• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 28 ноября 2012 года  Дело N А27-16198/2012

Резолютивная часть решения оглашена 21 ноября 2012 года

Полный текст решения изготовлен 28 ноября 2012 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Потапова А.Л. при ведении протокола судебного заседания с использованием средств аудиозаписи секретарем судебного заседания Бахаевой О.М.,

рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Беловского государственного пассажирского автотранспортного предприятия Кемеровской области (ОГРН 1034202004077, г.Белово)

к межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Кемеровской области

о признании недействительным решение № 27 от 30.03.2012 в части

при участии представителей сторон:

от заявителя - Шанаурова О.В. (паспорт, доверенность от 22.10.2012), Барбашова М.С. (удостоверение адвоката, доверенность от 24.08.2012), Богданович А.Г. - директор (паспорт, распоряжение 05.10.2004 № 1273-р);

от налогового органа - Патракова Н.А. (удостоверение, доверенность от 19.04.2012), Лаптева С.В. (удостоверение, доверенность от 10.01.2012 № 00025)

у с т а н о в и л :

Беловское государственное пассажирское автотранспортное предприятие Кемеровской области (далее по тексту - заявитель; предприятие) обратилось в Арбитражный суд Кемеровской области с заявлением о признании недействительным решения № 27 от 30.03.2012 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 3 по Кемеровской области (далее - налоговый орган) в части привлечения к ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в общем размере 204 012,80 руб., предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 465 009,40 руб., взыскания недоимки по налогу на добавленную стоимость в размере 809 927 руб., налогу на прибыль в размере 210 137 руб., соответствующих сумм пени и в части уменьшения убытка за 2010 год в сумме 3 448 912 руб.

Заявитель считает, что налоговым органом не доказана недобросовестность предприятия по хозяйственным операциям с обществом с ограниченной ответственностью «НТЭК», в связи с чем доначисление налогов по данному основанию необоснованно. По мнению заявителя, предприятие действовало добросовестно, документально подтвердило произведенные расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, а также правомерность предъявления к вычету налога на добавленную стоимость. Произведенные расходы были понесены в целях осуществления экономической деятельности следовательно правомерно были приняты к учету предприятием при налогообложении. Выявленные налоговым органом обстоятельства недобросовестности его контрагента на момент сделки ему известны не были, а сама сделка носит реальный характер, что не опровергнуто налоговым органом. При таких обстоятельствах, заявитель полагает необоснованным исключения у него налоговых вычетов. Кроме того, ссылается на то, что руководитель налогового органа проигнорировал доводы руководителя предприятия о наличии обстоятельств, смягчающих ответственность за совершение налогового правонарушения, предусмотренного статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неправомерное перечисление (неполное перечисление) в установленный срок сумм налога, подлежащего удержанию и перечислению, в ходе рассмотрения материалов налоговой проверки смягчающие обстоятельства не исследовались и не подлежали правовой оценке. В последующем заявитель основания оспаривания штрафа по ст. 123 НК РФ изменил и оспаривал привлечение его к налоговой ответственности по отсутствию у налогового органа основания на назначение штрафа по ст. 123 НК РФ, а также неверном применении налоговым органом редакции ст. 123 НК РФ с учетом изменений в указанной норме, произведенных по Федеральному закону №229-ФЗ от 27.07.2010 г.

В ходе судебного разбирательства представители заявителя настаивали на заявленных требованиях, просили суд удовлетворить заявление.

Представители налогового органа заявленные требования не признали, оспариваемое решение считают обоснованным и законным. Позиция налогового органа основана на том, что налогоплательщик необоснованно уменьшил налоговые обязательства по уплате в бюджет налога на прибыль посредством неправомерного завышения расходов, а также на необоснованное получение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость в виде налоговых вычетов, поскольку представленные налогоплательщиком в обоснование правомерности включения спорных затрат по хозяйственным операциям с ООО «НТЭК» в состав расходов и налоговых вычетов документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают наличие реальных хозяйственных операций между заявителем, с одной стороны, и указанным контрагентом, с другой, что, по мнению налогового органа, в полном объеме подтверждается материалами налогового контроля, положенными в основу принятого решения. Налоговый орган указывает на отсутствие документального подтверждение наличия в действиях предприятия обстоятельств смягчающих его ответственность по ст. 123 НК РФ, а также на то, что им правомерно был назначен предприятию штраф по ст.123 НК РФ с учетом действующей на момент рассмотрения материалов проверки редакции закона (подробнее возражения изложены в письменном отзыве).

