• по
Более 45000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 10 декабря 2012 года Дело N А07-19676/2011

Резолютивная часть постановления объявлена 03 декабря 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 10 декабря 2012 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Вдовина Ю.В.,

судей Ященок Т.П., Татариновой И. А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества "Российский Сельскохозяйственный банк" в лице Башкирского филиала (ИНН7725114488, ОГРН 1027700342890; далее - общество, банк) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от04.06.2012 по делу № А07-19676/2011 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2012 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного разбирательства, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Республике Башкортостан (далее - управление, административный орган) о признании недействительным предписания о прекращении нарушений прав потребителей от 08.09.201109-21-128 (с учетом принятых судом уточнений в порядке ст. 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Решением суда от 04.06.2012 (судья Сакаева Л.А.) заявленные требования удовлетворены частично. Признан недействительным (незаконным) параграф 5 предписания о прекращении нарушений прав потребителей от 08.09.201109-21-128. В остальной части заявленных требований отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от21.08.2012 (судьи Костин В.Ю., Бояршинова Е.В., Плаксина Н.Г.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе банк просит указанные судебные акты отменить, ссылаясь на несоответствие выводов судов обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам. Общество считает, что в соответствии с п.7.10 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного приказом Минздравсоцразвития России от 19.10.2007 № 658 (далее - Административный регламент), должностное лицо в ходе проверки не вправе требовать представления документов, если они не являются объектами мероприятий по надзору и не относятся к предмету проверки. Ссылается на ст. 26 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 "О банках и банковской деятельности" (далее - Закон № 395-1), содержащую норму о банковской тайне. Общество указывает на то, что предметом плановой проверки являлись не договоры, заключенные между банком и клиентами, подтверждающие факт наличия либо отсутствия нарушений прав потребителей, а типовые формы документов, используемые банком при заключении кредитных договоров.

Банк считает, что §1, 2 предписания не содержат нормы законодательства, которые нарушены оспариваемыми условиями типовых форм кредитных договоров, а также ссылка на доказательства ущемления прав потребителей по сравнению с правилами установленными законом.

По мнению банка, судами не принято во внимание, что исполнение требований §3 предписания при заключении кредитных договоров, предусматривающих исполнение обязательств в безналичном порядке, повлекут грубое нарушение норм ст. 848, 849 Гражданского кодекса Российской Федерации. В проверяемых типовых кредитных договорах предусмотрен возврат кредита в безналичном порядке, в связи с чем порядок исполнения обязательств, предусмотренный ст. 37 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 "О защите прав потребителей" (далее - Закон № 2300-1), не распространяется на обязательства, предусмотренные условиями типовых форм.

Кроме того, общество указывает, что условия о погашении кредита и уплате процентов физическими лицами путем списания денежных средств со счета заемщика без его распоряжения не могут противоречить ст. 854 Гражданского кодекса Российской Федерации и п. 3.1 положения Центрального банка Российской Федерации от 31.08.1998 № 54-П "О порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения)" (далее - Положение № 54-П).

Банк полагает также, что судами не принята во внимание норма п. 1 ст.281 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой кредитор вправе отказаться от предоставления заемщику предусмотренного кредитным договором кредита полностью или частично при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что предоставленная заемщику сумма не будет возвращена в срок.

Законность судебных актов в обжалуемой части проверена судом кассационной инстанции исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы (ч. 1 ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Как следует из материалов дела и установлено судами, на основании распоряжения от 26.07.2011 № 3727 управлением проведена плановая выездная проверка в отношении банка на предмет соблюдения требований законодательства о защите прав потребителей.

В ходе проверки установлены факты нарушения банком требований законодательства в области защиты прав потребителей, выразившиеся во включении в типовую форму кредитного договора условий, ущемляющих установленные законом права потребителей, о чем составлен акт проверки.

По результатам проверки управлением банку выдано предписание от08.09.2011 № 10-81-А-П о прекращении нарушений ст. 28, 29, 310, 450, 452, 854 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 28, 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 17, 32, 37 Закона №2300-1, п. 2.1.2. и 3.1. Положения № 54-П в срок до 08.11.2011.

Полагая, что предписание управления незаконно, общество обратилось в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды исходили из законности и обоснованности выданного административным органом предписания в оспариваемой части.

