• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


СЕМНАДЦАТЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 05 марта 2013 года Дело N А71-11181/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 04 марта 2013 года.

Постановление в полном объеме изготовлено 05 марта 2013 года.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего Грибиниченко О. Г.,

судей Васевой Е. Е., Варакса Н. В.,

при ведении протокола судебного заседания секретарем Кожевниковой К. В.,

при участии:

от заявителя открытого акционерного общества «Удмуртавтотранс» (ОГРН 1071841002210, ИНН 1835076756): Байков Е. В., предъявлен паспорт, доверенность №62 от 12.11.2012;

от заинтересованного лица Отдела надзорной деятельности Ленинского района г. Ижевска Управления надзорной деятельности Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Удмуртской Республике: не явились;

лица, участвующие в деле, о месте и времени рассмотрения дела извещены надлежащим образом в порядке статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе публично, путем размещения информации о времени и месте судебного заседания на Интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда,

рассмотрел в судебном заседании апелляционную жалобу заявителя открытого акционерного общества «Удмуртавтотранс»

на решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 17 декабря 2012 года

по делу №А71-11181/2012,

принятое судьей Бушуевой Е. А.,

по заявлению открытого акционерного общества «Удмуртавтотранс»

к Отделу надзорной деятельности Ленинского района г. Ижевска Управления надзорной деятельности Главного управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Удмуртской Республике

об оспаривании постановления, акта проверки и предписания,

установил:

Открытое акционерное общество «Удмуртавтотранс» (далее - заявитель, общество, ОАО «Удмуртавтотранс») обратилось в арбитражный суд с заявлениями о признании незаконными акта проверки от 13.08.2012 №195, постановления от 14.08.2012 №03/473, в соответствии с которым заявитель привлечен к административной ответственности по ч.ч. 1, 3, 4, 8 ст. 20.4 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) в виде штрафа в размере 150000 рублей и предписания от 13.08.2012 №195/1/1-27 Отдела надзорной деятельности Ленинского района г. Ижевска Управления надзорной деятельности Главного Управления Министерства Российской Федерации по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий по Удмуртской Республике (далее - заинтересованное лицо, административный орган, отдел).

Решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 17 декабря 2012 года (резолютивная часть решения объявлена 10 декабря 2012 года) (с учетом определения Арбитражного суда Удмуртской Республики от 18.12.2012 об исправлении опечатки) заявленные требования удовлетворены частично: признаны незаконными, несоответствующими Федеральному закону «О пожарной безопасности» пункты 5, 9-15, 16 (в части литера Г), 22 (в части загромождения эвакуационных путей), 24, 27 предписания отдела; признано частично незаконным и отменено постановление отдела в части привлечения общества к ответственности, предусмотренной ч. 8 ст. 20.4 КоАП РФ; в части требования заявителя о признании незаконным акта проверки производство по делу прекращено. В удовлетворении остальной части требований заявителя отказано.

Не согласившись с принятым решением суда первой инстанции, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просит решение суда отменить, принять по делу новый судебный акт о признании незаконными и отмене оспариваемых постановления и предписания.

В обоснование апелляционной жалобы ее подателем приведены доводы о том, что в оспариваемых постановлении и предписании заявителю повторно вменены нарушения, которые уже были предметом рассмотрения апелляционного суда в рамках дела А71-9349/2011 (17АП-11660/2011), постановлением которого признано незаконным вменение заявителю пунктов 1-4, 6, 8, 9-19 постановления №03/419 (ПБ) от 15.08.2011, аналогичных нарушениям, вмененных оспариваемыми постановлением и предписанием под пунктами 1, 3-5, 7, 9, 11, 13-16, 18, 19, 22, 23, 26, 27. Полагает в этой связи, что указанный судебный акт имеет преюдициальное значение для настоящего дела. Указывает на то, что суд, применив правило преюдициальности в отношении пунктов 6, 7, 8, не дал оценки фактическим обстоятельствам. Также отмечает, что судом дана неверная оценка обстоятельств, вменяемых пунктами 2, 17, 20, 21, 25, субъектом ответственности в отношении которых, заявитель не является.

Представитель заявителя в судебном заседании на доводах апелляционной жалобы настаивал.

По инициативе суда к материалам дела приобщена копия постановления №03/419 (ПБ) о назначении административного наказания от 15.08.2011.

