 01.11.2007 №3) не знаком, взаимоотношений не имел, в период 2008-2010 годы договоров поставки от имени ООО «Промсофт» не заключал, с ИП Кондрашовым В.М. также не знаком. При этом в представленной в материалы доверенности от 01.11.2007 № 3, выданной Юлдашеву М.Н. исполняющим обязанности генерального директора ООО «Промсофт» Савицким О.П. на право представлять интересы компании (т.3 л.д.114) указаны паспортные данные Юлдашева М.Н., не соответствующие паспортным данным последнего, отраженные в протоколе допроса свидетеля от 29.12.2011 №71 (т.5 л.д.35).

Как следует из пояснений заявителя по вопросу установления взаимоотношений с ООО «Промсофт», товар хранился на арендуемом складском помещении, закупался у общества на территории Камчатского края, переписка с поставщиком не велась, связь осуществлялась по телефону, выписки из ЕГРЮЛ не запрашивались, на представителя предприниматель вышел по объявлению в газете, лично с руководителем не знаком, товар приобретал за наличный расчет (в таком случае, стоимость товара была ниже на 8-10 процентов, чем по безналичному расчету).

В отношении ООО ПО «Санвентика» судом установлено следующее.

Между ИП Кондрашовым В.М. (Покупатель) и ООО ПО «Санвентика» (Поставщик) были заключены договоры поставки товара от 01.01.2009 № 7/01, от 01.01.2010 № 13/01, по условиям которых, Поставщик в лице генерального директора Кузнецова Р.Я. обязуется передать в собственность Покупателя, а Покупатель принять и оплатить товары и материалы для промыслового вооружения в количестве и ассортименте, в соответствии с заказом Покупателя.

К проверке заявителем представлены счета-фактуры, товарные накладные, чеки ККТ, квитанции к приходным кассовым ордерам.

В ходе мероприятий налогового контроля инспекцией были получены сведения из Инспекции Федеральной налоговой службы № 35 по г. Москва от 20.01.2012 № 14-35/02002@, согласно которым, ООО ПО «Санвентика» состоит на налоговом учете в ИФНС России № 35 по г. Москва, дата постановки на налоговый учет 30.03.2000, зарегистрировано по адресу: 124365, Россия, Москва, г. Зеленоград, ул. Заводская, 25, стр.1; вид деятельности производство вентиляторов, сведения о наличии транспортных средств отсутствует, должностные лица и учредители, указанные в счетах-фактурах, накладных, копиях к приходному кассовому ордеру, отсутствуют.

При этом, как следует из ответа Инспекции Федеральной налоговой службы № 35 по г. Москва от 28.12.2011 № 14-34/9340 документы ООО ПО «Санвентика» по поручению о подтверждении взаимоотношений с заявителем не представлены. На требование о предоставлении документов ООО ПО «Санвентика» сообщило, что с ИП Кондрашовым В.М. в 2008-2010 годах не сотрудничало, договоры с ним не заключались, товар не отгружался, наличные деньги не принимались. На предприятии была зарегистрирована ККМ АМС 100Ф зав. №20340327, которая была снята с налогового учета 07.09.2007. ККТ с заводским № 20308651, 2015698046 никогда не была зарегистрирована на ООО ПО «Санвентика»; Кузнецов Руслан Яковлевич никогда не являлся сотрудником предприятия (письмо ИФНС России № 35 по г. Москва от 28.12.2011 № 14-34/9340).

Согласно материалам дела, в договорах поставки промышленного и такелажного вооружения, в счетах-фактурах в графе руководитель организации ООО ПО «Санвентика» стоит подпись и расшифровка подписи с фамилией Кузнецов Р.Я.; в счетах-фактурах, накладных, копиях к приходному кассовому ордеру в графе главный бухгалтер стоит подпись и расшифровка подписи с фамилией Кузнецова Р.Я.

Между тем, согласно сведениям, полученным из ИФНС России № 35 по г. Москва, а также выписке из Единого государственного реестра юридических лиц Федерального Информационного Ресурса Межрегиональной Инспекции по централизованной обработке данных Федеральной налоговой службы России, установлено, что руководителем ООО ПО «Санвентика» являлась Цуверкалова Инна Юрьевна, главным бухгалтером - Охотникова Ольга Николаевна; ККМ АМС 100Ф зав. № 20340327 была снята с налогового учета 07.09.2007. ККТ с № 2015698046 никогда не была зарегистрирована на ООО ПО «Санвентика».