Из содержания ч. 1 ст. 198, ч. 4 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации следует, что для признания недействительным ненормативного правового акта необходимо наличие одновременно двух условий: несоответствия оспариваемого акта закону или иному нормативному правовому акту и нарушения данным актом прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской деятельности и иной экономической деятельности.

Согласно ч. 2 ст. 40 Закона № 2300-1 государственный контроль и надзор в области защиты прав потребителей предусматривают, в частности, выдачу в пределах полномочий, предусмотренных законодательством Российской Федерации, предписаний изготовителям (исполнителям, продавцам, уполномоченным организациям или уполномоченным индивидуальным предпринимателям, импортерам) о прекращении нарушений прав потребителей, о необходимости соблюдения обязательных требований к товарам (работам, услугам).

В соответствии с п. 1 Положения о Федеральной службе по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, утвержденного постановлением Правительства Российской Федерации от 30.06.2004 № 322, Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка, и осуществляет полномочия, в том числе по государственному контролю за соблюдением законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих отношения в области защиты прав потребителей; по контролю за соблюдением правил продажи отдельных предусмотренных законодательством видов товаров, выполнения работ, оказания услуг.

Оценив по правилам ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации представленные в материалы дела доказательства в их взаимосвязи и совокупности, руководствуясь Законом № 2300-1, Административным регламентом, суды пришли к обоснованному выводу о том, что оспариваемое предписание вынесено уполномоченным органом в пределах его компетенции.

Как следует из материалов дела, предметом анализа для оценки соблюдения банком обязательных требований законодательства, правил и иных правовых актов Российской Федерации в области защиты прав потребителей являлись запрашиваемые управлением документы, а именно копии документов, в том числе кредитных договоров с положениями и договоров срочного вклада, заключаемых с физическими лицами, без содержания персональных данных заемщиков и информации, содержащей банковскую тайну.

В ходе проведения проверки председателю Правления банка направлен запрос почтовой связью заказным письмом с уведомлением и дополнительно факсимильной связью о предоставлении копий документов, в том числе кредитных договоров с положениями и договоров срочного вклада, заключаемых с физическими лицами, без персональных данных заемщиков и информации, содержащей банковскую тайну. Однако банком в предоставлении запрашиваемых документов было отказано.

Указанные обстоятельства обоснованно расценены судами как факт воспрепятствования проведению проверки договоров с конкретными потребителями.

Сопроводительным письмом за подписью директора Башкирского регионального филиала банка были представлены заверенные копии, в том числе типовых договоров банковского вклада с положениями и инструкциями к ним. Поэтому, при проведении проверки управлением проанализированы именно типовые договоры, в которых установлено включение условий, ущемляющих права потребителей по сравнению с действующим законодательством, вследствие чего и выдано оспариваемое предписание.

Договоры, типовые формы которых исследованы управлением, представляют собой договоры присоединения.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 428 Гражданского кодекса Российской Федерации договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулировках или иных стандартных формах и могут быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Банк заключает кредитные договоры с клиентами на основании разработанных в соответствии с принятыми внутренними правилами типовых текстов кредитных договоров. Заемщик лишен возможности влиять на условия заключенного кредитного договора.

Абзацем 2 п. 4.3.1.6 Инструкции по кредитованию населения в рамках программы "Сельское подворье" № 24-И установлена возможность внесения изменений в типовые формы договора при согласовании соответствующих структурных подразделений.

Однако предположение общества о том, что условия кредитного договора с конкретным заемщиком могут отличаться от содержания типовой формы договора, используемой банком при выдаче кредитов, носит теоретический характер. Банк, осуществляющий свою деятельность по выдаче кредитов через многочисленные филиалы и подразделения, по объективным причинам не может иметь в каждом из них квалифицированного юриста, который мог бы согласовать с конкретным заемщиком условия договора, отличные от типовой формы. Головной офис банка находится в городе Москве. Вышеуказанная инструкция регламентирует подходы к организации кредитования граждан, ведущих личное подсобное хозяйство, зарегистрированных по месту жительства в сельской местности, в городских поселениях, занятых по основному месту работы в агропромышленном комплексе, работников областных и муниципальных учреждений культуры, образования, здравоохранения, ветеринарной службы, социальной защиты и др. работающих в сельской местности, работников Министерства сельского хозяйства Российской Федерации, департаментов, управлений сельского хозяйства, администраций и министерств сельского хозяйства и продовольствия субъектов Российской Федерации. Таким образом, банком в основном осуществляется кредитование граждан, проживающих в сельской местности.

