• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ТРЕТИЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 04 сентября 2012 года Дело N А74-2033/2012

г. Красноярск

Резолютивная часть постановления объявлена 28 августа 2012 года. Полный текст постановления изготовлен 04 сентября 2012 года. Третий арбитражный апелляционный суд в составе: председательствующего судьи Магда О.В., судей: Кирилловой Н.А., Радзиховской В.В., при ведении протокола судебного заседания секретарем судебного заседания Хрущевой М.А., при участии:

от истца (Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю): Симоненко Н.Г. - представителя по доверенности от 12.12.2011,

от ответчика (ООО «КлинКом-Регион»): Целоевой Т.А. - представителя по доверенности от 27.08.2012,

рассмотрев в судебном заседании апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью «КлинКом-Регион» на решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 11 июля 2012 года по делу NА74-2033/2012, принятое судьей Шумским А.В.,

установил:

Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю (ИНН 2466236372, ОГРН 1112468000776) (далее также Следственный комитет, истец) обратилось в Арбитражный суд Республики Хакасия с исковым заявлением, уточненном в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «КлинКом-Регион» (ИНН 1901096236, ОГРН 1101901003093) (далее - ООО «КлинКом-Регион», ответчик) о расторжении государственного контракта на оказание ууслуг по уборке помещений N05а/12 от 02.03.2012 в связи с его существенным нарушением; о взыскании 978 232 рублей 57 копеек, составляющих сумму неустойки за просрочку исполнения обязательств по государственному контракту N05а/12 от 02.03.2012 за период с 03 марта по 20 апреля 2012 года.

Решением Арбитражного суда Республики Хакасия от 11.07.2012 исковые требования удовлетворены частично. С ООО «КлинКом-Регион» в пользу Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю взыскана неустойка в размере 978 232 рублей 57 копеек за просрочку исполнения обязательств по государственному контракту N05а/12 от 02.03.2012 за период с 03 марта по 20 апреля 2012 года. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Не согласившись с данным судебным актом, ответчик обратился с апелляционной жалобой в Третий арбитражный апелляционный суд, в которой просит решение арбитражного суда от 11.07.2012 отменить и принять по делу новый судебный акт.

Доводы апелляционной жалобы сводятся к следующему:

- обязанность ответчика предоставлять дополнительные персональные данные аукционной документацией не предусмотрена, также как и то, что предоставленный объем персональных данных был достаточным для согласования списков работников и осуществления допуска на объекты;

- ответчик представил следующую информацию о персональных данных работников: ФИО, их паспортные данные, адрес объекта, на который планировалось направить работников для выполнения работы. Данная информация и списки были предоставлены своевременно сразу после того, как ответчик узнал, что с ним будет заключен государственный контракт, то есть до того как приступить к выполнению работ, и именно по причине медлительности обработки данных службой безопасности истца допуск к объектам затянулся;

- истец, в свою очередь, не представил доказательств, что запрашивание информации в большем, чем предусмотрено аукционной документацией, объеме законно и обоснованно;

- произведенный истцом расчет неверный, поскольку содержит весь период действия договора, в котором ууслуги периодически оказывались;

- истец произвел удержание суммы неустойки; взыскав с ответчика в пользу истца неустойку, арбитражный суд фактически допустил двойное обогащение истца за счет ответчика.

Истец представил возражения на апелляционную жалобу, в которых с её доводами не согласился, пояснил, что после достаточно объемной переписки с ответчиком он стал регулярно предоставлять списки с указанием полного объема сведений, соответственно, довод ответчика о том, что дополнительные персональные данные для заказчика вообще не предоставлялись, не соответствует действительности. При этом неясно, из чего ответчик делает вывод о необоснованности требований заказчика (истца) предоставить персональные данные лиц, привлекаемых для уборки помещений в соответствующем объеме, учитывая, что указанное требование заказчика вытекает из условий аукционной документации, государственного контракта и специфики деятельности органа государственной власти, осуществляющего правоохранительные функции государства, и обусловлено целями проверки, которая теряет смысл без предоставления указанных данных.

Факты некачественного и несвоевременного оказания ууслуг на объектах истца, вызова представителей для составления актов подтверждаются перепиской с контрагентом, протоколами переговоров с представителями исполнителя, а также актами о ненадлежащем оказании ууслуг.

Довод ответчика о том, что расчет неустойки истцом не был направлен в адрес ответчика, опровергается материалами дела. Расчет первоначальных требований о взыскании неустойки в составе приложения к иску, а также заявление об уточнении требований с расчетом увеличенного размера неустойки, были направлены ответчику, что подтверждается реестром отправки почтовой корреспонденции. При этом ответчик располагал достаточным временем и возможностью для предоставления контррасчета, что им не было сделано.

Как считает истец, предусматривая в государственном контракте условие о начислении и об удержании во внесудебном порядке неустойки, заказчик тем самым рассматривал неустойку как способ обеспечения исполнения обязательств исполнителем. Удерживая неустойку из суммы, подлежащей оплате по контракту, заказчик тем самым применил к исполнителю неустойку как меру ответственности.

В судебном заседании представитель ответчика поддержал доводы, изложенные в апелляционной жалобе, просил решение арбитражного суда от 11.07.2012 отменить и принять по делу новый судебный акт.

Представитель истца поддержал доводы, изложенные в возражениях на апелляционную жалобу, пояснил, что согласен с решением суда первой инстанции, просил решение оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Апелляционная жалоба рассматривается в порядке, установленном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При повторном рассмотрении настоящего дела арбитражным апелляционным судом установлены следующие обстоятельства.