Из пояснений предпринимателя следует, что товар от ООО ПО «Санвентика» доставляли на арендуемое складское помещение. На предприятие вышел через Интернет в 2007 году. Переписка не сохранилась. Документы, подтверждающие приобретение товара у ООО ПО «Санвентика» получал в г. Москва через свое доверенное лицо по доверенности. Вторые экземпляры документов, подписываемых им, отправлялись почтой через бухгалтерию ООО «Бюро-Плюс». Товар от ООО ПО «Санвентика» получал грузом в г.Петропавловске-Камчатском, стоимость доставки которого была включена в стоимость товара. Переписка с ООО ПО «Санвентика» не сохранилась, так как велась она до создания ИП. Связь осуществлялась по телефону. Выписки из ЕГРЮЛ не запрашивал, поскольку доверяет людям, потому что покупатели также не требовали документы, подтверждающие его предпринимательскую деятельность. Лично с руководителем данных предприятий не знаком, так как связь производилась через Интернет и по телефону, либо через представителей; о системе налогообложения данных предприятий знал из представленных бухгалтерских документов (счетов-фактур, товарных накладных); товар приобретал за наличный расчет исходя из того, что стоимость товара была на 8-12% ниже стоимости товара приобретаемого за безналичный расчет.

Кроме этого, учитывая местонахождение складского помещения, арендованного заявителем (г.Петропавловск-Камчатский) и нахождение спорных контрагентов ООО «Промсофт» (г. Новосибирск), ООО ПО «Санвентика» (г. Москва), предпринимателем не представлены доказательства доставки товара от данных организаций в адрес предпринимателя и несения транспортных расходов.

При таких обстоятельствах, ИП Кондрашов В.М., являясь собственником товара, приобретённого у спорных контрагентов по договорам поставки, в нарушение требований статей 171, 172 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», не представил документы, свидетельствующие о движении товара от продавца до покупателя.

Как правильно указано судом первой инстанции, отрицание руководством ООО «Промсофт» и ООО ПО «Санвентика» взаимоотношений с предпринимателем наряду с иными доказательствами в совокупности (отсутствие необходимого управленческого персонала и рабочего персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, отсутствие ККТ отраженной в документах при приеме денежных средств, подписание документов от имени поставщика неустановленными лицами) исключают применения налоговых вычетов по НДС.

Учитывая вышеуказанные обстоятельства, коллегия апелляционной инстанции считает правильным вывод суда первой инстанции о том, что представленные ИП Кондрашовым В.М. документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают реальность хозяйственных операций с ООО «Промсофт» и ООО ПО «Санвентика», а доводы заявителя жалобы в указанной части - необоснованными. Доказательства обратного предпринимателем не представлены.

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации № 209-О-О от 20.03.2007 при оценке правомерности предъявления сумм налога на добавленную стоимость к вычету, арбитражные суды не должны ограничиваться установлением формальных условий применения норм законодательства о налогах и сборах, и в случае сомнений в правомерности применения налогового вычета обязаны установить, исследовать и оценить всю совокупность имеющих значение для правильного разрешения дела обстоятельств.

В Постановлении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2010 № 15658/09 указано, что в применении налогового вычета по налогу на добавленную стоимость, а также в признании расходов может быть отказано при условии, если будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности, исходя из обстоятельств совершения и исполнения соответствующей сделки. В числе важнейших доказательств налоговой недобросовестности следует рассматривать совокупность взаимосвязанных факторов, из которых следует, что налогоплательщик своими действиями преследовал цель по получению необоснованной налоговой выгоды.

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку правоспособности, то есть установление юридического статуса, возникновение которого обусловлено государственной регистрацией юридического лица и проверку личности лица, выступающего от имени юридического лица, а также соответствующих полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных удостоверением личности, решением общего собрания или доверенностью.

Как установлено статьями 4, 6 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в Российской Федерации ведутся государственные реестры, содержащие сведения о создании, реорганизации и ликвидации юридических лиц, сведения о руководителе юридического лица. Содержащиеся в государственных реестрах сведения и документы являются открытыми и общедоступными.