Заинтересованное лицо письменного отзыва на апелляционную жалобу не представило, надлежащим образом извещенное о времени и месте рассмотрения апелляционной жалобы, в судебное заседание представителей не направило, что в силу ч. 3 ст. 156 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в его отсутствие.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены арбитражным судом апелляционной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 266, 268 АПК РФ.

Как следует из материалов дела, должностным лицом административного органа проведена проверка выполнения ОАО «Удмуртавтотранс» предписания органа государственного пожарного надзора от 20.07.2011 № 137/1/1-19 и соблюдения обязательных требований пожарной безопасности.

По результатам проверки составлен акт проверки от 13.08.2012 №195, в котором зафиксировано 27 нарушений требований норм и правил пожарной безопасности, выявленных в помещениях здания нежилого назначения по адресу: г. Ижевск, ул. Пойма, 55.

13.08.2012 административный орган составил протоколы №№03/473, 03/474, 03/475, 03/476 об административных правонарушениях, предусмотренных ч.ч. 1, 3, 4, 8 ст. 20.4 КоАП РФ, выдал предписание от 13.08.2012 № 195/1/1-27.

Постановлением отдела от 14.08.2012 №03/4732 ОАО «Удмуртавтотранс» привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч.ч. 1, 3, 4, 8 ст. 20.4 КоАП РФ в виде штрафа в размере 150 000 рублей.

Не согласившись с актом проверки, а также вынесенными предписанием и постановлением, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением по настоящему делу.

Принимая решение об удовлетворении заявленных требований в части, суд первой инстанции исходил из того, что нарушения, поименованные в оспариваемых постановлении и предписании под пунктами 5, 9-15, 16 (в части литера Г), 22 (в части загромождения эвакуационных путей), 24, 27, необоснованно вменены заявителю. Прекращая производство по делу в части оспаривания акта проверки, суд руководствовался тем, что акт проверки не является ненормативным правовым актом, подлежащим оспариванию в судебном порядке.

Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, проверив правильность применения и соблюдение судом первой инстанции норм материального и процессуального права, арбитражный апелляционный суд приходит к следующим выводам.

Согласно ч. 1 ст. 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных статьями 8.32, 11.16 настоящего Кодекса и частями 3 - 8 настоящей статьи влечет предупреждение или наложение административного штрафа на юридических лиц - от ста пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

Частью 3 ст. 20.4 КоАП РФ установлено, что нарушение требований пожарной безопасности к внутреннему противопожарному водоснабжению, электроустановкам зданий, сооружений и строений, электротехнической продукции или первичным средствам пожаротушения либо требований пожарной безопасности об обеспечении зданий, сооружений и строений первичными средствами пожаротушения влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от ста пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

В соответствии с ч. 4 ст. 20.4 КоАП РФ нарушение требований пожарной безопасности к эвакуационным путям, эвакуационным и аварийным выходам либо системам автоматического пожаротушения и системам пожарной сигнализации, системам оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией людей в зданиях, сооружениях и строениях или системам противодымной защиты зданий, сооружений и строений влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от ста пятидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.

Нарушение требований пожарной безопасности об обеспечении проходов, проездов и подъездов к зданиям, сооружениям и строениям влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от ста двадцати тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей (ч. 8 ст. 20.4 КоАП РФ).

Согласно ст. 1 Федерального закона от 21.12.1994 №69-ФЗ «О пожарной безопасности» (далее - Федеральный закон №69-ФЗ) пожарная безопасность - состояние защищенности личности, имущества, общества и государства от пожаров; требования пожарной безопасности - специальные условия социального и(или) технического характера, установленные в целях обеспечения пожарной безопасности законодательством Российской Федерации, нормативными документами или уполномоченным государственным органом; нарушение требований пожарной безопасности - невыполнение или ненадлежащее выполнение требований пожарной безопасности.

В силу ст. 2 Федерального закона №69-ФЗ законодательство РФ о пожарной безопасности основывается на Конституции Российской Федерации и включает в себя настоящий Федеральный закон, принимаемые в соответствии с ним федеральные законы и иные нормативные правовые акты, а также законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ, муниципальные правовые акты, регулирующие вопросы пожарной безопасности.

Ответственность за нарушение требований пожарной безопасности в соответствии с действующим законодательством несут лица, уполномоченные владеть, пользоваться или распоряжаться имуществом, в том числе руководители организаций; лица, в установленном порядке назначенные ответственными за обеспечение пожарной безопасности (ст. 38 Федерального закона №69-ФЗ).

