• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 25 февраля 2013 года Дело N А43-30686/2012

Резолютивная часть решения объявлена 7 февраля 2013 года.

Решение в полном объеме изготовлено 25 февраля 2013 года.

Арбитражный суд Нижегородской области в составе:

судьи Иванова А.В. (шифр 10-663),

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Алексеевой В.С.,

при участии

представителей заявителя - начальника юридического управления Щеголева В.С. (доверенность № 20/ис-1175-12 от 24 декабря 2012 года), начальника отдела правового обеспечения имущественных отношений юридического управления Додоновой Е.А. (доверенность № 20/ис-1169-12от 21 декабря 2012 года),

представителей заинтересованного лица (ответчика) - начальника отдела контроля органов государственной власти Корюкиной А.В. (доверенность № СС-10/4696 от 18 сентября 2012 года), специалиста-эксперта отдела контроля органов государственной власти Спиридоновой Н.И. (доверенность № СС-10/2006 от 5 июля 2012 года),

представителей третьего лица (ОАО «Сбербанк России») - начальника сектора правового обеспечения юридического управления Волго-Вятского Банка Халманова А.В. (доверенность № 526 от 8 ноября 2012 года), юрисконсульта сектора правового обеспечения юридического управления Волго-Вятского Банка Карачевского В.С. (доверенность № 1507 от 11 марта 2011 года),

представителя третьего лица (индивидуального предпринимателя Ульянова А.В.) - адвоката Плешкан И.А. (доверенность от 7 февраля 2013 года),

рассмотрев 7 февраля 2013 года в открытом судебном заседании с объявлением резолютивной части судебного решения заявление

Комитета по управлению городским имуществом и земельными ресурсами администрации города Нижнего Новгорода о признании незаконными (так по тексту заявления) решения от 23 ноября 2012 года № СС-10/6823 по делу № 1411-ФАС52-10/12 и предписания от 23 ноября 2012 года № СС-10/6455 по делу № 1411-ФАС52-10/12, вынесенных Управлением Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области, с участием в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, - ОАО «Сбербанк России» в лице филиала Волго-Вятского Банка ОАО «Сбербанка России», г. Нижний Новгород, и Ульянова Андрея Владимировича, г. Нижний Новгород,

установил:

заявитель просит признать недействительными (по тексту заявления - «незаконными») вынесенные комиссией Управления Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области по рассмотрению дела о нарушении антимонопольного законодательства решение от 23 ноября 2012 года № СС-10/6823 по делу № 1411-ФАС52-10/12 и предписание от 23 ноября 2012 года № СС-10/6455 по тому же делу № 1411-ФАС52-10/12.

Указанные акты приняты ответчиком по результатам рассмотрения жалобы Ульянова Андрея Владимировича, на действия заявителя как организатора торгов по продаже муниципального имущества, содержащие, по мнению указанного лица, признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Оспариваемым решением ответчика заявитель как организатор аукциона по продаже муниципального имущества с открытой формой подачи предложения о цене признан нарушившим положения части 1 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции» в связи с объединением в один лот (лот № 1) 12 помещений, имеющих различные площади и разное место нахождения, что могло привести к ограничению конкуренции в части сокращения числа потенциальных участников аукциона.

В силу чего, заявителю выдано предписание о внесении в документацию упомянутого аукциона соответствующих изменений, а именно указано на необходимость разделения лота № 1 на отдельные лоты, каждый из которых соответствует отдельному объекту продажи. Также в предписании заявителю указано на необходимость продления срока подачи заявок на участие в названном аукционе таким образом, чтобы с момента размещения на официальном сайте www.torgi.gov.ru вносимых изменений до даты окончания подачи заявок, такой срок составлял не менее 20 дней.

Обращаясь за судебной защитой, заявитель исходил из того, что ответчик неправильно применил положения гражданского законодательства Российской Федерации и законодательства о защите конкуренции.

По мнению заявителя, совершенные им действия по объединению в один лот нескольких помещений по признакам общности их юридических, функциональных и технологических признаков, не противоречат закону, и способствуют сохранению вышеназванных индивидуализирующих признаков помещений, объединенных в один лот, предназначенных к использованию в качестве банковских помещений для работы с физическими и юридическими лицами. Указанные действия также отвечали интересам стабильного обслуживания населения по осуществлению денежных переводов, сохранению сложившейся банковской инфраструктуры.

