• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 05 февраля 2013 года Дело N А27-18888/2012

Резолютивная часть решения оглашена «29» января 2013 года

Решение в полном объеме изготовлено «05» февраля 2013 года

Арбитражный суд Кемеровской области в составе судьи Семенычевой Е.И., при ведении протокола судебного заседания с применением средств аудиозаписи помощником судьи Михеевой С.С., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент», Кемеровская область, г. Кемерово, ОГРН 1054205032441, ИНН 4205070630

к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области, Кемеровская область, г. Кемерово

о признании недействительным решения № 96 от 27.07.2012 года «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части

при участии в судебном заседании:

от Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент»: Зарыпов В.Л. - представитель по доверенности от 07.07.2011 года № ТДСЦ 11/11, паспорт; Медведева Е.С. - представитель по доверенности от 11.07.2011 года № ТДСЦ 20/12, паспорт;

от Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области: главному государственному налоговому инспектору юридического отдела Павлова В.Г. - представитель по доверенности от 28.12.2011 года № 03-12/59, служебное удостоверение; главный государственный налоговый инспектор отдела выездных проверок № 1 Некрасова Н.В. - представитель по доверенности от 13.12.2012 года № 03-12/30, служебное удостоверение,

у с т а н о в и л:

Общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент» обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщиком № 2 по Кемеровской области 27.07.2012 года № 96 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления налога на прибыль в сумме 743 201 рублей, штрафа по налогу на прибыль в размере 148 640 рублей, доначисления налога на добавленную стоимость в сумме 577 755 рублей, штрафа по налогу на добавленную стоимость в размере 115 551 рублей, соответствующих сумм пени.

В обоснование заявленных требований заявитель в заявлении и его представитель в заседании, по эпизоду отнесения в состав расходов заработной платы главного бухгалтера ссылаясь на то, что управляющая компания оказывает услуги в области бухгалтерского учета управленческого, организационного и методологического характера. Главный бухгалтер, как указывает заявитель, осуществляет свои обязанности на оперативном уровне, осуществляет руководство работниками бухгалтерии, контролирует правильность оформления первичных документов, подписывает первичные документы, принимает на работу сотрудников и несет административную ответственность перед управляющим директором.

По эпизоду отнесения в состав расходов выплат выходных пособий заявитель ссылается на нормы Трудового кодекса Российской Федерации.

По эпизоду доначисления налога на прибыль и налога на добавленную стоимость со ссылкой на нормы Налогового кодекса Российской Федерации, Постановление Пленума Высшего арбитражного суда Российской Федерации № 53, указывает, что в налоговый орган был представлен полный пакет документов, подтверждающий взаимоотношения с ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест» и обстоятельства отсутствия действий Общества, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды. Заявитель указывает, что представленные в налоговый орган и в суд документы не только подтверждают поступление товара, но и использование в производственной деятельности. При этом заявитель указывает, что цена приобретенных товаров соответствует рыночной.

Представитель налогового органа требования заявителя считает необоснованными, ссылаясь на законность и обоснованность решения.

По эпизоду отнесения в состав расходов заработной платы главного бухгалтера налогоплательщика представитель заявителя ссылаясь на анализ функций и обязанностей должностных лиц взаимозависимых обществ, полагает, что спорные затраты экономически необоснованны.

По взаимоотношениям с ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест» представитель налогового органа, ссылаясь на то, что в ходе налоговой проверки налоговым органом установлена совокупность обстоятельств, позволяющих налоговому органу прийти к выводу о наличии формального документооборота, созданного заявителем, в целях получения налоговой выгоды. По мнению налогового органа, расходы, в целях исчисления налога на прибыль и вычеты по налогу на добавленную стоимость налогоплательщиком документально не подтверждены, поскольку документы, представленные налогоплательщиком содержат недостоверные сведения. Кроме того, представитель налогового органа указывает на то, что налоговый орган оспаривает сам факт наличия товара, полученного от указанных контрагентов и использования его в производстве. Подробно возражения изложены в письменных отзывах.

Выслушав доводы представителей лиц, участвующих в деле, исследовав обстоятельства и материалы дела, судом установлено следующее:

Межрайонной инспекцией Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщиком № 1 по Кемеровской области проведена выездная налоговая проверка Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом « Сибирский цемент» по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов.

По результатам проведенной проверки 22.06.2012 года Инспекцией составлен акт № 11, и 27.07.2012 года принято решение № 96, которым Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент» привлечено к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, предусмотренной пунктом 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации, за неполную уплату налога на прибыль в виде штрафа в размере 148 640, 20 рублей, налога на добавленную стоимость в виде штрафа в размере 116 020, 80 рублей, к ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в виде штрафа в размере 2 976, 20 рублей. Обществу предложено уплатить недоимку по налогу на прибыль в сумме 743 201 рублей, налогу на добавленную стоимость в сумме 580 104 рублей, налог на доходы физических лиц в сумме 14 881 рублей, а также пени в размере 84 672, 24 рублей.