В соответствии с результатами открытого аукциона в электронной форме, на основании протоколов от 10 и 16 февраля 2012 года, Главным Следственным управлением Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю (заказчик) и ООО «КлинКом-Регион» (исполнитель) 02.03.2012 заключен государственный контракт N05а/12, по условиям которого исполнитель обязался оказать ууслуги по уборке помещений, указанных в приложении N1 к контракту, в соответствии с условиями открытого аукциона в электронной форме N02 от 30.01.2012 и спецификации (приложение N2 к контракту), а заказчик обязался принять и оплатить оказанные ууслуги на условиях настоящего контракта (л.д. 23-30, т.1).

Согласно пункту 1.2 контракта срок оказания ууслуг составляет период с 20.02.2012 по 13.06.2012.

Ууслуги считаются оказанными после подписания акта приема-передачи оказанных ууслуг заказчиком или его уполномоченным представителем (пункт 1.3 контракта).

Согласно пункту 6.3 контракта он вступает в силу с момента подписания сторонами и действует до исполнения обязательств.

Права и обязанности сторон оговорены в разделе 2 контракта, согласно которому исполнитель обязан: оказывать ууслуги в полном объеме и с надлежащим качеством, безвозмездно исправлять по требованию заказчика все выявленные недостатки, если в процессе оказания ууслуг исполнитель допустил отступление от условий контракта, ухудшившее качество ууслуг; оказывать ууслуги лично (силами своих сотрудников); имеет право отказаться от исполнения контракта до подписания акта приема-передачи оказанных услуг, письменно известив заказчика, но не менее чем за пятнадцать дней до предполагаемого расторжения контракта.

Заказчик обязан: оплачивать оказанные исполнителем ууслуги исходя из цены контакта, указанной в разделе 3 настоящего контракта, в соответствии с актом приема-передачи оказанных ууслуг; имеет право: во всякое время проверять ход и качество ууслуг, оказываемых исполнителем, не вмешиваясь в его деятельность, отказаться от исполнения контракта в любое время до подписания акта приема-передачи казанных ууслуг, уплатив исполнителю часть установленной цены, пропорционально части оказанных ууслуг, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения контракта.

Согласно пунктам 3.1 и 3.3 контракта цена контракта составляет 1 996 392 рубля 94 копейки, является фиксированной и указывается с учетом всех налогов, сборов и других обязательных платежей, предусмотренных законодательством Российской Федерации, иных расходов и затрат, связанных с выполнением условий настоящего контракта; оказанные ууслуги оплачиваются заказчиком в течение 20 банковских дней со дня подписания акта приёма-передачи оказанных ууслуг и получения от исполнителя счёта, счёта-фактуры; расчётным периодом является календарный месяц.

В пункте 4.3 контракта стороны предусмотрели ответственность исполнителя в случае просрочки исполнения обязательства в виде взыскания неустойки в размере 1% от суммы контракта, начисляемой за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Исполнитель освобождается от уплаты неустойки, если докажет, что просрочка исполнения обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине заказчика.

В приложениях к контракту N1 и N2 стороны определили места и объём оказываемых ууслуг (спецификация ууслуг по уборке помещений).

В материалы дела истцом предоставлена копия аукционной документации от 30.01.2012 N02 на проведение открытого аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на оказание ууслуг по уборке помещений Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю (л.д. 31-76, т.1).

Из данной конкурсной документации усматривается, что заключенный сторонами контракт соответствуют условиям конкурса, одним из условий которого согласно технической части является то, что ууслуги должны оказываться исполнителем с привлечением физических лиц, прошедших согласование в службе безопасности заказчика (л.д. 62, т.1).

Приказом Главного следственного управления по Красноярскому краю N11 от 17.02.2012 утверждены инструкции о пропускном режиме в здания Следственного комитета, в которых указано, что выполнение работ в здании Следственного комитета производится с разрешения руководителя следственного комитета или его заместителя, отвечающего за обеспечение деятельности. Лицо, ответственное за проведение работ, составляет рапорт и списки работающих с указанием фамилии, имени, отчества, а также сведений о документе, удостоверяющим личность. Список работников согласовывается со старшим помощником руководителя Следственного комитета по вопросам собственной безопасности (т. 3 л.д. 1-16).

В материалы дела истцом представлены акт выполненных работ N 103 от 30.04.2012, подписанный им с разногласиями, письмо от 04.04.2011 с указанием на подписание акта об оказании ууслуг N90 от 31.03.2012 с разногласиями (т. 3 л.д. 17, 82).

Представлены также акты приёма-передачи оказанных ууслуг от 21.03.2012 и о непредоставлении ууслуг или предоставлении ууслуг ненадлежащего качества от 16.03.2012, которые были получены ответчиком, но не подписаны, замечаний на данные акты ответчик не направлял (т. 2 л.д. 44-52). Кроме того, в материалах дела имеются аналогичные акты от 04.05.2012, от 31.03.2012, от 17.04.2012 с отметками истца о том, что экземпляры ответчиком не возвращены (т. 3 л.д. 20-34).

Из направленных истцу обращения N01/1-3/6 от 28.02.2012 и претензий N01/1-3/18 от 06.03.2012, N01/1-3/25 от 11.03.2012, N01/1-3/27 от 12.03.2012, N01/1-3/29 от 14.03.2012, N01/1-3/30 от 15.03.2012, N01/1-3/32 от 16.03.2012, N01/1-3/34 от 20.03.2012, N01/1-3/35 от 21.03.2012, N01/1-3/38 от 23.03.2012, N01/1-3/41 от 26.03.2012, N01/1-3/42 от 27.03.2012, N01/1-3/66 от 20.04.2012, N01/1-3/62 от 16.04.2012, N01/1-3/61 от 13.04.2012, N01/1-3/60 от 12.04.2012, N 01/1-3/58 от 11.04.2012, N01/1-3/57 от 10.04.2012, N01/1-3/53 от 09.04.2012, N01/1-3/52 от 06.04.2012, N01/1-3/51 от 05.04.2012, N01/1-3/50 от 04.04.2012, N 01/1-3/49 от 03.04.2012, N01/1-3/47 от 02.04.2012, N01/1-3/46 от 30.03.2012, N01/1-3/44 от 29.03.2012, N01/1-3/43 от 28.03.2012 следует, что ответчик не исполнил обязательства по оказанию ууслуг в связи с отказом в допуске его работников в помещения истца (т. 1 л.д. 118, 89-108, т. 3 л.д. 35-63, т. 4 л.д. 20).