В представленном отзыве и в устных объяснениях представителей в ходе судебного разбирательства ответчик требования заявителя не признает, а доводы полагает необоснованными и подлежащими отклонению.

Как указывает ответчик, объединение в один лот различных помещений привело к установлению начальной цены продажи имущества (объединенного в лот № 1) в размере 106943722 рублей и размеру задатка - 10694372, 20 рублей. При этом, в случае продажи указанных помещений по отдельности, соответствующие начальные цены продажи и размеры задатка были бы ниже. Следовательно, круг возможных участников аукциона мог быть шире. В связи с чем, объединение в один лот 12 помещений могло привести к ограничению конкуренции.

Ответчик также отмечает, что при рассмотрении дела № 1411-ФАС52-10/12 было установлено, что ранее 7 из 12 спорных помещений выставлялись на торги по отдельности (однако не были реализованы). В связи с чем, ответчик полагает, что разделение лота № 1 на 12 различных лотов возможно. Кроме того, ранее проводились и иные аукционы, на которые выставлялись муниципальные помещения, обремененные долгосрочной арендой ОАО «Сбербанк России». При этом указанные помещений вызывали интерес у различных покупателей (Ульянов А.В., ЗАО «Торговый дом«Оргхим», ООО «Хаммер», Горелик Г.Н. и само ОАО «Сбербанк России»).

Определением Арбитражного суда Нижегородской области от 24 декабря 2012 года к участию в данном деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечены Ульянов Андрей Владимирович, и ОАО «Сбербанк России».

В ходе судебного разбирательства представитель Ульянова А.В. указал на законность и обоснованность оспариваемых решения и предписания ответчика. По мнению указанного представителя, объединение в один лот спорных 12 помещений повлияло на отказ его доверителя участвовать в аукционе по продаже указанных помещений, поскольку значительно возросли финансовые обязательства для участников аукциона. Кроме того, для названного третьего лица коммерческий интерес представляют не все помещения, объединенные в лот № 1, а лишь часть из них.

Представители ОАО «Сбербанк России», являющегося арендатором всех 12 спорных помещений, полностью поддержали доводы заявителя и представили в материалы дела доказательства соответствующей укрепленности спорных помещений по требованиям, установленным в нормативных правовых актах Центрального Банка Российской Федерации (Банка России), и наличия между всеми спорными помещениями специальной защищенной телекоммуникационной связи. Представители данного третьего лица отметили, что доводы об общности функциональных и технических характеристик спорных помещений, имеющих индивидуализирующее для данных помещений значение, заявлялись представителями ОАО «Сбербанк России» в ходе рассмотрения ответчиком дела № 1411-ФАС52-10/12.

Заслушав доводы представителей сторон и третьих лиц, изучив представленные в дело доказательства в их совокупности, суд приходит к выводу о наличии оснований для удовлетворения требований заявителя в силу следующего.

Согласно положениям федерального законодательства, лицо, гражданское право которого нарушено (оспорено) вправе осуществить судебную защиту нарушенного (оспоренного) права способом, названным в статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации, либо иным способом, предусмотренным законом. При этом указанное лицо свободно в выборе способа защиты нарушенного (оспариваемого) права.

В силу статей 197, 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. Причем для судебной защиты необходимо установить оба условия: 1) нарушение закона и 2) нарушения (ограничение) прав заявителя.

В данном деле арбитражный суд усматривает вышеупомянутые условия судебной защиты.