Не согласившись с правомерностью решения, налогоплательщик обратился в Управление Федеральной налоговой службы по Кемеровской области с апелляционной жалобой.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Кемеровской области от 04.10.2012 года № 589 апелляционная жалоба налогоплательщика оставлена без удовлетворения, а решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 2 по Кемеровской области от 18.07.2012 года № 27 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» изменено в части отмены привлечения к ответственности, предусмотренной статьей 123 Налогового кодекса Российской Федерации в сумме 45 113, 80 рублей, начисления пени по единому социальному налогу в сумме 9 419, 81 рублей в остальной части решение утверждено.

Посчитав нарушенными свои права и законные интересы налогоплательщик обратился в суд.

Как следует из обжалуемого решения налогового органа, основание доначисления налога на прибыль послужил вывод налогового органам о неправомерности включения в состав расходов, связанных с производством и реализаций за 2009 год расходов на оплату труда главного бухгалтера в сумме 109546 рублей и суммы ЕСН, исчисленной с заработной платы в сумме 28 482 рублей (пункт 1.2 решения налогового органа). По мнению налогового органа, несмотря на то, что согласно условиям договора от 06.03.2007 года «о передаче полномочий единоличного исполнительного органа ОАО «Холдинговая компания « Сибирский цемент» управляющей компании переданы полномочия по организации бухгалтерского учета, общество выплачивает заработную плату главному бухгалтеру - сотруднику ОАО «Холдинговая компания « Сибирский цемент», принятому на 0,25 ставки в управляемом обществе. Налоговый органа полагает, что функции дублируются в трудовых договорах и должностных инструкций двух взаимозависимых обществах, все функции выполняет одно лицо, рабочее место которого находится на территории налогоплательщика.

Как следует из материалов дела, в соответствии с договором о передачи единоличного исполнительного органа Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент» управляющей организации Открытому акционерному обществу «Холдинговая компания «Сибирский цемент» от 06.03.2007 года общество передает, а управляющая компания принимает и осуществляет закрепленные Уставом общества полномочия исполнительного органа Общества. Согласно Устава общества, исполнительный орган - генеральный директор обладает полномочиями, в том числе по осуществлению организации ведения бухгалтерского учета и отчетности.

Исходя из вышеизложенного, управляющей компании переданы полномочия по организации и ведению бухгалтерского учета и отчетности.

Исходя из трудового договора, представленного в материалы дела Открытое акционерное общество «Холдинговая компания «Сибирский цемент» заключает трудовой договор с работником, который принимается в общество для выполнения работы по должности заместитель главного бухгалтера по ведению учета в управляемой компании. Местом работы обозначено Открытое акционерное общество «Холдинговая компания «Сибирский цемент», местом выполнения должностных обязанностей Общество с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент». Пунктом 2.1 предусмотрены обязанности работника. Так в пункте 2.1.1.1. предусмотрено, что работник выполняет обязанности по организации бухгалтерского учета хозяйственно-финансовой деятельности и контроля за экономным использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов, сохранностью собственности управляемой компании.

В тоже время работник, принятый в управляющую компанию на должность заместитель главного бухгалтера по ведению учета в управляемой компании, принимается на должность главного бухгалтера в управляемой компании по совместительству.

Согласно должностной инструкции главного бухгалтера управляемой компании, главный бухгалтер обязан осуществлять организацию бухгалтерского учета хозяйственно-финансовой деятельности и контроль за экономным использованием материальных, трудовых и финансовых ресурсов, сохранностью собственности общества.

Таким образом, трудовые функции работника, принятого в управляющей компании на должность заместитель главного бухгалтера по ведению учета в управляемой компании и трудовые функции работника, принятого в управляемой компании на должность главного бухгалтера дублируются.

Довод заявителя о том, что Управляющая компания организует и ведет бухгалтерский учет в управляемой компании на методологической уровне, на уровне оперативного контроля, а главный бухгалтер общества на оперативном уровне, судом отклонен в виде его не состоятельности.

Главный бухгалтер подчиняется непосредственно руководителю организации и несет ответственность за формирование учетной политики, ведение бухгалтерского учета, своевременное представление полной и достоверной бухгалтерской отчетности (статья 7 Федерального закона от 21.11.1996 года N 129-ФЗ).

Доказательств передачи в управляющую компанию только функций по организации и ведению бухгалтерского учета на методологической уровне, на уровне оперативного контроля суду не представлено.

Суд поддерживает довод налогового органа о том, то при анализе должностной инструкции главного бухгалтера и обязанностей, оговоренных в трудовом договоре заместителя главного бухгалтера по ведению учета в управляемой компании идентичны. Передавая в управляющую компанию функции по осуществлению организации ведения бухгалтерского учета и отчетности и принимая на работу главного бухгалтера с теми же функциями на 0,25% ставки заявитель не представил доказательств о разграничении функций заместителя главного бухгалтера по ведению учета в управляемой компании на полную ставку и главного бухгалтера принятого по совместительству на ставку 0,25%. Тогда как, согласно статьи 60.1 Трудового кодекса Российской Федерации работник имеет право заключать трудовые договоры о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы у того же работодателя (внутреннее совместительство) и (или) у другого работодателя (внешнее совместительство).