При этом в письме от 20.02.2012 N01/1-3/5 ответчик обращался к истцу с просьбой предоставить информацию, в том числе касающуюся пропускного режима в отношении каждого объекта (подразделения), перечисленного в перечне помещений для оказания ууслуг по уборке помещений, с указанием порядка осуществления доступа работников и представителей исполнителя, автотранспорта исполнителя для доставки моющих средств, расходных материалов, инвентаря), а также указать контактное лицо, которое обеспечит фактический доступ к объектам. 02.03.2012 ответчик направил письмо с просьбой сообщить график работы объектов, на которых будет проводиться уборка помещений (т. 1 л.д. 109-110, т. 4 л.д. 21).

29.02.2012 ответчик обратился к истцу с предложением проведения переговоров для решения спорных вопросов по организации процесса работ на объектах заказчика, указав, что у него отсутствует право для предоставления персональных данных своих работников в запрашиваемом заказчиком объёме (т. 1 л.д. 122-124).

В материалах дела имеются направленные ответчиком в адрес истца для согласования со службой безопасности списки сотрудников ООО «КлинКом-Регион» и списки лиц, планируемых для привлечения к оказанию ууслуг по уборке помещений, утвержденные директором ООО «КлинКом-Регион» 20 и 29 февраля, 11, 13, 16, 29 марта, 04 мая, 02, 09, 19, 20, 25 и 27 апреля 2012 года (т. 1. л.д. 111-117, 119-121, 125-146, т. 3 л.д. 64-80).

В направленной истцом в адрес ответчика корреспонденции указано, что согласно аукционной документации и условиям государственного контракта, победитель аукциона обязан оказывать ууслуги лично, т.е. силами своих сотрудников, прошедших согласование в службе безопасности, для чего исполнителю необходимо представить списки своих сотрудников с указанием полных сведений о гражданах и объектах, на которых данные лица будут оказывать ууслуги по уборке помещений. Из направленных ответчику писем следует, что вся интересующая его информация о порядке допуска работников исполнителя ууслуг на объекты заказчика доведена до ответчика. Кроме того, в ряде случаев ответчик, обращаясь с просьбой организовать переговоры, в назначенное время на них не являлся, своих представителей не направлял, при попытке связаться с ним на телефонные звонки не отвечал. Также из представленной переписки истца следует, что он обращался к ответчику с требованием об исполнении обязательств по уборке помещений заказчика (т. 2 л.д. 2-9).

В ответе на претензии ответчика от 06, 11, 12, 14 марта 2012 года, истец, разъяснив положения конкурсной документации и контракта, указал на отсутствие со стороны заказчика вины в неисполнении ООО «КлинКом-Регион» обязательств по уборке помещений, поскольку именно последний не представляет необходимой информации о работниках, которые перед допуском в помещения режимного объекта должны пройти проверку и согласование со службой безопасности заказчика. До ответчика доведена информация о том, что по состоянию на 11.03.2012 в 48,3% помещений заказчика уборка силами исполнителя не осуществляется, в ряде помещений уборка осуществляется с ненадлежащим качеством, в связи с чем работники заказчика вынуждены за счёт личных средств обеспечивать уборку помещений и исправлять некачественно оказанные ууслуги.

Кроме того, ООО «КлинКом-Регион» предложено повторно организовать переговоры по урегулированию разногласий (т. 2 л.д. 11-14).

20.03.2012 истец направил ответчику претензию, содержащую требование об исполнении обязательств по контракту на оказание ууслуг по уборке помещений, сославшись на то, что в день подписания сторонами контракта на официальной встрече с исполнителем ууслуг оговорены вопросы организации уборки помещений, частичная уборка начата 05.03.2012, по состоянию на 16.03.2012 в части помещений заказчика уборка не осуществляется либо осуществляется с ненадлежащим качеством (не оказывается ряд ууслуг, предусмотренных спецификацией к контракту). В данной претензии истец указал, что несмотря на то, что ООО «КлинКом-Регион» в составе первой части заявки на участие в аукционе дало согласие на то, что каждая кандидатура, привлекаемая для оказания ууслуг по контракту, будет согласована в службе безопасности заказчика, в оговоренный день заключения контракта, основанный на нормах закона порядок согласования физических лиц и их допуска на объекты заказчика игнорируется исполнителем. Ответчику со ссылкой на положения статей 3, 5 и 6 Федерального закона от 27.07.2006 N152-ФЗ «О персональных данных» разъяснено, что поскольку исполнителем ууслуг предоставляется часть персональных данных работников, то он обладает согласием субъектов персональных данных на их обработку, но мотивы, по которым исполнитель не предоставляет всех необходимых сведений о данных лицах, заказчику не известны и не понятны. В данной претензии истец обратил внимание ответчика на возможность обращения в арбитражный суд с иском о взыскании с последнего неустойки за неисполнение обязательств по контракту с отнесением компании в реестр недобросовестных поставщиков, а также предложил организовать 21.03.2012 в 15 часов 00 минут переговоры по урегулированию разногласий (т. 2 л.д. 16-18).