Как следует из материалов дела, на официальном сайте в телекоммуникационной сети ИНТЕРНЕТ: www.torgi.gov.ru 10 октября 2012 года было опубликовано информационное сообщение о проведении аукциона по продаже муниципального имущества с открытой формой подачи предложения о цене. Организатором аукциона указан Комитет по управлению городским имуществом и земельными ресурсами администрации города Нижнего Новгорода. При этом в лот № 1 данного аукциона включены 12 нежилых помещений, каждое из которых находится в долгосрочном владении ОАО «Сбербанк России» на основании заключенных договоров аренды сроком на 49 лет:

1. Нижегородский район, ул. Ошарская, д. 21, помещение площадью 408, кв.м;

2. Нижегородский район, ул. Пискунова, д. 47/1, помещение площадью 42,1 кв.м;

3. Нижегородский район, ул. Бринского, д. 1, корпус 1, помещение площадью 111,3 кв.м;

4. Нижегородский район, ул. Ковровская, д. 49, помещение площадью 147 кв.м;

5. Советский район, ул. Ошарская, д. 88, помещение площадью 613,7 кв. м;

6. Приокский район, пр. Гагарина, д. 160, помещение площадью 91,8 кв. м;

7. Ленинский район, ул. Даргомыжского, д. 22, помещение площадью 128,5 кв.м;

8. Ленинский район, пр. Ленина, д. 55, помещение площадью 356,9 кв. м;

9. Канавинский район, ул. Октябрьской революции, д. 35, помещение площадью 146,2 кв.м;

10. Канавинский район, ул. Есенина, д. 14, помещение площадью 96,1 кв.м;

11. Московский район, ул. Шаляпина, д. 5, помещение площадью 149,6 кв. м;

12. Московский район, ул. Люкина, д. 6, помещение площадью 133,9 кв.м.

Начальная цена продажи вышеназванного муниципального имущества, объединенного в лот № 1, установлена в сумме 106943722 рублей (исходя из данных, полученных из отчетов профессиональных оценщиков), размер задатка (10 % от начальной цены продажи) установлен в сумме 10694372, 20 рублей.

Имущество, объединенное в лоте № 1 аукциона, включено в Прогнозный план (программу) приватизации муниципального имущества в городе Нижнем Новгороде на 2012 - 2014 годы, утвержденный решением городской Думы г. Нижнего Новгорода от 23 ноября 2011 года № 166.

Информация о проведении вышеназванного аукциона, помимо телекоммуникационных ресурсов сети ИНТЕРНЕТ, была опубликована в официальном печатном периодическом издании органов местного самоуправления городского округа город Нижний Новгород - газете «День города» (№ 80(707) от 10-16 октября 2012 года).

Посчитав, что объединение спорных 12 помещений в один лот может привести к ограничению конкуренции, участвующее в данном деле третье лицо - Ульянов А.В. обратился с жалобой к ответчику.

Рассматривая жалобу Ульянова А.В., ответчик пришел к выводу о том, что объединение в один лот 12 помещений, обремененных долгосрочными договорами аренды с ОАО «Сбербанк России», может привести к ограничению конкуренции и созданию преимуществ определенным хозяйствующим субъектам, что недопустимо в силу правил части 1 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции». В связи с таким выводом ответчиком были приняты оспариваемые в данном деле акты.

Не согласившись с принятыми ответчиком решением и предписаниями, заявитель оспорил их в арбитражном суде.

Разрешая данное дело, арбитражный суд принимает во внимание следующие правовые позиции.

В соответствии с положениями статьи 1, части 1 статьи 3, статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции», этот Закон определяет организационные и правовые основы защиты конкуренции, в том числе предупреждения и пресечения: 1) монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции; 2) недопущения, ограничения, устранения конкуренции федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации. Целями этого Закона являются обеспечение единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, свободы экономической деятельности в Российской Федерации, защита конкуренции и создание условий для эффективного функционирования товарных рынков. Этот Закон распространяется на отношения, которые связаны с защитой конкуренции, и в которых участвуют российские юридические лица и иностранные юридические лица, организации, федеральные органы исполнительной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления, иные осуществляющие функции указанных органов органы или организации, а также государственные внебюджетные фонды, Центральный банк Российской Федерации, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели. При этом под конкуренцией понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

Частью 1 статьи 17 названного Закона установлен запрет на осуществление действий, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции при проведении торгов. Указанное правило развивает общий принцип недопустимости использования гражданских прав в целях ограничений конкуренции (пункт 1 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

