• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД УРАЛЬСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 22 ноября 2012 года Дело N А50-7184/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 19 ноября 2012 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 22 ноября 2012 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Василенко С.Н.,

судей Сухановой Н.Н., Поротниковой Е.А.

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю (далее - Управление, УФССП России по Пермскому краю) на решение Арбитражного суда Пермского края от 25.05.2012 по делу № А50-7184/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2012 по тому же делу.

Представители лиц, участвующих в деле, надлежащим образом извещенных о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы путем направления в их адреса копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказными письмами с уведомлениями, а также размещения данной информации в сети «Интернет» на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа, в судебное заседание не явились.

Открытое акционерное общество «Вымпел-Коммуникации» (ИНН 7713076301, ОГРН 1027700166636; далее - Общество, заявитель, должник) обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к судебному приставу-исполнителю Отдела судебных приставов по Нытвенскому району УФССП России по Пермскому краю Жартун Е.А. (далее - судебный пристав-исполнитель) о признании незаконным постановления от 27.03.2012 о взыскании исполнительского сбора.

К участию в деле в качестве заинтересованного лица привлечено УФССП России по Пермскому краю; в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - администрация Нытвенского муниципального района Пермского края.

Решением суда от 25.05.2012 (судья Катаева М.А.) заявление Общества удовлетворено. Суд признал оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя недействительным, как не соответствующее Федеральному закону от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве, и обязал судебного пристава-исполнителя устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2012 (судьи Борзенкова И.В., Гулякова Г.Н., Сафонова С.Н.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Управление просит отменить судебные акты, принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных Обществом требований, ссылаясь на неправильное применение (толкование) судами ч. 11, 12 ст. 30, ст. 112 Закона об исполнительном производстве. По мнению заявителя жалобы, оспариваемое постановление вынесено судебным приставом-исполнителем в соответствии с нормами Закона об исполнительном производстве; неуказание в постановлении о возбуждении исполнительного производства срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа не является основанием для признания недействительным постановления о взыскании исполнительского сбора.

Проверив законность обжалуемых судебных актов, суд кассационной инстанции не находит оснований для их отмены.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Арбитражным судом Пермского края по делу № А50-13804/2011 выдан исполнительный лист серии АС № 003661767 об обязании Общества освободить помещение венткамеры-надстройки площадью 109 кв.м от установленного в нем оборудования и демонтировать с крыши здания, расположенного по адресу: Пермский край, г. Нытва, ул. Карла Либкнехта, д. 2а, мачту связи высотой 27 м в течение 1 месяца со дня вступления решения в законную силу.

В связи с поступлением на исполнение указанного исполнительного листа в Отдел судебных приставов по Нытвенскому району УФССП России по Пермскому краю судебным приставом-исполнителем 22.02.2012 вынесено постановление о возбуждении в отношении Общества исполнительного производства № 1085/12/28/59.

При этом в постановлении не указан срок для добровольного исполнения исполнительного документа. Кроме того, в резолютивной части постановления о возбуждении исполнительного производства установлено требование о перечислении взыскиваемой суммы на расчетный счет службы судебных приставов с предоставлением копии платежного документа судебному приставу-исполнителю. До сведения должника доведено, что в случае неисполнения требования без уважительных причин будет взыскан исполнительский сбор в размере 7% от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества.

Данное постановление получено должником 01.03.2012.

В ответ на указанное постановление о возбуждении исполнительного производства Общество сообщило, что в соответствии с решением Арбитражного суда Пермского края от 14.10.2011 по делу № А50-13804/2011 взыскиваемая сумма перечислена платежным поручением от 16.01.2012 № 23697 (письмо от 16.03.2012 № 404 с приложением копии платежного поручения от 16.01.2012 № 23697 на сумму 4000 руб.).

Письмом от 27.03.2012 судебный пристав-исполнитель, сославшись на то, что предметом исполнительного документа является требование о совершении действий (обязание Общества освободить помещения венткамеры-надстройки площадью 109 кв.м от установленного в нем оборудования и демонтажа с крыши здания, расположенного по адресу: Пермский край, г. Нытва, ул. Карла Либкнехта, д. 2а, мачты связи высотой 27 м), указав на истечение срока для добровольного исполнения указанного требования исполнительного документа, направил в адрес должника постановление от 27.03.2012 о взыскании исполнительского сбора в сумме 5000 руб..