Между тем, под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме (абзац 3 пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации).

Понятие "экономическая оправданность затрат" налоговым законодательством не определено, оно является оценочным, поэтому именно налоговый орган в силу части 5 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации должен представить в суд доказательства того, что учтенные Обществом в проверяемый период в качестве уменьшающих налогооблагаемую базу расходы были экономически неоправданными.

Давая оценку представленным налоговым органом доказательствам, суд расценили их как допустимые и достаточные для вывода о правомерности произведенных налоговым органом начислений налога.

Ссылка заявителя на правовую позицию Конституционного Суда Российской Федерации, выраженную в постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П судом принята.

Действительно, Налоговый кодекс Российской Федерации не содержит положений, позволяющих налоговому органу оценивать произведенные налогоплательщиками расходы с позиции их экономической целесообразности, рациональности и эффективности.

По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24 февраля 2004 года N 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов.

Между тем данная ссылка была бы актуальной если бы в ходе судебного разбирательства налоговым органом не было доказано отсутствии экономически оправданности затрат по начислению заработной платы работнику, функции которого переданы в управляющую компанию.

Нормы, содержащиеся в абзацах втором и третьем пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации, не допускают их произвольного применения, поскольку требуют установления объективной связи понесенных налогоплательщиком расходов с направленностью его деятельности на получение прибыли.

При изложенных обстоятельствах суд считает правомерным и обоснованном вывод налогового органа о завышении налогоплательщиком расходов, уменьшающих доход в целях исчисления налога на прибыль в результате отнесения налогоплательщиком в состав расходов, связанных с производством и реализаций за 2009 год расходов на оплату труда главного бухгалтера в сумме 109 546 рублей и суммы единого социального налога, исчисленной с заработной платы в сумме 28 482 рублей.

Основанием доначисления налога на прибыль в сумме 73 645 рублей послужил вывод налогового органа о завышении налогоплательщиком расходов на сумму выплат, начисленных по соглашению сторон о прекращении трудовых отношений (пункт 1.3 решения налогового органа). По мнению налогового органа выплаты при расторжении трудового договора не являются расходами на оплату труда, в связи, с чем не могут быть отнесены в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль. Заявитель, ссылаясь на статью 178 Трудового кодекса Российской Федерации говорить о правомерности отнесения в состав расходов выплаты выходного пособия.

Оценивая законность и обоснованность решения налогового органа по рассматриваемому эпизоду суд исходит из следующего:

Статьей 255 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

В соответствии со статьей 57 Трудового кодекса Российской Федерации в трудовом договоре могут предусматриваться дополнительные условия, не ухудшающие положение работника по сравнению с установленным трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами.

В статье 178 Трудового кодекса Российской Федерации предусмотрено сочетание государственного и договорного регулирования при выплате выходного пособия. Последний абзац названной статьи предусматривает договорное регулирование выплаты выходных пособий, в соответствии с которым трудовым договором могут предусматриваться другие случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливаться повышенные размеры выходных пособий.

Таким образом, трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в индивидуальном трудовом договоре условий о выплате выходных пособий в повышенном размере.

Как следует из материалов дела соглашениями о расторжении трудовых договоров с Курбаленко М.В., Калишенко С.Н., Кирьяновой О.Ф. предусмотрены выплаты выходного пособия в повышенном размере, что не противоречит статье 178 Трудового кодекса Российской Федерации.

При изложенных обстоятельствах довод представителя налогового органа о выплате денежной компенсации судом отклонен как противоречащий материалам дела.

В связи с чем, расходы в виде выплат выходного пособия правомерно налогоплательщиком отнесены в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль.

Однако суд не может согласиться с правомерностью отнесения в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль выплаченные при увольнении денежные компенсации Хромину А.С., Горохову П.А., Павловой Н.Е., поскольку перечисленные выплаты, произведенные Обществом в пользу работников, являются разовыми, не обусловленны выполнением со стороны работников каких-либо работ (услуг) по трудовым либо гражданско-правовым договорам, не предусмотрены коллективным договором и не связанны с содержанием работников, то есть не входящими в систему оплаты труда.

При изложенных обстоятельствах, требования заявителя в части признания недействительным решения налогового органа в части доначисления налога на прибыль по эпизоду, связанному с отнесением в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль, выплат выходного пособия Курбаленко М.В., Калишенко С.Н., Кирьяновой О.Ф., подлежит удовлетворению.

Основанием доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, исчисления пени и привлечения к ответственности, послужил вывод налогового органа о применении налогоплательщиком схемы уклонения от уплаты налогов путем использования фиктивного документооборота с целью искусственного завышения расходов на стоимость приобретенных товаров и как следствие получения необоснованной налоговой выгоды в виде занижения подлежащих уплате сумм налогов (пункт 2.1 решения налогового органа).

В решении указано на отсутствии реальных хозяйственных операций с ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест» поскольку документы представленные налогоплательщиком содержат недостоверные сведения, так как от имени руководителей обществ подписаны неустановленными лицами; руководители отрицают причастность к деятельности обществ; контрагенты не находятся по юридическому адресу, у них отсутствуют основные средства, в том числе и транспортные, движение по расчетным счетам имеют транзитный характер.