Принимая во внимание категорию лиц, являющихся клиентами банка, то следует отметить, что гражданин является экономически слабой стороной и нуждается в особой защите своих прав, как это установлено в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23.02.1999 № 4-П и поскольку головной офис банка, с которым необходимо согласовать внесение изменений в типовые формы договоров находится в городе Москве, заемщики банка практически лишены реальной возможности внесения изменений в типовые формы договоров.

Примеры заключения кредитных договоров банка с конкретными заемщиками, содержащих условия, отличающиеся от прописанных в типовых формах условий, банком не приведены, подобных договоров суду не представлено.

Из условий типовых договоров следует, что кредит предоставляется заемщику только в безналичной форме и погашение задолженности производится только в безналичной форме.

Пунктом 1 ст. 861 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что расчеты с участием граждан могут производиться только наличными деньгами или в безналичном порядке.

Пункт 2.1.2 Положения № 54-П предусматривает предоставление денежных средств физическим лицам в безналичном порядке путем зачисления денежных средств на банковский счет клиента - заемщика - физического лица, под которым в целях названного Положения понимается также счет по учету сумм привлеченных банком вкладов (депозитов) физических лиц в банке либо наличными денежными средствами через кассу банка.

Согласно п. 3.1 Положения № 54-П погашение (возврат) денежных средств и уплата процентов по ним производится также путем перечисления средств со счета клиентов - заемщиков - физических лиц на основании их письменных распоряжений, перевода денежных средств клиентов - заемщиков - физических лиц через органы связи или другие кредитные организации, взноса заемщиками наличных денег в кассу банка - кредитора.

Предусмотрев в типовых договорах условие о возможности исполнения заемщиками обязательств по возврату кредита, уплате процентов и неустоек только в безналичной форме, а в ином порядке только с письменного согласия кредитора, банк тем самым не соблюдает обязательных требований федерального законодательства и ущемляет права заемщиков по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей.

Ссылка банка на п. 9 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.09.2011 № 146 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров" (далее - Информационное письмо № 146) судом кассационной инстанции отклоняется, поскольку пунктом 9 Информационного письма № 146 предусмотрена законность заключения договора банковского счета (без взимания за данную услугу соответствующего вознаграждения) при заключении кредитного договора, в то время как в типовом договоре говорится о способе выдачи кредита, а не о сопутствующем кредитному договору заключении, договора банковского счета.

Судами также правомерно отклонена ссылка заявителя на то, что ст. 37 Закона № 2300-1 не распространяет свое действие на данные правоотношения, а применяется лишь при наличной форме расчетов.

Согласно типовым формам договоров датой возврата кредита и уплаты процентов считается дата зачисления денежных средств на счет кредитора. Платеж считается осуществленным в установленный срок, если сумма платежа в полном размере поступила на счет кредитора не позднее чем до конца операционного дня кредитора в соответствующую дату платежа. Датой уплаты неустойки считается дата зачисления денежных средств на счет кредитора.

Указанные пункты типовых договоров в случае исполнения заемщиками (потребителями) обязательств по возврату кредита, процентов и неустоек (пени, штрафов) наличными денежными средствами также противоречат обязательным требованиям федерального законодательства и ущемляют права заемщиков (потребителей).

Согласно п. 1 ст. 861 Гражданского кодекса Российской Федерации расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами (ст. 140 Гражданского кодекса Российской Федерации) без ограничения суммы или в безналичном порядке.

Статьей 37 Закона № 2300-1 установлено, что при использовании наличной формы расчетов оплата товаров (работ, услуг) потребителем производится в соответствии с указанием продавца (исполнителя) путем внесения наличных денежных средств продавцу (исполнителю), либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, осуществляющему деятельность по приему платежей физических лиц, либо банковскому платежному агенту, осуществляющему деятельность в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности, если иное не установлено федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом обязательства потребителя перед продавцом (исполнителем) по оплате товаров (работ, услуг) считаются исполненными в размере внесенных денежных средств с момента внесения наличных денежных средств соответственно продавцу (исполнителю), либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, осуществляющему деятельность приему платежей физических лиц, либо банковскому платежному агенту, осуществляющему деятельность в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности.

Условия типовых договоров относительно права банка списывать без разрешения заемщика в бесспорном, безакцептном порядке с любых счетов, открытых у кредитора, суммы платежей, подлежащих уплате заемщиком, противоречат требованиям законодательства в сфере защиты прав потребителей.