Впоследствии, 22.03.2012, истец направил ответчику для подписания акт приема-передачи оказанных ууслуг по государственному контракту N05а/12 от 21.03.2012 и соглашение о его расторжении, а 23.03.2012 - письмо, в котором со ссылкой на акт приёма-передачи оказанных ууслуг от 21.03.2012 указал на ненадлежащее их оказание (т. 2 л.д. 25, 29, т. 4 л.д. 13-18, 19).

26.03.2012 истец в очередной раз обратился к ответчику с претензией, в которой указал на неисполнение последним обязательств по уборке помещений заказчика и неустранение исполнителем недостатков оказанных ууслуг, в связи с чем предложил в срок до 28.03.2012 подписать ранее направленное в адрес ответчика соглашение о расторжении контракта (т. 2 л.д. 34, т. 4 л.д. 10, 12).

В ответном письме от 06.04.2012 на указанную претензию ответчик указал, что требования истца не обоснованы и то, что ууслуги не были оказаны по причине ограничения в допуске работников ответчика на объекты истца (т. 3 л.д. 81).

В материалах дела имеются протоколы переговоров сторон по государственному контракту N 05а/12 от 02.03.2012, отражающие процесс их проведения 16 и 21 марта 2012 года (т. 2 л.д. 37-43). Согласно протоколу от 16.03.2012 представители ООО «КлинКом-Регион» по вопросам о невыходе на работу персонала исполнителя на объекты заказчика и ненадлежащем исполнении обязанностей пояснили, что на начало оказания ууслуг с 03 по 07 марта 2012 года штат общества не был укомплектован в полном объёме, в связи с чем представить списки с персональными данными работников для проверки в службе безопасности заказчика не представлялось возможным, причиной ненадлежащего исполнения ууслуг является отсутствие должного контроля за работой персонала со стороны менеджеров ООО «КлинКом-Регион». Полномочия представителя ответчика на проведение данных переговоров подтверждаются доверенностью N8 от 26.02.2012 (т. 6 л.д. 26). Из протокола переговоров 21.03.2012 следует, что директор ООО «КлинКом-Регион» указал на невозможность оказания ууслуг по уборке помещений следственных отделов по Железногорскому, Иланскому, Ермаковскому, Норильскому, Берёзовскому районам по причине ограничения работников в допуске на объекты заказчика. При этом конкретные лица, препятствующие допуску работников исполнителя ууслуг в помещения заказчика, и доказательства данного обстоятельства ответчиком на переговорах не приведены. Ууслуги по уборке помещения следственного отдела по Туруханскому району не оказываются в связи с незаключением трудовых договоров. Претензий по уборке помещения следственного отдела по Туруханскому району ему не поступало, о том, что в следственных отделах по г. Ачинску и Игарскому району ууслуги по уборке не оказываются, известно не было. Директор ООО «КлинКом-Регион» по поводу некачественной уборки в помещении по ул. Мира, 68, пояснений не дал, по поводу качества уборки в помещениях по г. Красноярску, Козульскому и Ачинскому району указал, что претензий не поступало. Кроме того, директор ООО «КлинКом-Регион» пояснил, что 03.03.2012 исполнитель не смог приступить к выполнению обязательств, поскольку контракт был подписан вечером 02.03.2012, в связи с чем не удалось обзвонить всех работников и направить их на работу. По вопросу предоставления информации на работников, которые должны оказывать ууслуги по уборке помещений, дано пояснение, что такая информация собирается, и у исполнителя ууслуг отсутствует согласие на передачу персональных данных. По вопросу об устранении недостатков по качеству оказанных ууслуг сторонами было принято решение о рассмотрении и подписании исполнителем акта приёма-передачи оказанных ууслуг от 21.03.2012 в срок до 23.03.2012.

В апреле и в мае 2012 года истцом также были направлены письма и претензии в адрес ответчика о ненадлежащем исполнении им своих обязанностей по оказанию ууслуг, на которые были получены ответы о том, что ууслуги не оказывались по вине заказчика по причине недопуска работников исполнителя в помещения заказчика (т. 3 л.д. 82-115).

В качестве доказательства ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по оказанию ууслуг по уборке помещений Следственного комитета истцом представлены рапорты сотрудников Следственного комитета, согласно которым на части объектов, указанных в государственном контракте уборка помещений не производится, а там где ответчик оказывает ууслуги, то на некоторых из объектов они оказываются не в полном объёме, объём ууслуг не соответствует подписанной спецификации (т. 3 л.д. 116-364).

Со стороны ответчика арбитражному суду представлены акты об отказе в допуске за март и апрель 2012 года, составленные комиссиями ответчика, в соответствии с которыми его работникам отказано в допуске в здания Следственного комитета (т. 5 л.д. 1-176).

Поскольку обязательства по государственному контракту на оказание ууслуг по уборке помещений N05а/12 от 02.03.2012 ответчиком исполнялись ненадлежащим образом и не в полном объёме, соглашение о расторжении указанного государственного контракта ответчиком не подписано, истец обратился в арбитражный суд с исковым заявлением о его расторжении в судебном порядке и взыскании договорной неустойки.

Заслушав устные выступления, исследовав материалы дела, оценив представленные доказательства, Третий арбитражный апелляционный суд не находит оснований для отмены решения, исходя из следующего.

Из материалов дела следует, между истцом и ответчиком заключен государственный контракт на оказание ууслуг по уборке помещений от 02.03.2012 N05а/12.

Статьей 1 Федерального закона N 94-ФЗ от 21.07.2005 «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание ууслуг для государственных и муниципальных нужд» (далее - Закон о размещении заказов) предусмотрено, что данный закон регулирует отношения, связанные с размещением заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание ууслуг для государственных или муниципальных нужд (далее также - размещение заказа), в том числе устанавливает единый порядок размещения заказов, в целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации при размещении заказов, эффективного использования средств бюджетов и внебюджетных источников финансирования, расширения возможностей для участия физических и юридических лиц в размещении заказов и стимулирования такого участия, развития добросовестной конкуренции, совершенствования деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере размещения заказов, обеспечения гласности и прозрачности размещения заказов, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере размещения заказов.