Оценивая законность и обоснованность обжалуемого решения по рассматриваемому эпизоду, суд исходит из следующего:

В соответствии со статьей 247 Налогового кодекса Российской Федерации объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, под которой понимается доход, уменьшенный на величину произведенных расходов, определяемых в порядке, установленном главой 25 Кодекса.

Из пункта 1 статьи 252 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 Кодекса).

Условия включения затрат в состав расходов, уменьшающих доходы, предусмотрены статьей 252 Налогового кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 названной статьи расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под экономически оправданными расходами следует понимать затраты, обусловленные целями получения доходов, удовлетворяющие принципу рациональности и обусловленные обычаями делового оборота.

Под документально подтвержденными - затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Таким образом, расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода, экономически оправданы и документально подтверждены.

В силу пункта 1 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную в порядке, предусмотренном статьей 166 Кодекса, на установленные статьей 171 Кодекса налоговые вычеты.

Вычетам подлежат суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), а также имущественных прав на территории Российской Федерации либо уплаченные налогоплательщиком при ввозе товаров на таможенную территорию Российской Федерации в таможенных режимах выпуска для внутреннего потребления, временного ввоза и переработки вне таможенной территории либо при ввозе товаров, перемещаемых через таможенную границу Российской Федерации без таможенного контроля и таможенного оформления, в отношении: 1) товаров (работ, услуг), а также имущественных прав, приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с настоящей главой, за исключением товаров, предусмотренных пунктом 2 статьи 170 настоящего Кодекса; 2) товаров (работ, услуг), приобретаемых для перепродажи.

Порядок применения налоговых вычетов установлен статьей 172 Налогового кодекса Российской Федерации, которая предусматривает, что налоговые вычеты, предусмотренные статьей 171 Кодекса, производятся на основании счетов-фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), и при наличии соответствующих первичных документов.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия предъявленных сумм налога к вычету или возмещению в порядке, предусмотренном главой 21 Налогового кодекса Российской Федерации. Счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

В соответствии с частью 1 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» все хозяйственные операции, проводимые организацией, подтверждаются первичными учетными документами, на основании которых ведется бухгалтерский учет. Данные первичных документов, составляемых при совершении хозяйственной операции, в том числе о лицах, подписавших договоры поставок, счета-фактуры должны соответствовать фактическим обстоятельствам. Требования к порядку составления документов относятся не только к полноте заполнения всех реквизитов, но и к достоверности содержащихся в них сведений.

В силу изложенного право налогоплательщика на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшение полученного дохода на сумму произведенных расходов непосредственно связано с представлением организацией соответствующих подтверждающих документов. Причем, документы, представляемые налогоплательщиком с целью подтверждения права должны содержать достоверную информацию.

В силу правовой позиции, изложенной в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 53 от 12.10.2006 года «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Вовлечение во взаиморасчеты юридических лиц, зарегистрированных по подложным документам, отсутствие юридических лиц по адресам, указанным в правоустанавливающих документам, ненадлежащее исполнение либо неисполнение контрагентами конституционных обязанностей по уплате налогов и по представлению в налоговый орган достоверной отчетности, указывает на то, что налогоплательщиком не проявляется должной осмотрительности, допускается попустительство и беспечность при выборе участников хозяйственных операций.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 20.02.2001 года № 3-П и в Определении от 25.07.2001 года № 138-О, право на возмещение налога на добавленную стоимость из бюджета предоставляется добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных затрат по уплате налога поставщикам товаров (работ, услуг).

Следовательно, налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

При этом исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 3 определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15.02.2005 года № 93-О обязанность подтверждать правомерность и обоснованность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике-покупателе товаров (работ, услуг), поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиками.

Таким образом, налогоплательщики обязаны предпринять все меры, установленные законодательством, для предоставления достоверных первичных бухгалтерских документов, на основании которых происходит исчисление и уплата налогов.

Исходя из правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях от 09.03.2010 года N 15574/09, от 25.05.2010 года N 15658/09, от 20.04.2010 года N 18162/09, документы представляемые налогоплательщиком для подтверждения правомерности расходов, должны содержать сведения, позволяющие впоследствии налоговому органу определить достоверность осуществления хозяйственной операции.

Следуя, указаниям Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, при решении вопроса о правомерности применения налоговых вычетов судом учитываются не только наличие документов, подтверждающих факты оформления сделки, оформления принятия товара к бухгалтерскому учету, его оплаты в том числе, налога на добавленную стоимость, но и результаты встречных проверок, проведенных налоговым органом, достоверности, комплектности и непротиворечивости представленных документов; оценивается не только формальное соответствие представленных документов требованиям закона, но и действительное наличие тех обстоятельств, с которыми Налоговый кодекс Российской Федерации связывает предоставление права на вычет налога на добавленную стоимость.

То есть, оцениваются все доказательства по делу в совокупности и во взаимосвязи с целью исключения внутренних противоречий и расхождений между ними.