Как следует из материалов дела, решением от 30.03.2012 № 27, принятым межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 3 по Кемеровской области по результатам выездной налоговой проверки заявителя (акт проверки от 24.02.2012 № 14), Беловское государственное пассажирское автотранспортное предприятие Кемеровской области привлечено к ответственности за совершение налогового правонарушения по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) за неполную уплату в результате занижения налоговой базы налога на добавленную стоимость и налога на прибыль за 2009-2010 годы в виде штрафа в сумме 693265,80 руб.

Кроме того, указанным решением предприятию начислены пени по состоянию на 30.03.2012 в сумме 99052,81 руб. за неуплату налога на доходы физических лиц, налога на прибыль и единого социального налога, а также предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль, налогу на добавленную стоимость и единому социальному налогу и внести необходимые исправления в бухгалтерский учет, в том числе - уменьшить убытки при исчислении налоговой базы по налогу на прибыль за 2010 год в сумме 3931360 руб.

Не согласившись с решением инспекции от 30.03.2012 № 27, предприятие обжаловало его в порядке апелляционного производства в Управление Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области.

Решением Управления Федеральной налоговой службы России по Кемеровской области от 06.06.2012 № 326 решение Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы № 3 по Кемеровской области от 30.03.2012 № 27 оставлено без изменения, апелляционная жалоба налогоплательщика - без удовлетворения, что послужило основанием для обращения последнего в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Исследовав представленные в материалы дела доказательства, оценив доводы сторон, суд при разрешении спора руководствуется нижеследующими положениями.

1. На основании статей 23 и 44 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщики обязаны уплачивать законно установленные налоги.

Согласно пункту 1 статьи 45 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик обязан самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Обязанность по уплате налога должна быть выполнена в срок, установленный законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со статьей 247 НК РФ прибылью для российских организаций признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с главой 25 НК РФ.

Согласно статье 252 НК РФ расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 настоящего Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

В соответствии с пунктом 1 статьи 252 НК РФ под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Пункт 1 статьи 54 НК РФ предусматривает, что налогоплательщики-организации исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет.

Согласно части 2 статьи 9 Федерального закона № 129-ФЗ от 21.11.1996 г. "О бухгалтерском учете" первичные учетные документы принимаются к учету, если они составлены по форме, содержащейся в альбомах унифицированных форм первичной учетной документации, а документы, форма которых не предусмотрена в этих альбомах, должны содержать обязательные реквизиты.

Частью 4 статьи 9 Федерального закона № 129-ФЗ предусмотрено, что своевременное и качественное оформление первичных учетных документов, передачу их в установленные сроки для отражения в бухгалтерском учете, а также достоверность содержащихся в них данных обеспечивают лица, составившие и подписавшие эти документы.

Таким образом, из взаимосвязи статьи 254 НК РФ, пункта 1 статьи 54 НК РФ, статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» следует, что факт, основания и размер расходов доказывается путем представления совокупности первичных документов, удовлетворяющих требованиям законодательства Российской Федерации о бухгалтерском учете.

Следовательно, при решении вопроса о возможности учета тех или иных расходов в целях налогообложения необходимо исходить из того, подтверждают документы, имеющиеся у налогоплательщика, произведенные им расходы или нет, то есть условием для включения затрат в налоговые расходы является возможность на основании имеющихся документов сделать однозначный вывод о том, что расходы фактически произведены.

В силу пункта 1 статьи 171 НК РФ налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса, на установленные настоящей статьей налоговые вычеты.

Согласно пункту 2 статьи 173 НК РФ, если сумма налоговых вычетов в каком-либо налоговом периоде превышает общую сумму налога, исчисленную в соответствии со статьей 166 настоящего Кодекса и увеличенную на суммы налога, восстановленного в соответствии с пунктом 3 статьи 170 настоящего Кодекса, положительная разница между суммой налоговых вычетов и суммой налога, исчисленной по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 146 настоящего Кодекса, подлежит возмещению налогоплательщику в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 176 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда налоговая декларация подана налогоплательщиком по истечении трех лет после окончания соответствующего налогового периода.

В соответствии со статьями 171, 172 НК РФ (в редакции, действующей в спорный период) вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для свободного обращения, временного ввоза и переработки вне таможенной территории в отношении:

1) товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 настоящего Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, документов, подтверждающих уплату сумм налога, удержанного налоговыми агентами, либо на основании иных документов в случаях, предусмотренных пунктами 3, 6 - 8 статьи 171 настоящего Кодекса.