Судебная коллегия поддерживает вывод суда первой инстанции о том, что доказательства проявления должной осмотрительности ИП Кондрашов В.М. не представил. Материалы дела не содержат доказательств, свидетельствующих о том, что предприниматель принимал меры для того, что бы удостовериться в правоспособности своих контрагентов - ООО «Промсофт» и ООО ПО «Санвентика», учитывая, что о представителях данных организаций заявитель узнал из газеты и интернета, связь с ними осуществлял через телефон, выписки из ЕГРЮЛ им не запрашивались, лично с представителями предприятий заявитель не знаком.

Судом апелляционной инстанции отклоняется довод заявителя жалобы о необоснованном возложении на него дополнительной ответственности за действия недобросовестного контрагента, поскольку согласно статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации предпринимательская деятельность - это самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, и, не воспользовавшись своим правом обеспечить документальное подтверждение достоверности сведений, изложенных в документах, на основании которых налогоплательщик, в свою очередь, претендует на право получения налоговых вычетов по НДС, предприниматель несет риск неблагоприятных последствий своего бездействия.

С учётом вышеизложенного, суд апелляционной инстанции полагает, что при отсутствии доказательств реальности совершения хозяйственных операций со спорными контрагентами, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод об обратном, на чем в апелляционной жалобе настаивает ИП Кондрашов В.М., не может быть сделан.

Следовательно, вывод инспекции о получении предпринимателем необоснованной налоговой выгоды со ссылкой на предоставление недостоверных документов и отсутствие реальности осуществленных хозяйственных операций со спорными контрагентами, подтверждается материалами дела, что повлекло правомерный отказ инспекции в предоставлении налоговых вычетов в заявленном предпринимателем размере.

То обстоятельство, что налоговый орган включил суммы расходов, понесенных предпринимателем за приобретённый товар в состав профессионального налогового вычета, предусмотренного статье 221 НК РФ, не является основанием для принятия заявленного к вычету НДС, так как нормами налогового законодательства предусмотрены обязательные условия применения вычетов по НДС, которые предпринимателем Кондрашовым В.М. не соблюдёны.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия считает, что у налогового органа имелись основания для доначисления предпринимателю НДС в сумме 1.717.266 руб. 90 коп, пеней в сумме 277.544 руб. и штрафа по пункту 1 статьи 122 НК РФ в размере 305.440 руб.

Рассмотрев заявление предпринимателя о снижении размера штрафной санкции ввиду наличия обстоятельств, смягчающих ответственность, коллегия апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для его удовлетворения, исходя из следующего.

В соответствии со статьёй 114 НК РФ налоговая санкция является мерой ответственности за совершение налогового правонарушения.

По общему правилу, установленному частью 2 статьи 114 НК РФ, налоговые санкции устанавливаются и применяются в виде денежных взысканий (штрафов) в размерах, предусмотренных главами 16 и 18 настоящего Кодекса.

В соответствии с пунктом 4 статьи 112 НК РФ при наложении санкций за налоговые правонарушения суд устанавливает обстоятельства, смягчающие или отягчающие ответственность налогоплательщика за совершение таких правонарушений, и учитывает эти обстоятельства в порядке, установленном статьей 114 НК РФ.

В силу пункта 3 статьи 114 НК РФ при наличии хотя бы одного смягчающего ответственность обстоятельства размер штрафа подлежит уменьшению не меньше чем в два раза по сравнению с размером, установленным соответствующей статьей Налогового кодекса Российской Федерации.

В силу пункта 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 № 41/9 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Налогового кодекса Российской Федерации», если при рассмотрении дела о взыскании санкции за налоговое правонарушение будет установлено хотя бы одно из смягчающих ответственность обстоятельств, перечисленных в пункте 1 статьи 112 Налогового кодекса Российской Федерации, суд при определении размера подлежащего взысканию штрафа обязан в соответствии с пунктом 3 статьи 114 НК РФ уменьшить его размер не менее чем в два раза по сравнению с предусмотренным соответствующей нормой главы 16 НК РФ. Учитывая, что пунктом 3 статьи 114 НК РФ установлен лишь минимальный предел снижения налоговой санкции, суд по результатам оценки соответствующих обстоятельств (например, характера совершенного правонарушения, количества смягчающих ответственность обстоятельств, личности налогоплательщика, его материального положения) вправе уменьшить размер взыскания и более чем в два раза.