В соответствии со статьей 2 Закона о размещении заказов законодательство Российской Федерации о размещении заказов основывается на положениях Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, иных федеральных законов, регулирующих отношения, связанные с размещением заказов. Нормы права, содержащиеся в иных федеральных законах и связанные с размещением заказов, должны соответствовать настоящему Федеральному закону.

Заключенный между истцом и ответчиком государственный контракт на оказание ууслуг по уборке помещений от 02.03.2012 N05а/12 по своей правовой природе является договором возмездного оказания ууслуг и регулируется главой 39 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также положениями Федерального закона от 21.07.2005 N94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание ууслуг для государственных и муниципальных нужд».

В силу пункта 1 статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации по договору возмездного оказания ууслуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать ууслуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти ууслуги.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, суд первой инстанции пришёл к обоснованному выводу, что при заключении государственного контракта сторонами было достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, и контракт не содержал отличий от условий в поданной ответчиком заявке от требований, приведенных в конкурсной документации, соответственно, на ответчике лежала обязанность исполнить взятые на себя обязательства на условиях, оговоренных как в конкурсной документации, так и в самом контракте.

В соответствии с пунктом 8 статьи 9 Закона о размещении заказов расторжение государственного или муниципального контракта допускается исключительно по соглашению сторон или решению суда по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Согласно пункту 2 статьи 452 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Следственным комитетом в адрес ответчика были направлены письма с предложением расторгнуть государственный контракт на оказание ууслуг по уборке помещений N05а/12 от 02.03.2012 и подписать соглашение о его расторжении. Поскольку ответчик отказался от расторжения контракта истец обратился с требованием о его расторжении в судебном порядке.

Согласно статье 450 Гражданского кодекса Российской Федерации по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной, в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

Вместе с тем возможность расторжения договора предусмотрена только в отношении фактически заключенного и действующего договора.

В соответствии с пунктом 3 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

Указанная норма устанавливает соотношение сроков действия договора и существования предусмотренного им договорного обязательства.

Срок действия рассматриваемого контракта от 02.03.2012 установлен с момента подписания и до полного исполнения сторонами обязательств (пункт 6.3 контракта). При этом срок оказания ууслуг определен в пункте 1.2 контракта и составляет период с 20.02.2012 по 13.06.2012.

Поскольку государственный контракт не содержит условий о прекращении обязательств сторон по окончании срока их действия, с учетом абзаца 2 пункта 3 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации контракт признаётся действующим до определенного в нём момента окончания исполнения обязательств по оказанию ууслуг, то есть до 13.06.2012.

Из буквального толкования пункта 6.3 контракта следует, что контракт действует до исполнения сторонами обязательств, в то же время отсутствует условие о пролонгации срока действия контракта (контракт заключен до 13.06.2012) до тех пор, пока обе стороны данного контракта не исполнят обязательства в полном объёме, в связи с чем довод истца о том, что контракт является действующим, обоснованно отклонен судом первой инстанции. Кроме того, как следует из пояснений сторон, на момент рассмотрения дела в суде ими заключен уже новый контракт.

Таким образом, поскольку государственный контракт от 02.03.2012 N05а/12 прекратил своё действие 13.06.2012 в связи с истечением срока, что влечет окончание договорных правоотношений между сторонами, в удовлетворении исковых требований о расторжении контракта от 02.03.2012 N05а/12 правомерно отказано арбитражным судом первой инстанции.

В соответствии с пунктом 4 статьи 425 Гражданского кодекса Российской Федерации окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за его нарушение.

Согласно статье 783 Гражданского кодекса Российской Федерации к договору возмездного оказания ууслуг применяются общие положения о подряде (статьи 702 - 729), если это не противоречит статьям 779 - 782 настоящего Кодекса, а также особенностям предмета договора возмездного оказания ууслуг.

Статьёй 708 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрена ответственность за нарушения сроков выполнения работ.

Таким образом, нарушение срока оказания ууслуг, их ненадлежащее оказание является основанием для взыскания неустойки как в соответствии с пунктом 4.3 государственного контракта, так и в силу закона.

Согласно статье 720 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик, обнаруживший недостатки в работе при её приёмке, вправе ссылаться на них в случаях, если в акте либо ином документе, удостоверяющем приёмку, были оговорены эти недостатки либо возможность последующего предъявления требования об их устранении.

В соответствии с пунктом 1.3 государственного контракта ууслуги считаются оказанными после подписания акта приема-передачи оказанных ууслуг заказчиком или его уполномоченным представителем, следовательно, доказательством оказания ууслуг является соответствующий акт.

В материалы дела сторонами не представлены подписанные акты приёма-передачи оказанных ууслуг в полном объёме и надлежащего качества. Напротив, в материалах дела имеется акт, подписанный истцом с претензиями по объёму качеству и срокам оказания ууслуг (т. 3, л.д. 17).

Кроме того, из переписки сторон следует, что на части объектов заказчика уборка помещений не выполнялась, на части объектов ответчик приступил к выполнению своих обязательств с опозданием, а на некоторых объектах ууслуги были оказаны ненадлежащего качества и не в полном объёме.

Факт ненадлежащего оказания ууслуг, в том числе несвоевременное начало исполнения договорных обязательств и оказание их не в полном объёме подтверждается материалами дела, и ответчиком не оспаривается. Возражения ответчика сводятся к тому, что ууслуги не были оказаны в полном объёме и в установленные сроки по вине заказчика из-за недопуска сотрудников ответчика в помещения территориальных подразделений Следственного комитета, следовательно, к ответчику не может быть применена ответственность в виде взыскания с него неустойки.