Такие требования установлены, в частности, действующими на момент проведения проверки и производства по делу об административном правонарушении Правилами противопожарного режима Российской Федерации, утвержденными Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.04.2012 №390 (далее - ППР №390).

Наряду с настоящими Правилами, следует также руководствоваться иными нормативными документами по пожарной безопасности и нормативными документами, содержащими требования пожарной безопасности, утвержденными в установленном порядке.

Согласно ч. 6 ст. 210 АПК РФ при рассмотрении дела об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности арбитражный суд проверяет законность и обоснованность оспариваемого решения, устанавливает наличие соответствующих полномочий административного органа, принявшего оспариваемое решение, устанавливает, имелись ли законные основания для привлечения к административной ответственности, соблюден ли установленный порядок привлечения к ответственности, не истекли ли сроки давности привлечения к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для дела.

В соответствии с п.п. 1, 3 ст. 26.1 КоАП РФ по делу об административном правонарушении подлежат выяснению наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения.

В силу ч. 1, 2 ст. 26.2 КоАП РФ доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Эти данные устанавливаются, прежде всего, протоколом об административном правонарушении.

Материалами дела, в том числе актом проверки от 13.08.2012 N195, протоколами об административном правонарушении от 13.08.2012 NN03/473, 03/474, 03/475, 03/476, подтверждаются факты нарушений требований пожарной безопасности, образующих объективную сторону правонарушений, предусмотренных ч.ч. 1, 3, 4, 8 ст. 20.4 КоАП РФ.

Согласно ст. 1.5 КоАП РФ лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

В силу ст. 2.1 КоАП РФ административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Исходя из положений ст. 38 Федерального закона N 69-ФЗ, ответственность за нарушение правил пожарной безопасности возлагается на любое лицо, владеющее, пользующееся или распоряжающееся имуществом на законных основаниях, то есть таким лицом может быть как арендодатель, так и арендатор.

При таких обстоятельствах ответственность и собственника помещений, и арендатора за несоблюдение требований пожарной безопасности не исключается, передача помещений в аренду не освобождает собственника от обязанности по соблюдению требований пожарной безопасности, наличие собственника также не освобождает арендатора от обязанности по соблюдению требований пожарной безопасности.

Возложение договором аренды обязанностей по обеспечению требований пожарной безопасности на арендодателя или на арендатора, не освобождает стороны данного договора от административной ответственности за несоблюдение требований пожарной безопасности, является лишь основанием для предъявления сторонами договора взаимных требований друг к другу. Предусмотренная законом обязанность по соблюдению требований пожарной безопасности не может быть переложена договором на другое лицо, также как и ответственность за неисполнение данной обязанности.

В соответствии с п. 1 ст. 611 Гражданского кодекса Российской Федерации арендодатель обязан предоставить арендатору имущество в состоянии, соответствующем условиям договора аренды и назначению имущества. То есть арендодатель обязан передать арендатору имущество в соответствии с его назначением, в надлежащем состоянии, в том числе, отвечающее требованиям пожарной безопасности.

Судом первой инстанции установлено, материалами дела подтверждается, что ОАО «Удмуртагроснаб» является собственником помещений и сооружений, в которых обнаружены нарушения правил и норм пожарной безопасности.

Между заявителем ОАО «Удмуртавтотранс» (арендодатель) и ООО «Ижагропром» (арендатор) заключен договор аренды №285/11 от 25.04.2011, согласно которому здания и сооружения и земельный участок, поименованные в п. 1.1, принадлежащие ОАО «Удмуртавтотранс» на праве собственности, - арендодатель сдает в аренду арендатору для использования офисных и складских помещений. Договор прошел государственную регистрацию в Управлении Росреестра по Удмуртской Республике, арендуемые объекты переданы арендатору по акту приема-передачи от 01.05.2011.

Наличие акта приема-передачи к договору аренды не свидетельствует о том, что объекты были переданы арендатору без нарушений требований пожарной безопасности, которые нашли свое отражение в оспариваемых постановлении и предписании.

Исследовав и оценив в порядке, предусмотренном ст. 71 АПК РФ, фактические обстоятельства в совокупности с представленными в дело доказательствами, учитывая, что нарушения, поименованные в пунктах 5, 9, 10, 11, 13, 14, 15, 22 (в части загромождения эвакуационных путей), 24, 27 постановления и предписания, непосредственно связаны с правомочиями арендатора по владению и пользованию помещениями и должны быть устранены только лицом, непосредственно занимающим нежилые помещения, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что вменение в вину заявителю указанных нарушений неправомерно.