Вычетам подлежат, если иное не установлено настоящей статьей, только суммы налога, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг), либо фактически уплаченные ими при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации, после принятия на учет указанных товаров (работ, услуг) с учетом особенностей, предусмотренных настоящей статьей и при наличии соответствующих первичных документов.

Таким образом, анализ содержания статьи 172 НК РФ в совокупности с положениями статей 169 и 171 Кодекса свидетельствует о том, что право налогоплательщика на возмещение из бюджета НДС обусловлено фактом предъявления поставщиком сумм налога в составе цены товара (работ, услуг), принятием покупателем данных товаров на учет, оплатой товара с учетом НДС и наличием соответствующих первичных документов, в том числе счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг).

Пунктом 1 статьи 169 НК РФ установлено, что счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (пункт 2 статьи 169 НК РФ).

Необходимо, чтобы первичные учетные бухгалтерские документы в совокупности с достоверностью подтверждали реальность операции и иные обстоятельства, с которыми законодатель связывает право налогоплательщика на получение налогового вычета по НДС, то есть сведения в представленных документах должны быть достоверными в соответствии с требованиями статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете».

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 20.02.2001 № 3-П и в определении от 25.07.2001 №138-О, право на возмещение НДС из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг).

Налогоплательщик, использующий указанное право в противоречии с его назначением, то есть злоупотребляющий им, не может рассчитывать на такую же судебную защиту этого права, как добросовестный налогоплательщик.

Согласно пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №53 от 12.10.2006 г. судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

Абзац 3 пункта 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №53 от 12.10.2006 г. предусматривает, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом в названном Постановлении (пункт 10) также отмечено, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, тогда как последняя может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом.

Аналогичная правовая позиция отражена и в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 16.10.2003 № 329-О, в котором указано, что налогоплательщик не может нести ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет.

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Однако данное положение закона не освобождает налогоплательщика от обязанности доказывания достоверности сведений, содержащихся в документах, представляемых в налоговый орган в подтверждение своего права на уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и на применение налоговых вычетов по НДС.

Пункт 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №53 от 12.10.2006 г. также закрепляет, что при рассмотрении в арбитражном суде налогового спора налоговым органом могут быть представлены в суд доказательства необоснованного возникновения у налогоплательщика налоговой выгоды. Эти доказательства, как и доказательства, представленные налогоплательщиком, подлежат исследованию в судебном заседании согласно требованиям статьи 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и оценке арбитражным судом в совокупности и взаимосвязи с учетом положений статьи 71 Кодекса.

Также суд руководствуется правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 12.07.2006 N 267-О, согласно которой часть 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса предполагает, что налогоплательщик в рамках судопроизводства в арбитражном суде во всяком случае не может быть лишен права представлять документы, которые являются основанием получения налогового вычета (налоговой выгоды), независимо от того, были ли эти документы истребованы и исследованы налоговым органом при решении вопроса о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности и предоставлении налогового вычета, а суд обязан исследовать соответствующие документы.

На основании вышеуказанных положений судом исследованы представленные в материалы дела доказательства, в том числе счета-фактуры, товарные накладные, бухгалтерские документы общества, а также материалы, полученные налоговым органом в ходе проверочных мероприятий общества, в том числе ответы компетентных государственных органов по запросам налогового органа и иные представленные сторонами доказательства.

Как следует из материалов дела в рассматриваемый период предприятием были заключены договоры поставки горюче-смазочных материалов (ГСМ) с ООО Новосибирская топливно-энергетическая компания (ООО НТЭК). По понесенным расходам в рамках сделок с ООО НТЭК предприятие представило документы по приобретению и принятия на учет и дальнейшее использование приобретенного ГСМ у ООО НТЭК (договоры, товарные накладные, товарно-транспортные накладные, доверенности, документы оплаты, а также доверенности на получение денежных средств в счет оплаты).

Налоговым органом проведены проверочные мероприятия в отношении ООО НТЭК (ИНН 5406526481) и установлено, что указанная организация была зарегистрирована и состояла на учете в ИФНС России по г.Новосибирску (адрес организации - г.Новосибирск, ул.Фрунзе, 124). С 15.10.2010 г. организацией сменен адрес на п.Лесной Пушкинского района Московской области, ул.Пушкина, 8а и она состоит на учете в Межрайонной ИФНС России №3 по Московской области. Основной вид деятельности организации - оптовая торговля моторным топливом. Транспортных средств организация не имеет, основные средства на балансе не числятся, по месту регистрации организация не находится, ККТ организацией не регистрировалась.