Как установлено в судебном заседании, в ходе выездной налоговой проверки в подтверждение права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль налогоплательщиком были представлены договоры с ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест», спецификации, счета-фактуры, товарные накладные, платежные документы, путевые листы.

Документы от имени ООО «Оримет» подписаны Муравьевым А.М., от имени ООО «Трейдинвест» Статных С.С..

Налоговым органом в ходе проверки установлено: ООО «Оримет» (ИНН 4220035581) было зарегистрировано и поставлено на налоговый учет 13.11.2007 года в Инспекции Федеральной налоговой службы по Куйбышевскому району г. Новокузнецка Кемеровской области. В указанной инспекции общество состояло на налоговом учете до 24.03.2009 года. Учредителем и руководителем с 13.11.2007 года по 30.09.2008 года являлся Плеханов А.Г., с 01.10.2008 года по 17.03.2009 года учредителем и руководителем значился Муравьев А.М. С 25.03.2009 года Общество стояло на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Новосибирска. Учредителем и руководителем значится Лапочкин В.А., который по данным УФНС России по Новосибирской области является «номинальным» учредителем и руководителем ряда организаций. Из сообщения Инспекции Федеральной налоговой службы по Железнодорожному району г. Новосибирска следует, что ООО «Оримет» не имеет в собственности транспортных средств, численность составляет 1 человек, сведения по форме 2-НДФЛ не представляются, отчетность представляется по электронным каналам.

Допросить Лапочкина В.А. в ходе проверки налоговому органу не представилось возможным. ГУВД Новосибирской области предоставило информацию о шести судимостях Лапочкина В.А..

Из показаний Муравьева А.М. (протокол допроса свидетеля от 06.04.2012 года) следует, что он никогда не являлся ни учредителем, ни руководителем, никогда не подписывал бухгалтерскую, налоговую и иную документацию от имени руководителя ООО «Оримет».

Таким образом, из материалов дела следует, что представленные налогоплательщиком документы в целях подтверждения права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль содержат недостоверные сведения в отношении лица подписавшего документы, поскольку с 25.03.2009 года руководителем ООО «Оримет» в ЕГРЮЛ значится Лапочкин В.А., тогда в счетах-фактурах от 20.05.2009, от 26.05.2009, от 28.05.2009 в качестве руководителя указан Муравьев А.М.

Налоговым органом в ходе проверки установлено: ООО «Трейдинвест» (ИНН 4205144385) с 14.12.2007 года по 29.08.2010 года состояло на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по г. Кемерово. Учредителем и руководителем до 19.05.2009 года значился Статных С.С. , который является учредителем и руководителем ещё ряда организаций. С 20.05.2009 года учредителем и руководителем значится Эбель А.Г., который является учредителем ряда организаций. С 30.08.2010 года организация состоит на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы № 26 по г. Москве.

Из пояснений Эбель А.Г. (протокол допроса свидетеля от 22.04.2012 года ) следует, что он в 2009-2010 годах нигде не работал, учредителем и руководителем никогда не был, терял паспорт, паспорт был восстановлен социальными работниками туберкулезного диспансера, в котором он находился, находился в наркотической зависимости и не может пояснить подписывал ли он документы, ООО «Трейдинвест» ему не знаком, не знаком и Статных С.С., Дятлов В.В., Харченко П.А., расчетных счетов в банке не открывал, доверенностей для государственной регистрации не выдавал.

Согласно ответа нотариуса Лисуненко С.В., нотариальных действий по удостоверению подлинности подписи Статных С.С. на заявлении о государственной регистрации изменений вносимых в учредительные документы ею не производилось.

Нотариус Лисуненко С.В. так же сообщает, что нотариальных действий по удостоверению подлинности подписи Эбель А.Г. не производила.

Налоговым органом было так же установлено, что Статных С.С. и Эбель А.Г. доходов от ООО «Трейдинвест» не получали.

Таким образом, из материалов дела следует, что представленные налогоплательщиком документы в целях подтверждения права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль содержат недостоверные сведения в отношении лица подписавшего документы, поскольку с 20.05.2009 года руководителем ООО «Трейдинвест» в ЕГРЮЛ значится Эбель А.Г., тогда как в счетах-фактурах в качестве руководителя указан Статных С.С.

Указанные факты заявителем не опровергнуты.

Исходя из вышеизложенных обстоятельств суд поддерживает довод налогового органа о том, что о недостоверности сведений, содержащихся в представленных налогоплательщиком документах, в то время как заявителем доказательств, опровергающих указанные обстоятельства, в материалы дела в порядке части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено, достоверность содержащихся в соответствующих документах сведений документально не подтверждена.

При изложенных обстоятельствах не представляется возможным идентифицировать лиц, подписавших документы от имени ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест».

Согласно пункту 1 статьи 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы.

Ввиду отсутствия лиц, идентифицируемых в качестве единоличных исполнительных органов, у суда нет оснований считать, что указанные общества фактически вступали с заявителем в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия и подтверждать несение заявителем затрат по оплате товаров названным контрагентам в спорной сумме.

