• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 января 2013 года Дело N А71-11373/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 21 января 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 23 января 2013 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Осиповой С.П.,

судей Ясиковой Е.Ю., Грибиниченко О.Г.

при ведении протокола судебного заседания секретарем Калашниковой Е.С.

при участии:

от заявителя бюджетного учреждения Удмуртской Республики "Завьяловская районная станция по борьбе с болезнями животных" (ОГРН 1041800000692, ИНН 1808400820): Габдрахманов Р.Ф., предъявлено удостоверение, доверенность от 04.09.2012; Полянцева О.Н., предъявлен паспорт, доверенность от 04.09.2012; Милаева О.Н., предъявлен паспорт, доверенность от 04.09.2012;

от заинтересованного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике (ОГРН 1051802206389, ИНН 1835064045): Сизова Н.К., предъявлено удостоверение, доверенность от 18.01.2013; Попова О.Н., предъявлено удостоверение, доверенность от 18.01.2013;

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заинтересованного лица Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике

на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики

от 21 ноября 2012 года

по делу № А71-11373/2012,

принятое судьей Бушуевой Е.А.,

по заявлению бюджетного учреждения Удмуртской Республики "Завьяловская районная станция по борьбе с болезнями животных"

к Управлению Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике

об оспаривании постановлений о привлечении к административной ответственности,

установил:

Бюджетное учреждение Удмуртской Республики «Завьяловская районная станция по борьбе с болезнями животных» (далее - заявитель, Учреждение) обратилось в Арбитражный суд Удмуртской Республики с заявлениями о признании незаконным и отмене постановления Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике (далее - Управление, административный орган) от 22.08.2012 № 1131 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), а также о признании незаконным и отмене постановления Управления от 22.08.2012 № 1132 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.4 КоАП РФ

Определением суда от 12.10.2012 возбужденные по указанным заявлениям дела в соответствии с ч. 2.1 ст. 130 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации объединены в одно производство для совместного рассмотрения с присвоением делу №А71-11373/2012.

Решением суда от 21.11.2012 заявленные требования удовлетворены частично, постановление от 22.08.2012 № 1132 о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ст. 6.4 КоАП РФ, признано незаконным и отменено. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции в части признания незаконным и отмене постановления от 22.08.2012 № 1132, Управление обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда в обжалуемой части отменить, ссылаясь на неправильное толкование санитарных правил СП 1.3.2322-08.

В обоснование жалобы административный орган указывает на то, что при проведении диагностических паразитологических исследований для диагностики заболеваний, вызываемых гельминтами, в том числе трихинеллой, методами диагностики предусмотрено только обнаружение возбудителя в исследуемом материале, без его выделения. Считает, что Учреждение осуществляет деятельность (работу) с ПБА III группы патогенности (патогенными биологическими агентами) без санитарно-эпидемиологического заключения на соответствие условий работы с возбудителями инфекционных заболеваний санитарным правилам, чем нарушает требования санитарных правил СП 1.3.2322-08. При этом указывает на отсутствие документального подтверждения вывода суда первой инстанции о том, что после обнаружения трихинеллы Учреждение направляет материал на исследование с целью его выделения и идентификации в ветеринарную лабораторию.

Представители административного органа в судебном заседании на доводах апелляционной жалобы настаивали.

Учреждение с доводами, изложенными в апелляционной жалобе, не согласно по основаниям, указанным в отзыве на апелляционную жалобу. По мнению Учреждения, оно осуществляет только ветеринарно-санитарную экспертизу мяса и продуктов животноводства путем визуального осмотра туши и проведение с помощью оптических приборов (трихинеллоскопа, микроскопа) трихинеллоскопии, то есть исследование с целью обнаружения возбудителя, но не исследование с целью его выделения и идентификации. Такое исследование выполняется ветеринарной лабораторией (Удмуртским ветеринарно-диагностическим центром), имеющим соответствующее санитарно-эпидемиологическое заключение и лицензию на право работы с ПБА III-IV групп патогенности. Решение суда первой инстанции считает законным и не подлежащим отмене, просит апелляционную жалобу административного органа оставить без удовлетворения.

Представители заявителя в судебном заседании доводы отзыва на жалобу поддержали.

Поскольку возражений в порядке ч. 5 ст. 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации лицами, участвующими в деле, не заявлено, законность и обоснованность решения проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в соответствии со статьями 266, 268 АПК РФ только в обжалуемой части.

Как следует из материалов дела, в период с 13.06.2012 по 10.07.2012 на основании распоряжения от 28.05.2012 № 643 (л.д. 59-60, т. 2) должностными лицами административного органа проведена плановая выездная проверка соблюдения Учреждением санитарно-эпидемиологических требований, требований государственных стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов.

В ходе проверки установлено, что Учреждением, расположенным по адресу: Удмуртская Республика, с. Завьялово, ул. Октябрьская, д. 96, проводится ветеринарно-санитарная экспертиза мяса, мясных и других продуктов убоя (промысла) животных, продукции животного и растительного происхождения; осуществляется работа с ПБА (патогенными биологическими агентами) в виде диагностических паразитологических исследований.