По правилам статьи 447 Гражданского кодекса Российской Федерации договор, если иное не вытекает из его существа, может быть заключен путем проведения торгов. Договор заключается с лицом, выигравшим торги. В случаях, указанных в этом Кодексе или ином законе, договоры о продаже вещи или имущественного права могут быть заключены только путем проведения торгов. Торги проводятся в форме аукциона или конкурса. Выигравшим торги на аукционе признается лицо, предложившее наиболее высокую цену, а по конкурсу - лицо, которое по заключению конкурсной комиссии, заранее назначенной организатором торгов, предложило лучшие условия. Форма торгов определяется собственником продаваемой вещи или обладателем реализуемого имущественного права, если иное не предусмотрено законом. Общие правила организации и порядка проведения торгов установлены в статье 448 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Положения пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации наделяют собственника имущества правом по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Положения гражданского законодательства Российской Федерации, включая правила статей 447, 448 Гражданского кодекса Российской Федерации, не содержат запретов при проведении торгов в любой форме объединять в один лот более одной вещи, подлежащей отчуждению. Такие действия, совершаемые собственником имущества, относятся к сфере его усмотрения, и могут быть ограничены в силу пункта 2 статьи 209 Гражданского кодекса Российской Федерации прямыми запретами закона и иных правовых актов, либо в силу общего правила о недопустимости злоупотребления правом (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В гражданских правоотношениях публично-правовые образования: Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования выступают на равных началах с иными участниками этих отношений (гражданами и юридическими лицами). При этом к публично-правовым образованиям применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (статья 124 Гражданского кодекса Российской Федерации). От имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (пункт 2 статьи 125 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть передано его собственником в собственность граждан и юридических лиц в порядке, предусмотренном законами о приватизации государственного и муниципального имущества (статья 217 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Одним из способов приватизации государственного и муниципального имущества в статье 13 Федерального закона от 21 декабря 2001 года «О приватизации государственного и муниципального имущества» называется продажа такого имущества на аукционе. При этом в статье 18 названного Закона не установлено запрета на объединение в один лот при продаже государственного или муниципального имущества на аукционе двух и более объектов, подлежащих приватизации.

В ранее упомянутой статье 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции» также не содержится прямых запретов на возможность укрупнения лотов аукциона за счет объединения в них двух и более выставляемых на аукцион товаров.

Более того, исходя из положений части 3 статьи 17 названного Закона следует, что такое укрупнение лота законодателем допускается при проведении торгов и запроса котировок цен на товары при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных или муниципальных нужд, при соблюдении установленных законодателем условий (о запрете ограничения конкуренции между участниками торгов путем включения в состав лотов продукции (товаров, работ, услуг), технологически и функционально не связанной с товарами, работами, услугами, поставки, выполнение, оказание которых являются предметом торгов).

Таким образом, по аналогии закона (применительно к правилу части 3 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции») следует, что антимонопольное законодательство допускает объединение в один лот двух и более товаров при условии наличия технологической и функциональной связи между товарами, обусловившей потребность и волю продавца (организатора торгов) осуществить совместную продажу этих товаров.

В оспариваемом в данном деле решении ответчик наличие такой взаимосвязи между спорными помещениями не установил, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Поскольку между 12 объединенными в один лот помещениями имеются очевидные юридическая, функциональная и технологические взаимосвязи.

Юридическая взаимосвязь спорных помещений, обусловившая в свою очередь технологическую и функциональную связи между ними, состоит в том, что все указанные помещения выставлялись на аукцион с существующими обременениями в виде долгосрочных договоров аренды (на 49 лет) с ОАО «Сбербанк России». Такого рода обременения существенны как для продавца, так и для потенциального покупателя, поскольку по общему правилу пункта 1 статьи 617 Гражданского кодекса Российской Федерации, переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды. При этом новый собственник может освободится от такого рода обременений по собственной инициативе лишь в порядке досрочного расторжения договора при наличии существенных нарушений арендатором условий договора (условия статьи 619 Гражданского кодекса Российской Федерации и условия договора аренды), т.е. в исключительных случаях.

Вышеуказанные обременения привели к возникновению общих функциональных признаков, индивидуализирующих спорные помещения -их технической укрепленности.

В настоящее время, требования по технической укрепленности помещений, в которых располагаются кредитные организации, осуществляющие кассовые операции с наличными деньгами и другими ценностями, установлены в Положении Центрального Банка Российской Федерации от 24 апреля 2008 года № 318-П «О порядке ведения кассовых операций и правилах хранения, перевозки и инкассации банкнот и монеты Банка России в кредитных организациях на территории Российской Федерации».