Полагая, что указанное постановление о взыскании исполнительского сбора является незаконным, нарушает его права и законные интересы, Общество обратилось в арбитражный суд с рассматриваемым заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что постановление о взыскании исполнительского сбора вынесено судебным приставом-исполнителем с нарушением Закона об исполнительном производстве, при отсутствии у судебного пристава-исполнителя законных оснований для принятия указанного постановления; оспариваемое постановление нарушает права и законные интересы заявителя, удовлетворили заявленные требования Общества.

Выводы судов соответствуют материалам дела и нормам действующего законодательства.

В силу ч. 1 ст. 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации для признания недействительным оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя необходимо наличие двух условий: несоответствие оспариваемого ненормативного акта судебного пристава-исполнителя закону или иному нормативному правовому акту и нарушение указанным актом прав и охраняемых законом интересов заявителя в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Статьями 12, 13 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее - Закон о судебных приставах) установлено, что судебный пристав-исполнитель в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных Законом об исполнительном производстве, принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов; обязан использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

В соответствии с ч. 11 ст. 30 Закона об исполнительном производстве, если исполнительный документ впервые поступил в службу судебных приставов, то судебный пристав-исполнитель в постановлении о возбуждении исполнительного производства устанавливает срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждает должника о принудительном исполнении указанных требований по истечении срока для добровольного исполнения с взысканием с него исполнительского сбора и расходов по совершению исполнительных действий, предусмотренных ст. 112 и 116 указанного Закона.

Согласно ч. 12 ст. 30 Закона об исполнительном производстве срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований не может превышать пять дней со дня получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства, если иное не установлено Законом об исполнительном производстве.

Таким образом, как правильно указали суды, Законом об исполнительном производстве предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя устанавливать в постановлении о возбуждении исполнительного производства срок для добровольного исполнения содержащихся в исполнительном документе требований и предупреждать должника о наступлении ответственности в виде взыскания исполнительского сбора в случае неисполнения требований по истечении данного срока. Отсутствие в постановлении о возбуждении исполнительного производства указания на срок для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований является нарушением ч. 11 ст. 30 Закона об исполнительном производстве.

В соответствии с ч. 1 ст. 105 Закона об исполнительном производстве в случаях неисполнения должником требований, содержащихся в исполнительном документе, в срок, установленный для добровольного исполнения, судебный пристав-исполнитель выносит постановление о взыскании исполнительского сбора и устанавливает должнику новый срок для исполнения.

Из положений ст. 112 Закона об исполнительном производстве следует, что исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа, а также в случае неисполнения им исполнительного документа, подлежащего немедленному исполнению, в течение суток с момента получения копии постановления судебного пристава-исполнителя о возбуждении исполнительного производства.

Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в ч. 1 рассматриваемой статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем в размере семи процентов от подлежащей взысканию суммы или стоимости взыскиваемого имущества. В случае неисполнения исполнительного документа неимущественного характера исполнительский сбор с должника-гражданина устанавливается в размере пятисот рублей, с должника-организации - пяти тысяч рублей.

Согласно разъяснениям Конституционного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 30.07.2001 № 13-П, исполнительский сбор относится к мерам принуждения, причем данная мера является не правовосстановительной санкцией, т.е. санкцией, обеспечивающей исполнение должником его обязанности возместить расходы по совершению исполнительных действий, осуществленных в порядке принудительного исполнения судебных и иных актов (как это имеет место при взыскании с должника расходов по совершению исполнительных действий), а представляет собой санкцию штрафного характера, т.е. возложение на должника обязанности произвести определенную дополнительную выплату в качестве меры его публично-правовой ответственности, возникающей в связи с совершенным им правонарушением в процессе исполнительного производства. Юридическая сила выносимого судебным приставом-исполнителем постановления о взыскании исполнительского сбора обусловлена его природой как особого рода самостоятельного правоприменительного акта, издаваемого в порядке административной юрисдикции с целью пресечения правонарушений, совершаемых в процессе принудительного исполнения судебных и иных решений.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено и материалами дела подтверждено, что в нарушение ч. 11 ст. 30 Закона об исполнительном производстве постановление о возбуждении исполнительного производства от 22.02.2012 не содержит указания на срок для добровольного исполнения должником требований исполнительного документа.

Кроме того, как правомерно указал суд апелляционной инстанции, предмет исполнительного документа, указанный во вводной и резолютивной частях постановления о возбуждении исполнительного производства, не совпадает.