Доводы ответчика о том, что на переговорах с его стороны присутствовали неуполномоченные лица, на которых оказывалось давление, и их пояснения, занесённые в протокол, не могут служить доказательствами по делу, противоречат фактическим обстоятельствам и представленным по делу доказательствам.

Полномочия присутствовавших со стороны ответчика лиц подтверждаются имеющимися в материалах дела доверенностью, выданной на имя Филипповой С.А. (т. 6 л.д. 26), и выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц, содержащей сведения о директоре Екимовой Г.Н. (т. 2 л.д. 94-100).

Оснований полагать, что на представителей ответчика Филиппову С.А. и Андрусову А.А. при подписании протокола переговоров от 16.03.2012 оказывалось какое-либо давление, в том числе физическое либо психическое, у суда не имеется. Кроме того, представленная ответчиком объяснительная Филипповой С.А. (т. 6 л.д. 115) таким доказательством являться не может, так как содержит лишь общее указание на то, что со стороны Следственного комитета на сотрудников ответчика оказывалось постоянное давление, однако в каких именно действиях это было выражено, объяснительная не содержит. Сведений о том, что оказываемое давление было направлено именно на подписание представителями ответчика протокола переговоров от 16.03.2012, и то, что данное давление исключало возможность самостоятельно действовать в сложившихся условиях, что ограничивало бы волю субъекта, нет.

Доводы ответчика о том, что на некоторых объектах Следственного комитета ууслуги не оказывались по вине заказчика, злоупотреблявшего своими правами, обоснованно отклонены арбитражным судом первой инстанции, исходя из следующего.

Итоги проведения открытого аукциона в электронной форме были подведены 16.02.2012, следовательно, ответчику было известно, что он объявлен победителем торгов, и что именно с ним будет заключен государственный контракт, условия контракта и порядок исполнения ууслуг также были известны ответчику. В связи с этим ответчик располагал возможностью до заключения контракта при должной заботливости и осмотрительности предпринять меры для получения персональных данных своих работников, разрешения на их обработку и передачи их службе безопасности заказчика.

Согласно правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 5 Постановления Пленумов N6/8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», при разрешении споров судам следует иметь в виду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом (статья 10), в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам.

При рассмотрении данного вопроса арбитражный суд первой инстанции обоснованно не усмотрел оснований для квалификации действий истца как злоупотребление правом, поскольку его требования к ответчику о предоставлении данных на работников исполнителя основаны на договорных обязательствах, условий конкурса и вытекают из специфики деятельности органа государственной власти, осуществляющего правоохранительные функции государства.

Оснований полагать, что истец по неизвестным причинам незаконно чинил ответчику препятствия для оказания ууслуг по уборке помещений, не имеется, поскольку на некоторой части объектов ответчик после подачи всех необходимых сведений на свой персонал службе безопасности Следственного комитета приступил к выполнению своих обязательств.

Невозможность приступить к выполнению остальной части обязательств по государственному контракту обусловлена именно действиями ответчика, поскольку именно им не были предоставлены запрашиваемые сведения на физических лиц для согласования службой безопасности истца.

Арбитражный апелляционный суд соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что само по себе требование Следственного комитета о предоставлении более полной информации о работниках исполнителя (Ф.И.О., их изменение, дата и место рождения, место регистрации и проживания) связано с обеспечением нормальной деятельности режимного объекта и его функционирования, недопущения бесконтрольного прохода в задания посторонних лиц, и не свидетельствует о том, что истец своими действия препятствовал ответчику в исполнении обязательств, так как ответчик имел возможность выполнить требования истца, касающиеся пропускного режима, и беспрепятственно пройти в здания, где должны быть оказаны ууслуги по уборке помещений.

Доказательств того, что требование истца о предоставлении указанной им информации не основано на законе, ответчиком не представлено.

При таких обстоятельствах арбитражный суд первой инстанции правомерно отклонил доводы ответчика о том, что обязательства по оказанию ууслуг не были выполнены из-за неправомерных действий истца (по вине Следственного комитета), поскольку как на момент подачи заявки на участие в открытом аукционе в электронной форме, так и на момент подведения его итогов ответчик был осведомлен о том, что ууслуги должны оказываться исполнителем с привлечением физических лиц, прошедших согласование в службе безопасности заказчика, следовательно, ответчик должен был предусмотреть необходимость получения от субъектов персональных данных, согласия на обработку и передачу их данных в службу безопасности Следственного комитета, так как от этого напрямую зависит возможность своевременно приступить к оказанию ууслуг. Непредусмотрительность же ответчика не может служить для него оправданием в неисполнении взятых на себя обязательств вследствие возникновения препятствий, которые он имел возможность предвидеть.

Доводы ответчика о применении положений о приостановлении исполнения встречного обязательства в связи с неисполнением заказчиком своих обязательств являются необоснованными ввиду следующего.

В соответствии со статьей 328 Гражданского кодекса Российской Федерации встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной.

Пунктом 3 статьи 405 Гражданского Кодекса Российской Федерации предусмотрено, что должник не считается просрочившим, пока обязательство не может быть исполнено вследствие просрочки кредитора, не совершившего действий, предусмотренных договором, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Согласно статье 406 Гражданского Кодекса Российской Федерации кредитор считается просрочившим, если он не совершил действий, предусмотренных законом, иными правовыми актами или договором либо вытекающих из обычаев делового оборота или из существа обязательства, до совершения которых должник не мог исполнить своего обязательства.

Действия Следственного комитета, выразившиеся в недопуске работников ответчика, не прошедших согласование со службой безопасности истца, не могут рассматриваться как виновное нарушение условий договора, поскольку они вызваны действиями самого ответчика по непредставлению необходимых сведений.