Однако работы по технической укрепленности спорных помещений выполнялись ОАО «Сбербанк России» в период с 2002 по 2007 год (как явствует из представленных ОАО «Сбербанк России» доказательств). По окончании соответствующих ремонтных работ, в указанный период спорные помещения прошли обследование со стороны уполномоченных работников Банка России, о чем свидетельствуют соответствующие заключения. В тот период действовало Положение Центрального Банка Российской Федерации от 9 октября 2002 года № 199-П «О порядке ведения кассовых операций в кредитных организациях на территории Российской Федерации» (зарегистрированное в Министерстве юстиции Российской Федерации от 25 ноября 2002 года № 3948). В приложении № 1 к названному Положению устанавливалось, что изложенные в этом приложении требования распространяются на помещения хранилищ ценностей кредитной организации, хранилища ценностей клиентов (специально оборудованные кладовые или сейфы в сейфовых комнатах, соответствующие требованиям действующих государственных стандартов), операционные кассы (приходные, расходные, приходно-расходные и другие), кассы пересчета, вечерние кассы, помещения по приему-выдаче ценностей инкассаторам, помещения клиентов. Осуществляющий работу с клиентами коммерческий банк не имел правовых оснований не исполнять вышеуказанные требования Банка России.

Работы по технической укрепленности спорных помещений осуществлялись арендатором с согласия заявителя (о чем в материалы дела также представлены дополнительные доказательства).

К общим признакам, индивидуализирующим все спорные помещения, относится наличие технологической (технической) взаимосвязи между ними, за счет их телекоммуникационного объединения защищенной оптико-волоконной связью, обеспечивающей работу и защиту от посторонних воздействий используемых ОАО «Сбербанк России» программно-технических комплексов.

В материалы данного деле представлены доказательства наличия такого соединения спорных помещений друг с другом.

Таким образом, достаточные основания для объединения в один лот спорных 12 помещений, функционально и технологически взаимосвязанных между собой в связи с их обременением в виде долгосрочных договоров аренды (на 49 лет) с ОАО «Сбербанк России», у заявителя имелись. Указанное действие заявителя не является нарушением части 1 статьи 17 Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции».

Из материалов данного дела следует, что заявитель, осуществляя полномочия по продаже подлежащих приватизации объектов муниципальной собственности, принял необходимые и достаточные меры для обеспечения конкуренции, открытости процедуры приватизации, а недостаточность денежных средств у отдельных хозяйствующих субъектов для участия в аукционе не может служить основанием для признания решения об объединении 12 помещений в один лот противоречащим требованиям законодательства о защите конкуренции.

При таких обстоятельствах оспариваемые заявителем решение и предписания ответчика подлежат признанию несоответствующими положениям гражданского законодательства и Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции».

Оспариваемые акты ответчика создали препятствия заявителю для осуществления его полномочий по продаже подлежащего приватизации муниципального имущества, т.е. нарушили права заявителя в экономической сфере деятельности. В связи с чем, требования заявителя подлежат удовлетворению.

Поскольку требований о распределении судебных расходов никем не заявлено, вопрос о них судом не рассматривается.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 167 - 170, 176, 180 - 182, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, арбитражный суд

РЕШИЛ:

Признать недействительными решение от 23 ноября 2012 года № СС-10/6823 по делу № 1411-ФАС52-10/12 и предписание от 23 ноября 2012 года № СС-10/6455 по делу № 1411-ФАС52-10/12, вынесенные Управлением Федеральной антимонопольной службы по Нижегородской области, как несоответствующие положениям гражданского законодательства Российской Федерации и Федерального закона от 26 июля 2006 года «О защите конкуренции».

Настоящее решение вступит в законную силу по истечении месяца со дня принятия, если не будет подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не будет изменено или отменено, вступит в силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Настоящее решение может быть обжаловано в Первый арбитражный апелляционный суд через Арбитражный суд Нижегородской области в месячный срок со дня принятия.

Судья А.В. Иванов

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А43-30686/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Нижегородской области
Дата принятия: 25 февраля 2013

Поиск в тексте