Поскольку эксплуатация гаража в качестве склада допускается не заявителем, а арендатором в процессе осуществления своей хозяйственной деятельности, вменение заявителю п. 16 (в части литера Г) также неправомерно.

Вменение нарушения, поименованного под п. 12, противоречит действующему законодательству в связи с недоказанностью административным органом того, что высота здания гаража составляет 10 или более метров.

Из содержания представленного в материалы дела договора аренды однозначно не следует, что все обязанности по приведению помещений в состояние, отвечающее требованиям пожарной безопасности, возлагаются на арендатора.

Так, исходя из характера нарушений требований пожарной безопасности и предмета договора аренды, не следует, что арендатор является лицом, обязанным организовать проведение работ по заделке негорючими материалами, обеспечивающими требуемый предел огнестойкости и дымогазонепроницаемость, образовавшихся отверстий и зазоров в местах пересечения противопожарных преград различными инженерными (в том числе электрическими проводами, кабелями) и технологическими коммуникациями (п. 1 оспариваемых предписания и постановления), организовать проведение регламентных работ в соответствии с планом-графиком, составляемым с учетом технической документации заводов-изготовителей, и сроками выполнения ремонтных работ по техническому обслуживанию и планово-предупредительному ремонту систем противопожарной защиты зданий и сооружений (автоматических установок пожарной сигнализации, систем оповещения людей о пожаре и управления эвакуацией) (п. 21), оборудовать помещения пожарной автоматикой с передачей сигнала о пожаре по радиотелекоммуникационной системе на центральный узел связи «01» (п. 18), выполнить отделку стен материалами с установленными показателями горючести (п. 23).

Более того, арендатор не может нести ответственность за выявленные нарушения норм, соблюдение которых должен обеспечить собственник имущества (арендодатель), носящих длительный и капитальный характер при эксплуатации спорного объекта, к каковым, по мнению апелляционного суда, в числе прочих, относятся нарушения, поименованные под пунктами 4, 25, 26.

При таких обстоятельствах ответственность заявителя, как собственника имущества, переданного в аренду, за несоблюдение требований пожарной безопасности не исключается.

В отношении эпизодов нарушений под пунктами 6, 7, 8, суд первой инстанции применил положения ч. 2 ст. 69 АПК РФ, указав, что законность вменения указанных нарушений именно обществу, как надлежащему субъекту, подтверждена вступившими в законную силу судебными актами по делу №А71-10015/2012, имеющими преюдициальное значение при рассмотрении настоящего дела.

Апелляционный суд, исходя из фактических обстоятельств, установленных в рамках настоящего дела, по указанным пунктам нарушения отмечает следующее.

Из материалов проверки следует, что в нарушение п. 23 ППР №390 в производственном помещении здания склада (лит С) расположены встроенные помещения (антресоли) из гипсокартона. Иного суду в порядке ст. 65 АПК РФ не доказано.

С учетом положений договора аренды (пункты 2.2.8; 2.2.9) арендатор не вправе вносить изменения в арендованные помещения, следовательно, ответственность за соблюдение требований пожарной безопасности в этой части возложена на заявителя (собственника помещений).

В нарушение п. 8.9 СНиП 21-01-97* между маршами лестниц и между поручнями ограждений лестничных маршей не выполнен зазор шириной в плане в свету не менее 75 мм. Аналогичное требование предусматривать зазор между маршами лестниц есть и в СНиПах более раннего периода, в связи с чем, доводы апеллятора о не применимости п. 8.9 СНиП 21-01-97* несостоятельны.

Более того, время ввода в эксплуатацию здания или сооружения правового значения при применении данного акта не имеет, поскольку требования, изложенные в СНиП 21-01-97*, в силу положений п. 1.1 указанных Правил, подлежат обязательному соблюдению и применению при эксплуатации помещений, зданий и других строительных сооружений.

В отношении эпизода нарушения, поименованного в п. 6, апелляционный суд отмечает, что поскольку лестница, ведущая на второй этаж здания, представляет собой конструктивный элемент здания, то, как заявитель по настоящему делу, так и собственник подвального помещения, несут ответственность за конструктивную огнезащиту для обеспечения требуемого предела R60 косоуров лестничных маршей.

Факт наличия названных нарушений требований пожарной безопасности, в том числе, несоответствие пределов огнестойкости косоуров лестничных маршей (литера Г), балок (литера С), нормативно установленным, подтверждается материалами дела. Доказательств, опровергающих эти факты, материалы дела не содержат.