В силу действующего налогового законодательства обязанность подтверждать правомерность налоговых вычетов первичной документацией лежит на налогоплательщике - покупателе товара, услуг, поскольку именно он выступает субъектом, применяющим при исчислении итоговой суммы налога, подлежащей уплате в бюджет, вычет сумм налога, начисленных поставщиком. При этом, как указывалось выше, документы, подтверждающие расходы и налоговые вычеты, должны отражать достоверную информацию.

Более того, в силу требований статьи 169 Налогового кодекса Российской Федерации счета-фактуры, составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 этой статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении Президиума от 25.05.2010 года № 15658/09, налогоплательщик в обоснование доводов о проявлении им должной осмотрительности вправе приводить доводы в обоснование выбора контрагента, имея в виду, что по условиям делового оборота при осуществлении указанного выбора субъектами предпринимательской деятельности оцениваются не только условия сделки и их коммерческая привлекательность, но и деловая репутация, платежеспособность контрагента, а также риск неисполнения обязательств и предоставление обеспечения их исполнения, наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта.

В обоснование проявления должной осмотрительности заявитель ссылается на то, что при заключении договоров были истребованы не только учредительные документы, но и свидетельства о постановки на налоговый учет, информационные письма от органов статистики, копии карточек с образами подписей, копий изменений в устав, копии паспортов, свидетельства о постановки на налоговый учет. По мнению заявителя, была проверена правоспособность указанных контрагентов.

Между тем, принимая во внимание факт отражения в ЕГРЮЛ в качестве руководителей одних лиц, налогоплательщик принимает документы от контрагентов содержащие явно недостоверную информацию, тем самым берет на себя риск негативных последствий в виде невозможности применить налоговую выгоду по документам, не соответствующим требованиям вышеприведенных норм права, содержащим недостоверную информацию.

Доводов в обоснование выбора именно указанных контрагентов не изложено.

При отсутствии доказательств того, что заявитель при осуществлении сделки со спорными контрагентами удостоверился в личности лиц, действующих от имени спорных контрагентов, а также о наличии у них соответствующих полномочий; проверял деловую репутацию, платежеспособность контрагентов, а также риск неисполнения обязательств, наличие у контрагентов необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта, довод заявителя о проявлении им должной осмотрительности путем получения учредительных документов спорных контрагентов отклоняется судом как необоснованный.

Избрав в качестве партнера указанных контрагентов, вступая с ними в отношения, общество должно было проявить такую степень заботливости и осмотрительности, которая позволила бы ему рассчитывать на надлежащее поведение контрагента в сфере налоговых правоотношений. Негативные последствия выбора недобросовестного партнера не могут быть переложены на бюджет.

Тот факт, что контрагенты зарегистрированы в ЕГРЮЛ, в данном случае не может однозначно свидетельствовать о действительной правоспособности указанных организаций.

В соответствии со статьей 53 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами.

Согласно пункту 4 статьи 32 Федерального закона от 08.12.2008 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества или единоличным исполнительным органом общества и коллегиальным исполнительным органом общества. Правом представлять общество без доверенности и совершать сделки от имени общества, согласно подпункту 1 пункту 3 статьи 40 Федерального закона от 08.12.2008 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» обладает единоличный исполнительный орган общества (директор, президент).

Что касается ссылки заявителя на товарные накладные, на путевые листы как на документы, подтверждающие доставку товара суд считает необходимым отменить следующее:

В соответствии с постановлением Госкомстата России от 25.12.1998 года № 132 «Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету торговых операций» товарная накладная по форме № ТОРГ-12 применяется для оформления продажи (отпуска) товарно-материальных ценностей сторонней организации. Данная форма должна содержать: наименование, адрес, телефон, факс и банковские реквизиты грузоотправителя, грузополучателя, поставщика, плательщика; сведения о транспортной накладной (ее номере и дате); должности и подписи, разрешивших отпуск груза и фактически отпустивших груз (с расшифровкой их Ф.И.О.), заверенные печатью организации; номер и дату доверенности, на основании которой груз принят к перевозке от грузоотправителя, а также информацию о том, кем и кому (организация, должность лица, его Ф.И.О.), эта доверенность выдана; подпись и должность лица, принявшего груз по доверенности, расшифровка подписи; должность и подпись лица, выступающего от имени грузополучателя о получении груза, с расшифровкой Ф.И.О., заверенная печатью организации.

Отсутствие в товарных накладных реквизитов, в частности сведений о транспортной накладной, в данном случае не является формальным нарушением порядка оформления документа, поскольку в рассматриваемом случае данные сведения являются необходимыми для подтверждения совершения конкретной поставки товара в определенный период. Более того, товарные накладные дописаны неустановленными лицами.

Путевой лист грузового автомобиля, относящийся к первичной учетной документации по учету работ в автомобильном транспорте, не позволяет учесть совершенные хозяйственные операции без представления товарно-транспортной накладной. Он составляется по унифицированной форме, утвержденной Постановлением Госкомстата России от 28 ноября 1997 года N 78, которая предусматривает товарно-транспортные накладные в качестве приложения к путевому листу. Однако товарно-транспортной накладной не представлено, что не позволяет получить действительную информацию об объеме перевезенной продукции.