В нарушение санитарно-эпидемиологических правил СП 1.3.2322-08 «Безопасность работы с микроорганизмами III-IV групп патогенности (опасности) и возбудителями паразитарных болезней» Учреждением не оборудовано вытяжным шкафом помещение для исследований на гельминтозы; в помещении для проведения паразитологических исследований не установлен бактерицидный облучатель для обеззараживания воздуха и поверхностей в соответствии с нормативами; в качестве дезинфицирующего средства в отделе Ветеринарно-санитарной экспертизы для проведения генеральной уборки используется раствор средства «Ника-2», который согласно п.п. 1.5, 3.1 инструкции по применению дезинфицирующего средства с моющим эффектом «Ника-2» не оказывает дезинфицирующего действия на гельминты (трихинеллы), а обладает только антимикробной активностью в отношении бактерий и применяется для дезинфекции оборудования, инвентаря, тары, производственных помещений птицеперерабатывающих предприятий; прием материала (проб) осуществляется вне здания на столе в сколоченном из деревянных досок помещении без водоснабжения, канализации, электричества, отопления и вентиляции, на прилегающей к Учреждению территории; планировочными решениями не обеспечивается поточность движения ПБА и персонала, так как помещения отдела ветеринарно-санитарной экспертизы не разделены на «заразную» и «чистую» зоны: моечная и паразитологическая совмещены в одном помещении, в котором проводится работа с ПБА (исследования на гельминты - трихинеллоскопия) и мойка лабораторного инструмента; внутренняя отделка помещений не соответствует их функциональному назначению: в помещении, где проводятся паразитологические исследования, поверхность потолка выполнена плитами из материала, не устойчивого к многократному действию моющих и дезинфицирующих средств, на стенах местами отошла плитка, на полу имеется сливное отверстие; помещение приема и подготовки проб выполнено из деревянных досок в виде навеса, поверхности потолка, стен, пола в помещениях «заразной» зоны не устойчивы к многократному действию моющих и дезинфицирующих средств; помещение, где проводятся паразитологические исследования, располагающееся на первом этаже, не оснащено металлической решеткой на окнах.

Выявленные нарушения отражены в акте проверки от 05.07.2012 № 695 (л.д. 33-34, т. 1)

По факту выявленных нарушений 05.07.2012 в отношении Учреждения составлен протокол об административном правонарушении, предусмотренном ст. 6.4 КоАП РФ (л.д. 54-55, т. 2).

Постановлением от 22.08.2012 № 1132 Учреждение признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ, и ему назначено наказание в виде административного штрафа в размере 10 000 руб. (л.д. 36-42, т. 2).

Считая указанное постановление о привлечении к административной ответственности незаконным, Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о его отмене.

Удовлетворяя заявленные требования в части признания постановления от 22.08.2012 № 1132 незаконным, суд первой инстанции пришел к выводу о недоказанности состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, рассмотрев доводы, изложенные в апелляционной жалобе и в отзыве на апелляционную жалобу, суд апелляционной инстанции полагает, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

В ст. 6.4 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений и транспорта в виде штрафа для юридических лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или административного приостановления деятельности на срок до девяноста суток.

В силу ст.ст. 11, 24 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» (далее - Закон № 52-ФЗ) индивидуальные предприниматели и юридические лица в соответствии с осуществляемой ими деятельностью обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор должностных лиц.

Согласно п.п. 1, 3 ст. 39 данного Закона на территории Российской Федерации действуют федеральные санитарные правила, утвержденные и введенные в действие федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Соблюдение санитарных правил является обязательным для граждан, индивидуальных предпринимателей и юридических лиц.

В оспариваемом постановлении описано событие административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ, объективная сторона которого выражена в нарушении заявителем пунктов 2.3.31, 2.3.19, 2.12.8, 2.12.9, 2.3.1, 2.3.4, 2.3.5, 2.3.6, 2.3.7, 2.3.11, 2.3.13 санитарно-эпидемиологических правил СП 1.3.2322-08 «Безопасность работы с микроорганизмами III-IV групп патогенности (опасности) и возбудителями паразитарных болезней», утвержденных постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 28.01.2008 № 4 (далее - СП 1.3.2322-08).

Санитарные правила 1.3.2322-08 "Безопасность работы с микроорганизмами III и IV групп патогенности (опасности) и возбудителями паразитарных болезней") устанавливают требования к организационным, санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям, направленным на обеспечение личной и общественной безопасности, защиту окружающей среды при работе с патогенными биологическими агентами III - IV групп - патогенными для человека микроорганизмами и гельминтами, а также любыми объектами и материалами, включая полевой, клинический, секционный, подозрительными на содержание указанных ПБА и предназначены для юридических лиц независимо от организационно-правовых форм и форм собственности и индивидуальных предпринимателей, проводящих на территории Российской Федерации работы с объектами и материалами, содержащими или подозрительными на содержание ПБА III - IV групп.