Приведенные заявителем доводы по п. 2 постановления и предписания, в соответствии с которым обществу вменяется отсутствие разработанной инструкции о мерах пожарной безопасности в соответствии с требованиями, установленными разделом XVIII ППР №390, апелляционный суд находит ошибочными, исходя при этом из того, что положениями п. 2 ППР №390 разработка и утверждение инструкции не поставлены в зависимость от передачи недвижимого имущества в аренду, т.е. не исключена обязанность собственника имущества, сдающего его в аренду, наряду с арендатором иметь соответствующую инструкцию.

Аналогичной позиции суд придерживается и относительно нарушения, вмененного по п. 3, учитывая при этом, что заявителю вменяется не факт допуска к работе лиц, не прошедших обучения мерам пожарной безопасности, а не определение порядка и сроков проведения противопожарного инструктажа и прохождения пожарно-технического минимума.

Доводы общества, приведенные в апелляционной жалобе по п. 17, о том, что положения СНиП 21-01-97*, СНиП 2.08.02-89* не применимы, поскольку здания построены ранее введения в действие указанных норм, судом апелляционной инстанции не принимаются во внимание, как не опровергающие выводы суда первой инстанции, поскольку требования пожарной безопасности, предусмотренные в Правилах, технических регламентах, СНиПах, ГОСТах, даже если они претерпели изменения, должны соблюдаться в процессе эксплуатации здания.

Ссылки административного органа на положения СНиП 2.08.02-89* апелляционный суд считает некорректными, поскольку данный нормативный документ утратил силу с 01.01.2010 в связи с изданием Приказа Минрегиона РФ от 01.09.2009 N 390, утвердившего настоящий документ в новой редакции, изменив его номер на СНиП 31-06-2009, являющийся актуализированной редакцией СНиП 2.08.02-89*. Однако данная неточность не повлекла неправильную квалификацию допущенного нарушения.

Доводам апеллятора о том, что система автоматической пожарной сигнализации была передана арендатору в исправном состоянии, судом дана надлежащая оценка.

При проверке было установлено отсутствие автоматической пожарной сигнализации в здании гаража, склада (литер Д), котельной, помещениях охраны, кабинете начальника.

Поскольку из п. 11 приложения N1 к договору аренды от 25.04.2011 N285/11 не представляется возможным установить, в какой комплектации была передана арендатору охранно-пожарная сигнализация «Гранит-8» (1 комплект), соответствующие ссылки апеллятора не свидетельствуют о том, что имущество было передано без нарушений требований пожарной безопасности, которые нашли свое отражение.

Поскольку вменение заявителю нарушения, указанного в п. 27 постановления (предписания), не являющегося в рассматриваемом случае субъектом ответственным за данное нарушение, допущено административным органом неправомерно, а указанное нарушение является единственным, образующим состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 8 ст. 20.4 КоАП РФ, то оспариваемое постановление в части привлечения общества к административной ответственности, предусмотренной ч. 8 ст. 20.4 КоАП РФ, правомерно признано судом незаконным.

Исключение эпизодов, поименованных под пунктами 5, 9, 10, 11, 12, 13, 14, 15, 16 (в части литера Г), 22 (в части загромождения эвакуационных путей), 24 не влияет на квалификацию вменяемых заявителю административных правонарушений по ч.ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ, поскольку иные нарушения, квалифицируемые по указанным частям ст. 20.4 КоАП РФ, имели место, подтверждены материалами дела. Иного в нарушение ст. 65 АПК РФ ни суду первой, ни суду апелляционной инстанций не доказано.

Таким образом, в действиях заявителя являются доказанными события административных правонарушений по ч.ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ.

Материалы дела не содержат доказательств принятия заявителем всех необходимых мер для соблюдения требований правил и норм пожарной безопасности, а также доказательств объективной невозможности исполнения действующего законодательства. Виновное совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ подтверждается материалами дела.

Таким образом, в действиях заявителя доказано наличие составов административных правонарушений, ответственность за которые предусмотрена ч.ч. 1, 3, 4 ст. 20.4 КоАП РФ.

Доводы апеллятора о том, что пункты 2, 17, 20, 21, 25 нарушений вменены заявителю лишь по результатам проверки 2012 и ранее не вменялись, что, по его мнению, свидетельствует о недопущении данных нарушений именно заявителем, а также отсутствии долговременного и капитального характера данных нарушений, не позволяют апелляционному суду переоценить выводы суда первой инстанции, не являются обстоятельством, освобождающим заявителя от административной ответственности за указанные нарушения, в связи с чем, подлежат отклонению.