Заявителем также не представлен журнал учета движения путевых листов, предусмотренный названным выше Постановлением, который ведется предприятием для контроля и движения путевых листов, выданных водителю. Без названного журнала не представляется возможным признать допустимость и относимость представленных в материалы дела доказательств к обстоятельствам, которые эти доказательства должны подтвердить.

Кроме того, как указывает заявитель доставка шаров мелющих осуществлялась с привлечением ООО «Сибтрансервис».

Согласно Постановлению Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 28.11.1997 № 78 "Об утверждении унифицированных форм первичной учетной документации по учету работы строительных машин и механизмов, работ в автомобильном транспорте" товарно-транспортная накладная предназначена для учета движения товарно-материальных ценностей и расчетов за их перевозки автомобильным транспортом и является документом, определяющим взаимоотношения грузоотправителей - заказчиков автотранспорта с организациями - владельцами автотранспорта, выполнившими перевозку грузов, и служащим для учета транспортной работы и расчетов грузоотправителей или грузополучателей с организациями - владельцами автотранспорта за оказанные им услуги по перевозке грузов.

Учитывая, что ТТН заявителем представлены не были, а иные первичные документы не раскрывают содержание хозяйственных операций и не содержат всех предусмотренных для ТТН реквизитов, суд приходит к выводу о документальной не подтвержденности хозяйственных операций по организации транспортных услуг.

Согласно пунктам 2, 6 Инструкции Минфина СССР N 156, Госбанка СССР N 30, ЦСУ СССР N 354/7, Минавтотранса РСФСР N 10/998 от 30.11.1983 года "О порядке расчетов за перевозки грузов автомобильным транспортом", перевозка грузов автомобильным транспортом в городском, пригородном и междугородном сообщениях осуществляется только при наличии оформленной ТТН утвержденной формы N 1-Т.

Ссылаясь на поставку запчастей силами ООО «Трейдинвест», заявитель не представил документов подтверждающий данный факт.

Как следует из показаний менеджеров, они только расписывались на товарных накладных в графе «груз принял», не осуществляя приемку груза.

Налоговым органом также в ходе проверки установлено что организации не находятся по адресу регистрации, не имеют необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности (отсутствие персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств).

Указанные обстоятельства сами по себе не является основанием для отказа в признании правомерности права на налоговые вычеты по налогу на добавленную стоимость и подтверждением понесенных расходов, уменьшающих доходы в целях исчисления налога на прибыль, в то время как, в силу статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации нахождение юридического лица определяется местом его государственной регистрации. Государственная регистрация юридического лица осуществляется по месту нахождения его постоянно действующего исполнительного органа, а в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа - иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности. Место нахождения юридического лица указывается в его учредительных документах.

При изложенных обстоятельствах следует признать, что представленные налогоплательщиком в подтверждения права на применение налоговых вычетов по налогу на добавленную стоимость и уменьшения полученного дохода на сумму произведенных расходов счета - фактуры, товарные накладные содержат недостоверные сведения и в отношении адреса, что также свидетельствует о недостоверности этих документов.

Доказательств нахождения склада ООО «Оримет» в г. Новокузнецке также не представлено.

Более того, указанные обстоятельства, в совокупности, являются убедительным свидетельством о невозможности выше названными контрагентами, осуществлять реальную предпринимательскую (коммерческую) деятельность.

Документов свидетельствующих об обратном заявителем не представлено.

Законодательство о налогах и сборах не устанавливает прямую обязанность налогоплательщика проверять достоверность сведений, указанных поставщиком товара (работ, услуг) в выставленных счетах-фактурах, договорах. Однако, Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно (пункт 3 Определения КС РФ от 19.02.1996 года № 5-О, пункт 2 Определения КС РФ от 05.07.2005 года № 301-О, пункт 2 Определения КС РФ от 16.03.2006 года № 70-О) в своих решениях указывал, что обязанность налогоплательщиков представлять налоговым органам и их должностным лицам необходимые для исчисления и уплаты налогов документы, служит обеспечению исполнения каждым налогоплательщиком конституционной обязанности по уплате налогов, согласуется с принципом равенства всех перед законом и не может рассматриваться как необоснованная либо ухудшающая положение налогоплательщиков.

Следовательно, обстоятельством, имеющим существенное значение для правильного рассмотрения возникшего спора, является не только формальная схожесть действий налогоплательщика с нормами налогового законодательства, регламентирующих порядок применения налоговых вычетов, но и фактическое исполнение им своих обязанностей по реальной уплате налога, предоставлению достоверных доказательств исполнения этих обязанностей и отсутствие злоупотребление правом.

Представление полного пакета документов, соответствующих требованиям статей 169, 171, 252 Налогового кодекса Российской Федерации, не влечет автоматически права на уменьшение налогооблагаемой прибыли и возмещение налога на добавленную стоимость. Представление полного пакета документов является лишь одним из условий, подтверждающих уменьшение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и получения возмещения налога на добавленную стоимость.