Как следует из материалов дела в обоснование принятого решения инспекция ссылается на полученные показания Путинцевой Е.В. (которая в рассматриваемый период являлась руководителем ООО НТЭК), согласно которых она указала, что ООО НТЭК зарегистрировала по инициативе родственника мужа - Селюкина А.В. Деятельность организацией не велась, руководство данной организацией она не осуществляла, доверенностей не выдавала, договоры на поставку ГСМ не заключала, документов не подписывала.

Инспекция ссылается на заключение эксперта по документам общества по взаимоотношениям с ООО НТЭК. Согласно заключения эксперта №009 от 06.02.2012 г. подписи в документах от ООО НТЭК (счета-фактуры, товарные накладные) выполнены не Путинцевой Е.В., а другими (разными) лицами.

Также инспекция ссылается на обстоятельства оплаты полученного предприятием ГСМ путем передачи наличных денежных средств по расходным кассовым ордерам и отсутствие у ООО НТЭК зарегистрированной контрольно-кассовой техники.

В свою очередь суд отмечает, что у предприятия имеются все необходимые первичные документы в подтверждение понесенных расходов, что не оспаривается налоговым органом. Так предприятием были представлены договоры поставки на ГСМ, заключенные с ООО НТЭК в рассматриваемых периодах, счета-фактуры, товарные накладные, товарно-транспортные накладные на каждую партию поставленного ГСМ. Также предприятием были представлены документы внутреннего учета, документы расхода приобретенного ГСМ. Обстоятельства учета предприятием приобретенного ГСМ и последующего его использования в своей деятельности налоговым органом не оспариваются, равно как, не оспариваются обстоятельства реальности получения ГСМ. Фактически позиция налогового органа в рамках оспариваемого решения сведена к недостоверности сведений в документах предприятия, полученных от ООО НТЭК.

Суд отмечает, что ООО НТЭК было зарегистрировано в Едином государственном реестре юридических лиц. Часть 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации закрепляет, что правоспособность юридического лица возникает в момент его создания и прекращается в момент внесения записи о его исключении из единого государственного реестра юридических лиц. В соответствии с частью 2 статьи 51 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц. Согласно пункту 3 статьи 83, пункту 7 статьи 84 НК РФ постановка на налоговый учет организации в налоговом органе по месту нахождения осуществляется на основании сведений, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц. На основании пункта 4 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» сведения, содержащихся в Едином государственном реестре юридических лиц, считаются достоверными до внесения в них соответствующих изменений.

Поскольку контрагент налогоплательщика находился на налоговом учете, был зарегистрирован в установленном порядке, установленные налоговым органом вышеуказанные обстоятельства не свидетельствует о неведении деятельности контрагентом заявителя, о недобросовестности самого заявителя и об отсутствии у него основания для получения налоговой выгоды в виде предусмотренных законодательством налоговых вычетов.

Таким образом, из материалов дела следует, что на момент совершения обществом сделки с данным контрагентом последний был зарегистрирован в установленном законом порядке, сведения о нем содержались в Едином государственном реестре юридических лиц. Более того, контрагент общества является действующим юридическим лицом, что прямо следует из материалов дела. Выставленные таким контрагентом счета-фактуры, товарные накладные, товарно-транспортные накладные, доверенности полностью соответствуют данным, содержащиеся в ЕГРЮЛ, что, в свою очередь, позволяет полагать, что контрагент действовал легитимно и обладал необходимой для участия в гражданском обороте правоспособностью (пункт 1 статьи 53 ГК РФ).

Согласно представленных предприятием документов последние были подписаны со стороны ООО НТЭК не только руководителем Путинцевой Е.В., но и как прямо в них указано - главным бухгалтером Дружининой И.Н. (счета-фактуры, товарные накладные). Предприятием были приняты к учету товарно-транспортные накладные на поставленный ГСМ, которые оформлены надлежащим образом, содержат сведения о наименовании и количестве доставленного ГСМ, адреса пунктов погрузки и разгрузки ГСМ, указания на транспортные средства и водителей. При оплате приобретенного ГСМ путем выдачи денежных средств из кассы предприятия им были истребованы доверенности на право получения денежных средств, которые от ООО НТЭК были оформлены на Селюкина А.В., Селюкина С.В. Нарушения кассовой дисциплины на предприятии налоговым органом не установлено, соответствующих доводов суду не заявлено.