Вместе с тем суд первой инстанции пришел к выводу, что административный орган не доказал наличие в действиях Учреждения вмененного состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 6.4 КоАП РФ.

Согласно ч. 1 ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое названным Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Юридическое лицо, в силу ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ, признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Согласно ч. 1 ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Частью 5 ст. 200 АПК РФ предусмотрено, что обязанность доказывания соответствия оспариваемого ненормативного правового акта закону или иному нормативному правовому акту, законности принятия оспариваемого решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), наличия у органа или лица надлежащих полномочий на принятие оспариваемого акта, решения, совершение оспариваемых действий (бездействия), а также обстоятельств, послуживших основанием для принятия оспариваемого акта, решения, совершения оспариваемых действий (бездействия), возлагается на орган или лицо, которые приняли акт, решение или совершили действия (бездействие).

Из п. 1.4 СП 1.3.2322-08 следует, что соблюдение требований санитарных правил является обязательным для юридических лиц независимо от организационно-правовых форм и форм собственности и индивидуальных предпринимателей, проводящих диагностические работы с ПБА III-IV группы, в том числе с целью обнаружения и выделения возбудителя, экспериментальные и производственные работы.

Приложение 7 к Санитарно-эпидемиологическим правилам (СИ 1.2.1318-03) содержит определения терминов "исследования диагностические", "исследования экспериментальные", "производственная работа".

Согласно данному приложению под термином "исследования диагностические" понимаются исследования объектов биотической и абиотической природы, проводимые с целью обнаружения, выделения и идентификации возбудителя, его антигена или антител к нему.

"Исследования экспериментальные" - все виды работ с использованием микроорганизмов, гельминтов, токсинов и ядов биологического происхождения.

"Производственная работа" - это работа по производству медицинских иммунобиологических препаратов с использованием возбудителей инфекционных заболеваний и продуктов микробиологического синтеза.

Исходя из объяснений административного органа, изложенных в суде первой инстанции, следует, что Учреждением проводятся диагностические исследования мяса на предмет наличия (отсутствия) в нем личинок трихинелл, то есть проводится трихинеллоскопия.

В то же время Учреждение, не соглашаясь с данным выводом административного органа, ссылается на осуществление им только визуального осмотра пробы с помощью оптического прибора с целью обнаружения возбудителя. По мнению заявителя, такое исследование не может считаться диагностическим, поскольку диагностическое исследование предполагает выделение и идентификацию возбудителя, его антигена или антител к нему.

Судом первой инстанции установлено, что Учреждение не осуществляет в качестве отдельной деятельности деятельность, связанную с использованием возбудителей инфекционных заболеваний III-IV групп патогенности, а осуществляет только ветеринарно-санитарную экспертизу мяса и продуктов животноводства - визуальный осмотр туши и проведение с помощью оптических приборов трихинеллоскопии, то есть не исследование с целью его выделения и идентификации, которое выполняется ветеринарной службой, имеющей санитарно-эпидемиологическое заключение и лицензию на право работы с ПБА III-IV групп патогенности.

Анализ содержания пунктов 1.2, 1.3, 1.4, 2.1.1, 2.4 СП 1.3.2322-08 и п.2.3 СП 1.2.1318-03 позволяет сделать вывод о том, что предусмотренные указанными санитарными правилами требования применяются при осуществлении подлежащей лицензированию деятельности, заключающейся в работе с ПБА III-IV групп патогенности.

Таким образом, административным органом не представлено арбитражному суду бесспорных доказательств наличия у Учреждения обязанности иметь санитарно-эпидемиологическое заключение на осуществление деятельности по использованию ПБА III-IV групп патогенности и применять СП 1.3.2322-08.

Поскольку материалами административного дела не подтверждается факт осуществления Учреждением диагностических исследований с использованием возбудителей инфекционных заболеваний групп III-IV групп патогенности в проверенном помещении, суд апелляционной инстанции приходит к выводу о недоказанности наличия в действиях Учреждения состава правонарушения по ст. 6.4 КоАП РФ.

Таким образом, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о недоказанности наличия в действиях Учреждения состава вменяемого административного правонарушения.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно признал незаконным и отменил постановление Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике от 22.08.2012 № 1132.

Доводы подателя апелляционной жалобы судом апелляционной инстанции не принимаются, поскольку основаны на ином толковании норм действующего законодательства, а также не подтверждены материалами дела.

Нарушений норм материального и процессуального права, являющихся в силу ст. 270 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, безусловным основанием для отмены судебного акта, судом первой инстанции не допущено.

Таким образом, оснований для отмены решения суда в обжалуемой части и удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 258, 268, 269, 270, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 21 ноября 2012г. по делу № А71-11373/2012 в обжалуемой части оставить без изменения, апелляционную жалобу управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Удмуртской Республике - без удовлетворения.

Постановление может быть обжаловано только по основаниям, предусмотренным частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

     Председательствующий

     С.П. Осипова

     Судьи

     Е.Ю.  Ясикова

     О.Г.  Грибиниченко

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А71-11373/2012
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 23 января 2013

Поиск в тексте