Согласно резолютивной части решения Арбитражного суда Пермского края от 14.10.2011 по делу № А50-13804/2011 суд обязал Общество освободить помещение венткамеры-надстройки площадью 109 кв.м от установленного в нем оборудования и демонтажа с крыши здания, расположенного по адресу: Пермский край, г. Нытва, ул. Карла Либкнехта, д. 2а, мачты связи высотой 27 м. Суд также взыскал с Общества в доход федерального бюджета государственную пошлину в сумме 4000 руб.

Во водной части постановления о возбуждении исполнительного производства указано не требование исполнительного листа по освобождению помещения венткамеры-надстройки площадью 109 кв.м от установленного в нем оборудования и демонтажу с крыши здания, расположенного по адресу: Пермский край, г. Нытва, ул. Карла Либкнехта, д. 2а, мачты связи высотой 27 м.

Тогда как в резолютивной части постановления указано на требование о перечислении взыскиваемой суммы на расчетный счет службы судебных приставов, с предоставлением копии платежного документа судебному приставу-исполнителю.

Поскольку постановление о возбуждении исполнительного производства содержит различные предметы исполнительного документа, копия исполнительного листа должнику не была направлена, то с учетом решения суда у должника отсутствовала возможность самостоятельно определить предмет исполнительного документа и исполнить требования постановления о возбуждении исполнительного производства.

Из материалов дела следует, что должник обратился в службу судебных приставов с письмом от 16.03.2012 № 404, где указал на то, что взыскиваемая по решению суда сумма перечислена им платежным поручением от 16.01.2012 № 23697.

Суд апелляционной инстанции обоснованно отметил, что только из письма судебного пристава-исполнителя от 27.03.2012 Общество могло установить, что предметом исполнительного документа является требование о совершении действий. Между тем одновременно с указанным письмом 27.03.2012 судебный пристав-исполнитель вынес постановление о взыскании исполнительского сбора, тем самым лишив должника возможности в добровольном порядке исполнить указанное требование.

При этом материалы дела не содержат доказательств того, что судебным приставом-исполнителем предпринимались какие-либо действия, направленные на исполнение требований исполнительного документа.

Довод о том, что сам по себе факт отсутствия в постановлении о возбуждении исполнительного производства указания на срок для добровольного исполнения должником требований исполнительного документа при наличии в установочной части постановления ссылки на положения ст. 30 Закона об исполнительном производстве не является основанием для признания недействительным постановления о взыскании исполнительского сбора, правомерно отклонен судами.

Поскольку Законом об исполнительном производстве предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя по установлению срока для добровольного исполнения требований, то указание на норму права, регулирующую не только срок добровольного исполнения, а в целом - всю процедуру возбуждения исполнительного производства, не может свидетельствовать об установлении данного срока, от истечения которого зависит последующее принятие мер принудительного характера.

При таких обстоятельствах, установив факт неуказания судебным приставом-исполнителем срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа, отсутствие ясности в предмете исполнения, что фактически лишило должника реальной возможности выполнить в добровольном порядке требования данного исполнительного документа, суды обоснованно удовлетворили заявленные Обществом требования о признании недействительным оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора, как не соответствующего Закону об исполнительном производстве и нарушающего права и законные интересы заявителя.

Фактические обстоятельства дела судами первой и апелляционной инстанций установлены и исследованы в полном объеме, выводы судов соответствуют доказательствам, имеющимся в материалах дела.

Доводы Управления, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения судов первой и апелляционной инстанций, им дана надлежащая правовая оценка, основания для ее непринятия у суда кассационной инстанции отсутствуют. Указанные доводы направлены на переоценку установленных судами фактических обстоятельств дела и принятых доказательств, что не допустимо в силу ст. 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Нормы материального права применены судами правильно. Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу ч. 4 ст. 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения, постановления арбитражного суда, судом кассационной инстанции не установлено.

С учетом изложенного обжалуемые судебные акты следует оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

П О С Т А Н О В И Л:

решение Арбитражного суда Пермского края от 25.05.2012 по делу № А50-7184/2012 и постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2012 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Управления Федеральной службы судебных приставов по Пермскому краю - без удовлетворения.

     Председательствующий
    С.Н. Василенко

     Судьи
    Н.Н. Суханова

     Е.А. Поротникова

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А50-7184/2012
Ф09-11447/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Уральского округа
Дата принятия: 22 ноября 2012

Поиск в тексте