Налоговым органом была допрошена Дружинина И.Н. (т.5 л.д 18), которая показала, что в 2009-2010 г.г. работала в ООО НТЭК в должности главного бухгалтера, указала вид деятельности, численность организации, порядок ведения деятельности. Допрошенные налоговым органом Селюкин М.Е., Кручинин Е.С., Галыгин И.М., Селюкин А.В. подтвердили, что работали в ООО НТЭК, указали вид деятельности, подтвердили реализацию организацией ГСМ, пояснили порядок ведения организацией деятельности, а также свои обязанности. При этом допрошенные налоговым органом водители Галыгин И.М., Кручинин А.С., указанные в товарно-транспортных накладных имеющиеся у предприятия, подтвердили факт перевозки ГСМ, указали маршрут.

Суд отмечает, что налоговым органом не исследовались обстоятельства подписей документов от ООО НТЭК Дружининой И.Н., вопросы в отношении ее подписи в документах ООО НТЭК перед экспертом не ставились, равно как не исследовались товарно-транспортные накладные ООО НТЭК.

В любом случае, в порядке ст. 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленное суду заключение эксперта исследовано и оценено на ряду с иными доказательствами по делу. При этом заключение эксперта не имеет для суда заранее предустановленной силы и в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не может оцениваться отдельно без учета иных доказательств и установленных обстоятельств.

Согласно части 2 статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает допустимость, относимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Следовательно, каждое представленное стороной доказательство должно быть подкреплено иными доказательствами, имеющимися в материалах дела и в своей совокупности не противоречить и дополнять друг друга, образуя единую доказательственную базу.

Доказательства, свидетельствующие о каких-либо отдельных фактах, являются косвенными и не могут служить полноценными, однозначно и достоверно подтверждающими те или иные обстоятельства дела.

В соответствии с требованиями части 1 статьи 65 и части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

Оценивая материалы дела с позиций, изложенных в Постановлении ВАС РФ № 53, суд пришел к выводу, что во взаимоотношениях предприятия с ООО НТЭК отсутствуют доказательства нереальности сделки. Наоборот, факт поставки и принятия предприятием ГСМ налоговым органом не оспаривается, использования ГСМ в деятельности предприятия налоговым органом не опровергается, доказательств отсутствия реальности сделки предприятия с ООО НТЭК суду не представлено. Не принимая расходы предприятия по сделке с ООО НТЭК, выводы налогового органа фактически построены на заключении эксперта в отношении подписей Путинцевой Е.В. в документах, без оценки иных обстоятельств. В свою очередь, обстоятельства осуществления ООО НТЭК своей деятельности следует из иных свидетельских показаний допрошенных налоговым органом свидетелей, а доказательства в части расхода предприятия (выдача денежных средств по сделке) налоговым органом не поставлено под сомнение, доказательств ничтожности таких документов суду не представлено.

В Определении Конституционного суда Российской Федерации от 16.10.2003 №329-О указано, что истолкование положений Конституции РФ не позволяет сделать вывод, что налогоплательщик несет ответственность за действия всех организаций, участвующих в многостадийном процессе уплаты и перечисления налогов в бюджет. Конституционный суд Российской Федерации указал, что правоприменительные органы не могут истолковывать понятие «добросовестные налогоплательщики» как возлагающие на налогоплательщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством.

Также Конституционный суд Российской Федерации в Определении от 04.06.2007 №320-ОП отметил, что обоснованность расходов, учитываемых при расчете налоговой базы, должна оцениваться с учетом обстоятельств, свидетельствующих о намерении налогоплательщика получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком - покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных статьей 169 Налогового кодекса Российской Федерации, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Как уже было указано ранее, законодательство о налогах и сборах Российской Федерации исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, - достоверны.

При отсутствии доказательств не совершения хозяйственных операций, в связи с которыми заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, может быть сделан судом в результате оценки в совокупности обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщиком был выбран соответствующий контрагент), а также иных обстоятельств, упомянутых в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

В п. 9 Постановления ВАС РФ № 53 указано, что установление судом наличия разумных экономических или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Судам необходимо учитывать, что налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели. Поэтому если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности ее получения может быть отказано.