Перечень обстоятельств, смягчающих ответственность налогоплательщика, приведен в статье 112 НК РФ, однако он не является исчерпывающим.

В силу подпункта 3 пункта 1 статьи 112 НК РФ право относить те или иные фактические обстоятельства к смягчающим ответственность предоставлено как налоговому органу при производстве по делу о налоговом правонарушении, так и суду при рассмотрении дела.

Согласно статьям 112 и 114 НК РФ, статье 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации мера ответственности за совершение конкретного налогового правонарушения устанавливается судом на основании всестороннего, полного и объективного исследования имеющихся в деле доказательств, которые суд оценивает по своему внутреннему убеждению.

Таким образом, право относить те или иные фактические обстоятельства, не предусмотренные прямо статьей 112 НК РФ, к обстоятельствам, смягчающим ответственность налогоплательщика, и устанавливать размер, в том числе и кратность снижения налоговых санкций, установленных законом, предоставлено как налоговому органу при производстве по делу о налоговом правонарушении, так и суду при рассмотрении дела.

Из материалов дела следует, что налоговым органом были в полной мере исследованы, однако, не установлены обстоятельства, смягчающие ответственность налогоплательщика.

Коллегия апелляционной инстанции, исследовав представленные доказательства, не установила наличие смягчающих ответственность обстоятельств, к которым предприниматель относит: отсутствие умысла на совершение налогового правонарушения; полное содействие при исполнении требований о представлении первичной документации в период проведения выездной проверки, тяжелое финансовое положение налогоплательщика - наличие кредитных обязательств.

Предприниматель, ссылаясь на смягчающее ответственность обстоятельство, как тяжелое финансовое положения, в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил документального подтверждения данного обстоятельства, как и не представил доказательства, подтверждающие совершения налогового правонарушения без умысла.

Ответственность, назначенная налоговым органом за данные действия в соответствии с п. 1 ст. 122 НК РФ является соразмерным наказанием, соответствует тяжести содеянного, степени вины заявителя.

Гражданское законодательство рассматривает предпринимательскую деятельность как самостоятельную, осуществляемую на свой риск деятельность. Тяжелое материальное положение, платежеспособность субъекта относятся к факторам экономического риска при осуществлении предпринимательской деятельности. При этом законодательство устанавливает принцип равной публично-правовой ответственности, возникающей в связи с ненадлежащим исполнением лицом своих обязанностей.

Доказательств, подтверждающих, что ИП Кондрашовым В.М. были приняты исчерпывающие меры по соблюдению требований налогового законодательства, материалы дела не содержат.

Кроме того, апелляционный суд отмечает, что о применении смягчающих обстоятельств и снижении штрафных санкций предпринимателем в суде первой инстанции не заявлялось, является новым основанием для оспаривания решения инспекции, нарушает принцип состязательности сторон в арбитражном процессе и в силу частью 3 статьи 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации апелляционным судом приняты быть не могут.

Таким образом, решение ИФНС России по г. Петропавловску-Камчатскому от 30.03.2012 № 14-13/13 в части доначисления НДС в сумме 1.717.266,90 руб. пеней за несвоевременную уплату НДС в сумме 277.544 руб. и привлечения к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 122 НК РФ в виде штрафа в размере 305.440 руб., соответствует закону и не нарушает права и законные интересы предпринимателя.

При таких обстоятельствах, у суда первой инстанции имелись законные основания для отказа ИП Кондрашову В.М. в удовлетворении требования о признании частично недействительным решения налогового органа.

Нормы материального права применены судом первой инстанции правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в любом случае основаниями для отмены принятого судебного акта, судом апелляционной инстанции не установлено.

Согласно пункту 1 статьи 269 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционной жалобы вправе оставить решение арбитражного суда первой инстанции без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

На основании вышеизложенного, решение суда первой инстанции является законным и обоснованным, оснований для его отмены в обжалуемой части и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 258, 266-271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Пятый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Камчатского края от 22.08.2012 по делу № А24-2871/2012 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано в Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа через Арбитражный суд Камчатского края в течение двух месяцев.

     Председательствующий

     В.В. Рубанова

     Судьи

     А.В. Пяткова

     Е.Л. Сидорович

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А24-2871/2012
Принявший орган: Пятый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 21 ноября 2012

Поиск в тексте