Сам по себе факт оплаты, на который ссылается заявитель, не обосновывает право налогоплательщика на получение налоговых вычетов и принятия таких затрат в качестве расходов, уменьшающих налоговую базу по налогу на прибыль. Расчеты, произведенные с участием расчетных счетов в совокупности с установленными в судебном заседании обстоятельствами, не опровергают обстоятельств установленных налоговым органом в ходе проверки. Более того, в ходе налоговой проверки налоговым органом установлено, что перечисление денежных средств имело транзитный характер.

Анализ расчетных счетов показал, что ООО «Оримет», ООО «Трейдинвест» расходов на содержание юридического лица, в том числе коммунальных платежей, арендных платежей, расходов на связь, на заработную плату не осуществляли.

Ссылка заявителя на то, что он не должен нести ответственность за ненадлежащие действия контрагента и неправомерное налоговое поведение своего поставщика, судом принят.

Действительно, согласно правовой позиции изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации от 20.04.2010 года № 18162/09 вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не лицами, значащимися в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно, в отсутствие иных фактов и обстоятельств, рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной.

Но, данное условие было бы актуально, при соблюдении контрагентом требований по оформлению необходимых документов и подтверждении фактов реальной производственной (хозяйственной) деятельности.

И только в этом случае, как указал Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, то есть, если не установлены иные обстоятельства, подтверждающие отсутствие реальной возможности для исполнения контрагентом взятых на себя обязательств.

Однако в ходе судебного разбирательства не было представлено безусловных доказательств, подтверждающих реальность хозяйственных операций по получению товара, в связи с чем, доводы заявителя об использовании его в производстве судом отклонены.

Согласно правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 03.07.2012 года № 2341/12, определение размера налоговых обязательств, при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды, должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

Применение названного положения возможно лишь в случае, когда факт совершения хозяйственных операций по приобретению продукции подтвержден не только первичными документами, но и наличием у налогоплательщика этой продукции, использованием ее в своем производстве, а налоговый орган выражает несогласие лишь относительно совершения сделки с конкретным контрагентом, и не оспаривает сам факт приобретения продукции или осуществления услуг налогоплательщиком.

Между тем в рассматриваемом деле, общество не представило доказательств факта реальной хозяйственной операции по осуществлению поставки, дальнейшей реализации этой продукции в соответствии с разумными экономическими целями, к которым нельзя отнести действия организации по созданию искусственного товарооборота, направленные исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Формальное оформление и представление обществом документов, а также оприходование товара, услуг и поставка его на учет сами по себе не могут являться основанием для получения налоговой выгоды при отсутствии доказательств реальности хозяйственных операций и достоверных доказательств обоснованности заявленных налоговых вычетов.

При изложенных выше обстоятельствах, суд приходит к выводу о том, что полученная налогоплательщиком налоговая выгода в виде уменьшения налоговых обязательств, в результате не правомерного занижения налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и налогу на добавленную стоимость, не может быть признана обоснованной, поскольку заявителем по результатам рассмотрения настоящего дела не опровергнуты доводы и доказательства налогового органа, свидетельствующие об отсутствии совокупности взаимосвязанных доказательств реальности хозяйственных операций между заявителем и ООО «Оримет» и ООО «Трейдинвест».

В силу пунктом 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12 октября 2006 года № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» признание судом налоговой выгоды необоснованной влечет отказ в удовлетворении требований налогоплательщиков, связанных с ее получением.

Оценив доказательства в совокупности и во взаимосвязи как того требует статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд не находит правовых оснований для удовлетворения требований заявителя по рассмотренному эпизоду.

При изложенных выше обстоятельствах требования заявителя подлежат удовлетворению частично.

Удовлетворяя требования заявителя частично, суд, руководствуясь статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и правовой позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в информационном письме от 11.05.2010 года № 139 «О внесении изменений в информационные письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 года № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации» и от 13.03.2007 года № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», а также в постановлении от 13.11.2008 года № 7959/08, судебные расходы в виде уплаченной заявителем государственной пошлины при обращении в суд в размере 4 000 рублей относит на налоговый орган.

Руководствуясь статьями 101, 110, 167-170, 180, 181, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

р е ш и л:

Требование Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент» удовлетворить частично.

Признать недействительным решение Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области от 27.07.2012 года № 96 «о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения» в части доначисления налога на прибыль по эпизоду, связанному с отнесением в состав расходов, уменьшающих доходы при исчислении налога на прибыль, выплат выходных пособий Курбаленко М.В., Калишенко С.Н., Кирьяновой О.Ф., соответствующих сумм пени и штрафа.

В остальной части требование оставить без удовлетворения.

Взыскать с Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам № 1 по Кемеровской области в пользу Общества с ограниченной ответственностью «Торговый дом «Сибирский цемент» 4 000 рублей судебных расходов.

Исполнительный лист выдать после вступления решения в законную силу.

Решение может быть обжаловано в месячный срок со дня его принятия в Седьмой арбитражный апелляционный суд.

Судья Е.И. Семёнычева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А27-18888/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Кемеровской области
Дата принятия: 05 февраля 2013

Поиск в тексте