Таким образом, утверждение ответчика о том, что он вправе был приостановить исполнение своих обязательств в силу статьи 328 Гражданского кодекса Российской Федерации, не соответствуют содержанию и смыслу названной статьи.

Тем более, как следует из материалов дела, правом на приостановление работ, о котором заявляет ответчик, он и не воспользовался, продолжал осуществлять уборку на иных объектах ответчика, а потому в силу норм о договоре подряда (статьи 716, 719 Гражданского кодекса Российской Федерации), на которые указывает сам ответчик, не вправе ссылаться на обстоятельства, создающие невозможность оказания ууслуг.

В подтверждение доводов о надлежащем исполнении принятых на себя обязательств ответчик ссылается на табели учёта рабочего времени своих сотрудников за март и апрель 2012 года, приказы о приёме на работу (т. 4 л.д. 40-46, 58-94). Вместе с тем указанные документы являются внутренними документами ответчика, составлены им в рамках трудовых отношений, и не могут влиять на выводы суда об ответственности исполнителя за нарушения условий контракта о сроках и объёмах оказания ууслуг.

Арбитражный суд первой инстанции обоснованно включил в предмет доказывания по требованию о взыскании неустойки следующие обстоятельства: наличие договорных отношений, наличие в договоре соглашения о неустойке; наличие нарушений условий договора, влекущих применение ответственности в виде неустойки.

Согласно статье 329 Гражданского кодекса Российской Федерации исполнение обязательств может обеспечиваться неустойкой, залогом, удержанием имущества должника, поручительством, банковской гарантией, задатком и другими способами, предусмотренными законом или договором.

В соответствии со статьей 330 Гражданского кодекса Российской Федерации неустойкой (штрафом, пеней) признается определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения. По требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков.

Частью 11 статьи 9 Закона о размещении заказов предусмотрено, что в случае просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного государственным или муниципальным контрактом, заказчик вправе потребовать уплату неустойки (штрафа, пеней). Неустойка (штраф, пени) начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, предусмотренного государственным или муниципальным контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного государственным или муниципальным контрактом срока исполнения обязательства. Размер такой неустойки (штрафа, пеней) устанавливается государственным или муниципальным контрактом в размере не менее одной трехсотой действующей на день уплаты неустойки (штрафа, пеней) ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации. Поставщик (исполнитель, подрядчик) освобождается от уплаты неустойки (штрафа, пеней), если докажет, что просрочка исполнения указанного обязательства произошла вследствие непреодолимой силы или по вине заказчика.

Аналогичное условие об освобождении исполнителя от ответственности за нарушение срока исполнения обязательств предусмотрено в пункте 4.3 государственного контракта на оказание ууслуг по уборке помещений от 02.03.2012 N05а/12, в соответствии с которым в случае просрочки исполнения исполнителем обязательства, предусмотренного контрактом, заказчик вправе осуществить взыскание неустойки в бесспорном порядке без согласия исполнителя путем удержания заказчиком суммы неустойки при осуществлении расчётов с исполнителем. Неустойка начисляется за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Неустойка устанавливается в размере 1% цены контракта за каждый день просрочки исполнения обязательства.

В соответствии с пунктом 3.1 цена контракта составляет 1 996 392 рубля 94 копейки и является фиксированной.

За просрочку исполнения обязательств по государственному контракту N05а/12 истец в соответствии с разделом 4 контракта начислил ответчику неустойку в размере 978 232 рублей 57 копеек от цены контракта за каждый день неисполнения обязательства за период с 03 марта по 20 апреля 2012 года.

В связи с тем, что просрочка исполнения принятых ответчиком на себя обязательств подтверждена материалами дела, вина истца в просрочке исполнения отсутствует, требование истца о взыскании с ответчика неустойки в сумме 978 232 рублей 57 копеек в заявленный период правомерно удовлетворено судом первой инстанции.

В суде первой инстанции ответчик заявил о несоразмерности заявленной ко взысканию неустойки, в связи с чем просил суд применить статью 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и снизить её размер до 10 000 рублей.

Оценивая доводы ответчика о несоразмерности заявленной ко взысканию неустойки последствиям неисполнения обязательств, арбитражный суд первой инстанции признал их необоснованными согласно следующему.

В соответствии со статьей 333 Гражданского кодекса Российской Федерации если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку.

Исходя из положений Гражданского кодекса Российской Федерации, законодатель придает неустойке три нормативно-правовых значения: как способ защиты гражданских прав; как способ обеспечения исполнения обязательств; как мера имущественной ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств. Право снижения размера неустойки как имущественной ответственности предоставлено суду в целях устранения явной ее несоразмерности последствиям нарушения обязательств.

Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства гражданское законодательство предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом.

Вместе с тем решение суда о снижении неустойки не может быть произвольным.

Уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий не должно допускаться, так как это вступает в противоречие с принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (статья 1 Гражданского кодекса Российской Федерации), а также с принципом состязательности (статья 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В пункте 2 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.07.1997 N17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что при решении вопроса об уменьшении неустойки критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки суммы возможных убытков, вызванных нарушением обязательств; длительность неисполнения обязательств и другое.

В соответствии с частью 2 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации бремя доказывания несоразмерности взыскиваемой истцом неустойки последствиям нарушения обязательства лежит на ответчике, как на стороне, заявляющей возражения относительно размера заявленных требований.