В соответствии с п. 2 ст. 854 Гражданского кодекса Российской Федерации без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренным договором между банком и клиентом.

Из положений Гражданского кодекса Российской Федерации (параграфы 1, 2 главы 42, глава 45) следует, что договор банковского счета и договор кредита являются самостоятельными видами договоров.

В соответствии с п. 3.1 Положения № 54-П погашение (возврат) размещенных банком денежных средств и уплата процентов по ним производятся путем перечисления средств со счетов клиентов-заемщиков - физических лиц на основании их письменных распоряжений, перевода денежных средств клиентов-заемщиков - физических лиц через органы связи или другие кредитные организации, взноса последними наличных денег в кассу банка - кредитора на основании приходного кассового ордера, а также удержания из сумм, причитающихся на оплату труда клиентам-заемщикам, являющимся работниками банка-кредитора (по их заявлениям или на основании договора).

Как правильно указано судами, Положение № 54-П также не предусматривает возможность безакцептного списания банком денежных средств со счета клиента.

Конституционные гарантии, закрепленные в ст. 35 Конституции Российской Федерации, распространяются как на отношения в публично-правовой сфере, так и на гражданско-правовые отношения, а принудительное изъятие имущества может быть применено к собственникам лишь после того, как суд вынесет соответствующее решение.

Также в оспариваемом предписании указано, что в случае невыполнения заемщиком какого-либо из условий, содержащихся в пункте 3.1 договора, кредитор вправе по своему выбору расторгнуть договор в одностороннем порядке, затребовав от заемщика возмещения всех убытков, понесенных кредитором в связи с оформлением документов по договору.

Согласно ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом.

В соответствии со ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут только по решению суда и только в перечисленных в части 2 данной статьи случаях.

На основании положений ст. 450 и 452 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии условий, определенных сторонами в договоре, этот договор может быть изменен или расторгнут по требованию одной из сторон в судебном порядке. Такое требование может быть заявлено одной из сторон в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Таким образом, условия кредитных договоров, предусматривающих права кредитора расторгнуть договор в одностороннем порядке в случаях неоткрытия текущего счета, непредставления письменного распоряжения о перечислении кредита на текущий счет, непредставления оформленного обеспечения исполнения обязательств, непредставления договора страхования жизни и здоровья (при согласии Заемщика), непредставления договора страхования предмета залога (при страховании залога), не соответствуют нормам ст. 450 и 452 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Судами также обоснованно учтено, что включение в кредитные договоры условий об одностороннем изменении кредитором размера неустойки, пеней, штрафов, и одностороннем расторжении договора при невыполнении таких условий, как предоставление кредитору документов, предусмотренных правилами кредитора для получения кредита; открытие заемщиком текущего счета у кредитора; предоставление заемщиком кредитору письменного распоряжения о перечислении кредита на текущий счет заемщика, открытый у кредитора, а также об изменении платы за допуск к ячейке по договору аренды индивидуальной сейфовой ячейки физическим лицом и изменении условий и тарифного плана в условиях предоставления и использования платежной карты банка, противоречит приведенным нормам и ущемляет установленные законом права потребителей.

Как указывалось выше, п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса Российской Федерации определено, что изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут только по решению суда и только в перечисленных в части 2 данной статьи случаях.

Таким образом, в силу положений ст. 450 и 452 Гражданского кодекса Российской Федерации при наличии условий, определенных сторонами в договоре, этот договор может быть изменен или расторгнут по требованию одной из сторон в судебном порядке. Такое требование может быть заявлено одной из сторон в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

В силу ст. 310 Гражданского кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществление его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

Следовательно, право банка на односторонний отказ от исполнения обязательств и одностороннее изменение условий по кредитному договору, заключенному с гражданином, не являющимся индивидуальным предпринимателем, должно быть, прямо предусмотрено в законе.

Статья 29 Закона № 395-1 о банках и банковской деятельности, положения Гражданского кодекса Российской Федерации и иных федеральных законов право банка на одностороннее изменение размера неустоек, штрафов, пеней, а также одностороннее расторжение договора при невыполнении таких условий, как предоставление кредитору документов, предусмотренных правилами кредитора для получения кредита; открытие заемщиком текущего счета у кредитора; предоставление заемщиком кредитору письменного распоряжения о перечислении кредита на текущий счет заемщика, открытый у кредитора, не предусматривают.