Исследовав в порядке ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные сторонами доказательства, учитывая правовую позицию Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в Постановлении Пленума от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», а также в Постановлении Президиума от 20.04.2010 г. № 18162/09, суд пришел к выводу, что оспариваемое обществом решение инспекцией принято по неполно выясненным и не доказанным обстоятельствам. Инспекцией также в ходе судебного разбирательства не доказаны обстоятельства нереальности сделки предприятия с ООО НТЭК, не представлено суду доказательств направленности действий предприятия на получение необоснованной налоговой выгоды, отсутствия у предприятия должной степени осмотрительности перед заключением сделки с ООО НТЭК, в то время как из представленных суду доказательств как от налогового органа, так и от предприятия следует иное. Как следствие, заявленные предприятием требования в части доначисленных налоговых обязательств по НДС и налогу на прибыль подлежат удовлетворению судом.

2. Требования предприятия в части спаривания им решения инспекции в отношении штрафа по ст. 123 НК РФ судом оставляются без рассмотрения на основании и в порядке п.2 ч.1 ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Пунктом 5 статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации, решение о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения может быть обжаловано в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящем налоговом органе. Таким образом, у налогоплательщика появляется право обжаловать решение о привлечении его к налоговый ответственности или решение об отказе в привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в судебном порядке только после обжалования этого решения в вышестоящий налоговый орган.

Толкование нормы пункта 5 статьи 101.2 Налогового кодекса Российской Федерации свидетельствует о том, что содержащееся в ней предписание регулирует порядок реализации права на обращение в арбитражный суд, закрепленного в статье 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, который в частности, предусматривает в качестве условия обращения в арбитражный суд с заявлением об оспаривании решения о привлечении (об отказе в привлечении) к ответственности за совершение налогового правонарушения обязательность первоначального обжалования данного решения в вышестоящем налоговом органе.

Таким образом, правоотношения, на которые распространяется действие указанной нормы, имеют процессуальную природу. В рамках данных правоотношений реализуется право лица, в отношении которого проводилась налоговая проверка и вынесено оспариваемое решение, на обращение в арбитражный суд.

Пунктом 5 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ предусмотрено, что если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

В соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором.

Как следует из материалов дела, апелляционная жалоба предприятия фактически содержит положения относительно обжалования решения инспекции в части доначисленных налоговых обязательств по сделке с ООО НТЭК и не содержит ни одного положения относительно назначенного предприятию штрафа по ст. 123 НК РФ, в том числе в просительной части такой жалобы (т.4 л.д 100). Обстоятельства рассмотрения вышестоящим налоговым органом решения инспекции на предмет правомерности привлечения предприятия к штрафу по ст. 123 НК РФ по жалобе также не содержит и решение вышестоящего налогового органа.

В связи с чем, заявление предприятия судом оставляется без рассмотрения в виду несоблюдения им досудебного порядка оспаривания такого ненормативного правового акта. При этом необходимо отметить, что оставление заявления без рассмотрения не лишает заявителя права вновь обратиться в арбитражный суд в общем порядке после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения.

3. На основании вышеизложенного, рассматриваемое решение налогового органа подлежит признанию судом недействительным в части. С учетом положений ст.ст. 101, 102, 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в информационном письме от 11.05.2010 № 139 «О внесении изменений в информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» и от 13.03.2007 № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7959/08 от 13.11.2008 года, расходы заявителя по оплате государственной пошлины подлежат взысканию в его пользу с налогового органа.

Руководствуясь статьями 101, 102, 110, 167-170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л :

Заявленные требования удовлетворить в части.

Признать недействительным, как не соответствующее нормам Налогового кодекса Российской Федерации, решение №27 от 30.03.2012 г. «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения», вынесенное межрайонной ИФНС России №3 по Кемеровской области в части доначисления НДС в сумме 809927 руб., налога на прибыль - 210137 руб., начисления соответствующих сумм пени по данным налогам, привлечения к налоговой ответственности по п.1 ст. 122 НК РФ в виде штрафа в общем размере 204012, 80 руб., в части предложения уменьшить убытки за 2010 г. в сумме 3448912 руб.

В части оспаривания привлечения к налоговой ответственности по ст. 123 НК РФ в виде штрафа в сумме 465009,40 руб. заявление оставить без рассмотрения.

Взыскать с межрайонной ИФНС России №3 по Кемеровской области (652600, г.Белово, пер.Бородина, 28а) в пользу Беловского государственного пассажирского автотранспортного предприятия Кемеровской области (ОГРН1034202004077, г.Белово) 4000 руб. (четыре тысячи руб. 00 коп.) в качестве понесенных расходов по уплате государственной пошлины.

Решение может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в месячный срок с момента его принятия.

Судья А.Л. Потапов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-16198/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 28 ноября 2012

Поиск в тексте