Существенных нарушений порядка привлечения к административной ответственности судом первой и апелляционной инстанций не установлено. Процессуальных нарушений закона, не позволивших объективно, полно и всесторонне рассмотреть материалы дела об административном правонарушении и принять правильное решение, административным органом не допущено. Заявителю предоставлена возможность воспользоваться правами лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении.

Заявитель привлечен к административной ответственности в пределах установленного ст. 4.5 КоАП РФ срока давности.

Наказание, назначенное заявителю соответствует санкции, предусматривающей более строгое наказание, согласно положениям, установленным ст. 4.4 КоАП РФ.

При указанных обстоятельствах, принимая их в совокупности, учитывая, что нарушения, поименованные в оспариваемых постановлении и предписании под пунктами 5, 9-15, 16 (в части литера Г), 22 (в части загромождения эвакуационных путей), 24, 27, необоснованно вменены заявителю, суд обоснованно признал незаконным в указанной части предписания отдела от 13.08.2012 №195/1/1-27; признал незаконным и отменил постановление в части привлечения заявителя к ответственности по ч. 8 ст. 20.4 КоАП РФ.

Правомерны и выводы суда в отношении оспаривания акта проверки от 13.08.2012 №195, прекратившего в указанной части производство по делу.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 29 АПК РФ арбитражные суды рассматривают в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц.

Под ненормативным правовым актом, который может быть оспорен в арбитражном суде, понимается правовой акт, содержащий обязательные для исполнения предписания, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей лиц в сфере предпринимательской или иной экономической деятельности.

Оспариваемый акт проверки не содержит властно обязывающего предписания для заявителя, каких-либо обязанностей непосредственно на заявителя не возлагает, права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не нарушает.

Указанный акт является носителем информации, фиксирует признаки нарушения законодательства, выявленные в результате проверки и не может быть предметом самостоятельного обжалования, что не исключает возможность обжалования постановления или предписания, которые могут быть вынесены по результатам проверки и будут иметь властнообязывающий характер.

Учитывая изложенное, акт проверки не подлежит обжалованию в арбитражном суде в качестве самостоятельного предмета требований в порядке, предусмотренном главой 24 АПК РФ. Порядок рассмотрения дел об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности определен главой 25 АПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы фактически повторяют доводы заявителя, изложенные суду первой инстанции, которым дана надлежащая оценка в обжалуемом судебном акте и, по существу, сводятся к переоценке установленных судом обстоятельств дела и подтверждающих данные обстоятельства доказательств. Данные доводы не опровергают выводов суда первой инстанции, не свидетельствуют о неправильном применении и нарушении им норм материального и процессуального права, по сути, выражают несогласие с указанными выводами, что не может являться основанием для отмены обжалуемого судебного акта. При этом фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены судом первой инстанции в полном объеме на основе доказательств, оцененных в соответствии с правилами, определенными ст. 71 АПК РФ.

Иных, влекущих отмену обжалуемого судебного акта доводов, апелляционная жалоба заявителя не содержит.

С учетом изложенного, оснований для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения апелляционной жалобы у суда апелляционной инстанции не имеется.

В силу ст. 104 АПК РФ открытому акционерному обществу «Удмуртавтотранс» подлежит возврату из федерального бюджета государственная пошлина по апелляционной жалобе в размере 1000 рублей, излишне уплаченная по платежному поручению № 79 от 15.01.2013.

Руководствуясь статьями 104, 110, 176, 258, 266, 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Семнадцатый арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

Решение Арбитражного суда Удмуртской Республики от 17 декабря 2012 года по делу № А71-11181/2012 оставить без изменения, а апелляционную жалобу открытого акционерного общества «Удмуртавтотранс» - без удовлетворения.

Возвратить открытому акционерному обществу «Удмуртавтотранс» из федерального бюджета государственную пошлину по апелляционной жалобе в размере 1000 (Одна тысяча) рублей, излишне уплаченную по платежному поручению № 79 от 15.01.2013.

Постановление может быть обжаловано в порядке кассационного производства в Федеральный арбитражный суд Уральского округа в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия через Арбитражный суд Удмуртской Республики.

     Председательствующий

     О.Г. Грибиниченко

     Судьи

     Е.Е. Васева

     Н.В. Варакса

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А71-11181/2012
Принявший орган: Семнадцатый арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 05 марта 2013

Поиск в тексте