Ссылка банка на то, что одностороннее изменение условий договора не может повлечь ущемления прав и интересов потребителей в силу экономической ответственности потребителя отклоняется, поскольку указанная ответственность не корреспондирует праву одностороннего изменения банком условий договора, так как только законом, а не договором определяется возможность изменения и расторжения условий кредитного договора, заключенного между банком и гражданином-потребителем.

Как следует из материалов дела, в типовой форме договора аренды индивидуальной сейфовой ячейки физическим лицом указано: "Плата за допуск к ячейке одновременно с клиентом или его представителем дополнительно еще одного уполномоченного лица (представителя) составляет в соответствии с действующими на момент заключения настоящего договора тарифами ___ руб. и может изменяться Банком, как в сторону увеличения, так и в сторону уменьшения в течение срока действия настоящего договора. В случае изменения данной платы ее размер, подлежащий уплате, определяется в соответствии с тарифами, действующими на день допуска к ячейке второго уполномоченного лица".

Банк считает, что указанное условие не противоречит ст. 450 и 452 Гражданского кодекса Российской Федерации и изменение в договоре стоимости банковских услуг за совершение в период действия договора аренды сейфовой ячейки дополнительной услуги, не влекущей существенного изменения условий заключенного договора, не является основанием изменения договора в силу 450 Гражданского кодекса Российской Федерации.

На основании ст. 10 Закона № 2300-1 изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать, в частности, сведения об основных потребительских свойствах товаров (работ, услуг), цену в рублях и условия приобретения товаров (работ, услуг).

В силу положений ст. 161 Гражданского кодекса Российской Федерации, ст. 30 Закона № 395-1заключаемый банком с гражданами договор оформляется в письменном виде, в договоре должны быть указаны процентные ставки по кредитам и вкладам (депозитам), стоимость банковских услуг и сроки их выполнения, в том числе сроки обработки платежных документов, имущественная ответственность сторон за нарушения договора, в том числе ответственность за нарушение обязательств по срокам осуществления платежей, а также порядок его расторжения и другие существенные условия договора.

Таким образом, сведения об услуге должны содержаться в оформленном в письменном виде договоре. Данные сведения предоставляются при заключении сделки путем ознакомления гражданами с текстом договора. Дополнительно информация может быть представлена иным способом, обеспечивающим ознакомление до получения услуги.

Изменение в договоре аренды индивидуальной сейфовой ячейки физическим лицом платы за допуск к ячейке одновременно с клиентом и его представителем дополнительно еще одного уполномоченного лица (представителя) и изменение условий предоставления и использования платежной карты банка и тарифного плана являются изменением стоимости банковских услуг, то есть изменением договора.

В силу положений п. 1 ст. 160, п. 1 ст. 450, п. 1 ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации изменение договора возможно по соглашению сторон, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другими законами или договором, а соглашение об изменении условий договора должно быть заключено в той же форме, что и сам договор, то есть в письменной, путем составления документа, выражающего ее содержание, подписанного лицом или лицами, совершающими сделку или должным образом уполномоченными ими лицами.

То обстоятельство, что банк обязуется уведомлять держателя об изменении тарифного плана путем размещения соответствующей информации на официальном сайте банка: www.rshb.ru, на информационных стендах в офисах банка в местах непосредственного обслуживания клиентов, а также другими способами по выбору банка, не позднее даты, следующей за введением в действие таких изменений, не может расцениваться как надлежащее изменение условий договора, как это предусмотрено ст. 450 и 452 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ссылка общества на постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.1994 № 7 судом кассационной инстанции отклоняется, так как указанное постановление утратило силу.

Иные доводы общества направлены на переоценку фактических обстоятельств, установленных судами в ходе рассмотрения спора по существу. Оснований для такой переоценки у суда кассационной инстанции в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не имеется.

Нарушений норм материального или процессуального права, являющихся основанием для отмены судебных актов (ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты подлежат оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 04.06.2012 по делу № А07-19676/2011 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.08.2012 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу открытого акционерного общества "Российский Сельскохозяйственный банк" в лице Башкирского филиала - без удовлетворения.

     Председательствующий
      Ю.В. Вдовин

     Судьи
      Т.П. Ященок

     И.А. Татаринова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А07-19676/2011
Ф09-11787/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 10 декабря 2012

Поиск в тексте