Согласно абзацу 2 пункта 1 Постановления Пленума Высшего арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 N81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» ответчик должен представить доказательства явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, в частности, что возможный размер убытков кредитора, которые могли возникнуть вследствие нарушения обязательства, значительно ниже начисленной неустойки. Кредитор для опровержения такого заявления вправе представить доводы, подтверждающие соразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства. Поскольку в силу пункта 1 статьи 330 ГК РФ по требованию об уплате неустойки кредитор не обязан доказывать причинение ему убытков, он может в опровержение заявления ответчика о снижении неустойки представить доказательства, свидетельствующие о том, какие последствия имеют подобные нарушения обязательства для кредитора, действующего в гражданском обороте разумно и осмотрительно при сравнимых обстоятельствах, в том числе основанные на средних показателях по рынку (изменение процентных ставок по кредитам или рыночных цен на определенные виды товаров в соответствующий период, колебания валютных курсов и т.д.).

Снижение неустойки судом возможно только в одном случае - в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения права. Иные фактические обстоятельства (финансовые трудности должника, его тяжелое экономическое положение и т.п.) не могут быть рассмотрены судом в качестве таких оснований.

Таким образом, поскольку ответчик не представил суду доказательств несоразмерности (явной несоразмерности) неустойки последствиям нарушения обязательства, оснований для применения положений статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и уменьшения подлежащей взысканию неустойки у суда отсутствуют, следовательно, заявленная ко взысканию неустойка подлежит взысканию в полном объёме.

Довод апелляционной жалобы о том, что обязанность ответчика предоставлять дополнительные персональные данные аукционной документацией не предусмотрена, также как и то, что предоставленный объем персональных данных был достаточным для согласования списков работников и осуществления допуска на объекты, отклоняется арбитражным апелляционным судом, поскольку данное требование истца согласуется с порядком пропускного режима на территорию отделений Следственного комитета, вызванного спецификой деятельности организации, и не противоречит условиям аукционной документации и государственного контракта от 02.03.2012 N05а/12. Ссылка ответчика на то, что предоставленный объем персональных данных был достаточным для согласования списков работников, а также то, что данная информация была предоставлена своевременно сразу после того, как ответчик узнал, что с ним будет заключен государственный контракт, то есть до того как приступить к выполнению работ, и именно по причине медлительности обработки данных службой безопасности истца допуск к объектам затянулся, опровергается материалами дела, в частности, перепиской сторон и неоднократным представлением ответчиком списков своих сотрудников, постепенно дополненных необходимыми сведениями. В результате чего все лица, привлеченные для оказания ууслуг по уборке помещений, прошли проверку и были допущены к работе.

Довод апелляционной жалобы о том, что произведенный истцом расчет неверный, поскольку содержит весь период действия договора, в котором ууслуги периодически оказывались, является необоснованным ввиду того, что исходя из смысла положений пунктов 1.1, 1.3, 3.2, 3.3 контракта цена контракта установлена за оказание ууслуги в целом по всем территориальным подразделениям Следственного комитета в полном объеме в соответствии с установленным в спецификации перечнем, а не за оказанные ууслуги в некоторых подразделениях организаций истца, за которые ответчик получит соответствующую оплату. Учитывая наличие доказанного факта ненадлежащего исполнения ответчиком принятых на себя обязательств, расчет неустойки, произведенный истцом, за период действия контракта, исходя из размера 1% цены контракта (пункт 4.3 контракта), является обоснованным. Кроме того, несмотря на наличие возражений, ответчиком ни в суд первой, ни в суд апелляционной инстанции, контррасчет суммы иска представлен не был.

Довод ответчика о том, что истец произвел удержание суммы неустойки; взыскав с ответчика в пользу истца неустойку, арбитражный суд фактически допустил двойное обогащение истца за счет ответчика, является несостоятельным, поскольку пунктом 4.3. государственного контракта от 02.03.2012 предусмотрено, что в случае просрочки исполнения Исполнителем обязательства, предусмотренного настоящим контрактом, Заказчик вправе осуществить взыскание неустойки в бесспорном порядке без согласия Исполнителя путем удержания Заказчиком суммы неустойки при осуществлении расчетов с Исполнителем.

Таким образом, стороны в двухсторонней сделке согласовали данные условия, что не противоречит требованиям гражданского законодательства.

Исходя из положений статьи 421 Гражданского кодекса РФ стороны свободны в заключении договора и могут определять его условия по своему усмотрению, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Стороны по обоюдному согласию избрали такой способ прекращения обязательства заказчика по оплате выполненных исполнителем работ, как удержание суммы неустойки в случае нарушения обязательств со стороны исполнителя при расчетах по договору. (Указанная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19.06.2012 N 1394/12).

Таким образом, арбитражный апелляционный суд полагает, что доводы заявителя апелляционной жалобы не содержат фактов, которые имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции в связи с чем, признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными и не могут служить основанием для отмены решения.

По результатам рассмотрения апелляционной жалобы установлено, что суд первой инстанции полно и всесторонне исследовал материалы дела, дал им правильную оценку, не допустил нарушения норм материального и процессуального права.

При таких обстоятельствах оснований для отмены решения Арбитражного суда Республики Хакасия от 11 июля 2012 года по делу NА74-2033/2012 не имеется.

В соответствии со статьей 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение апелляционной жалобы в сумме 2 000 рублей относятся на заявителя апелляционной жалобы (ответчика).

Руководствуясь статьями 268, 269, 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Третий арбитражный апелляционный суд

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 11 июля 2012 года по делу NА74-2033/2012 оставить без изменения, а апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Настоящее постановление вступает в законную силу с момента его принятия и может быть обжаловано в течение двух месяцев в Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа через суд, принявший решение.

     Председательствующий
О.В.Магда
Судьи
Н.А.Кириллова
В.В.Радзиховская

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А74-2033/2012
03АП-3582/2012
Принявший орган: Третий арбитражный апелляционный суд
Дата принятия: 04 сентября 2012

Поиск в тексте